Роберт браунинг



Скачать 326.5 Kb.
страница4/6
Дата21.08.2018
Размер326.5 Kb.
1   2   3   4   5   6

РОБЕРТ БРАУНИНГ

Роберт Браунинг (Robert Browning) родился в 1812 году в Кембервелле. Он получил домашнее образование, сформировавшееся к 14 годам. Небольшой период времени он провел в недавно открытом Лондонском университете в 1828 году. Обеспеченность родителей избавила его от необходимости зарабатывать себе на жизнь, подобно Э. Троллопу, например, служившему почти всю свою жизнь в почтовом ведомстве. В прекрасной библиотеке отца Браунинг приобщился к миру художественной словесности и рано начал писать стихи. От первого юношеского сборника стихов “Инкондита” (Incondita), посвященного дочери бывшего редактора “Кембридж Интеллидженсер” Бенджамина Флауэра Элизе, с которой Браунинг познакомился в 13 лет, случайно сохранились только два стихотворения. Сам Браунинг уничтожил свое воспоминание об Элизе, рано ушедшей из жизни, но именно на страницах ее письма и сохранились тексты стихотворений “Первое рождение Египта” (The First Born of Egypt) и ”Пляска Смерти” (The Dance of Death). В первом стихотворении, написанном белым стихом, ощутимо влияние драм Байрона и Шелли. Второе стихотворение представляет собой сатирическую аллегорию, состоящую из речей пяти действующих лиц, таких, как Лихорадка, Проклятие, Безумие и Жадность. Замысел данного стихотворения возник под влиянием известной сатиры Колриджа “Огонь, Голод и Резня”.

Как видно, поначалу Браунинг находился под влиянием Байрона, Саути и Колриджа, а не Шелли, которому посвящает позже знаменательную статью с обоснование своих литературных принципов. В данных стихотворениях повествование ведется от первого лица для достижения драматического эффекта, а не лирического самовыражения.

В 1833 году на средства своей тети Браунинг опубликовал свою первую поэму “Полина” (Pauline). Форма поэмы выбрана в подражание “Аластару” Шелли. В письме к Т.Д. Уайзу за 1886 год Браунинг признает, что прочитал произведения Шелли в пиратских копиях и был глубоко потрясен его поэтической силой. Он даже стал вегетарианцем и атеистом под влиянием личности Шелли, и только переживания глубоко верующей матери вернули Браунинга к вере в Бога. Главный герой поэмы – сам поэт, рассказывающий о своем духовном состоянии в определенный период жизни и о спасении благодаря красоте и благородству возлюбленной. Поэма представляет собой большой монолог, пронизанный лирическими отступлениями, обращенными к любящей его девушке. Герой описывает перипетии своего духовного роста – утрату юношеских идеалов, целеустремленности, появление гордыни ума, опустошившей его. Он говорит о своих проблемах, одержимый эгоцентризмом: ”Я сделан из внутренней жизни; из чистейшей идеи самосознания, ...существующей как центр всех вещей”. Под влиянием Полины он вновь обращается к Богу, возвращая себе собственную душу: ”Могу ли я забыть правду о том, что она любит меня. Разве я не чувствую любовь, которая одна во всем свете... Если я ошибаюсь, спаси меня, сделай безумным, Отними силы и радости, позволь мне умереть...”. Он воспринимает невинность и красоту Полины как напоминание о божественной истине. Ее любовь – проявление бесконечных возможностей божественной любви. Она спасает его от эгоизма собственного ума: ”Мы пойдем рука об руку, Я с тобой, как дитя – раб любви”. Поэма завершается обращением к Шелли как посланнику Солнца (Suntreader), символу стремления поэта к Богу посредством Правды и Любви. Однако “Полина” показывает не только влияние Шелли, но и отталкивание от него.

К числу литературных источников первых поэм Браунинга следует отнести также произведения авторов т.н. “спазмодической школы” (поэма “Фестус” Д. Бейли, “Живая драма” А. Смита), вызывавшие двойственное к себе отношение.

В “Эссе о Шелли” (1852) Браунинг объясняет свое отличие от Шелли, в творчестве которого он находит ответы на вопросы о сущности поэта и его предназначения. “Я рассматриваю поэзию Шелли как возвышенный пример существования обращенности вселенной к Богу, природы к духовности, реальности к идеалу...”. Шелли был для Браунинга примером поэта, чье воображение и душа связывают человека с Богом, Время с вечностью. Идея согласования материального благополучия и блеска духовного существования – одна из основных задач писателей ”викторианской” эпохи. Частично она восходит к борьбе романтиков за абсолютный идеал. Идея высокого служения поэта как богоравного творца, наделенного воображением, открывающим божественный свет бытия, сформулированная Колриджем, оказала влияние на М. Арнольда, А. Клава, Пэтмора, А. Теннисона и Р. Браунинга. Отличие ценности воображения от интеллекта, характерное для Вордсворта и Китса, повлияло на многих прозаиков 19 века столь разных, как рационалист Д.С. Милль и католический священнослужитель кардинал Джон Генри Ньюман. Впоследствии писатели, увлеченные эстетизмом, утратили таинство возможного согласования противоположностей реального и идеального, воображения и интеллекта. Эстетизм утвердил тождество красоты искусства и жизни. У. Моррис говорит о “мечтателе о мечтах” в “Земном Раю” (1868). Но Браунинг и А. Клав составляют исключение, не принимая мышления в поэзии терминами абстрактной красоты, образами живописно-музыкальными, но лишенными смысла.

Первая опубликованная поэма Браунинга получила одобрительные отзывы. Так, Милль отметил поэтическую силу Браунинга, тему интенсивного самопознания. Была отмечена тенденция отхода от субъективизма, автобиографичности в поэзии Браунинга. Интересно, что в “Эссе о Шелли” Браунинг отличает два типа поэта: ”объективный” и “субъективный”, относя себя в большей мере к “объективному” поэту, но в идеале стремясь к синтезу двух типов творчества. По мнению Браунинга, “объективный поэт в своем обращении к человеческому сознанию стремится иметь дело с поступками человека (...это то, что мы называем драматической поэзией), в то время как субъективный поэт, изучающий самого себя, взывает через себя самого к абсолютному божественному разуму, предпочитая внимать тем внешним проявлениям, которые питают наиболее сильно и непрерывно его внутренние свет и силу”.

С этой точки зрения “Полина” в большей мере может быть отнесена к субъективной поэзии, тем более, что впоследствии в письме к Элизабет Баррет, ставшей его женой, он замечает, что предполагал озаглавить свою поэму собственным именем. В течение всего своего долгого пути Браунинг считал свое творчество манифестом своей личности.

Сюжет поэмы, которая принесла Браунингу известность, был подсказан поэту французским роялистом Амедеем де Риперт-Монкларом, с которым он познакомился, подумывал о карьере дипломата и в составе миссии русского консула генерала Де Бенкхаусена весной 1834 года посетил Россию. Поэма, посвященная знаменитому ученому и философу 16 века была написана за полгода к марту 1835 года и получила название “Парацельс”. По жанровой природе это драматическая поэма, в которой однако раскрывается не столько драма действия, сколько драма мысли. Сам поэт в предисловии к поэме отметил эту особенность:”Это попытка, возможно, более новая, чем удачная, отказаться от метода, обычно используемого писателями, чья цель утвердить силу любого феномена ума или чувства посредством персонажей и событий; вместо же обращения к внешней машинерии событий...я взялся представить в мгновениях само настроение в его зарождении и развитии”. Поэма разделена на 5 частей, в каждой из которых Парацельс вступает в диалог со своим другом Фестусом и подругой Мишель (Michal),ставшей женой Фестуса, а также поэтом Апрелем (Aprile). В поэме отсутствует как таковое действие, хотя каждая из частей соотнесена с определенным периодом в жизни главного героя. События в жизни героя нее важны, главное – история его интеллектуального развития. Он посвятил свою жизнь поискам абсолютной истины, пожертвовав человеческими привязанностями. Самоотверженно работая, переезжая из страны в страну, он постепенно осознает ошибочность своего пути в отлучении от любви и веры в Бога. Герой силится понять Бога и Вселенную поначалу посредством Знания, но затем с помощью Любви. Его жизнь наполнена вдохновением и отчаянием до тех пор, пока он не обретает в конце своего долгого пути правду, связав Бога и человека. На смертном одре он понимает, что настоящая цель жизни человека не в поисках абстрактной истины, но в открытии божественных свойств своей собственной природы и в устремлении себя к высшему существованию, приближающему человека к Богу.

В первой сцене в саду Вартбурга Фестус и Мишель пытаются отговорить Парацельса от решения посвятить свою жизнь поискам абсолютного знания. Фестуса беспокоит не столько отдаление друга, сколько опасность самого замысла для души Парацельса, который направляясь к благой цели, возможно, ошибается в средствах ее достижения. Фестус отстаивает созвучную Браунингу мысль о том, что человек может бороться за открытие тех элементов божества, какие сокрыты в нем самом. Фестус предупреждает об опасности игнорирования человеческой любви, ценность которой главный герой поймет много позже. Пока же Парацельс смело утверждает о соприсутствии бога и его творений с тем, чья мысль объемлет мир.

Во второй сцене спустя 9 лет Парацельс прибывает в Константинополь в дом греческого мага. Подчинив свою жизнь сверхчеловеческой задаче, он ощущает усталость и в отчаянии просит бога восстановить его былые силы для продолжения пути в поисках абсолюта. В данном случае Парацельс выгодно отличается от Фауста, попросившего у Мефистофеля молодость для чувственных наслаждений, разочаровавшись в науках. Неожиданно воздух наполняет поющий голос поэта по имени Апрель. Столь же истово, как Парацельс о Знании, Апрель думает о Любви. Он связывает природу любви с творчеством. Мечтая быть поэтом, художником, скульптором, музыкантом, он стремится проявить любовь изнутри себя и вызвать любовь людей к себе: ”Возьми меня к себе, вечная, неизбывная любовь”. Апрель так же, как и Парацельс в начале пути, полагается исключительно на свои собственные возможности. Только Парацельс движется к истине через знание, а Апрель через любовь. Любовь Апреля к красоте, его жажда творчества становятся эгоистичными. Ему не удается исполнить романтическую миссию посредника между Богом и людьми. Его вдохновение не ведет к объединению с человечеством, но к жизни в мечтах. По иронии судьбы, он верит, что Парацельс, посвятивший себя цели за пределами собственного существования, достиг успеха. Он умирает с верой, оставляя Парацельса с новым пониманием пути к Богу: ”Твой дух воспарил, Апрель! Позволь мне любить! Я достиг понимания, и теперь я могу расстаться”. Парацельс приходит к пониманию того, о чем в начале поэмы говорил Фестус. Знание в одиночестве недостаточно для достижения бога, чья любовь по силе своей превосходит знание.

В третьей части спустя 5 лет Парацельс приобретает известность в качестве ученого Базельского университета. Фестус разыскивает друга, чтобы выразить ему свое восхищение, однако встречает его разбитым и разочарованным. Открыв для себя, благодаря Апрелю, смысл любви, ученый старается помогать людям, просвещая их, но встречает в ответ безразличие и глупость: ”Истина от меня так же далека, как когда-то; И я бы обратил свою жизнь вспять”. Фестус стремится поддержать друга, но Парацельс продолжает: ”Любовь, надежда, страх, вера – это составляющие человечности: Это ее облик, мелодия и существо. И это я потерял!” Фестус берет обещание с друга, что в случае беды тот его позовет.

В 4-й части два года спустя в Алсатии, изгнанный из Базеля, Парацельс пытается обрести в вине силы для противостояния своим невзгодам. Он по-прежнему ищет правду, но не возвышает при этом себя: ”Я ищу знания и радости в единстве, Но, как и прежде, одно отделено от другого. Возможно, мой труд окажется вдохновленным самим божеством Однажды, как я и мечтал поначалу”. Парацельс не в силах начать свой путь сначала, но в своей песне Фестусу он призывает не останавливаться в поисках истины. Меланхолия и чувство одиночества, характерные мотивы “викторианской” поэзии, окрашивают песню героя. Он приходит к грустному выводу о невозможности что-либо изменить в жизни, особенно после вести о смерти жены Фестуса Мишели.

В 5-й сцене рассказывается о последней странице земной жизни Парацельса. В госпитале Зальцбурга спустя 13 лет рядом с больным ученым его верный друг Фестус молит создателя о спасении души Парацельса. Искренность и благородство героя возможно перевесят его отступничество от пути, завещанного богом всем людям. После этой молитвы слышится голос ученого, находящегося в полусознательном состоянии. Он обращается к Апрелю, вопрошая о воле создателя, предлагая ему помощь во мраке небытия. Ему кажется, что путь в “золотой град” закрыт для них. Временами он приходит в сознание и узнает своего друга, временами вновь проваливается в потусторонний мир. Браунинг с большим психологическим мастерством показывает состояние героя на грани фантастики и реальности, яви и сна. Финал поэмы торжественный и величественный. Браунинг утверждает идею божественной природы человека в единстве Силы, Знания и Любви, к которому возможно придти через нравственное совершенствование, очищение, человечность. Воспоминания о юности, рассказанные Фестусом, возвращают душевные силы Парацельсу, и его последняя надежда обращена к будущим поколениям, которые объединят разрозненные элементы божества, обретут единство силы и любви.

Поэма “Сорделло”, опубликованная в марте 1840, спустя 7 лет после “Парацельса”, не принесла успеха автору. Толчком к ее написанию послужил заказ Браунингу со стороны известного актера Чарльза Макриди написать пьесу. Произошло это во время званого обеда, данного Вордсвортом в честь С. Тэлфорда по случаю написания им поэтической драмы “Ион”. В 1838 году Браунинг отправляется впервые в Италию для сбора материала. В основу сюжета легла история борьбы гвельфов и гибеллинов. Главный герой благородный поэт Сорделло. Поэма отличается сложной структурой и разработкой характеров, состоит из 6 книг, написана рифмованным двустишием.

Браунинг пробует писать пьесы. Первая из его драматургических попыток – пьеса “Стрэффорд” (1837). Главный герой разрешает дилемму между патриотическими чувствами и отношением к королю, мотивировка которой не вполне разработана автором. Пьеса написана традиционным для английской драматургии белым стихом. Следующая пьеса Браунинга “Король Виктор и король Чарльз” (1842) раскрывает внутренний мир двух королей Сардинии – отца и сына, и более напоминает поэму, а не пьесу. В четырех частях пьесы последовательно показан характер одного из главных героев. Браунинга не интересует внешнее действие, он проникает во внутреннюю драму чувств и мыслей. Столь же мало впечатляющей для Макриди оказалась и третья пьеса Браунинга – “Возвращение Драсов” (1843), имеющая полуфантастический сюжет. Семью Драсов, изгнанную из Ливана турецкими войсками, сопровождает по всей Европе Дьявол, играющий главную роль в пьесе, отличающейся большим драматизмом и связью между действием и характером, чем предыдущие. В последней пьесе “A Blot of the Scutcheon” (1843) Браунинг попытался соединить простоту с драматической силой. Макриди отчаялся увидеть удачную пьесу, но Ч. Диккенс убедил его взять пьесу к постановке, найдя ее очень динамичной: ”...трагедия должна быть сыграна, и должна быть сыграна Макриди”. Однако при первом же прочтении пьесы актерам, она вызвала смех и не имела продолжения. Браунинг не отступал, переключившись на другого заказчика Чарльза Кина и написал пьесу “День рождения Коломбы”. Пьеса содержит этико-философскую проблематику, рассматривая взаимоотношения между сознанием человека, правдой и идеалом. Под днем рождения главной героини – графини Клевской Коломбы, имеется в виду рождение ее души, обретшей истинную любовь. В дальнейшем Браунинг уже не расчитывал на сценический успех своих пьес. После “Трагедии Души” он создает последнюю свою пьесу “Лурия”, которая имеет более литературный характер и скорее предназначена для чтения, а не театральной инсценировки. Главный герой, сражающийся против Пизы за интересы Флоренции имеет черты сходства с Отелло. Честный и доверчивый, окруженный шпионами и завистниками, он может опереться только на себя и своего верного друга.



Несмотря на прохладное отношение к “Сорделло”, Браунинг вошел в современный литературный мир, составив себе круг друзей. Среди них будущий премьер-министр Новой Зеландии, Альфред Дометт, которому посвящено стихотворение “Waring” (1842), поэты Б.У. Проктор, Т. Худ, Ли Хант, литературный критик Р.Х. Хорн, Д. Кеньон, благодаря которому Браунинг познакомился со своей женой Э. Барретт. Все произведения Браунинга этого периода вошли в серии “Колокола и Гранаты” (Bells and Pomegranates), опубликованные на средства его отца. Помимо пьес, сюда вошли поэмы “Пиппа проходит” (Pippa Passes), циклы “Драматическая Лирика” (Dramatic Lyrics), “Драматические романсы” (Dramatic Romances) и “Лирика” (Lyrics). Читателей удивило название серии, однако оно взято из книги Исход, того места, когда Моисею объясняют смысл одеяния священника у алтаря и называют голубые, пурпурные, алые гранаты и золотые колокольчики как символы цветения жизни. Жена поэта Элизабет настаивала на своем объяснении, основанном на цитатах из писем самого Браунинга к ней. В октябре 1845 года он писал о том, что колокола и гранаты символизируют диалектическую пару радости и горя, поэзии и прозы, песни и проповеди. В середине восьмого тома самой серии Браунинг вновь объясняет смысл названия как смесь музыки и смысла, звука и значения, поэзии и идеи, приводя в качестве примера гранат, положенный Джотто в руку Данте, и объяснение Вазари относительно листьев граната у Рафаэля как символа удавшейся работы.

Драматическая поэма “Пиппа проходит” – экспериментальная по новизне формы. Она состоит из четырех разных драматических историй, связанных между собой только фигурой главной героини Пиппы – работницы из Асоло. Поэма начинается с пения Пиппы, прославляющего первый день Нового года, в котором она надеется увидеть всех счастливыми. Она выбирает четырех героев, которые кажутся ей наиболее счастливыми в городе. Это Оттима – возлюбленная Себальда, Джулия, в которую влюблен скульптор, терпеливо любящая мать Луиджи и священник, исполненный божественной любви к людям. Представляя их счастье и значительность, она ощущает себя столь же счастливой и значительной, как они: “Я пройду сквозь каждого из них, и увижу их счастье”. Однако реальное состояние избранных Пиппой счастливцев иронически контрастирует той возвышенной картине, которую нарисовало ее воображение. Рассвет приносит Оттиме и Себальду ужасное раскаяние, поскольку обнаруживает накануне убитого Себальдом мужа Оттимы. Над скульптором потешается толпа студентов, удовлетворенная своим жестоким розыгрышем по отношению к нему: девушка, которую он полюбил и приютил у себя дома, оказывается проституткой. Мать Луиджи не находит в себе силы поддержать сына в его политической борьбе против австрийского тирана, и Луиджи поколеблен. Последняя история непосредственно затрагивает судьбу Пиппы. Священник, недавно потерявший двух братьев, вступил в права наследства, однако, выясняется, что дочь его старшего брата осталась жива. Ею признана Пиппа, однако священнику не выгодно признавать это родство и терять наследство. Отправная точка всех этих историй – песня Пиппы, приводит всех героев к обновлению: Оттима и Себальд мирятся, скульптор, отвергнувший свою порочную возлюбленную, убеждается в ее нравственной чистоте, к Луиджи возвращается отвага и решительность, священник совладал с искушением и обеспечивает Пиппе счастливое будущее. Идея поэмы имеет морально-нравственный характер и выражается в словах из песни Пиппы: ”Бог на небесах, Благоволение в мире”. Как и Колридж в “Сказании о Старом Мореходе”, Браунинг утверждает божественную связь между всем сущим, проявляемую во взаимной любви человека к Богу. “Все сущее едино в Боге – Вместе с Богом, чьи дети, хорошие или дурные, Мы: нет среди нас ни последних, ни первых”, - подчеркивает Браунинг. Вся атмосфера поэмы, пронизанная символами, оказывает примиряющее воздействие, утверждает равновесие между добром и злом, исходящее не из реального жизненного опыта, а оптимистической мировоззренческой позиции автора. Браунинг убежден, что один человек не в силах составить объективную картину происходящих событий, и потому не вправе судить о том, что есть правда и ложь, добро и зло, часто пребывающие в сложном смешении. Показывая несоответствие образов в представлении Пиппы и героев поэмы, Браунинг достигает эффекта драматической иронии и разрабатывает впервые в английской поэзии новый принцип повествования – принцип “точки зрения”, т.е. рассказа разными героями об одном явлении совершенно с противоположных точек зрения. Впоследствии в прозе этот прием разработает Д. Конрад. В этой поэме Браунинг достиг также уникального равновесия между лирическим и драматическим началом. Песня Пиппы, открывая мир ее чувств и мыслей, имеет лирический характер, а описание взаимоотношений Оттимы и Себальда – драматический. Две стилевые стихии соединяют реалистический план поэмы, касающийся изображения реальных событий во всей их противоречивости, и романтический план, выражающий идеальные чувства главной героини. Лирико-драматический характер отличает также поэму "В гондоле", в которой показано противостояния силы любви главных героев внешним обстоятельствам. Эта тема иначе рассматривается в поэме "Статуя и Бюст", в которой герои не отваживаются на активный поступок и поддаются давлению обстоятельств.

В своих поисках новой жанровой формы Браунинг приходит к разработке форм драматического монолога и повествовательной поэмы, в которых наиболее ярко проявилась его индивидуальность и поэтическое мастерство.

Форму драматического монолога, которая заставляет читателя постигнуть характер героя из его собственного рассказа о себе, имеют 16 стихотворений из цикла "Драматическая лирика". Одиннадцать из них объединены в пять групп соответственно формальному, а не содержательному принципу. Две группы стихотворений названы "Италия и Франция". В них рассматриваются французский и итальянский женский характеры. Другие три из пяти групп стихотворений названы "Лагерь и монастырь" ("Camp and Cloister"). В них показаны чувства, характерные для одного типа людей, но неожиданно обнаруживаемые в других людях. Например, в одном из стихотворений солдат переживает чувство самопожертвования, тогда как в другом стихотворении монах испытывает ненависть и злобу. Впоследствии стихотворение "Италия" опубликовано под названием "Моя последняя герцогиня", "Франция" – "Граф Гисмонд", а "Лагерь" - "Монолог в испанском лагере".

В "Моей последней герцогине" Браунинг впервые взялся за создание характеров ренессансной Италии, что позже осуществил в сборнике "Мужчины и Женщины" (1855).Поэма имеет значение рубежного произведения в эволюции художественной манеры поэта. Сюжетная коллизия данной поэмы проясняется только в финале. Рассказчик – Герцог, после утраты своей жены, сосредоточивает свои чувства на ее портрете. Контраст между личностью герцогини и ее портретом отражает различие между жизнью и искусством, хранящим память о ней с удвоенной силой. Герцог называет портрет чудом, сохраняющим ему живое чувство: "Это моя последняя герцогиня, нарисованная на стене, словно живая".

После тайного венчания с Элизабет Баррет 12 сентября 1846 года Браунинг вместе с женой отправляется в Италию. В период между 1846 и 1855 годами он почти ничего не публикует. Его увлекает скульптура и живопись. Более плодотворным этот период был для Э. Браунинг, которая написала "Сонеты, переведенные с португальского", поэму "Окна дома Гуиди", "Стихотворения накануне Конгресса" и объемистую в 11 тысяч строк эпическую поэму "Аврора Ли", в сюжетном отношении напоминающую роман Ш. Бронте "Джейн Эйр".

Возможно, Браунинг осмыслял существенные изменения в литературном процессе, появление новых философско-эстетических тенденций в отечественной и европейской мысли, пытался найти новые связи между своим творчеством и современной ситуацией. Созданные Браунингом за двадцать лет два сборника - "Мужчины и женщины" (1855) и "Действующие лица" (1864), имеют однако исключительную художественную ценность.

Так, лирико-драматическое стихотворение "Саул" из сборника "Мужчины и женщины", представляет оригинальную версию знаменитого библейского сюжета о целительной силе волшебных звуков арфы царя Давида, отогнавших злой дух от Саула. Браунинг акцентирует внимание на контрасте между совершенством творца и несовершенством его творения, и утверждает мысль о том, что путь к Богу открыт, но требует душевного усилия, поступка. Стихотворение написано рифмованной строкой пятистопным анапестом, что создает величавую, торжественную звукопись лирической исповеди героя ("I have gone the whole round of creation: I saw and I spoke").

В поэме "Эпистола о странном медицинском эксперименте Каршиша, арабского ученого" Браунинг с юмором рассказывает о недостатках двух типов ученых – материалисте Каршише и идеалисте Лазаре. Наиболее популярная из поэм Браунинга "Фра Липпо Липпи" посвящена великому итальянскому художнику эпохи Возрождения. Главный герой показан как основоположник натуралистической школы. Браунинг размышляет над проблемой соотношения идеального и реального в искусстве. Художник рассказывает о себе без пафоса, простым разговорным языком, в который вкрадываются и звукоподражания из сиюминутной жизненной сценки, и просторечные слова, реплики тех, о ком вспоминает художник. Живые интонации, темп естественной, непосредственной речи, артистизм и остроумие отличают речь художника. Браунинг использует для этого белый стих, пятистопные ямбические строки, но при этом меняет количество ударений и местоположение цезуры в строке.("While I stood munching my first bread that mounth: 'So, boy, you're minded', quoth the good fat father Wipping his own mouth, 'twas reflection-time, - 'To quit this very miserable world?"). Герой поэмы Браунинга выступает против идеализма в искусстве, защищая принципы жизнеподобия.

Поэму "Калибан и Сетебос" Браунинг пишет под влиянием работы Ч. Дарвина "Происхождение видов" и сопровождает подзаголовком "Натуральная Теология на Острове". Калибан в данной поэме приверженец обоснования идеи Бога исходя из сущности естественной природы и человека. Его попытка такого рода - иронический ответ автора на всевозможные современные работы теологов, пытающихся сделать то же самое. Браунинг вновь возвращается к божественной природе любви, без которой сущность бога постигнуть невозможно. Калибан лишен способности любить, предельно одинок и возлагает надежды Сетебоса.

Вершиной поэтического творчества Браунинга становится поэма "Кольцо и книга" (1868-69), включающая в себя более 21 тысячи строк. Поэма включает в себя серию драматических монологов основных рассказчиков, связанных с историей суда над графом Гвидо Франческини из Ареццо за убийство своей жены Помпилии Компарини. В центре внимания ситуации, а не события. В прологе и в эпилоге поэмы, названия которых зеркально отражают друг друга (Кольцо и Книга – Книга и Кольцо), Браунинг объясняет название своего произведения, обращаясь к метафоре тосканского кольца из сплава золота и металла. Когда мастер, придав форму кольцу, поместил его в раствор, то металл разложился, а золото осталось в нетронутой чистоте. С золотом Браунинг сравнивает правду, которую пытаются оболгать. Задача поэта такая же, как и у всех людей на земле, - приблизиться к Богу по мере своих сил. Эту метафору Браунинг использовал в эпитафии, обращенной к жене, которой не стало 29 июня 1861 года во Флоренции, когда поэту было 49 лет ("Кольцо бесценное звучит во мне. О исповедальная любовь. полуангел и полуптица..."). По возвращении в Англию он создает несколько произведений ("Принц Гогенштиль-Швангау", 1871; "Апология Аристофана", 1875; "Драматические идиллии", 1879,1880). Его последнее произведение "Азоландо, Фантазии и Факты" опубликовано в день его смерти, 12 декабря 1889 года.

Творчество Браунинга оказало существенное влияние на развитие английской литературы. Ему обязаны поэты-прерафаэлиты.


Каталог: documents -> Кафедра%20замежнай%20літаратуры
documents -> Планы семинарских занятий по философии для студентов всех специальностей Уфа 2013
documents -> I методология психологии, предмет и методы психологического исследования
documents -> Положение о научно-методической работе преподавателей
documents -> Тесты для проверки самостоятельной подготовки студентов 1 курса социологического факультета мгу им. М. В. Ломоносова по курсу «Общая социология»
Кафедра%20замежнай%20літаратуры -> История французской литературы первой половины ХХ века


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница