Россия и мир глазами друг друга: Из истории взаимовосприятия / Под ред. А. В. Голубева; ран. Ин-т рос истории. М., 2000. Вып



страница11/35
Дата09.03.2018
Размер3.91 Mb.
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   35
Римская классика представлена в «Генеалогии» еще более широко. В отличие

7 Игнатий Римский-Корсаков. Указ. соч. Л.8.

от наших современников, Игнатий оказался способным одолеть всех крупнейших эпиков, начиная с Квинта Энния (239-169 гг. до н.э.): оценив его «Евгемерову священную историю», русский автор, заметим, не попытался сослаться на «Священный список» самого Евгемера (что было бы естественно для похитителей ссылок).

«Любовные элегии» Альбия Тибулла (видимо, 5-я элегия о величии Рима) по изданию 1569 г. не могли смутить простоту русских нравов даже сомнительными (с точки зрения авторства) славословиями Приапа. А Публий Овидий Назон, шокировавший самих римлян, в конце XVII в. был на Руси любимейшим из римских поэтов77.

Римский-Корсаков ссылался по полному собранию сочинений на его «Метаморфозы», «Фасты», «Науку любви» и, вероятно, «Героиды» (хотя популярнее были «Скорбные элегии» и «Письма с Понта»). Ссылки эти, учитывая симпатии читателей, были особенно точны. Овидий во времена Игнатия был «живым» автором, буквально присутствовавшим в жизни всякого образованного человека от Восточного побережья Америки до Урала.

Римский-Корсаков, разумеется, использовал все три поэмы, составляющие Opera omnia Публия Вергилия Марона (тогда не надо было напоминать, что это «Буколики», «Георгики» и «Энеида») по амстердамскому изданию, открывшему новую эпоху в изучении Мантуанца (1676). А вот на Квинта Горация Флакка Игнатий сослался небрежно («книга 1»), и исходный текст нелегко выбрать среди изданий «Сатир», «Од» и «Посланий».

Римские историки были проработаны русским автором весьма основательно, особенно капитальная история «От основания города» Тита Ливия, все 35 сохранившихся книг которой подверглись тщательнейшей вычитке на предмет извлечения сведений о заслугах Фабиев и Коссов. Одних консульств своих героев Римский-Корсаков выписал 64 (засчитывая, правда, каждый упомянутый Ливием год и почетные консульства).

Публия Корнелия Тацита Игнатий также читал полностью (по критическому изданию 1574 г. или производному от него) и ссылался на этого общеизвестного автора кратко, справедливо полагая, что в Европе конца XVII в. не найдется образованного человека, не знакомого с его собранием сочинений.

Ирония истории состояла в том, что Тацит был признан «наставником государей» при утверждении абсолютизма, а с воцарением барокко сделался еще образцом стиля и неисчерпаемым источником литературных, драматических и прочих сюжетов. Мало того, необыкновенную популярность с Тацитом разделил его антипод Гай Светоний Транквилл, трактат коего «О знаменитых проститутках» Римский-Корсаков не преминул использовать.

Наконец, данью российской моде было цитирование Извлечения из Всемирной истории (точнее — из Historiae Philippicae) Помпея Трога, ходившего при московском дворе в переводе. Популярность сего конспекта объяснялась доступным изложением в нем учения о мировых монархиях.

Между тем именно это учение царь Федор Алексеевич и его единомышленники считали необходимым положить в основу первой ученой



7 Лызлов А. Указ. соч. С. 441; Николаев СИ. Овидий в русской литературе XVII в. // Русская литература. 1985. № 1. С. 208-210.

истории России, которую намеревались издать для «всенародной пользы»78. «Краткое пяти монархий древних описание» было, вероятно, знакомо Игнатию, который предпочел все же ссылаться на латинский оригинал.

Хотя Римский-Корсаков и доказывал в другом своем произведении, что пальма первенства во всех естественных науках принадлежит грекам, а латинисты «иное основание, кроме греков, во всех свободных учениях, хотя и много трудилися, вымыслити не могут»79, важные сведения для «Генеалогии» он почерпнул также у римских ученых и энциклопедистов.

«Десять книг по архитектуре» Марка Витрувия Поллио-на в амстердамском издании дали ему лишь один факт (из седьмой книги), зато «Естественная история в 37 книгах» Гая Плиния Секунда (Старшего) цитируется буквально от корки до корки (со второй по тридцать пятую книгу).

Виднейший русский оратор времен царя Федора и регентши Софьи80, разумеется, отлично знал труды Марка Туллия Цицерона (он ссылается на трактат «О натуре богов» и историю красноречия в Риме: «Брут, или о славных ораторах») и Марка Фабия Квинтилиана (цитируя важнейшую для истории ораторского искусства 1 главу 10-й книги «Об ораторском образовании»).


Каталог: faculty -> cafedrs -> library
library -> Стефаненко Т. Г. Этнопсихология: практикум: Уч пособие для студентов вузов. М.: Аспект Пресс, 2006
faculty -> Оценочные средства для промежуточной аттестации студентов Перечень тем творческих заданий
faculty -> Рабочая учебная программа по дисциплине вод. 3 Эстетика архитектуры и дизайна для направления 270301. 65 Архитектура
library -> Кашлев Ю. Б. и др. Информация. Дипломатия. Психология. М., 2002
library -> Ерофеев H. A. Туманный Альбион. Глава III. «Вещественная цивилизация»
library -> Образ России в мире: становление, восприятие, трансформация / Отв ред. И. С. Семененко. М., 2008
library -> Косов Ю. В., Торопыгин А. В. Содружество Независимых Государств: Институты, интеграционные процессы, конфликты: Учеб пособие для студентов вузов / Ю. В. Косов, А. В. Торопыгин. М.: Аспект Пресс, 2009
library -> Американское коммуникативное поведение / Под ред. И. А. Стернина и М. А. Стерниной. Воронеж, 2001


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   35


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница