Рефлексивные принципы, поведенческие стратегии



страница12/14
Дата30.07.2018
Размер5.41 Mb.
ТипКнига
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   14
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Любое живое существо, в том числе и человек, характеризуется двумя основными типами активности – активностью, направленной на навигацию в окружающем его мире, и поисковой активностью, целями которой являются поиск пищи либо избегание опасности. Каждый из типов активности реализуется на специфических, в известном смысле противоположных принципах. Навигация предполагает единство организма и среды, поисковая активность – различимость между организмом и противостоящим ему объектом. Различие принципов, лежащих в основе двух типов активности, находит своё продолжение в различии механизмов восприятия, их обслуживающих. Восприятие, обеспечивающее навигацию, строится на основе ориентации на целостные эффекты, связанные с взаимодействием организма и мира в процессе движения. Такое восприятие предполагает отображение единого комплекса («организм – мир») и ориентировано на сохранение инвариантов, возникающих в процессе такого взаимодействия. Второй тип восприятия изначально базируется на дискретном принципе функционирования и ориентирован на отдельные, вырывающиеся из контекста феномены. Объекты восприятия, обеспечивающего поисковую активность, выступают своего рода знаками, которые способны запускать определённые поведенческие механизмы и как таковые должны быть доступными восприятию в любых ситуациях, вне зависимости от того положения, в котором находится движущийся организм, а это значит, что они должны носить достаточно общий и абстрактный характер. Такое восприятие основано на абстракции из текущего строя готовых паттернов, вроде двухмерной формы ястреба, на которую так сильно реагируют кролики и куры.

Как известно, психика и сознание возникают на основе восприятия. Логично предположить, что два базовых типа восприятия – целостное и дискретное – находятся у истоков двух основных типов сознания, непосредственно-синтетического, привязанного к правому полушарию, и дискретно-пропозиционального, связанного соответственно с левым полушарием. Данные науки подтверждают эту гипотезу. Исследования показывают, что в любом акте человеческого сознания можно выделить два уровня: базовый, образно- символический, напрямую связанный с навигационным восприятием и протекающий в форме спонтанной игры образов и сопровождающийся синестезийными эффектами уровень сознания и уровень дискурсивного, строящегося на субъект-объектном принципе и реализующегося в знаковых, пропозициональных системах, эмоционально и образно нейтрального сознания, собственно говоря, того, что мы называем мышлением. Тот факт, что синтетическое сознание предшествует дискурсивному и последнее использует синтетическое сознание в качестве базы для своего развёртывания (это хорошо прослеживается при изучении микрогенеза дискурсивного мышления), отражает то обстоятельство, что активность живых организмов прежде всего должна обеспечивать их адекватную навигацию в окружающем мире и лишь затем – поиск пищи и избегание врагов. Иными словами, для того чтобы живое существо могло выполнять поисковую активность, оно уже должно быть способно адекватно организовывать свое перемещение (навигацию) в жизненном мире. В соответствии с этой исторической и логической последовательностью организации активности живых организмов выстраивается и восприятие, которое сначала открывает мир в целом, с точки зрения ответа на вопрос «Где я?», и лишь затем концентрируется на отдельных объектах этого мира. Подобный же порядок запечатлён в структуре сознания, в котором сначала формируется общее представление о мире в целом и лишь затем возникает инструментальное, дискурсивно-пропозициональное сознание.



Развитие человеческой деятельности и связанного с ней инструментального сознания приводит к росту автономии человеческого индивида и к формированию, а, в конечном счёте, к доминированию личностной субперсоналии в структуре человеческой субъективности, что со временем приводит к дисбалансу между синтетическим и дискурсивным компонентами человеческого сознания. Результатом этого дисбаланса становится гуманитарный кризис, основными симптомами которого являются обострение и неразрешимость так называемых экзистенциальных вопросов. Попытка их решения, предпринятая с позиций деятельностного сознания, привела к открытию важных принципов, обусловливающих формирование и функционирование человеческого сознания, Стало понятным, почему развитие деятельности радикально изменило «гомеостаз» человеческой субъективности и почему не приходится надеяться на его автоматическое восстановление. Оказалось, что альтернативы сознательному выстраиванию конструктивного взаимодействия между синтетическим и дискурсивным компонентами сознания не существует.

В рамках достижения этой цели (разрешения этой задачи) было проведено углублённое исследование образно-символического сознания. За всем разнообразием его феноменов удалось выявить общую, восходящую к опыту навигационного восприятия основу – так называемый бытийный опыт. Стало понятным, почему деятельностное сознание, будучи лишённым связи с бытийным опытом, радикально уязвимо перед лицом смерти и почему, в свою очередь, синтетическому сознанию присущи онтологический оптимизм и нечувствительность к так называемым экзистенциальным вопросам. Оказалось, что сопровождающее бытийный опыт переживание единства человека и мира в состоянии дезактуализировать основные мировоззренческие проблемы, стоящие перед человеком. Изучение принципов функционирования человеческого сознания позволило сделать вывод о том, что за чувством единства, сопровождающего бытийный опыт, стоит реальная связь человека и мира, и этот опыт ни в коем случае не должен восприниматься лишь в качестве полезной иллюзии, а есть по своему существу отражение реального положения вещей. А раз так, то отношение к даруемому бытийным сознанием освобождению человека от экзистенциальных проблем должно быть самым серьёзным и доброжелательным. Однако принятие такой установки выглядит как измена основным принципам деятельностного мировоззрения. Пытаясь разрешить эту проблему, мыслители пришли к концепту бытия как совокупности сущего. Оказалось, что так понятое бытие в состоянии дать дискурсивному сознанию достаточное количество аргументов, позволяющих занять конструктивную апофатическую позицию по отношению к бытийному сознанию и тем самым открыть возможность для его свободного развития и взаимодействия с деятельностным сознанием. Суть этой позиции заключается в признании факта ценности бытийного сознания и его принципиальной несводимости к дискурсивному типу субъективности. Понимание непосредственной спонтанной природы бытийного сознания означает, что любые попытки вмешательства в его функционирование со стороны деятельностного сознания, предпринятые в режиме настоящего времени, неизбежно приводят к разрушению бытийного сознания и, как следствие, к развитию мировоззренческого кризиса. Деятельностное сознание может и должно интерпретировать результаты, полученные в процессе функционирования бытийного сознания, но только постфактум. Конструктивное взаимодействие бытийного и деятельностного сознания предполагает нахождение их общей основы, с позиций которой бытийное и деятельностное сознание выглядят как различные проекции единой человеческой способности к самосознанию. Именно концепт бытия как совокупности сущего проявил себя как интегрирующий оператор, потенциально способный связать два столь различных начала, как бытийное и деятельностное сознание. Его формирование стало возможным благодаря рефлексивному анализу механизмов бытийного опыта и оценке его содержания с точки зрения факта человеческой смертности. Мировоззренческим результатом такой работы стало осознание того факта, что в бытийном опыте проявляется вечностная размерность человека и он выступает в нём как агент бытия, приходящего через человека к самосознанию. Рефлексивная легитимизация этих интуиций, сопровождающая актуальный процесс бытийствования, переживается человеком как опыт абсолюта и обладает необходимым катарсическим потенциалом для интеграции человеческой субъективности и разрешения основных экзистенциальных проблем, что позволяет заложить основу для нового великого синтеза человеческой субъективности, результатом которого может стать самостная самоидентификация человека с присущей ей свободой и ориентацией на вечностное измерение человеческой природы.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   14


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница