Роль античной философии в становлении научной рациональности


Категория бытия в философии. Онтология и метафизика



страница51/70
Дата01.01.2018
Размер1.23 Mb.
1   ...   47   48   49   50   51   52   53   54   ...   70

Категория бытия в философии. Онтология и метафизика


Метафизика — наука о сверхчувственных принципах и началах бытия. Метафизические проблемы есть во всех областях знания, везде мы сталкиваемся с тем, что недоступно обычным методам познания, с неким нерастворимым остатком — в познании человека, истории, природы. Например, принцип причинности полагает неявно, что если все в мире связано причинно-следственными связями, то последова­тельность причин неизбежно уходит в бесконечность и предполагает первую причину, скажем, Бога, — т.е. тот уровень, о котором мы ни­чего не можем сказать в рамках рационального описания. Или про­блема человека: можно объяснить факт его рождения физико-хими­ческими и биологическими закономерностями, но появление живого человека всегда остается непостижимым чудом.

Метафизическое сознание, культивируемое любой подлинной фи­лософией, так воспринимает мир, что позади всякой вещи и всякого явления видит с полной очевидностью бесконечные, не доступные нам дали и глубины. В сравнении с метафизическим сознанием всякое эм-пирическо-рациональное знание, всякое интеллектуальное обладание чем-либо, как определенным и ограниченным бытием, есть лишь про­изводный, фрагментарный, частный отрезок.



Онтология — учение о бытии как таковом. Иногда онтология отождествляется с метафизикой, но чаще всего рассматривается как ее основополагающая часть, как метафизика бытия. Впервые этот тер­мин стал употребляться в философии X. Вольфа — предшественника И. Канта.

В философии со времен Античности различают бытие и сущее. Сущее — совокупность окружающих вещей. Но среди многообразия вещей можно найти то, что является общим им всем, «нейтральный» признак всего мира (сущего вообще), заключающийся в том, что он — мир — вообще существует. Это выражено в понятии бытия. Почему вообще что-либо есть, и на чем держится это «есть»? Что является его причиной? Бытие — последнее, о чем допустимо спрашивать, но оно не может быть определено традиционным образом. Все исторически дававшиеся определения бытия были мнимыми. В любой проблеме, особенно это касается духа, сознания, материи, есть что-то последнее, что само не может быть определено.

Бытие — это чистое существование, не имеющее причины, бытие — причина самого' себя, самодостаточное, ни к чему не своди­мое, ни из чего не выводимое. Это действительность в полном смысле слова, ибо все остальное производно, вторично, ограничено. Поскольку бытие открывается только человеку и через его мышление, то пости­жение бытия — попытка приобщиться к истинному существованию, обретение самобытности, свободы, т.е. только человек может понять, что значит «быть», а не просто существовать как растение или жи­вотное.

Некое общее свойство бытия можно назвать самодостаточностью. Есть такое выражение в древнегреческой философии: мудрый человек не делает ошибок. Он не делает ошибок потому, что он точно знает — что такое хорошо и что такое плохо, он находится в особом мудром состоянии, в особой стихии, когда он не может совершить ошибку. Потом в христианстве это выразилось в положении: для святого нет закона. Святому не нужно знать законы, находясь в стихии святости, в бытии, он никогда не совершит дурного поступка. Как птица лета­ет, не зная законов аэродинамики, она просто летит и это у нее по­лучается.

Первым мыслителем, поставившим проблему бытия, был древне­греческий философ Парменид. До него предметом изучения в антич­ной науке и философии были существующие вещи, но не сущее как таковое. Парменидом был сделан важный шаг вперед в становлении философии. Бытие, согласно Пармениду, это то, что является причи­ной всего и ни от чего не зависит, оно не возникает и не исчезает, оно существует всегда, иначе оно не было бы бытием, а зависело бы от чего-то, что дало ему возможность возникнуть; оно неделимо, всегда есть все целиком — либо оно есть, либо его нет; оно не может, следо­вательно, быть больше или меньше, оно здесь и сейчас; оно целокупно и неподвижно, невозможно про него сказать, что оно развивается, по скольку оно в каждый момент самодостаточно; оно завершено, закончено, существует в строгих границах и похоже на совершенно круглый шар, любая точка на котором равно отстоит от центра, шар, центр которого везде, а периферия нигде. То, что здесь говорится о бытии, мы можем приблизительно по­нять через такие проявления его в нас, через такие бытийственные характеристики, как совесть, любовь, честь, ум и т.п. Скажем, не может быть совести на пятьдесят процентов, совесть неделима, либо она есть, либо человек бессовестный. Совесть не развивается, не ста­новится лучше или хуже, и она, наконец, не имеет причин во внешних эмпирических обстоятельствах: поступил по совести, потому что не могу иначе, нет никаких внешних причин. К тому же мысль о совести и сама совесть — это одно и то же, совесть дана нам только в мыслях, больше ее нигде нет, и только находясь в состоянии совести, способен человек о ней мыслить.

В связи с этим ясно, что бытие — это не только окружающий нас материальный мир, совокупность вещей или какая-то высшая нема­териальная субстанция — Бог или мировой разум и тд. Все это только проявления бытия. Бытие как таковое открывается нам, становится доступным для нашей мысли, когда мы находимся в особом специфи­ческом бытийном состоянии — состоянии совести или любви (любви также не бывает на пятьдесят процентов, для нее также нет никаких материальных причин и т.д.), в таком состоянии ума (а не просто зна­ния), когда приходят мысли и слова, в которых звучит голос бытия. Такие мысли нельзя вызвать усилием воли, такие слова нельзя приду­мать. Бытие — это то, что всегда уже есть, оно может только открыть­ся нам, если мы имеем соответствующий настрой и если нам повезет попасть в соответствующее состояние. Все остальные философские проблемы имеют смысл и значимость постольку, поскольку на них падает отблеск бытия.

Если до Парменида философы размышляли о существующих вещах, то он первый начал размышлять о сущем как таковом, что соб­ственно и было началом философии. Теперь философы стремились по­знать и объяснить то, что в принципе не могло быть предметом опыта, что отсутствовало среди существующих вещей и отношений, что можно познать только мыслью. Мысль сама по себе, как они утверж­дали, может познать истину. Парменид открыл новое измерение уни­версума, которое было несводимо к природе — ни к окружающему миру, ни к природе человека.

И тем не менее в современной философии, помимо такого общего подхода к бытию, многие мыслители выделяют различные его виды, или манифестации: бытие окружающего нас предметного мира, бытие человека, бытие сознания, социальное бытие. Все эти виды и подходы являются в строгом смысле слова нефилософскими.

Существует наивный, догматический взгляд на вещи, который в современной философии называется естественной установкой. Соглас­но ему, самой главной частью бытия является окружающий нас мате­риальный мир, он и обладает основными признаками бытия — ни от чего не зависит, является причиной самого себя. Что может быть более значимым, чем Вселенная, в которой мы находимся, в которой одного незначительного сдвига, катаклизма достаточно, чтобы нас уничто­жить?

Существо вещи никогда не дает о себе знать, потому что ему чаще-всего не дают слова Не каждая вещь воспета поэтом или осмыслена философом. И тем не менее вещь — посредник между человеком и миром, между человеком и Богом. Она представляет целый мир, ко торый является горизонтом вещи, угадывается за ней, и потому всякая вещь по природе своей неисчерпаема и бесконечна. Она тысячами видимых и невидимых переходов связана со всеми частями мира.

Эту же недостаточность естественной установки можно видеть на примере времени. Существует время физическое, биологическое, пси­хологическое, время культуры, время историческое (время жизни на­родов или эпох), но все это попытки «объективного» описания време­ни как некоего непосредственно замкнутого на развитие материи процесса неизбежно упираются в метафизику.

Поиски бытия в философии — это поиски человеком своего дома, преодоление своей бездомности и осиротелости того, что К. Маркс весьма приблизительно назвал отчуждением. Поиски бытия — это поиски корней, прикоснувшись к которым, человек может почувство­вать себя необходимой частью бытия, не менее существенной и необ­ходимой, чем окружающий мир, «пастухом бытия», которому завеща­на весть, весть о бытии, в этой вести и поставлена основная задача его жизни. Эти поиски составляют незримый фундамент того, что человек называет наукой, искусством, религией, стремлением к счастью, любо­вью, совестью, долгом и т.п.



Каталог: materials -> Philosophy
materials -> Методические рекомендации для студента дисциплина «Информационные технологии управления»
materials -> Огюст Конт и возникновение позитивистской социологии
materials -> Книга по логике. М. 1995. Мельников. В. Н. Логические задачи. Киев-Одесса, 1989
Philosophy -> Ну и едем по билетам)) к слову, сегодня 11е и я впервые сяду за филосню надолго (постараюсь))
Philosophy -> Философия науки. Основывалась на позитивизме. «Позитив изм»
Philosophy -> Вопросы для подготовки к экзамену кандидатского минимума по философии
Philosophy -> Познание и наука
Philosophy -> 1. Философия, ее специфика и место в культуре
Philosophy -> Философия марксизма, неомарксизма и постмарксизма


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   47   48   49   50   51   52   53   54   ...   70


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница