Роберт браунинг



Скачать 326.5 Kb.
страница1/6
Дата21.08.2018
Размер326.5 Kb.
  1   2   3   4   5   6

Кафедра зарубежной литературы

Материалы спецкурса "Поэтика английского романтизма" для студентов IV курса английской группы романно-германского отделения

Автор: Шахназарян Н.М.

*****************************************************************


Сапфическая тема в сонетном цикле Мэри Робинсон "Сапфо и Фаон"

При изучении поэтического наследия романтиков чаще всего акцентируют внимание на противопоставлении их эстетических принципов нормативной эстетике классицистов. Однако при внимательном изучении основных манифестов английских романтиков, атмосферы их литературно-эстетических споров, выясняется несколько иная картина притяжения и отталкивания литературных интересов в поисках новых поэтических свершений. Постоянным объектом неприятия и активного противостояния становятся не классицистические каноны, а неумелое подражание им, но, главным образом, отторгаются примеры потакания низким вкусам толпы: сентиментальные пьесы по немецкому образцу, готические повести (У. Вордсворт – Предисловие к "Лирическим балладам"). Анализируя литературную ситуацию последних десятилетий 18 века, С.Т. Колридж в "Литературной биографии" (1817) отмечал вредное влияние трех распространившихся стилей в современной поэзии: "эгоцентрического", "разговорного" и "цветистого", появившихся в результате несоответствия между избранием темы, способом лирического переживания и мастерством автора.



В то же время в борьбе со штампами, искажающими поэтическое искусство, английские романтики постоянно ориентируются на высокие образцы классической поэзии, и, прежде всего, древнегреческих авторов. Наиболее яркие примеры связаны с драматургическим опытом П. Б. Шелли ("Освобожденный Прометей", "Эллада"), поэтическим – Колриджа, Байрона, прозаическим – Т.Л. Пикока, Мэри Шелли. Английские романтики стремятся обратиться к первозданным истокам древнегреческой поэзии, относительно которой уже древнеримская являлась копией оригинала. В "Литературной биографии" Колридж выделяет две магистральные тенденции в развитии европейской поэзии: греко-ренессансную и римско-классицистическую, отдавая предпочтение первой.

Свой вклад в литературно-эстетические искания 90-х годов XYIII века внесла и Мэри Робинсон, урожденная Дэрби (1758-1800), - одна из наиболее замечательных творческих личностей своего времени ("She was a woman of undoubted genius", - отметил Колридж в разговоре с Саути в 1800 году). М. Робинсон получила прекрасное оразование в области классических и современных языков. В родном городе Бристоле она училась в школе Анны Мор (1745-1833) – поэтессы, удостоенной одобрения самого С. Джонсона за исключительную версификацию "Священных драм" (Sacred Dramas, 1782). Далее в школе Челси у талантливого педагога Мэри Лорингтон она, по собственному признанию, научилась всему, что знала, - древнегреческому, латинскому, французскому, итальянскому языкам, арифметике, астрономи. Это позволило ей в школе для подростков исполнять роль ассистента учителя. Завершила образование Мэри Робинсон в школе Мэрилбон, в совершенстве овладев искусством танца и пения, чем покорила великого актера Дэвида Гаррика, пригласившего ее в театр "Друри Лейн". Приход в театр (1776-1779) состоялся спустя два года после неудачного замужества, рождения дочки, тягот долговой тюрьмы, в которой оказался ее муж – клерк адвокатской конторы Линкольн-Иннз. Новый горький жизненный опыт ей пришлось испытать в авантюрной истории с принцем Уэлльским. По возвращении с континента в 1788 году Мэри Робинсон всецело посвящает себя литературному творчеству. Она создает в готической манере восемь романов, пользующихся чрезвычайной популярностью (роман "Ванценза" (1792) был распродан за один день), 6 сборников стихотворений, 2 пьесы. В восприятии современников Робинсон являла собой гармоническое соединение красоты и ума, в ее поэзии находили сплав силы чувств и энергии мысли, уникальный лирический голос. Стихотворения, публикуемые в газетах "Ворлд" (The World) и "Оракул" (The Oracle), она подписывала именами героинь сонетов Петрарки, Ронсара – Лаура, Лаура Мария. В "Морнинг Пост" (Morning Post) ее стихи выходили под именем Табиты Брэмбл (Tabitha Bramble) (из романа Т. Смоллетта «Приключения Хэмфри Клинкеля»). Особый поэтический диалог состоялся у Робинсон с Колриджем. В ответ на посланную ей рукопись "Кубла Хана" она отправляет посвящение "Миссис Робинсон поэту Колриджу" (Mrs Robinson to the Poet Coleridge), ее стихотворение "Снежинка" (The Snow-Drop) вызывает к жизни одноименное стихотворение Колриджа, а в ответ на ее поздравительную оду в честь рождения сына (Ode Inscribed to the Infant Son of S.T. Coleridge) Колридж создает стихотворение "Дивный менестрель" (A Stranger Ministrel). Предлагая Вордсворту изменить название знаменитого сборника "Лирические баллады", в 1800 году Робинсон издает "Лирические рассказы" (Lyrical Tales). Испытывая различные влияния со стороны современников, она привносила свое и обладала оригинальным образным и ритмическим мышлением (в письме к Саути Колридж, восхищаясь стихотворением "Раненый берег"/The Haunted Beach, отмечает новизну и смелость ее образов и ритма строк). Полное собрание поэтических работ Робинсон появилось в 1806 году благодаря ее дочери Мэри Элизабет (Poetical Works).

В стихах Робинсон привлекает особое искусство поэтического диалога, придающего глубокий драматизм лирической исповеди. Несомненной вершиной поэтического творчества Робинсон является сонетный цикл "Сапфо и Фаон" (1796). В несравненной лирике Сапфо Робинсон обнаруживает синтез исключительного вдохновения и напряжения чувств универсально одаренной творческой личности. Для создания драматического повествования о жизни Сапфо Робинсон избирает жанровую форму "правильного" (legitimate) сонета, образец которого дают Петрарка и Мильтон. В предисловии к 44 озаглавленным сонетам цикла (полное его название: "Сапфо и Фаон. В серии правильных сонетов, с размышлениями о предметах поэзии, и небольшими историями о греческой поэтессе") Робинсон объясняет отличие "правильного" сонета от "фальсифицированного" (sophisticated), формулируя тем самым свои литературные принципы и отвергая произвол "новомодных рифмоплетов", изрекающих банальные чувства в бесталанном стихе. Правильный сонет отличает целостность и связность сюжета, обусловленные единством исторического или воображаемого предмета описания, не исключающего возможность нескольких изображаемых картин. Образец такого сонета дан Петраркой, в английской поэзии - Мильтоном. Робинсон соглашается с определением С. Джонсона относительно сонета как четырнадцатистрочного стихотворения с регулярным рисунком рифм. В неправильном же сонете наблюдается произвольное количество строк (от 6 до 60), что позволяет фантазеру-писаке ("romantic scribbler") называть оду, балладу, элегию, эпитафию, аллегорию, "не поддающийся описанию фантом" сонетом.



Развивая сапфическую тему в своем сонетном цикле, Робинсон имеет в виду разработку образа Сапфо в творчестве Овидия (15-я эпистола (Epistles)), Поупа ("Сапфо Фаону"), Аддисона, но отмечает отличие своей версии от созданной предшественниками. В трагической истории жизни великой поэтессы Древней Греции Робинсон раскрывает роковой конфликт между божественной гармонией поэтического разума и земной дисгармонией человеческой страсти. Сапфо, одаренная творческим вдохновением, поэтическим вкусом и тончайшими чувствами, переживает мучительный разлад под властью иррациональной силы страсти и утрачивает гармонию души, поэзии, цельность и осмысленность своей жизни. Робинсон сумела соединить античную и классицистическую идею разрушительной силы страсти по отношению к разуму с романтической темой несоответствия идеала (поэзии) и действительности. В финальном сонете (sonnet conclusive) Робинсон утверждает победу несокрушимой силы поэзии Сапфо вопреки гибели поэтессы (Yet shalt thou more than mortal raptures claim -/ The brightest planet of th'eternal sphere!).

Художественный язык Робинсон также тяготеет к синтезу поэтических средств выразительности, характерных для античной, ренессансной, классицистической и романтической поэзии. Так, вступительный сонет начинается торжественной строкой, частично имитирующий античный пентаметр ('- -' - -' / '- -'): Favoured by Heav'n are those ordained to taste… Многие аллегорические образы имеют античное происхождение (Элизиум, Элова Арфа, муза лирической поэзии о любви – Эрато, лотос как символ забвения из "Одиссеи" Гомера, Филомела, превращенная в соловья – "печальнейшую птицу" на свете из "Метаморфоз" Овидия и т.д.). К ренессансной традиции восходит сам сонетный жанр и его циклизация, начатая в английской поэзии Ф. Сидни (сонетный цикл "Астрофил и Стелла"). Робинсон демонстрирует поразительную виртуозность версификации, используя кольцевой, повторяющийся рисунок одинаковых рифм сонета Петрарки на материале английского языка, лишенного такого количества слов с одинаковыми окончаниями, как итальянский. Как и Э. Спенсеру ей удается привнести в английский стих, отличающийся аллитерацией и тоникой, мелодизм ассонансов, плавность мелодии, гибкость и выразительность ритма и интонации. В качестве одного из примеров можно привести последние строки третьего сонета: Here laughing cupids bathe the bosom's wound,/There tyrant passion finds a glorious tomb! Такие аллегорические образы, как "Замок Целомудрия" (The Temple of Chastity – название второго сонета), "Беседка Удовольствия" (The Bower of Pleasure), восходят к поэме Спенсера "Королева Фей". Сам принцип драматизации лирического жанра сонета, который блестяще воплощает Робинсон, также разработан английскими поэтами эпохи Возрождения (Уайетт, Сидни, Шекспир). Некоторые из фраз являются прямыми реминисценциями из сонетов Сидни и Шекспира (Come, Reason, come…; …let me rest и т.д.). Многое объединят сонетный цикл Робинсон с классицистической традицией. Прежде всего, всю историю Сапфо, раскрытую сквозь призму монолога главной героини драмы, обрамляют зачин и финал, произнесенные от лица автора, что является подобием линейной структуры повествования. Каждый сонет имеет свое название соответственно этапам драматургического действия ("Сапфо обнаруживает свою страсть" (4), "Описывает проявления любви" (6), "Призывает Разум" (7), "Ее страсть нарастает" (8) и т.д.). Некоторые из строк заимствованы из названного стихотворения Поупа. С языком классицистической поэзии сонеты роднит также обилие персонифицированных абстрактных понятий. Отчасти и сама идея разрушения гармонии разума хаосом страсти близка классицизму. Однако, несмотря на синтетическую природу поэтики сонетного цикла, резкое неприятие поэтессой вольного обращения романтиков с каноническим жанром сонета, следует отметить несомненную принадлежность к романтизму данного произведения, новаторского по своему значению, поскольку шедевры сонетной лирики английских романтиков (Вордсворта и, прежде всего, Китса) появятся позже. Главная героиня сонетов Робинсон – личность исключительная, защитившая высокий идеал красоты и гармонии ценою гибели. Драма происходит во внутреннем мире героини и отражает неразрешимое противоречие самого бытия человека. Мотив божественного происхождения поэтического дара и угасания вдохновения в несовершенном, дисгармоничном мире – один из основных в сонетном цикле Робинсон и в творчестве английских романтиков (ода "Уныние" Колриджа, "Строки, написанные близ Неаполя" Шелли). Особое значение в русле романтической реформы английской поэзии приобретают яркие, парадоксальные, интеллектуальные и экспрессивные одновременно метафорические образы Робинсон.

Каталог: documents -> Кафедра%20замежнай%20літаратуры
documents -> Планы семинарских занятий по философии для студентов всех специальностей Уфа 2013
documents -> I методология психологии, предмет и методы психологического исследования
documents -> Положение о научно-методической работе преподавателей
documents -> Тесты для проверки самостоятельной подготовки студентов 1 курса социологического факультета мгу им. М. В. Ломоносова по курсу «Общая социология»
Кафедра%20замежнай%20літаратуры -> История французской литературы первой половины ХХ века


Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5   6


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница