Россия и мир глазами друг друга: Из истории взаимовосприятия / Под ред. А. В. Голубева; ран. Ин-т рос истории. М., 2000. Вып



страница19/35
Дата09.03.2018
Размер3.91 Mb.
1   ...   15   16   17   18   19   20   21   22   ...   35
1 f\H

труда и благоразумным употреблением его» .

Российские помещики-рационализаторы отнюдь не ограничивались теоретическим знакомством с передовым немецким аграрно-промышленным опытом, а стремились внедрить его в практику хозяйствования. Заметных успехов достигли на этом пути члены учрежденного в 1843 г. Ярославского общества сельского хозяйства169. Секретарь общества Е.С. Карнович, посетивший ряд германских государств в 1833-1834 гг. и подробно описавший немецкий хозяйственный опыт в своих работах, одним из первых в России ввел в хозяйство травосеяние (эту идею он, вероятно, заимствовал из немецкой агрономической литературы начала XIX в.), с успехом использовал многопольные севообороты и новейшую технику. По свидетельству немецкого экономиста А. Гакстгаузена посетившего Россию в 1843 г., имение Е.С. Карновича являлось одним из лучших в стране, представляя собой рационально построенный хозяйственный механизм с четкой организацией труда °. Ярославский рационализатор еще в 30-х гг. XIX в. организовал в своем имении фермерское хозяйство. А. Гакстгаузен отмечал, что это был первый в России опыт изменения крепостных отношений на отношения арендаторов; причем Е.С. Карнович неизменно подчеркивал, что русский крестьянин отлично понимает, что для него выгодно, и со временем его фермерский опыт широко распространится в России171.

В то же время отечественные специалисты-аграрники, как правило, призывали использовать немецкий опыт творчески, с учетом исторических особенностей России. Так, в 1837 г. на страницах «Земледельческого журнала» публикуются отрывки из сочинения «Общие правила науки сельского домоводства»172. В примечании члены редакции журнала отмечали: «Расчетливость русского хозяина... гораздо обширнее: в нее входит много таких начал, которых немецкий агроном не имеет надобности и знать. Он помещик земли и хозяин мертвых орудий и денежного капитала ...Русский хозяин должен соединять



167

См.: Крейсиг В.А. О разведении свиней // Земледельческая газета. 1837. № 4 (12 янв.). С. 25-27; и



168 К.Ш. Округ Глюнден в Виртемберге // Там же. 1835. № 44 (31 мая). С. 352. См. также: Preus A.L.
Preusische Lades und Volkskunde. Konigsberg, 1835.

169 Подробнее см.: Козлов С. А. Ярославские помещики-рационализаторы дореформенной эпохи -
представители «новой волны» российского общества XIX в. // Berliner Jahrbuch far osteuropflische
Geschichte. 1997. № 1.

170 Гакстгаузен А. Исследования о внутренних отношениях народной жизни и в особенности
сельских учреждений России. М., 1870. Т. 1. С. 64.

171 Там же. С. 67. См. также: Козлов С.А. Помещик-рационализатор Ефим Карнович // Русь. 1991. №
1.С. 79-82.

172 Общие правила науки сельского домоводства // Земледельческий журнал. 1837. № 4. Сельское
хозяйство. С. 19-48; № 5. Сельское хозяйство. С. 179-237.

расчеты свои с чувствами попечения о крестьянах»173. Именно в этом — добиваться наивысшего дохода «без отягощения крестьян» - и видели отечественные специалисты коренное отличие российской «науки сельского домоводства» от немецкой. Таким образом, налицо явная попытка использования немецкого опыта рационального хозяйствования с учетом традиционных для России традиций патернализма.

Характерно, что в условиях российской действительности рациональные идеи Германии нередко трансформировались до неузнаваемости, превращаясь в свою противоположность. «Наши купцы заняли образ счетоводства от купцов немецких, и вместе с ними заняли от них же и всю счетную терминологию, - отмечал в 1837 г. рационализатор Личинин. — Они объяснили ее на свой лад и так исказили, что в ней ничего нельзя понять» . Перегибы наблюдались и в сельском хозяйстве. Не случайно известный отечественный рационализатор Ф.Х. Майер (немец по происхождению), решительно боровшийся с неоправданным подражательством иностранцам, а вслед за ним и другие сельские хозяева называли большую часть нововведений из Западной Европы, появлявшихся в русских деревнях, немечиной.

Внимание россиян привлекали рациональные элементы, проявляющиеся в национальном характере не только сельских жителей самой Германии, но и живших в Российской империи немецких колонистов. Наследник престола, цесаревич Александр Николаевич, в возрасте 19 лет совершивший путешествие по стране в 1837 г., в своих письмах Николаю I отмечал «нищету народа», грязь и неопрятность в избах русских крестьян, и, напротив, чистоту, порядок и организацию немецких колоний на левом берегу Волги. Он писал: «Весело смотреть на их благополучие, этот добрый народ сделался совершенно русским... но в них осталась их почтенная аккуратность немецкая, живут они чисто, пасторы у них преумные, и они меня принимали с удивительным радушием, точно как настоящие русские...»175. Однако не только указанные черты поражали россиян; их восхищали также удивительная общественная организованность, дисциплина и законопослушание немецких колонистов, которые одновременно позволяли добиваться и отличных хозяйственных результатов. В российской деревне дела обстояли по-иному. Секретарь МОСХ С.А. Маслов (внесший огромный вклад в развитие крестьянского сельскохозяйственного образования дореформенной России) с горечью отмечал, что «крестьяне наши любят делиться и не понимают пользы соединения сил для направления их к одной общей цели в земледелии, промышленности и торговле. Всякий хочет действовать отдельно, т.е. таит свое состояние и свои капиталы... так что идея общественных запашек, общественных выгод... и проч. совершенно чужда нашему народу, и Сарептская колония, где все благосостояние основано на идее общественности, стоит как оазис в степях африканских»176.

В 30-50-х гг. XIX в. понятие «авось», ставшее своеобразным символом



1 Там же. № 4. Сельское хозяйство. С. 20.

174 Личинин. Замечания на статью Шелехова «Наука домоводства» // Там же. 1837. № 6.
Хозяйственные ошибки. С. 447.

175 Цит. по: Захарова Л. «Не могу выразить тебе, милый Папа...» // Знание - сила. 1997. № 4 С. 135.

176 О заведении у казенных поселян четвертого, или овощного поля // Земледельческий журнал.
1835. №6. С. 877.

российской неорганизованности и беспечности177 рационализаторами наиболее часто в тех случаях, когда речь шла о сравнительной характеристике русского и немецкого крестьянина. Так, известный тамбовский помещик X. Козлов отмечал: «Для нашего народа нужна немецкая точность, расчетливость, прилежание и опрятность, без чего крестьяне не сделаются такими сведущими и промышленными людьми, как жители Германии. Нашему мужичку незнакома бережливость ни во времени, ни в работе, ни в житве и ни в торговле; повсюду и везде он действует на авось»178. Для подобного вывода имелись веские основания. Сельское хозяйство переживало упадок. Природа России серьезно страдала от бесконтрольной хозяйственной деятельности. Уже в 40-е гг. XIX в. огромный ущерб был нанесен лесным массивам центральной России; во многих губерниях наблюдалось нарушение естественного плодородия почв. Известный рационализатор и писатель Д.П. Шелехов признавал: «Мы сами навлекли на себя частые неурожаи, голодные годы и неслыханное в свете непостоянство цен на хлеб, единственно плохим своим сельским хозяйством: оно не озарено светом науки, не знакомо с правилами искусства» . Он подчеркнул необходимость скорейшего использования зарубежного опыта хозяйствования, внедрения в российской деревне «порядка, отчетности и спасительной бережливости». Это не означало полного отрицания отечественных аграрных традиций: «Просвещенный земледелец применяет общие правила земледелия, - писал он — по времени, месту, силам... и обстоятельствам своего народа»180.

Поэтому вполне закономерно, что, начиная со второй половины 40-х гг. XIX в., в трудах российских рационализаторов и ученых на передний план выходит проблема социальной совместимости тех или иных немецких новаций с национальными ценностными установками и этническими стереотипами поведения и мышления. В центре внимания оказались вопросы добровольного усвоения крестьянами аграрных усовершенствований. «Вздумаете ли делать каких опытов по хозяйству? — писал барон Боде. — Пусть мужики знают, что это только опыты... Русский мужик любознателен и понятлив; он охотно выслушает ваши доказательства и поймет, ежели они будут изложены с потребною ясностью и простотою; и как скоро он поймет превосходства нововведения над стариною, то переймет его охотно и без принуждения»181. Значительный интерес представляет и вывод известного тульского помещика А.Д. Тейльса о немецком и французском культурных влияниях на Россию: «Петр Великий, как истый хозяин в душе, очень понимал недостаток в характере и обычае народа, вверенного ему Богом. Этот недостаток — неаккуратность и склонность все делать как-нибудь, на-авось. Вводя обычаи и привычки голландцев и немцев... он думал исправить сказанный

1 В. Даль приводит 27 (!) русских пословиц со словом «авось», в том числе: «Авось — вся надежда
наша»; «Авось не бог, а полбога есть»; «На авось мужик и хлеб сеет»; и др. См.: Даль В. Толковый
словарь живого великорусского языка М., 1989. Т. 1. С. 3-4.

178 Козлов X. Ответы на хозяйственные вопросы // Земледельческая газета 1848. № 20 (9 марта). С.
157.

179 Шелехов Д. Старые и новые понятия о сельском хозяйстве. СПб., 1842. С. 3-4. См. также: Straube
F,, Zeil W.
Geschichte Ruslands 1789-1861. Der Feudalismus in der Kriese. Berlin, 1978. S. 101-118.

180 Шелехов Д. Указ.соч. С. 6.

181 Боде А. Средство заслужить уважение, любовь и доверенность крестьян // Эконом. 1846. № 47. С.
371-372.

недостаток... Немцы принесли нам много добра, много заняли мы от них;

1 QiJ

аккуратность и расчетливо умное хозяйство стало прививаться к нам...» . По мнению А.Д. Тейльса, введенные затем в России французские обычаи «перепортили все достигнутое». Теперь же, учтя этот опыт, россиянам следует вновь вернуться к более близкой им по характеру «степенности германцев».

Отнюдь не все помещики-предприниматели разделяли в это время вывод о превосходстве немецкого национального менталитета в деле усовершенствования хозяйства. Помещик Мясоедов писал в 1847 г.: «Примеров брать из Германии, относительно к нашим крестьянам нам никак нельзя, и даже не в чем... Работник средней полосы России обрабатывает с господскою 12800 кв. сажен распашной земли, а с сенокосом до 15 тысяч в какие-нибудь 5 месяцев; в то время, немец ухаживает со всею семьею около каких-нибудь 3000 кв. сажен от 8 до 9 месяцев... Но кто более работает... русский или немец? Задача нерешенная! Если бы двинуть колониста поближе к северу, да наложить на него обязанности русского мужика, то можно было бы посмотреть, как он выдрался бы из кожуха!»183. Автор отмечал, что необходимо прежде всего облегчить труд русского крестьянина, «образовать его, смягчить упрямое свойство, развернуть способности, отклонить крайности...»184. «Помещикам же и владельцам следовало бы позаимствовать от немцев единодушия и больше внимания к делам общим... потому что в руках их

1 R^

наибольшие средства» . Пока же русское дворянство, проявляя беспечность, уступает хозяйственную инициативу более предприимчивому и оборотистому купечеству.

Отрицательно относились к идеям рационализма и многие славянофилы, видевшие в нем наследие языческого Рима, которое привело к искажению европейской цивилизации, ее высокой духовной культуры. По мнению А.С. Хомякова и И.В. Киреевского, для рационально-опытной науки характерно одностороннее развитие отвлеченного рассудка, который не требует «ни сочувствия, ни общения, ни братства», превращая сердце ученого в «собрание бездушных струн», а его ум — в «счетную машину».

Четвертый, последний этап рассмотрения проблемы немецкого «ratio» и русского «авось» в дореформенной печати — это вторая половина 1850-х — начало 1860-х гг. В этот период значительно возрастает немецкое влияние на процесс модернизации России186. В условиях подготовки крестьянской реформы на передний план выходят вопро-связанные с применением вольнонаемного труда, что предполагало более активную и самостоятельную роль крестьянина в процессе улучшения хозяйства. Российские рационализаторы обращают повышенное



1 Тейлъс А.Д. Замечания старого хозяина для молодых хозяев средней полосы России // Там же.
1845. №11. С. 122.

183 Мясоедов Г. Нечто о сельских улучшениях // Земледельческя газета. 1847. № 34 (29 апр.) С. 267-
268.

184 Там же. С. 268. Шуйский помещик А.И. Чихачев отмечал: «Изготовляясь на некоторые
нововведения, общественный дух должно брать в соображение гораздо чаще, нежели размер той
выгоды, которая от нововведения предполагается. Собственность, принадлежащую лицу, сделайте
собственностью общественной, и вы охладите, застудите то теплое чувство в человеке, которое он
ощущает любуясь произведением своего трудолюбия, отдельно от собратий». Чихачев А.И. Мнение
о нововведениях // Там же. 1845. №101(18 дек.). С. 805.

185 Там же.

186 См.: FleischhauerJ. Ebenda. S. 241-250.

внимание на борьбу с крестьянскими суевериями. Накопленный в Германии опыт решения этих проблем часто оказывался очень полезен для российских землевладельцев. Особое место отводилось соблюдению крестьянами личной и хозяйственной гигиены; при этом в качестве примера для подражания рассказывалось о высокой культуре труда и быта живших в России немецких колонистов187.

Изменяется и отношение рационализаторов к народной культуре, крестьянскому деревенскому быту. А.В. Рачинский отмечал: «Нередко удавалось слышать о мужике такие речи... мужик — лентяй, с усадьбой в собственность, он ляжет на печь». Автор подчеркивал, что «если в такой оценке крестьянина и есть доля правды, то не виноваты ли в сущности сами господа, которые смотрели доселе на крестьянина, как на рабочую силу, — ничуть не более. Не естественно ли, что крепостной... крестьянин старался подделаться под барское воззрение, или ленясь от изнеможения, или обманывая от нужды»188.

Иным становится и отношение российских землевладельцев к природной среде, традиционному крестьянскому аграрному опыту. «Земледелие, соприкасаясь... с условиями среды и быта каждого народа, особенно должно носить на себе печать своеобычности народного развития»189, — писал накануне крестьянской реформы помещик А. Кашкаров. Отмечая вредные бытовые привычки русских крестьян, происходящие от физических условий существования (то есть климата), он подчеркивал, что «народ, привыкший к лености и беспечности, нерадивый к хозяйству, не может по мановению волшебной палочки, исправиться к лучшему. Переработка натуры дело поколений»190. В результате автор пришел к важным в условиях крепостнической России выводам: «Только победа над гнетом общественных условий дарует возможность победы над климатом... Гнет же общественных условий... производит дурное, то есть нерадивое хозяйство... Климат наш несомненно противится той системе рационального хозяйства, какую выработала Западная Европа. Задача наших обществ сельского хозяйства — проложить новый путь, сообразный к климатическим условиям»191. Это относилось и к формированию нового хозяйственного мышления российских помещиков и крестьян.

Однако суровая реальность деревенского и усадебного быта давала не так уж много поводов для оптимизма. Рационализаторы отмечали, что неудачи многих аграрных новаций происходят оттого, что, в отличие от Германии, усилия их внедрения ограничиваются лишь отдельными попытками; помещики же ожидают «громадных доходов» в короткие сроки, и не имеют решимости и энергии для борьбы с устаревшими методами хозяйствования и упорным желанием крестьян жить и трудиться «постарине»192. Впрочем, основную вину рационализаторы

1 См.: Советы поселянам на случай повальных болезней // Земледельческая газета. 1855. № 35 (1
мая). С. 273-275.

188 Рачинский А. В. Крестьянский вопрос не с одной помещичьей точки зрения // Сельское
благоустройство. 1858. № 9. С. 137.

189 Кашкаров В. О некоторых условиях, препятствующих развитию сельского хозяйства в России //
Сельское хозяйство. 1860. Т. 3. Отд. 2. С. 43-44.

190 Там же. С. 53.

191 Там же. С. 50, 54.

192 См.: Блахин В. Несколько слов к развитию крестьян-земледельцев // Экономические записки.

возлагали уже на своих пассивных соседей, а не на крестьян: «При нововведении... надобно руководить исполнением до тех пор, пока успех уже не скажет сам за себя; тогда, поверьте, наш сметливый мужичок сейчас же возьмет дело в толк, и, усвоив его себе, может быть, и усовершенствует ваше предположение: на го широка и гибка природа русского простолюдина» 93.

Идеи рационализма с огромным трудом внедрялись в сознание российского общества. Характерно, что даже в 1872 г. сочинение англичанина В.Э. Гартполя Лекки «История возникновения и влияния рационализма в Европе» было запрещено российской цензурой, а тираж второго тома уничтожен. Министр же внутренних дел А.Е. Тимашев в представлении Комитету министров отмечал, что в указанной книге «проводятся начала революционных учений и доказывается, что под благодетельным влиянием рационализма человечество идет к освобождению от старых деспотизмов»194. Неудивительно, что в дореформенную эпоху даже отдельные элементы рационального учения, используемые российскими помещиками-рационализаторами, встречали глухое, но ощутимое сопротивление основной массы дворянства, упорно защищавшей традиционные устои жизни и формы сословного самосознания. В этих условиях активное проявление рационального, «хозяйского» начала являлось делом исключительной важности.

Во многих дореформенных трудах российских рационализаторов и ученых нашло отражение и исследование глубоких отличий между русским и немецким народами не только в методах хозяйствования, но и в области национальной психологии, семейного и домашнего быта195. Тем самым была во многом подготовлена почва для будущего восприятия пореформенным российским обществом теории Н.Я. Данилевского о культурно-исторических типах, включая отличия славянского и германо-романского типов196. Однако, в отличие от Н.Я. Данилевского, отмечавшего чужеродность перенесения на российскую почву «немецких бюрократических порядков»197, многие рационализаторы дореформенной эпохи указывали на необходимость внесения в традиционную отечественную культуру труда и быта элементов немецкого рационализма, четкой организации труда, внутренней самодисциплины.

Проблема «ratio» и «авось» затрагивалась и в сочинениях россиян, посещавших Германию в первой половине XIX в. На многих из них произвело глубокое впечатление знакомство с немецким семейным и хозяйственным бытом, с

198


характерным для него духом дисциплины, иерархии, точности и определенности .

1. № 36. (7 сент.) С. 283; и др.



193 Там же.

194 Цит. по: Добровольский П.М. Запрещенная книга в России, 1825-1904. Архивно-
библиографические разыскания. М., 1962. С. 100.

195 См., напр.: Капустин М.Н. Письма из Германии // Русский вестник. 1856. Т. 6. Кн. 1.
Современная летопись. С. 134-43, 1857. Т. 7. Кн. 2. Современная летопись. С. 233-251; и др.

196 См.: Данилевский Н.Я. Россия и Европа. Взгляд на культурные и политические отношения
славянского мира к романо-германскому. СПб., 1996. С. 42,106-107, 146-166.

197 Там же. С. 145-146 Эту позицию во многом разделял и А И.Герцен. См.: Герцен А.И. Русские
немцы и немецкие русские // Колокол. 1859. Л. 53. 1 окт. С. 431-433; Л. 54. 15 окт. С. 439-441; Л. 56.
15 нояб. С. 459-461; Л. 57-58. 1 дек. С. 467-470; Л. 59. 15 дек. С. 483-487.

198 См., напр.: Греч Н.И. Поездка в Германию, или Роман в письмах // Соч. СПб., 1855. Т. 2; Нольде
Б.Э.
Юрий Самарин и его время. Paris, 1926. С. 122-123; Дневник И.С. Гагарина // Вопросы
философии. 1996. № 7. С. 142-144.

Но отмечались и неприятные для большинства россиян черты: жесточайшая конкуренция, диктатура общественного мнения, ограниченность в понятиях и



г- 199

требованиях .

Характерно, что многие рационалистические элементы немецкого менталитета, подмеченные отечественными рационализаторами, сохранили свое


Каталог: faculty -> cafedrs -> library
library -> Стефаненко Т. Г. Этнопсихология: практикум: Уч пособие для студентов вузов. М.: Аспект Пресс, 2006
faculty -> Оценочные средства для промежуточной аттестации студентов Перечень тем творческих заданий
faculty -> Рабочая учебная программа по дисциплине вод. 3 Эстетика архитектуры и дизайна для направления 270301. 65 Архитектура
library -> Кашлев Ю. Б. и др. Информация. Дипломатия. Психология. М., 2002
library -> Ерофеев H. A. Туманный Альбион. Глава III. «Вещественная цивилизация»
library -> Образ России в мире: становление, восприятие, трансформация / Отв ред. И. С. Семененко. М., 2008
library -> Косов Ю. В., Торопыгин А. В. Содружество Независимых Государств: Институты, интеграционные процессы, конфликты: Учеб пособие для студентов вузов / Ю. В. Косов, А. В. Торопыгин. М.: Аспект Пресс, 2009
library -> Американское коммуникативное поведение / Под ред. И. А. Стернина и М. А. Стерниной. Воронеж, 2001


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   15   16   17   18   19   20   21   22   ...   35


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница