Развитие техносферы и личностных качеств как планетарного явления



страница3/9
Дата04.01.2018
Размер153 Kb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9
Антиличность как кризис личности.

В Новое время антропоцентрическое мировоззрение возобладало, - человек был объявлен венцом творения, а его деятельность - высшей формой развития. К сожалению, мы наблюдаем это до сих пор, поскольку даже в самых радикальных экологических программах вопрос о спасении природы ставится во имя человека и для его блага. Создание материальной культуры, утилизация многих форм природной энергии, которую удалось человеку поставить на службу своим интересам, создание искусственной среды обитания и техническое усиление своих природных способностей - все это убедительно доказывает наступление нового этапа – техносферы. Всё это способствовало созданию особой системы воспитания востребованных в человеке личностных качеств.

Вследствие этого очень сложно понять, как из достоинств современного человека возникает реальная возможность гибели мира, но эта связь существует. Убежденный в своем могуществе человек, окруживший себя небоскребами из стеклобетона выступает в роли неуёмного правителя, отгородившегося от мира. Его, казалось бы, естественные стремления к совершенствованию мира становятся разрушительными, сознание утрачивает планетарное мышление и замещается сиюминутными потребностями. Вырвавшись из плена природы, человек становится пленником мира второй природы, созданного им же самим и более уязвимым, чем прежде.

Всестороннее расширение техносферы, проникновение ее во все области жизни, начиная с практической и заканчивая духовной, изменяет человека как личность. В процессе нарастания потоков новой информации, ставшими условием экономического и социального развития, встала потребность эффективной технологизации человеческих способностей. Мы можем столкнуться с проблемой, когда техника превратит потребности человека из чисто человеческих в потребности человеко-машины, т.е. овладевая человеком как личностью и превращая его в антиличность. В результате этого возникает «потребность в том, чтобы считаться с субъективностью информационных процессов, происходящих у людей»11. Ведущим элементом человеческого бытия выступает уже не материальное бытие и даже не духовное, а мысленное бытие. «Новая формула бытия обнаруживает себя за гранью культурного мира человека – человеческого в нём»12. Создается впечатление, что Разум выбирается из биологической оболочки и начинает самостоятельное существование, творя окружающий мир. Мыследеятельное отличается от духовного тем, что последнее связано с человеческими органами чувств, а конец ХХ века знаменует собой потерю чувствительности человеческим организмом, поскольку он переполнен господством искусственной среды.

Сегодня высокие технологии, внедряемые в повседневную жизнь человека, вызывают чувство глубокого уважения и даже пре­клонения. «Компьютер умнее многих людей, мобильный теле­фон реализует множество функций, автомобиль стал жизненно необходим. А люди? Они остаются в стороне, поскольку… мало функциональны, беспомощны. Индустриального человека не волнует судьба других людей, ему безразличны их тревоги, надежды. Более того, он не испытывает по отношению к ним ни ненависти, ни жалости, ни ответственности - он бого­творит технику. Вследствие чего «происходит постепенное отчуждение чувств от человека»13, поскольку окружающая среда становится преимущественно искусственной, информационной и, соответственно, внутренняя духовная жизнь человека - рационализируется и технологизируется.

Современные социологи обозначили новую генерацию молодых людей, активно вовлеченных в мир компьютерных технологий «Ноmo Digital»14, у которых отмечается потеря навыков самостоятельного написания текстов и создания рисунков, катастрофическая утрата грамотности и вычислительных способностей15. Исследователей настораживает и тот факт, что «Ноmо Digital» обладают клиповым мышлением и теряют чувство сопереживания16. Более того, «человек, полноценно живущий в виртуальной реальности и «возвращающийся» в вещную реальность только ради поддержания своих физиологических функций…», теряет всякие связи «с трансцендентным образцом и приводит к тому, что появляется недетерминированный субъект»17 или по выражению В.Г.Федотовой - «неукорененный массовый отшельник»18. Это - весьма опасные тенденции.

В различных проявлениях культурной жизни все более проявляется интеллектуальность, во взаимоотношениях людей, отношению к своей стране, к природе в большей мере потребительский расчет, в изобразительном искусстве натурализм, реализм вытесняются экспрессионизмом, и в целом, мыследействующим искусством. Поэтому, в мире, где обитает человек, становятся лишними чувствительность и сердечность, гуманность и патриотичность, целомудрие и чуткость, ибо всего этого не нужно при общении с машиной. «Кибернетическая личность, - пишет Э.Фромм, - руководствуется исключительно рацио­нальными категориями, причем такого человека можно назвать моноцеребральным (курсив - Э.Ф.) - человеком одной мысли («одного измерения»). Моноцеребральная личность настолько сильно вписана в автоматизированную систему, что фактически между ними складываются некоторого рода симби­озные отношения»19.

Компьютерная революция, предоставив новые возможности, вместе с тем, создала предпосылки для появления ситуации содержащей потенциальную угрозу для личности. Перефразируем образное выражение М.Фуко, - личность может исчезнуть, как исчезает лицо, начертанное на прибрежном песке20, поскольку личностные качества в самом человеке девальвируются. Рождается особый образ личности, поскольку ценность человеческой личности начинает измеряться качеством выполнения функциональных обязанностей, практическим успехом, карьерным ростом. Поскольку техносфера целиком и полностью нацелена на мир физический, видимый, сиюминутный, то, соответственно, вполне закономерным является тот факт, что техносфера активно взращивает в человеке материалистическое сознание, зачастую даже принуждая его к этому. Таким образом, материализм, постановка во главу угла практической пользы, - вот качества личности, формируемой техносферой. Практический успех, извлечение пользы становятся критерием истины. Поскольку человеческая личность – иррациональна, рождение нового техносферного сверхрационального человека - есть смерть человека иррационального, разрушение человека как образа Божия. Но основным качеством человека, делающим его личностью, является жизнь духа, которая по определению иррациональна, а суть её заключается в соприкосновении человека с вечностью. Техносфера же, напротив, фокусируясь на вопросах практических, мощно противостоит жизни духа, является антиномичной ей. Направленность техносферы такова, что она отрывает человека от вечности и создает антиличность, псевдоличность.

В современном обществе, провозглашающем любовь к человеку, заботу о нем, обсуждающем проблемы че­ловеческого фактора, человеческих ресурсов и человеческого потенциала, как утверждает современный философ О.Д.Гаранина, происходит явная перверсия нравственных ценно­стей, т.е. отклонение от нормы. Происходит трансформация гуманистических нравственных ценностей в некие новые содержательные обра­зования, привлекающие современного человека. Возникает вопрос: «то, что общество переживает в нравственной сфере сего­дня, можно расценивать как болезнь переходного периода (по­добно той, которая поразила общество в период разложения Рим­ской империи и обусловила переход к высокой духовности хри­стианства) или мы являемся свидетелями рождения новой морали - морали «по ту сторону добра и зла», свободной от нравственных ограничений и воспевающей образ ницшеанского сверхчеловека, который владеет информацией, знаниями, но забыл об ответст­венности за свои поступки?»21.

Сегодня степень антроподеформации приближается к своей критической точке, поскольку атомизация общества, разинтегрированность его членов общим стремлением к успеху и личным достижениям, утрата смысла жизни, симптоматически проявляющая себя в распространении алкоголя и наркотиков; в резком ухудшении экологической обстановки. Ж.Аттали и Ф.Фукуяма22 говорят о потребности в новом мировоззрении, основанном на принципе доверия, поскольку в глобальном плане требует доверия развитие новых информационных технологий и связанных с ними экономических структур - электронной коммерции, бизнеса. Подобного рода задачи требуют и нового, мы бы сказали – ноосферного мировоззрения, основанного не на культе индивидуальной свободы, а на отражении общности интересов. Рациональный расчет, на котором базируется современное общество, мы вслед за Ф.Фукуямой считаем недостаточным для успешного развития общества, он должен быть дополнен моральными обязательствами. В связи с этим, - как утверждается в одной коллективной монографии, «ценности, сформированные в рамках российской национально культурной идентичности, могут быть востребованы этим новым мировым сообществом. Идея соборности, разрабатываемая в русской религиозной философии, идея планетарного единения в русском космизме, стремление к отзывчивости, прощению, характерные для менталитета русского народа, становятся востребованы в общечеловеческом плане»23.




Каталог: cong files
cong files -> Перспективы образования в диапазоне конфликта «человеческое – пост(не)человеческое будущее»
cong files -> Религиозные представления японцев
cong files -> Интернет-коммуникации как фактор формирования социокультурной идентичности
cong files -> Зачем экономике нужна культура?
cong files -> Программа для I-II ступени обучения / Г. С. Попова Санаайа. Мин-во образования рс
cong files -> Аутентичность этнических традиций как инструмент культурной политики
cong files -> Культурологическая экспертиза в контексте процесса институциализации
cong files -> Модусы субъективности в культуре Конев Владимир Александрович
cong files -> Креативность культуры: ценность и отчуждение
cong files -> Эгоцентрические культурфеномены личности в современной культуре российского арт-рынка


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница