Россия и мир глазами друг друга: Из истории взаимовосприятия / Под ред. А. В. Голубева; ран. Ин-т рос истории. М., 2000. Вып



страница25/35
Дата09.03.2018
Размер3.91 Mb.
1   ...   21   22   23   24   25   26   27   28   ...   35
Шестаков В.П. Русское открытие Америки // Россия и Запад: диалог культур. М., 1994. С. 74-86;
Россия и Запад. Формирование внешнеполитических стереотипов в сознании российского общества
первой половины XX в. М., 1998; Rosenberg E.S. Spreading the American Dream. American Economic
& Cultural Expansion, 1890-1945. N.Y.; Toronto, 1982; Cohen S.F. Sovieticus: American Perceptions &
Soviet Realities. N.Y., 1985; Allen R.V. Russia Looks at America. The View to 1917. Wash., 1988;
America Through Russian Eyes. 1874-1926. New Haven; L., 1988; etc.

77 См.: Россия и Запад: взаимодействие культур. Материалы «круглого стола» // Вопросы

Этот тезис, как известно, неоднократно высказывался крупными отечественными мыслителями, начиная с П.Я. Чаадаева и кончая Н.А. Бердяевым. С нашей точки зрения, на протяжении всего многовекового исторического пути России в разные эпохи наблюдается чередование, так сказать, «прозападной» и «провосточной» (при всей условности этих понятий) культурной ориентации ее развития. Так, например, период Киевской Руси отмечен вступлением христианизируемого славянского государства в семью раннефеодальных европейских монархий. Татаро-монгольское завоевание послужило основой преобладания восточной составляющей в формирующейся российской культуре и государственности, что позволило Москве выстоять в борьбе с Литвой. Со второй половины XVI в., но наиболее заметно в период реформаторской деятельности Петра Великого, Россия вновь поворачивается лицом к Западу, причем эта тенденция усиливается к началу XX в., когда потребности модернизации огромной империи (догоняющей по своему типу) диктовали необходимость масштабных технико-культурных заимствований у передовых государств мира, включая, разумеется, и Америку. Как справедливо отмечает один из американских исследователей, опыт США «присутствовал во многих русских умах в качестве стимула для ориентации собственного развития России»78.

В то же время отмеченная двойственность восприятия нашими соотечественниками образа далекой Америки содержала как черты сходства, рассматриваемые большинством россиян с позитивной точки зрения, так и отличия, которые, по их мнению, являлись серьезным препятствием на пути установления партнерских отношений между двумя государствами.

Иллюстрацией первой составляющей могут служить строчки из «Колокола» А.И. Герцена, который, учитывая мнение А. де Токвиля, еще в 1858 г. высказался на этот счет следующим образом: «Обе страны преизбытствуют силами, пластицизмом, духом организации, настойчивостью, не знающей препятствий; обе бедны прошедшим (замечание в духе П.Я. Чаадаева — Авт.), обе начинают вполне с разрывом традиций, обе расплываются на бесконечных долинах, отыскивая свои границы, обе с разных сторон доходят через страшные пространства, помечая везде свой путь городами, селами, колониями, до берегов Тихого океана, этого «Средиземного моря будущего»79.

К началу XX в. упоминания российско-американской «похожести» приобретают заметный субъективный оттенок, который хорошо виден, наример, в наблюдениях врача П.И. Попова, основанных на многолетнем пребывании в США: «Мы, русские, охотно останавливаемся на наших заатлантических друзьях; говорят, между нами и американцами много сходного. И нас и их природа щедро наделила своими дарами; и у нас и у них бездна плодородной земли, степей, каменного угля, железа и благородных металлов. Да и натуры-то, говорят, у нас сходные: простота, доброта, ширь и здравый смысл — отличительные черты и русского, и янки» .

философии. 1992. № 6. С. 3-49; Яковенко И. Г. Россия и Запад: диалектика взаимодействия // Россия и Европа в XIX-XX вв. Проблемы взаимовосприятия народов, социумов, культур. М., 1996. С. 8-20.



78 Allen R. V. Op. cit. P. 274.

79 Цит. по: Герцен А.И. Собр. соч. М., 1961. Т. 21. С. 336.

80 Попов П.И. В Америке. СПб., 1906. С. 130.

В качестве демонстрации оборотной стороны медали, кроме полярной противоположности политических режимов со всеми вытекающими отсюда моментами, российские наблюдатели начала XX в. обращали внимание прежде всего на предельный утилитаризм и рационализм американской культуры и образа жизни, отличавшие жителей Нового Света не только от россиян, но и вообще от европейцев. «В эстетическом отношении Соединенные Штаты далеко ниже европейских стран, — подчеркивал уже знакомый нам П.И. Попов, - в Штатах и до сих пор полезное предпочитается прекрасному, как это необходимо должно было быть в первый период заселения обширной страны, занятой дикими и воинственными краснокожими. Фантазия и ум американцев направляются не к созданию артистических произведений, а к изобретению бесчисленных машин и приспособлений всякого рода, начиная от машинки для чистки картофеля и кончая

О1

грандиозными мостами, равных которым нет нигде» .



Невиданные темпы урбанизации, характерные для Америки 1900-х гг., вызывали у наших соотечественников скорее сожаление, чем одобрение, ведь широкое развитие городской инфраструктуры, по мнению россиян, не позволяло американцам сосредоточиться на создании шедевров культуры. Характерно в этом смысле еще одно наблюдение П.И. Попова: «Их жизнь не течет спокойно, а быстро несется, как курьерский поезд, on rapid transit plan, no их характерному выражению; где тут созерцать и воспроизводить прекрасное? Вот почему у американцев пока еще нет первоклассных оригинальных представителей наук и искусств»82.

Необычным для россиян казался также принцип равенства социальных возможностей жителей США, который входил в острое противоречие с традиционно-иерархической системой ценностных ориентиров подданных Николая II. При этом отсутствие дискриминации по расовому, национальному и половому признакам воспринималось в России как исключительно американский феномен, который трудно, если вообще возможно, перенести на родную почву83.

Даже в такой традиционный для русского национального характера компонент, как патриотизм, американцы, согласно наблюдениям посетивших заокеанскую республику гостей из России, вкладывали совершенно иной по сранению с соотечественниками смысл: «В наше чувство любви к Родине входят главным образом воспоминания о прошлом. Их же патриотизм покоится на доверии к настоящему и надежде на будущее». И далее: «Американец благодарен своей родине за то, что она предоставляет ему огромное поле деятельности, неисчислимые природные богатства, учреждения, которые дают всем равные шансы добиться своего и покровительствуют смелым игрокам в жизни. Отсюда вытекает активное чувство общего интереса, солидный, крепкий, общественный дух, патриотизм — не созерцательный и мистический, но практический и

" 84

деятельный» .

Другой распространенной чертой русского восприятия США являлась идеализация социально-экономических и политических условий существования

8 Там же. С. 251.

82 Там же. С. 135.

83 Там же. С. 259.

84 Бородин Н.А. Северо-Американские Соединенные Штаты и Россия. Пг., 1915. С. 62-63.

американской нации, объяснявшаяся недостатком информации в периодических изданиях. Правда, кроме литературы и прессы к 1914г. получает распространение еще один важный канал поступления сведений о жизни в Новом Свете, который, однако, только усиливал мифологизацию образа Америки в сознании широких слоев населения Российской империи. Мы имеем в виду кинематограф с преобладанием в экспортном варианте комедийных и приключенческих лент (любопытно подчеркнуть в связи с этим, что приезд уже в Советскую Россию звезд Голливуда Мэри Пикфорд и Дугласа Фербенкса в 1927 г. вызвал небывалый энтузиазм зрителей) .

Здесь уместно привести мнение профессора Санкт-Петербургского университета, специалиста в области истории российско-американских отношений И.Х. Озерова, отраженное в книге, написанной под впечатлением неоднократных поездок за океан: «В Америке культура мысли, а затем развитие самодеятельности


  • культура характеров: людей здесь учат действовать, лепить новые формы
    жизни, класть на жизнь яркий, смелый отпечаток собственной личности, здесь все

  • творцы, все художники, и простор для живого творчества жизни и смелости
    мысли»86.

Источники свидетельствуют, что практически во всех слоях русского общества начала XX в., от крестьянства до дворянской и разночинной интеллигенции, господствовало представление об Америке как о «земле обетованной», последнем прибежище гонимых и преследуемых людей со всего света. Не случайно в 1909-1912 гг. резко выросла эмиграция из России в США, причем основными путями ее осуществления наряду с традиционным трансатлантическим стал и транстихоокеанский, вызванный массовым выездом бывших крестьян, которые работали на постройке КВЖД, в Калифорнию и на Гавайи87.

Определенную роль в формировании образа США - «Нового Иерусалима» сыграла также гуманитарная помощь России, оказанная различными американскими благотворительными организациями при молчаливой поддержке администрации во время голода 1891-1892 гг.88

Каким же представлялся типичный американец нашим соотечественникам в начале XX в.? Анализ высказываний путешественников из России, побывавших в США, позволяет сделать вывод, что их внимание привлекли три образа, которые, казалось, давали возможность современникам понять «душу» граждан Америки: «Мне хотелось показать русскому читателю, — подчеркивает П.И. Попов, — что самые оригинальные типы американского народа — политикан, агент и репортер (выделено нами — Авт.), — так сказать, проникают всю его жизнь (так в тексте — Авт.) и служат выразителями воли, потребностей и идей не отдельных классов или слоев, а целого народа; на них лежит печать американского гения более рельефно, чем на представителях каких-либо других профессий или религий»89.

S AllenR.V. Op. citP. ПО.

86 Озеров ИХ. Чему учит нас Америка? М., 1908. С. 44-45.

87 АВПРИ. Ф. 148. Тихоокеанский стол. Оп. 487. Д. 1439. Л. 18, 20-28. Донесение российского
консула в Сан-Франциско П. Рождественского в МИД. 25 ноября (8 декабря) 1913 г 5 (18) февраля
1914 г.

88 Rosenberg E.S. Op. cit. P. 33-34. См. также предыдущую статью данного сборника.

89 Попов П.И. Указ. соч. С. 178.

Что касается первого из представленных символов американского образа жизни, то перманентное участие всего за редким исключением, населения США в избирательных кампаниях на разных уровнях представительной демократии резко контрастировало с робкими начальными опытами формирования вертикали выборной законодательной власти под «отеческой» опекой самодержавия в России.

Второй тип хорошо вписывался в процесс коммерциализации, который в рассматриваемый период охватил все социальные структуры Америки, хотя, как подчеркивали русские авторы книг о США, было бы упрощением думать об американцах, «поглощенных только наживой» или, другими словами, «неразрывно связанных со своим, будто бы, божеством — всемогущим долларом»90.

Наконец, практически все наблюдатели подчеркивали особую роль прессы в повседневном существовании населения США. Так, если в России в 1902 г. увидели свет 800 периодических изданий, а в высококультурной Великобритании -более 9500, то в Америке их количество превысило 21300 наименований9 . Страсть американцев к чтению периодики отмечали не только российские, но и европейские авторы . Подтверждая сделанный вывод, сошлемся на высказывание одного из них: «В какую бы часть Соединенных Штатов вы ни отправились, везде вы встретите газету на первом плане. Действительно, с раннего утра до поздней ночи здесь приходится видеть американцев, старых и юных, мужчин и женщин, богатых и бедных, читающих всевозможные газеты и журналы» .

Именно массовое распространение периодических изданий, содержащих разнообразную информацию о внутриамериканских реалиях и событиях за пределами США, оценивалось нашими соотечественниками как свидетельство образованности (точнее было бы сказать, уровня грамотности), любознательности и материального достатка жителей Нового Света, несопоставимых по степени развитости с аналогичными характеристиками подавляющей части русского народа.

Переходя к другому аспекту интересующей нас проблемы, а именно особенностям восприятия США различными слоями российского общества, подчеркнем, что по мере движения от «верхов» к «низам» идеализация и мифологизация образа Америки приобретали все более ярко выраженный характер.

В частности, среди достаточно узкого круга придворных и представителей высшей имперской бюрократии господствовало убеждение о некой «аномальности», «неестественности» американского пути развития, который рано или поздно должен завершиться катастрофой - распадом США на отдельные государства (как это произошло в период гражданской войны 1861-1865 гг.) с последующей их инкорпорацией в сферы влияния мировых держав94. Вполне понятно, что ни о каком восприятии элементов американского опыта в социально-политической и хозяйственной сферах, за исключением некоторых чисто технических нововведений, по мнению российской элиты, не могло быть и речи.

Не стоит также упускать из виду, что противодействие экспансии царской



9 Бородин НА. Указ. соч. С. VIII-IX; Попов П.И. Указ. соч. С. 113.

91 Попов П.И. Указ. соч. С. 115.

92 См. напр.: Roz F. L'energie americaine. Paris, 1911. P. 56-\09-Ross E.A. Changing America. N Y.,
1912. P. 111-136.

93 Попов П.И. Указ. соч. С. 113.

94 Allen R. V. Op. cit. P. 263-264.

России на Дальнем Востоке со стороны Соединенных Штатов и особенно японофильская позиция, занятая Вашингтоном в ходе войны 1904-1905 гг., добавили черной краски в гамму восприятия Америки верхами российского общества, которые к 1914 г. оказались фактически расколотыми в своих симпатиях между странами Антанты и Германией.

Довольно пестрая мозаика представленческих образов заокеанской республики сложилась к началу XX в. в среде российской интеллигенции. Если для представителей образованных кругов Польши, Финляндии, Прибалтийских губерний, а также в определенной степени Украины и Белоруссии, США ассоциировались с чувством восхищения идеалами свободы и равенства, воплощенными на американской земле эмигрантами из Европы, то собственно великорусская интеллигенция, продолжая мифологизировать многие аспекты жизни в Новом Свете, как правило, противопоставляла недостижимую для американцев глубину отечественной духовной культуры передовым образцам новой индустриальной цивилизации, которые тем не менее следовало бы взять за модель экономического прогресса России .

В подтверждение сказанному необходимо обратиться к очеркам и путевым заметкам В.Г.Короленко, В.Г.Бого-раза, А.М.Горького, посетивших США в конце XIX — начале XX в., или к стихотворению А.Блока «Новая Америка» (1913 г.) Знакомясь с этими произведениями, переживаешь вместе с авторами смешанное чувство разочарования бездуховностью, прагматизмом, космополитизмом американцев и уважения к разумному, целесообразному устройству их жизни на основе последних достижений технической мысли.

Позднее, уже в 20-е гг., аналогичное восприятие оказалось свойственно двум великим русским поэтам, Сергею Есенину («Железный Миргород» — с весьма символичным сочетанием противоположных по значению слов в названии) и Владимиру Маяковскому («Мое открытие Америки» — «открытие» тоже не случайно; известно, что Маяковский испытал сильное разочарование после путешествия за океан).

Указанная двойственность образа Америки в сознании российских интеллигентов видна, например, в следующей метафоре С. Есенина, употребленной им при описании эмиграции из Старого Света в США: «Европа курит и выбрасывает окурки; Америка подбирает окурки, но из них вырастает нечто великолепное»96.

Любопытно, что сами американцы признавали неоднозначность характера типичного жителя Соединенных Штатов, в котором могли присутствовать одновременно скаредность и бесшабашность, холодный прагматизм и сентиментальный альтруизм, религиозный фанатизм и широчайшая толерантность в вопросах веры, патриотизм и космополитизм. Стремясь нарисовать такой образ, известный научный и общественный деятель США, президент Колумбийского университета Николас Батлер, совершивший лекционное турне по ряду европейских государств в 1915 г., отмечал: «Типичный американец - это тот, кто... живет жизнью доброго гражданина и соседа, кто законопослушен и всем сердцем верит в институты своей страны а также в основополагающие принципы, на

9 America Through Russian Eyes... P. 12-13.

96 Есенин С. Железный Миргород // Известия. 1932. 16 сентября.

которых они созданы, кто согласовывает свою личную и общественную деятельность со здравым смыслом, кто дорожит высокими идеалами и кто стремится воспитывать своих детей для полезной жизни и служения стране»97.

Что касается простого народа, то у неграмотных или малообразованных россиян в начале XX в. большое распространение получили слухи о простоте и легкости быстрого обогащения в Америке, где каждому желающему найдется свободный участок земли или рабочее место на предприятии98. При этом крестьяне, ремесленники, мелкие торговцы или рабочие, стремившиеся вырваться из нищеты и обеспечить достойное существование себе и своим детям, практически не представляли или просто не хотели задуматься о трудностях адаптации к жизни в чуждой для них социо-культурной среде, будь то плантации на Гавайских островах или «каменные джунгли» Нью-Йорка. Политические преследования, отсутствие демократических свобод, полное бесправие обывателя перед лицом всесильной имперской бюрократической машины на Родине создавали дополнительные стимулы для эмиграции за океан. Характерно поэтому, что после Февральской революции российские консульства в США оказались буквально завалены прошениями бывших подданных Николая II о содействии в реэмиграции.

Проблемы исторической имеджинологии как науки о формировании образов и представлений в социальной среде приобретают дополнительную актуальность в кризисных условиях, условиях, говоря словами итальянского исследователя В. Страда, «поиска Россией собственной историко-национальной идентичности в

^ 99

рамках мировой действительности» , когда на страницах книг и периодических изданий, по радио и с экранов телевизоров высказываются неоднозначные, зачастую полярные точки зрения о выработке и принятии некоей новой



100

национальной идеологической парадигмы .

Думается поэтому, что обращение к опыту прошлого способно как устранить стереотипы априорно отрицательного отношения к «иным странам и народам», в данном случае - Америке, так и помочь сегодняшним россиянам в преодолении идеализации образа США, внеся свою лепту в формирование объективного, основанного на реальных фактах представления наших соотечественников о великой атлантической республике.


Каталог: faculty -> cafedrs -> library
library -> Стефаненко Т. Г. Этнопсихология: практикум: Уч пособие для студентов вузов. М.: Аспект Пресс, 2006
faculty -> Оценочные средства для промежуточной аттестации студентов Перечень тем творческих заданий
faculty -> Рабочая учебная программа по дисциплине вод. 3 Эстетика архитектуры и дизайна для направления 270301. 65 Архитектура
library -> Кашлев Ю. Б. и др. Информация. Дипломатия. Психология. М., 2002
library -> Ерофеев H. A. Туманный Альбион. Глава III. «Вещественная цивилизация»
library -> Образ России в мире: становление, восприятие, трансформация / Отв ред. И. С. Семененко. М., 2008
library -> Косов Ю. В., Торопыгин А. В. Содружество Независимых Государств: Институты, интеграционные процессы, конфликты: Учеб пособие для студентов вузов / Ю. В. Косов, А. В. Торопыгин. М.: Аспект Пресс, 2009
library -> Американское коммуникативное поведение / Под ред. И. А. Стернина и М. А. Стерниной. Воронеж, 2001


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   21   22   23   24   25   26   27   28   ...   35


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница