Россия и мир глазами друг друга: Из истории взаимовосприятия / Под ред. А. В. Голубева; ран. Ин-т рос истории. М., 2000. Вып



страница23/35
Дата09.03.2018
Размер3.91 Mb.
1   ...   19   20   21   22   23   24   25   26   ...   35
«Паспортный» конфликт сводился к тому, что при посещении империи гражданами США иудейского вероисповедания их права и свободы приравнивались к правам и свободам русских евреев. Подобная дискриминация расценивалась в заокеанской республике как неуважение американского паспорта, что вызывало однозначно негативную реакцию, как на государственном55, так и на общественном уровнях56.

И, наконец, в середине 80-х гг. в связи с неуклонным ростом русско-еврейской эмиграции в Америку возник иммиграционный вопрос. Толчком для резкого роста эмиграции послужили еврейские погромы, охватившие южные и западные районы России, а дополнительным стимулом стало введение в мае 1882 г. «Временных правил о евреях»57. Знакомство с новыми переселенцами вызвало



1. №3(13). С. 64-87.

51 АВПРИ. Ф. Канцелярия. Оп. 470. 1882. Д. 105. Л. 20-23; 46-50 об; 53-54; см. также: HealyA.E.
Tsarist Anti-Semitism and Russian-American Relations // Slavic Review. 1983. Fall. P. 414; New York
Times. 1882. February 2, 3, 16; Evening Post. 1882. February 1; Commercial Advertiser. 1882. March 15;
Harper's Weekly. 1882. February 11.

52 См. газеты: New York Times, New York Tribune, Evening Post; журналы: Harper's Weekly, Atlantic
Monthly, Century Magazine, Nineteenth Century, Forum, Arena, Fortnightly Review; etc.

53 Congressional Record. 47 Congress. 1-st Session. Vol. 13. Part 1. P 645,738; Part 7. P. 6691; Appendix.
P. 651-658; 2-nd Session. Vol. 14. Part 3. P. 2939; 48 Congress. 1-st Session. Vol. 15. Part 1. P 279; Part 6.
P. 5798; 49 Congress. 2-nd Session. Vol. 18. Part 1. P 288; 51 Congress. 1-st Session. Vol. 21. Part 9. P.
8529, 8892; 2-nd Session. Vol. 22. Part 1. P. 705; Part 2. P. 1752; 52 Congress. 1-st Session. Vol. 23. Part
3. P. 3003; Part 6. P. 5228.

54 См. например: У.Хант Ф.Фрелингхойзену. 6 ноября 1883 г. // National Archives and Record Service.
RG.59. DD.Russia. M. 35. R. 37; Foreign Relations of the United States. Wash., 1895. Vol. 51. P. 525-535;
См. также: Adler СМ., Margalith A.M. With Firmness in the Right. American Diplomatic Action Affecting
Jews. 1840-1945. N.Y., 1946. P. 179-259.

55 Основные разногласия сводились к различному толкованию 1 ст. русско-американского торгового
договора 1832 г. Ссылаясь на эту статью, правительство США настаивало на соблюдении принципа
равноправия своих граждан, приезжавших в империю по коммерческим делам, вне зависимости от
вероисповедания. В свою очередь, правительство России подчеркивало, что американские евреи не
могут находиться в более привилегированном положении по сравнению с российскими евреями.
См.: Foreign Relations of the United States. Wash., 1882. Vol. 37. P. 1030-1037.

56 С начала 80-х гг. XIX в. еврейская община США начала оказывать давление на вашингтонскую
администрацию с целью улучшить положение российского еврейства. При этом до начала 90-х гг.
госдепартамент и американские дипломаты в России придерживались принципа невмешательства
во внутреннюю политику другого государства, когда это непосредственно не касалось граждан
США.

57 В этом году российско-еврейская эмиграция составила 79,5% от общего числа евреев-эмигрантов,
приехавших в Америку. С 1884 г. она приобрела экономический характер и тенденцию к
нарастанию, став наиболее ярким проявлением ненормальных социальных и экономических
условий жизни еврейского населения в пределах черты оседлости, а с 1887 г. в ней увеличилась
доля людей с относительно высоким уровнем образования. См.: Форнберг К. Еврейская эмиграция.

сложные чувства и эмоции в различных слоях американского общества. Еврейские эмигранты были в основной массе чрезвычайно бедны, оседали в гетто крупных портовых городов, создавая конкуренцию местным рабочим, не походили на старых иммигрантов и на своих американских единоверцев, к тому же прибывали в таком количестве, что вопрос об их американизации становился весьма проблематичным. Не случайно они стали менять образ еврея в американском



со

сознании .

Еврейская община США, которая через созданные ей организации помогала приезжавшим из-за океана людям устроиться на новом месте, забила тревогу, т.к. филантропические возможности имели свои пределы, а эмиграция продолжала неуклонно нарастать59. Если учесть, что в начале 90-х гг. XIX в. в республику ежемесячно приезжало около 5 тыс. российских евреев, то становится понятным, почему политика царского правительства по отношению к еврейскому меньшинству приобрела для американцев особую остроту60. Их тревожили сомнения: смогут ли эти эмигранты ассимилироваться, приспособиться к новым условиям жизни, превратиться в законопослушных граждан приютившей их страны, не создадут ли они еврейский вопрос на американской почве, не станут ли причиной социальной напряженности.

В 1891 г. вашингтонская администрация образовала специальную комиссию из пяти человек с целью выяснить причины эмиграции из Европы в США. Изучением положения российского еврейства занимались председатель комиссии суперинтендант Нью-Йорка полковник Дж. Вебер и доктор Кемпстер из штата Висконсин. Увиденное в России потрясло их до глубины души. Лишь став свидетелями выселения евреев из Москвы летом 1891 г., побывав в Минске, Вильно, Белостоке, Гродно, Варшаве, ознакомившись с подлинными документами, американцы смогли поверить в то, что в цивилизованной стране может существовать подобная дискриминация. Они пришли к малоутешительному выводу: положение еврейского меньшинства безнадежно тяжелое, и единственно

Опыт статистического исследования. Киев, 1908. С. 17-19, 23; Маневич И.А. Эмиграция евреев. М., 1916. С. 3, 15, 20; Joseph S. Jewish Immigration to the United States from 1881 to 1910. N.Y., 1914. P. 93-94, 98.

58 Новый образ еврея создавался на страницах американских газет и журналов. Это был человек
скорее бедный, чем богатый, не хозяин, а работник. Он отличался от своих американских
единоверцев фанатической приверженностью вере, привычками и внешним обликом, но, несмотря
на свою экзотичность и чрезмерную набожность, обладал несомненными положительными
качествами (воздержанность, забота о семье, трудолюбие, стремление к образованию). Этот образ
не был однозначным, как не была однозначной оценка еврейской эмиграции из России. Полярные
точки зрения выражали газеты «New York Tribune» и «New York Times». Однако позиция последней
была скорее антииммиграционной, а не антисемитской.

59 Прайс Г.М. Русские в Америке. СПб., 1893. С. 8-11, 15-16, 38; Петриковский ИМ. В Америку! Из
памятной книжки студента-эмигранта. Киев, 1884. С. 78-176; The Russian Jew in the United States.
Philadelphia, 1905. P. 64, 76-77; Joseph S. History of the Baron Hirsch Fund. The Americanization of the
Jewish Immigrant. N.Y., 1935. P. 5-9.

60 В это время американский госдепартамент изменил свою позицию по еврейскому вопросу и
заявил, что антисемитская политика царского правительства стала затрагивать интересы США в
связи с растущей год от года русско-еврейской эмиграцией и превратилась в проблему
международных отношений, т.к. речь шла о соблюдения взаимных обязательств наций. См.:
АВГГРИ. Ф. 138. Секретный архив министра. Оп. 467. Д. 118/124. Л. 8-11 об.; Foreign Relations of the
United States. Wash., 1892. Vol. 48. P. 737-739; Vol. 49. P. 363-364.

возможным выходом из создавшейся ситуации является его эмиграция в другие государства. Вебер и Кемпстер вместе с другими членами комиссии составили отчет, который можно считать одним из самых полных ярких и объективных документов, дающих американскому обществу представление об антисемитской политике в России в конце XIX в.61

С этого времени еврейский вопрос стал камнем преткновения во взаимоотношениях двух государств. Выступления американского общества, прежде всего еврейской общины, не ускорили процесс гражданско-правовой эмансипации русских евреев. Как следствие продолжала нарастать их эмиграция в США. Позиция официального Санкт-Петербурга в «паспортном вопросе» оставалась неизменной, так как она зависела от общей национально-конфессиональной политики царизма и объяснялась полярными различиями в социально-политическом устройстве стран. Госдепартамент последовательно отстаивал принцип равноправия всех американских граждан за рубежом вне зависимости от их веры, но не мог устранить конфликт, связанный с разным подходом к институту прав человека. Итогом противоречий по еврейскому вопросу стала денонсация торгового русско-американского договора 1832 г., проведенная в одностороннем порядке конгрессом США в декабре 1911 г.62, ухудшение межгосударственных отношений, всплеск негативных эмоций по обе стороны океана и возникновение стойких идеологических стереотипов в сознании американцев.

Однако старые и новые представления продолжали сосуществовать в их восприятии образа далекой страны, о чем свидетельствовало филантропическое движение, организованное в Америке во время голода 1891-1892 гг. в России . В ходе кампании милосердия американское общество получило возможность познакомиться с одним из аспектов ее социально-экономического развития и жизнью аграрного населения, что способствовало формированию объемного образа другого народа. Кроме того данные события оживили в США дискуссию о месте России в кругу цивилизованных держав, об особенностях процесса модернизации, развернувшегося в этой стране, об уровне развития большей части ее населения.

Филантропическое движение оформилось в декабре 1891 г. Его основными участниками стали фермеры ряда штатов Среднего Запада64.

Сторонникам гуманитарной помощи пришлось столкнуться с враждебным по отношению к официальной России настроением прессы и общественного мнения в США. Смысл публикаций, появлявшихся на страницах американских изданий, сводился к тому, что неразумно и недостойно помогать правительству, которое



6 U.S. Congress House. 52 Congress. 1-st Session. Vol. 1. Part 1. A.Ex. Doc. 235. Reports of
Commissioners. P. 26-101; Слиозберг Г.Б. Дела минувших дней: Записки русского еврея. Париж,
1933. Т. 2. С. 42-66.

62 Об этом см. подробнее: Энгелъ В.В. Американский паспорт и русско-еврейский вопрос в конце
XIX — начале XX в. // Американский ежегодник. 1991. М., 992. С. 104-120.

63 Подробнее об этом движении см.: Журавлева В.И. «Это вопрос не политики, это вопрос
гуманности» // Исторический архив. 1993. № 1.С. 194-209; Она же. Американская помощь России в
период голода 1891-1892 гг. (Из истории российско-американских отношений конца XIX в.) //
Американский ежегодник 1997 М, 1998; Saul N.E. Concord and Conflict. The United States and
Russia, 1867-1914. Lawrence, 1996. P. 335-364.

64 Northwestern Miller. 1891. December - 1892. July. Vol. 32. № 23-26° Vol. 33. № 21-25; Vol. 34. № 1-
5.

отправляет наиболее энергичную и просвещенную часть общества в Сибирь, жестоко обращается с евреями, заставляя их эмигрировать в другие страны, преступно бездействует и, несмотря на разразившийся голод, продолжает обирать крестьян, потворствует взяточничеству и спекуляции. В данном случае в центре внимания оппонентов царского режима оказались налоговая политика, военные расходы, нерешенный крестьянский вопрос, а разразившийся голод трактовался ими как закономерный результат общего кризиса отсталой политической системы. Подводя итог развернувшейся дискуссии, «Chicago Daily Tribune» заявила: «США уже достаточно помогли России, приняв 50 тыс. евреев-беженцев из этой страны»65. Противники помощи жертвам голода поставили во главу угла соображения политического и идеологического характера: демократическая, свободная Америка не должна помогать деспотическому режиму. Сторонники кампании милосердия руководствовались словами организатора движения, редактора журнала «Northwestern Miller» У. Эдгара: «Это вопрос не политики, это вопрос гуманности!»66.

Противоположные точки зрения столкнулись в палате представителей конгресса, где обсуждалась проблема транспортировки за океан продовольствия, уже собранного к тому времени американцами. Происходившие дебаты продемонстрировали рост антирусских настроений в американском обществе. Конгрессмены не пожелали прислушаться к призыву У. Эдгара. Негативный образ официальной России выступил на первый план, и в конце концов палата представителей отказала морскому министерству в субсидии в размере 100 тыс. долл., а вопрос об оказании федеральной помощи российским голодающим был снят с повестки дня .

С этого момента филантропическое движение приобрело общественный характер. С конца февраля до середины июня 1892 г. к берегам России отплыли 5 пароходов с грузом помощи. На борту каждого из них было в среднем по 2 тыс. т продовольствия (в основном пшеничная и кукурузная мука)68.

Пароходы сопровождали представители Американского общества Красного

6 New York Times. 1891. November 22; 1892. January 3; Iowa State Register. 1891. December 23,25-27,
29; Chicago Daily Tribune. 1892 January 8, 10. Дж. Кеннан считал, например, главной причиной
голода коррупцию и плохое управление страной. См.: New York Times. 1892. January 3. P. 13.

66 О его деятельности см.: Edgar W.C. The Russian Famine of 1891 and 1892. Minneapolis, 1893; Smith
H.
Bread for the Russians: William С Edgar and the Relief Campaign of 1892 // Minnesota History. 1970.
Summer. Vol. 42. P. 54-62.

67 Congressional Record. 52 Congress. 1-st Session. Vol. 23. Part 1. P 157-177. Комментируя решение
палаты представителей, «New York Daily Tribune» отмечала, что противники оказания федеральной
помощи России в конгрессе голосовали прежде всего против дискриминационной политики
царского правительства в отношении евреев.

68 Если попытаться оценить результат гуманитарного движения в деньгах, то сумма составит
приблизительно 1.500 тыс. долл. (одни американские исследователи называют сумму в 1 млн. долл.,
другие в 1,6 млн. См.: Queen G.S. American Relief in the Russian Famine of 1891-1892 // Russian
Review. 1955. April. № 2. Vol. 14. P. 148; Simms G.Y. Impact of Russian Famine 1891-1892 upon the
United States // Mid-America. 1978. October. № 3. Vol. 60. P. 178). Цифра незначительная по
сравнению с теми денежными средствами, которые были затрачены российским правительством на
борьбу с голодом (приблизительно 75 млн. долл.), но если сравнить помощь народа США с
поддержкой, оказанной России жителями других государств, и руководствоваться соображениями,
что на эти средства можно было прокормить 800 тыс. чел. в течение месяца, движение выглядит
достаточно результативным.

Креста и газеты «Christian Herald», комитетов, возникших в штатах Миннесота, Айова и г. Филадельфии. В своих письмах и отчетах они сообщали согражданам, что весь груз был сразу же отправлен страдающим от голода русским крестьянам и ни один фунт пожертвованного продовольствия не пропал даром , а также описывали гостеприимство и радушие россиян, оказавших сердечный прием посланцам далекой Америки. После разгрузки кораблей У. Эдгар, Р. Блэнкенбург, Ф. Ривс и Дж. Хаббель побывали в голодавших губерниях Российской империи. Во время этого путешествия американцы смогли оценить трагизм ситуации в местах, пострадавших от неурожая, познакомиться с деятельностью российской общественности по борьбе с голодом, встретиться с Л.Н. Толстым и его семьей, узнать быт и нравы русских крестьян70. Практически все иностранцы, посетившие в это время Россию, пытались найти объяснение голоду, случившемуся в стране. У. Эдгар пришел к заключению, что его причиной является система общинного землепользования, лишавшая человека инициативы и заинтересованности в результатах своего труда. По его мнению, русские крестьяне, являясь временными собственниками того или иного участка земли и используя примитивную технику для его обработки, получали слишком маленький урожай, и после уплаты налогов и покупки самого необходимого для существования у них ничего не оставалось на черный день. Поэтому любой неурожайный, засушливый год угрожал им голодной смертью. Кроме того, У. Эдгар обратил внимание на негативные последствия крестьянской реформы 1861 г. С его точки зрения, она нарушила связь между двумя элементами аграрной и социальной системы, долгое время существовавшей в России, освободив помещиков от всякой ответственности за условия существования крестьян и развитие этого сектора экономики. Выход из создавшейся ситуации виделся ему в восстановлении утерянного взаимодействия между землевладельцем и землепользователем и постепенном усовершенствовании их отношений71. Подавляющее большинство американских наблюдателей пришло к выводу, что голод вызван не только засухой, но и истощением почвы, общим разорением крестьянского хозяйства, а следовательно кризисом самой аграрной системы России72. Однако некоторые из них в качестве объяснения обращали



6 Разгрузкой всех пришедших из Америки кораблей заведовали американский вице-консул в Риге
Н.П. Борнгольдт и генеральный консул США в Санкт-Петербурге Дж. Крауфорд. Распределением
продовольственных и денежных пожертвований американцев занимался посланник США в России
Ч.Э. Смит через Комитет помощи голодающим Британо-американской конгрегационной церкви в
Санкт-Петербурге, Еврейский комитет помощи и Комитет Л.Н.Толстого. См.: National Archives and
Record Service. RG. 59. DD. Russia. M. 35. R. 42. № 141, 142, 148, 151, 160, 168; R. 43. № 171, 187,
204,233.

70 Northwestern Miller. 1892. May 6. Vol. 33. № 19. P. 680 a-b,707; June 10. Vol. 33. № 23. P. 896 a-b;
July 15. Vol. 34. № 3. P. 80-81; July 22. Vol. 34. № 4. P. 117; July 29. Vol. 34. № 5. P. 157-158; Reeves B.
Russia Then and Now, 1892-1917. N.Y., 1917. P. 57-76; Tillinghast B.F. Far Reaching Charity // Midland
Monthly. 1894. Vol. 1. № 4. P. 417-426; Blankenburg R. Philadelphia and the Russian Famine.
Philadelphia, 1892! P. 26-59. О деятельности Л.Н. Толстого в голодающих губерниях см.: Review of
Reviews. Vol. 5. 1892. P. 39-42; Century Magazine. Vol. 46 P. 249-263; 560-570.

71 Edgar W. С Russia's Land System: The Cause of the Famine // Forum. 1892. March-August. V. XIII P.
576-577; Edgar W.C, Russia's Conflict with Hunger // Review of Reviews. 1892. V. 5. P. 691-700;
Northwestern Miller. 1892. June 10. Vol. 33. № 23. P. 896 b; December 25. Vol. 32. № 26. P 889.

72 Blankenburg R. Op. cit. P 49-50; Reeves F.B. Op. cit. P. 37-39, 41; HalsteadM. Politics of the Russian
Famine // Cosmopolitan. 1892 May 1. Vol. 13. P. 80-83.

внимание на неграмотность, пьянство и пассивность жителей русской деревни73. Но какой бы ни была реакция американцев на трагические события в России, голод, повторившийся затем в 1897 и 1907 гг., стал для них символом отсталости страны и замедленных темпов ее обновления.

Значение филантропического движения не исчерпывается его реальными результатами. Кампания милосердия стала подлинно народным предприятием и первой международной гуманитарной акцией подобного масштаба для американской нации. В ней приняли участие представители практически всех слоев общества из разных уголков страны, которые не пытались вмешиваться во внутреннюю политику другой страны и навязывать ей свою систему ценностей. Их интересовала не позиция официальной России, а судьба голодающих русских крестьян. Они действовали во имя идеи христианского милосердия, отдавая дань тем, в целом дружественным, отношениям, которые в течение века существовали между государствами, дань благодарности за помощь, оказанную Россией во время гражданской войны в США. Это был пример народной дипломатии. Она действовала на уровне международных отношений в их «чистом виде» и говорила на языке понятном и американцу, и русскому. Филантропическое движение внесло совершенно особый, гуманистический акцент в российско-американские отношения, подчеркнув в то же время неоднозначность, двойственность существовавших в США представлений о «другой» стране и «другом» народе.

Итак, в конце XIX в. Америка вновь открывала для себя Россию, что приводило к формированию ее сложного и противоречивого образа в сознании американцев: Россия деспотизма и произвола, где отсутствуют элементарные гражданские и политические права, и Россия самоотверженных борцов за дело свободы, интеллигенции, готовой пожертвовать всем ради достижения благородной цели; Россия богатой культуры, самобытных традиций, напряженной научной мысли и безграмотного, нищенствующего населения; Россия огромных экономических возможностей, символом которых стало строительство крупнейшей в мире Транссибирской железнодорожной магистрали, и Россия голодающая. Американцы стремились понять, постичь эту далекую страну, но во многом и в конце XIX в. она оставалась для них «загадочной», что зачастую приводило к неоднозначным оценкам.

Движения, возникшие в США в конце прошлого столетия, внесли серьезный вклад в формирование этого образа. В его создании приняли также участие российские эмигранты и американцы, побывавшие в царской империи. Русская тема не сходила со страниц американской прессы. Постижение России происходило через произведения классиков литературы - И.С. Тургенева, Л.Н. Толстого, Ф.М. Достоевского. Процесс узнавания активизировался благодаря расширявшимся научным, культурным и экономическим связям.

Наконец, очень важное влияние на общественное сознание оказывали процессы, происходившие в США на рубеже веков: распространение проанглийских и прояпонских настроений в американском обществе; формирование идеологии американского экспансионизма с присущей ему идеей единства и превосходства англосаксонских наций; всплеск враждебности по отношению ко всем неамериканцам в контексте общего роста национализма. Вот



73

См. напр.: The American Image of Russia, 1775-1917. N.Y., 1974. P. 22; Reeves KB. Op. cit. P. 110.



почему краски порой сгущались, и на первый план выступал негативный образ отсталой и недостаточно цивилизованной страны, где обычным явлением были репрессии и погромы, политический террор и анархия, религиозная нетерпимость и повторяющийся голод, где существовала консервативная система судопроизводства, а законы не соответствовали современным для того времени правовым нормам. По мере того как формировался этот образ, американское общество, руководствуясь идеей освободительной миссии Америки, попыталось перенести свою систему моральных и политических ценностей на русскую почву, не учитывая, что в тот момент она была неприемлема для России в силу специфики ее развития. Это привело к обострению идеологических противоречий и укрепило в США позиции тех, кто выступал за охлаждение отношений между двумя странами. Всплеск антирусских чувств в Америке обеспечил вашингтонской администрации необходимую общественную поддержку для проведения откровенно прояпонского курса накануне и в период русско-японской войны. Однако и до, и после пережитого кризиса по обе стороны океана сохранялась взаимная заинтересованность в поддержании стабильных политических и экономических отношений. Американцы, конечно, могли рассуждать о либерализации политического строя в России, но не меньший интерес, к примеру, вызывали известия о строительстве Великого Сибирского пути, а также вопрос о том, как много жаток, локомотивов и тонн рельсов можно поставить на русский рынок.

Для Соединенных Штатов оппозиция царскому режиму стала частью прогрессистской традиции, которой, к тому же, был придан миссионерский импульс. В борьбу за денонсацию экстрадиционного договора вступили прежде всего бывшие аболиционисты, продолжавшие отстаивать равные права негров. Темнокожие жители Америки приняли живое участие в судьбе русских евреев, надеясь привлечь внимание своих белых сограждан к проблеме расовой дискриминации в собственном доме74. Среди участников движения в поддержку дела русской свободы и филантропической кампании было немало американских женщин, что способствовало активизации их роли в жизни общества, а, следовательно, стимулировало решение вопроса о расширении прав женского населения страны75. Так в национальном менталитете через познание «чужого» происходила, с одной стороны, идеализация «своего», а с другой — усиливалось критическое отношение к собственным недостаткам.

XX в. создал в сознании американцев новый образ -образ Советской России. Однако в центре внимания американского общества оказались старые проблемы: гражданские и политические права, политическая эмиграция, свобода передвижения, национально-конфессиональный вопрос, голод. И вновь Америка по-разному пыталась помочь России. И коль скоро события повторяются, очевидно, стоит обратиться к истории российско-американских отношений, чтобы уйти от старых стереотипов в восприятии образа «другой» страны и создать условия для конструктивного диалога между нациями с различными политическими традициями, культурным наследием и менталитетом.

7 Shankman A. Brothers Across the Sea. Afro-Americans on the Persecution of Russian Jews, 1881-1917 //
Jewish Social Studies. 1975. Vol. 27. № 2. P. 114-121.

75 Smith Sh. From Relief to Revolution: American Women and the Russian-American Relationship, 1890-
1917 // Diplomatic History. 1995. № 4 P. 601-616.


Каталог: faculty -> cafedrs -> library
library -> Стефаненко Т. Г. Этнопсихология: практикум: Уч пособие для студентов вузов. М.: Аспект Пресс, 2006
faculty -> Оценочные средства для промежуточной аттестации студентов Перечень тем творческих заданий
faculty -> Рабочая учебная программа по дисциплине вод. 3 Эстетика архитектуры и дизайна для направления 270301. 65 Архитектура
library -> Кашлев Ю. Б. и др. Информация. Дипломатия. Психология. М., 2002
library -> Ерофеев H. A. Туманный Альбион. Глава III. «Вещественная цивилизация»
library -> Образ России в мире: становление, восприятие, трансформация / Отв ред. И. С. Семененко. М., 2008
library -> Косов Ю. В., Торопыгин А. В. Содружество Независимых Государств: Институты, интеграционные процессы, конфликты: Учеб пособие для студентов вузов / Ю. В. Косов, А. В. Торопыгин. М.: Аспект Пресс, 2009
library -> Американское коммуникативное поведение / Под ред. И. А. Стернина и М. А. Стерниной. Воронеж, 2001


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   19   20   21   22   23   24   25   26   ...   35


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница