Российский менталитет как фактор исторического выбора россии


Теоретическая и практическая значимость работы



Скачать 368.47 Kb.
страница7/8
Дата29.01.2018
Размер368.47 Kb.
ТипДиссертация
1   2   3   4   5   6   7   8
Теоретическая и практическая значимость работы. Результаты исследования могут быть использованы при создании новых программ политических партий и решении стратегических и тактических проблем государственной политики, приняты во внимание в процессе повышения эффективности деятельности предприятий, изменения их организационно-правовых форм. Материалы исследования могут послужить основой для разработки спецкурсов по обществоведческим дисциплинам и использоваться в процессе изучения истории, культурологии, права, психологии, религиоведения, социологии, философии, этнологии и других гуманитарных дисциплин, а также в исследованиях по различным проблемам обществоведения.

Апробация работы. По теме диссертационного исследования опубликовано десять работ (общим объемом 3,7 печ. л.), в том числе одна работа в материалах международной конференции и одна – в ведущем рецензируемом научном журнале «Вестник Красноярского государственного аграрного университета». Автор принимал участие в работе семинара аспирантов на кафедре социологии, политологии и правоведения Института цветных металлов и золота. Диссертация и ее материалы обсуждались на заседании указанной кафедры и на ряде научных конференций.

Структура диссертации включает введение, две главы, в каждой из которых по два параграфа, заключение и библиографический список.

ОСНОВНОЕ Содержание работы

Во введении обосновывается актуальность, рассматривается состояние изученности темы, формулируются цели и задачи, раскрывается научная новизна и практическая значимость диссертационного исследования.

Первая глава диссертации «Теоретико-методологические проблемы исследования российского менталитета» посвящена анализу менталитета как социально-философского явления.

В первом параграфе «Понятие и основные тенденции развития российского менталитета» показана история появления понятия «менталитет» в гуманитаристике, предлагается авторское определение менталитета. Менталитет понимается как устойчивая в историческом времени и социальном пространстве интегральная характеристика массового сознания, обеспечивающая идентичность социума. В работе разводятся понятия «менталитет», «ментальность» и «национальный характер». Логической основой, объединяющей менталитет, ментальность и национальный характер, является диалектика общего, особенного и единичного. Национальный характер – воплощение менталитета на личностном уровне. Это уровень единичного. Связующим звеном между национальным характером и менталитетом выступает ментальность. Ментальность (уровень особенного) дает представление о том, что и как из менталитета усваивается и используется различными социальными общностями. Разные классы, социальные слои, поколения, поселенческие общности, демографические группы отличаются различной ментальностью.

Выделены следующие особенности менталитета:

– связь менталитета с социальными общностями (этносами, сословиями, классами), через которую осуществляются разнообразные воздействия на жизнь общества. Но если взять длительные исторические периоды, указанная связь оказывает стабилизирующее и нередко консервирующее влияние;

– замедленный характер изменений менталитета. Эта тенденция сосуществует с другими, в том числе альтернативными, что расширяет диапазон возможностей использования менталитета различными общественными силами;

– многообразие форм проявления менталитета. В первую очередь он проявляется в деятельности, вместе с тем большое значение имеют вербальные и письменные каналы его реализации;

– социально-психологическая природа менталитета. Формируясь в определенной природной и социокультурной среде, он откладывается в сознании и подсознании людей, различных общностей, групп и слоев, оказывая воздействие на их поведение.

Рассматривается диссертантом вопрос о функциях менталитета. К настоящему времени единая классификация функций менталитета, если она и возможна, не сложилась. Разные исследователи по-своему подходят к решению этой задачи. Так, из представленных разными авторами функций менталитета наиболее содержательными являются стабилизирующая и регулятивная функции. Стабилизирующая функция означает, что именно менталитет является наиболее стабильной частью массового сознания, в нем аккумулированы и сохранены важнейшие принципы жизнедеятельности определенного социума. В своей регулятивной функции менталитет воздействует на ценностную систему и ценностные ориентации людей, отдает предпочтение определенной культуре, образу мыслей и чувств, способам деятельности. Далее, менталитет выступает превентивным сигналом перед лицом всего, что чуждо данной этнической общности (представления, стандарты поведения, идеи, ценности). В результате менталитет оказывает своеобразное методологическое, моделирующее влияние на поведение и деятельность людей, придавая им специфический характер. Так, регулятивная функция позволяет создать в рамках этноса «смысловые поля», вследствие чего каждый член этнической группы осуществляет построение мыслительных и поведенческих конструкций в определенных, заранее заданных схемах и, исходя из этого, совершает и оценивает те или иные действия.

Это методологическое влияние менталитета проявляется через все его другие функции. Необходимо отметить, что одна и та же функция может иметь разное значение – положительное и отрицательное, интегрирующее и дифференцирующее, рациональное и иррациональное, конструктивное и деструктивное и т.д. Более того, не исключено, что противоположные следствия и значения, вытекающие из менталитета, сочетаются, сплетаются, сочленяются, а это неизбежно усложняет, затрудняет, делает противоречивым ход событий, действия людей и их анализ.

Третья выделенная диссертантом функция менталитета – коммуникативная. Она обеспечивает взаимосвязь и преемственность поколений каждого этноса и входящих в его состав общностей и групп на уровне вербальных и невербальных коммуникаций. В этой функции менталитет и ментальность задают межгрупповому и межличностному взаимодействию определенный характер, усваиваемый в процессе интериоризации вместе с культурными формами и традициями, которые служат в дальнейшем механизмом самоидентификации. Именно на этой основе люди начинают рассуждать, излагать свои мысли определенным образом, чувствуют, действуют так, а не иначе. Благодаря этому становится возможным взаимопонимание людей данного этноса, класса, слоя, что называется, «без слов», как на уровне формального, так и неформального общения. Очевидно, что функции существуют не по одиночке, а переплетены, взаимодополняют друг друга. Именно через функции реализуется содержание менталитета.

Характеризуется научная абстракция «менталитет», рассматриваются важнейшие содержательные параметры данной категории. Выделяется ряд признаков менталитета вообще, т.е. присущих менталитету любой нации, любого социума. Среди них особое значение имеет принцип, на основе которого строятся отношения между личностью и социумом. Два альтернативных варианта организации этих отношений – индивидуализм и коллективизм. Ориентация на индивидуалистические и коллективистические отношения в той или иной степени характерна для всех обществ. В каждом социуме эти ориентации выражены в разной степени и формах. Диссертант считает, что в российском менталитете принцип коллективизма имеет доминантное значение.

Разводятся часто отождествляемые в литературе понятия коллективизм и общинность. Мировоззренческим основанием общинных отношений являются религиозные представления, коллективизма – секулярные. В такой стране, как Россия, традиционные общинные, артельные формы жизнедеятельности являлись одним из источников коллективизма. Однако не менее очевидно, что главные корни коллективизма лежали в мощном рабочем движении и в экономическом строе, основанном на общественной собственности на средства производства. Коллективистские отношения в России подорваны, но могут сыграть огромную роль в движении к интегральному обществу. Общинные отношения – искусственно оживляемые церковью, консервативными кругами, бюрократией архаизмы, насаждение которых может иметь лишь отрицательные последствия.

Вторая всеобщая характеристика, второй признак менталитета – духовность – также подвергается разнообразным трактовкам и интерпретациям. В отечественном обществоведении сложилось несколько подходов к пониманию духовности. Одни исследователи рассматривают духовность как проявление религиозности, религиозной веры (А.В. Кутырев, С.Б. Токарева), другие - как явление светское (А.А. Зиновьев, Г.П. Меньчиков), третьи – как нечто промежуточное (А.З. Арабаджян, Н.С. Гордиенко). Духовность связана с верой людей. Но вера может быть как религиозной, так и нерелигиозной и даже антирелигиозной (вера в науку, в отчизну, в человека, в справедливость и т.д.). Духовность связывается с высокими морально-нравственными качествами человека. Она присуща любому этносу. Но содержание духовности, ее структура, соотношение ее компонентов весьма различны. В менталитете всех социумов по-разному соотносятся духовные и материальные, религиозные и светские, традиционные и модернистские начала. Это выливается в разное воздействие менталитета на ценностные системы, на ценностные ориентации людей. Тем не менее, нет оснований для того, чтобы делить социумы на духовные и бездуховные, заниматься самовосхвалением своего этноса и уничижением других. Такая форма этноцентризма однозначно негативна и очень часто преследует некие закамуфлированные цели.

Содержание духовности изменяется в разные исторические периоды. Оно менялось и в российском менталитете. В дореволюционной России духовность носила преимущественно религиозный характер. События начала XX в. породили иное отношение к официальному православию, оправдывавшему существование самодержавия и его политику. После 1917 г. доминирующими становятся атеистические формы духовности, сознание секуляризуется. Однако религиозные формы духовности полностью не исчезают.

С конца 80-х – начала 90-х гг. ХХ в. происходит ренессанс религиозной формы духовности, ослабление атеизма, его критика. Разворачивается процесс десекуляризации (Э.В. Данилова). Становится реальностью сосуществование двух форм духовности: религиозной и секулярной. Это порождает неоднозначность оценок и самой духовности, и ее развития. Даются противоположные оценки советской духовности. Было бы ошибкой идеализировать ее, нельзя не воспринимать критически ее чрезвычайно идеологизированный характер, но полностью ее перечеркивать недопустимо.

Еще один признак, еще одна общая характеристика менталитета – отношение к будущему, или чувство перспективы. Следует признать, что в данной работе скорее ставится, чем решается вопрос об этом явлении. Сложность последнего связана с тем, что недостаточно изучены его содержание и компаративные аспекты.

Представлена в параграфе трактовка одного из «загадочных» феноменов, приписываемых русскому национальному характеру, – русского «авось». Однако «авось-проблема» не русская, а интернациональная: так или иначе она представлена в различных менталитетах. В ней отражены важные мировоззренческие, если угодно, философские аспекты менталитета. Частица «авось» противоречива. Она и предупреждает о том, что нельзя надеяться на случайность, и явно исходит из того, что случайность в жизни людей имеет большое значение и надо всегда быть готовым к столкновению с нею. Она формирует понимание вероятностного подхода к жизни, к событиям, в которых часто сталкиваешься с известной неопределенностью результатов. Все это дает основание предположить, что еще одной, четвертой характеристикой менталитета является вероятностный подход к общественной жизни. В рамках параграфа рассматривается и структура менталитета.

Во втором параграфе «Противоречивость современных представлений о российском менталитете» выделяются существующие подходы к российскому менталитету, показана противоречивость различных точек зрения на роль и значение нашего менталитета в процессах реформирования России, а также при рассмотрении конкретных характеристик российского менталитета.

На основе анализа определений менталитета, имеющих место в отечественном обществоведении, диссертантом выделяются три подхода к его теоретическому осмыслению: социально-этнический, социально-классовый и синтезный. Все три подхода следует рассматривать в историческом контексте. В разные исторические эпохи соотношение между ними было различным. Так, например, в ХIХ – первой половине ХХ в. большую роль играл классовый подход в силу острых противоречий между рабочим классом и буржуазией. В конце ХХ в. этнический подход нередко выдвигался на первый план, что стихийно или сознательно порождало отрицательные следствия. Однако классовый подход и в начале ХХI в. не утратил своего научного и политического значения. Диссертант считает, что жизнь требует от науки выработки такого способа решения проблем менталитета, который синтезирует как социально-классовый, так и социально-этнический подходы. Противоречия между последними не исчезают, но появляется реальная возможность воздействовать на эти противоречия, управлять ими.

Ставится в параграфе и один из ключевых вопросов диссертационного исследования – об оценке роли российского менталитета в осуществляемых преобразованиях. Выделены работы, в которых доказывается, что менталитет, доставшийся «в наследство» от советской эпохи, является препятствием для проведения в обществе реформ и поэтому нуждается в «насильственном» изменении (В. Марьяновский, М. Рац, М. Ойзерман и др.). В других исследованиях доказывается, что при осуществлении преобразований необходимо учитывать менталитет народа, складывавшийся на протяжении длительного времени. В работах Л.И. Абалкина, Е.А. Ануфриева и Л.В. Лесной, В.И. Бондарева, Ю.А. Вьюнова, Н.А. Захарченко и И.Ф. Косиченко, А.В. Новикова, Б.Г. Мосалева, Ю.И. Светова и других критикуются пренебрежение, игнорирование реформаторами российского менталитета. Диссертант согласен с мнением А.В. Авиловой, А.М. Волкова, В.П. Гутник, что механически перенести на чужую почву даже самый прогрессивный опыт очень трудно. Каждая страна имеет свои собственные традиции, историю и институциональные структуры.

Возникают разногласия и противоречивые суждения при характеристике конкретных черт российского менталитета. Так, например, в обществоведческой литературе высказываются альтернативные мнения по вопросу об отношении россиян к собственности и деньгам. В одних исследованиях утверждается, что исторически в России не была в почете власть денег, и в этом смысле она формировалась как страна не буржуазная, не капиталистическая. В других работах это мнение опровергается. Очевидно, что в российской культуре мотивы нестяжательства, отрицательного отношения к богатству выражены сильнее (это связано с общинным менталитетом), выступают иначе, чем во многих других культурах, но преувеличивать значение этого явления, абсолютизировать его неверно. В России существовали классы с разным отношением к средствам производства, к богатству. Отрицательное отношение к богатству – не этническое, а социальное явление. Диссертант разделяет точку зрения Л.И. Чинаковой о том, что в менталитете русского народа сочетаются установки как на духовные, так и на материальные ценности. Мера этого сочетания в разные периоды, у разных индивидов и социальных групп различна.

Сталкиваются мнения относительно таких характеристик менталитета, как отношение к государству, власти, свободе, ответственности, предприимчивости и т.д. Вместе с тем воззрения отечественных обществоведов при выявлении тех или иных черт российского менталитета не только различны, во многих случаях они тождественны. Так, в качестве свойств, присущих нашему менталитету, многими выделяются справедливость, максимализм, открытость, коллективизм и патриотизм. Диссертант полагает, что все черты российского менталитета относительно хороши и плохи. Никаких абсолютных оценок не может быть. Все зависит от обстоятельств, от условий, в которых дается оценка, а также с позиций какого класса и в каких целях она дается. В качестве иллюстрации данного положения в диссертационном исследовании содержится анализ роли православия как фактора, оказавшего влияние на формирование российского менталитета.

Вскрываются причины, по которым политические и идеологические оппоненты, отстаивая интересы различных социальных групп, нередко выделяют и используют одни и те же черты, присущие российскому менталитету, высказывают немало тождественных суждений по поводу этих черт. Такого рода явления объясняются скорее политологическими, нежели философско-социологическими причинами. Борьба за электорат, в которой отсутствует отчетливое классовое начало, вынуждает оппозицию, прежде всего в лице КПРФ, все чаще прибегать к средствам и приемам, используемым господствующим классом. Отсюда компартия заигрывает с православием, все больше грешит национализмом, преклоняется перед идеями державности, соборности, которая необоснованно отождествляется с коллективизмом.

Конечно, господствующие в России силы и политическая оппозиция не идентичны в своих взглядах и действиях. Часто, употребляя одни и те же термины, они их по-разному воспринимают и понимают. Именно так обстоит дело с патриотизмом, справедливостью. Характерно, что в качестве носителей менталитета подразумеваются разные субъекты. У Г.А. Зюганова таким носителем является, прежде всего и главным образом, русская нация, В.В. Путин же солидарен с теоретиками, которые говорят о менталитете российской нации.

Противоречия в подходе к ментальной тематике, таким образом, распространяются как на область теории, так и на область практики.

Во второй главе «Взаимосвязь российского менталитета и ориентации на интегральное общество в России» непосредственно сосредоточено внимание на анализе менталитета как фактора исторического выбора России.

В первом параграфе «Исторический выбор России: соотношение действительного и возможного» рассматриваются основные концепции, существующие в отечественном обществоведении, в которых предлагаются варианты социально-экономического развития России (либеральный, социал-демократический, проект православного социализма, социалистический, конвергентный). Акцент сделан на соотношении реализуемого курса и возможной парадигмы (конвергентный путь).

При решении вопроса исторического выбора России диссертант исходит из двух положений. Во-первых, объективные факты свидетельствуют о том, что проведенные в стране социально-экономические преобразования в целом не пошли ей на пользу. Решение задачи по удвоению к 2010 г. ВВП выводит его размеры на уровень 1990 г. К тому же, как оказалось, высшему классу России (крупный бизнес, крупная бюрократия и крупный менеджмент) очень непросто решить даже эту задачу. Это обстоятельство усиливает интерес отечественных обществоведов к перспективам развития страны.

Во-вторых, российское общество с конца 80-х гг. ХХ в. находится в состоянии бифуркации. Диссертант исходит из того, что бифуркациями не только можно, но и нужно управлять в интересах развития общества. Для этого необходимо знание самой бифуркации и научно обоснованного алгоритма действий по выходу из нее. Несмотря на то, что в мировой практике имеется опыт успешного выхода из бифуркации (например, «новый курс» Ф.Д. Рузвельта), доказавший эффективность даже ограниченного применения на практике принципов конвергенции, в отечественной обществоведческой литературе последних лет данный опыт не получил основательного освещения.

Особое внимание уделено либеральной концепции, которой следуют в своей деятельности российское руководство и которая оказывает влияние на судьбы страны в целом. При анализе подобных проектов развития обнаружилось, что их авторы не учитывают народные массы в качестве активного субъекта преобразований. Субъектами, способными принимать решения и воплощать их в жизнь, признаются государство и (или) частный бизнес (либеральная концепция). Реализуемый капиталистический путь и предлагаемый КПРФ социалистический путь являются реставрационными, не пользуются поддержкой большей части населения России и не соответствуют требованиям научного подхода к управлению бифуркацией. Если подойти к российскому обществу как к системе, находящейся в фазе бифуркационных изменений, то курс на возрождение капитализма противоречит представлениям об этих изменениях и управлении ими. Если же обратиться к логической стороне развития нашего общества, то реставрация как капитализма, так и социализма «в чистом» виде противоречат закону «отрицания отрицания».

Наиболее оптимальным вариантом исторического выбора России, адекватным российскому менталитету, возможной альтернативой проводимому курсу является конвергентный проект развития. Процесс конвергенции означает синтез деятельности социальных субъектов, наиболее полно выражающих дух капитализма и социализма, – предпринимателей и трудовых коллективов – на основе коллективной собственности. Для подобного союза имеются определенные объективные предпосылки. Предприниматели в лице трудовых коллективов приобретут надежных партнеров по реализации самых смелых проектов. Трудовые коллективы благодаря новаторству и творческим способностям предпринимателей получат необходимый экономический импульс, повысят конкурентоспособность, возродятся как субъектные элементы социальной структуры общества.

О третьем пути развития России пишут многие, вкладывая в это понятие разное содержание. Диссертант считает, что разговор на эту тему имеет смысл лишь в том случае, если идея «третьего пути» приобретает не националистический оттенок, а научный характер. Основное преимущество третьего пути для России заключается в том, что это самый демократический путь в будущее, предоставляющий более или менее равные шансы различным социальным субъектам, способствующий подлинной экономической свободе массы населения и тем самым – ослаблению социальной напряженности, оздоровлению социальных отношений в целом. Реализация принципов конвергенции на практике может оказаться сложной, трудноосуществимой, но движение к капитализму или к социализму в современных условиях не проще. Вместе с тем курс на достижение интегрального общества (термин П.А. Сорокина, и лучшего названия пока не придумано) наименее болезнен по сравнению с двумя другими путями и, более того, даже в случае неудачи оказал бы позитивное влияние на российское общество. Направить российское общество на путь конвергенции – задача не только российского масштаба, но и стратегический вклад в процесс глобализации, в корректировку форм этого процесса.

Во втором параграфе второй главы «Ментальные предпосылки конвергентной ориентации российского общества» обосновывается значение российского менталитета для смены пути развития. Показано, что использовать российский менталитет стремятся различные политические силы, от «Единой России» до КПРФ, но, как правило, эти устремления не эффективны. Это объясняется тем, что абстрактное понимание менталитета, не привязанное к идейно-политической и научной основе, не имеет большой ценности. Все в основном сводится к психологической форме, которую оппоненты используют в своих целях, стремясь переиграть конкурентов в процессе политической борьбы. Практически все ограничивается воздействием на электорат в целях победы на очередных выборах и манипулированием общественным сознанием в интересах высшего класса или каких-то групп, группировок и т.п. Господствует инструментальное понимание менталитета как средства достижения определенных результатов. Выражением этого является своеобразное соревнование между «Единой Россией» и КПРФ по таким «показателям», как приверженность консерватизму, идеям державности, патриотизма, православия, соборности. В этой связи показательно стремление «Единой России» замаскировать идеологические искания в ментальную форму.

Подробно в параграфе анализируется такой доминантный признак российского менталитета, как коллективизм. Диссертант полагает, что именно этот феномен может приобрести стратегическое значение в преобразовании российского общества. Недопустимо отождествление общинности и коллективизма, поскольку это неявно снимает с повестки дня российской политической жизни вопрос о конвергенции социализма и капитализма как вопрос практический. Доказывается, что коллективизм не уступает в экономической эффективности индивидуализму. Исторически в российском менталитете преобладает коллективистское начало. Стремление просто заменить его индивидуалистическим вряд ли позитивно скажется на судьбах страны. В сложившейся обстановке оптимальным решением является все более гармоническое соединение двух начал.

Диссертантом обосновывается положение, что российский менталитет может стать фактором оптимального исторического выбора не сам по себе, а только при актуализации многих других факторов социально-экономической жизни, во взаимодействии с ними. В этой связи особое значение имеет реанимация трудовых коллективов. Один из первых шагов на этом пути – разработка законодательства о коллективной собственности, позволяющего трудовому коллективу стать полноценным хозяином предприятия, завода, фабрики и т.д.

Диссертант не считает коллективную собственность чем-то абсолютно противоположным частнокапиталистической собственности. Их общей чертой является приватный характер. Появление коллективной собственности сделало бы экономику России действительно многоукладной, положило бы конец фактической монополии капиталистического уклада, создало бы особую конкурентную среду, породило бы многообразие форм предпринимательства, резко повысив активность широких масс в экономической сфере, способствуя решению многих тактических и стратегических задач. Объединение предпринимателей без обладания собственностью (носителей индивидуальной компоненты) и трудового коллектива (носителя коллективистской ментальности) способно стать действенным шагом на пути преображения бизнеса во всех его обличьях, мощным средством оздоровления экономики. Появление наряду с частнокапиталистической коллективной собственности на средства производства, экономическое соревнование между ними могут стать толчком для активизации трудовых коллективов, развития предпринимательства в строгом смысле этого слова и, следовательно, фактором мощного воздействия на технологию, экономическую сферу, на все другие области общественной жизни, в том числе политическую и правовую.

Появятся возможности для активизации трудовых коллективов, их саморазвития, очищения от недостатков, присущих им в советский период, для смягчения противоречий между интересами личности и коллектива. Только вовлечение широких масс в активную экономическую жизнь сделает Россию демократическим обществом, подорвет коррупцию.

Вместе с тем ответ на вопрос о значении российского менталитета для определения наиболее оптимального пути развития России нельзя упрощать. Российский менталитет, особенно такое его звено, как коллективизм, необходимо учитывать при решении основных задач развития России, но в то же время он нуждается в целенаправленном видоизменении, обеспечивающем его корреляцию с происходящими в мире и стране сдвигами. Именно такой подход обладает несомненными преимуществами по сравнению со всеми другими, ибо он:

– соответствует потребности конвергенции элементов капитализма и социализма в России;

– в наибольшей степени обеспечил бы смягчение противоречий между антагонистическими классами, не затушевывая специфику их интересов, что имеет принципиальное значение;

– мог бы усилить общность социально-экономических процессов, присущих различным этносам, населяющим Россию;

– упорядочил бы очень сложные политические и идеологические отношения в российском обществе, повысив уровень их управляемости, предсказуемости.

Диссертант считает, что именно с этих позиций следует строить исторический и теоретический анализ российской действительности. Основная идея этого анализа – признание классовой дифференциации российского общества и необходимости рационального регулирования классовых отношений в интересах прогресса социума.

Идейно-теоретическое обоснование конвергенции невозможно без марксизма, но требует признания и участия не только марксистских взглядов. Само это обоснование может быть разным. Идея конвергенции поддерживается, например, Л.И. Абалкиным. Однако в его взглядах немало странного. Так, он отрицает ценность формационной концепции Маркса, относя ее к идеям XIX в.: «Мы же живем в совершенно иное время и имеем в качестве объекта изучения совершенно иной мир, чем описанный великими корифеями мысли прошлого»1. Мы действительно живем в иное по сравнению с XIX в. время, но разве эти изменения не связаны с борьбой между социализмом и капитализмом? Разве капитализм, пусть и по-другому, чем раньше, не продолжает господствовать на планете? Разве он стал другим не в результате прорывов социализма? Автор говорит о смешанном обществе. Что же «смешивается» на пути к этому обществу?

Реализация концепции конвергенции будет происходить (если она будет происходить!) тоже по-разному. Возможна конвергенция с уклоном к капитализму (Швеция, Норвегия), к социализму (Китай, Вьетнам), более или менее равновесная. Уже отсюда ясно, что конвергенция не только не отменяет, но и предполагает классовую борьбу. Однако борьба классов в условиях конвергенции отличается высокой степенью управляемости и использованием компромиссов. Это может обеспечить эффективность общественных процессов, широкие социальные горизонты.

В заключении автор резюмирует основные положения исследования, формулирует наиболее существенные выводы работы.




Каталог: science -> boards -> phil02
phil02 -> Гуманизм как регулятивный принцип деятельности социально-гуманитарных организаций в россии
phil02 -> Влияние гендерной социализации на формирование жизненных стратегий женщин современной Росcии
phil02 -> Институциональные аспекты профессионализации социальной работы
phil02 -> Трудовая мотивация как условие профессиональной самореализации специалистов социальной работы
phil02 -> Кризис российского общества и роль цивилизационно-культурной идентичности в его преодолении
phil02 -> Здоровье населения как фактор социальной дифференциации современного российского общества
phil02 -> Глобализация как социокультурная трансформация: институциональная перспектива


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница