Разумное поведение и язык



Pdf просмотр
страница761/764
Дата30.07.2018
Размер8.86 Mb.
1   ...   756   757   758   759   760   761   762   763   764
Рецензии и комментарии
817 Впрочем, аналогий между пением и языком обнаруживается чем дальше, тем больше, и тем они глубже — вплоть до генов набор тех генов, которые отличают певчие виды от их ближайших непоющих родственников, оказался очень сходен стем, что участвует в обеспечении человеческой речи (см. [Jarvis 2014] и другие статьи в том же номере Science). Вокализацией у (эволюционно далеких друг от друга) певчих воробьиных, колибри и попугаев управляют зоны мозга, функционально аналогичные речевым зонам мозга человека и расположенные тоже, как у человека (в норме у правшей), в левом полушарии. И это притом, что способность продуцировать сложно организованные звуки, обучаясь этому при помощи звукоподражания вовремя чувствительного периода, у певчих воробьиных, колибри, попугаев и человека возникла независимо. Возможная причина этого состоит в том, что у природы есть в запасе не так уж много вариантов того, что пригодно для эволюционного формирования сложной вокализации [Наймарк
2014]. Но сложно организованная звучащая речь, по-видимому, не является определяющей особенностью человеческого языка, человек может организовать настоящий языки с использованием другой модальности — жестовой. Гораздо более важными являются другие свойства человеческого языка в их числе можно назвать, например, как отмечает АД. Кошелев, сложные механизмы образования переносных значений у человеческих слов. Действительно, льва или тигра можно назвать кошкой, а волка собакой — нет, возможно, как пишет Кошелев, по причине слишком сильного сходства. Если такое употребление возникнет, это будет ненастоящая метафора, а сверхгенерализация, когда в число того, что можно назвать некоторым словом, попадает слишком широкий круг разнообразных объектов. На практике, однако, отличить метафору от сверхгенерализации не всегда просто. Вот, например, когда кошкой называют тигра — это метафора. А когда кошкой в точно таких же контекстах называют не менее хищного, но существенно более мелкого манула или оцелота? На кого манул или оцелот похож больше — на тигра и льва (и тогда это настоящая метафора) или на домашнего кота (и тогда это, конечно же, сверхгенерализация)? Другой пример. Маленький Митя (1;2) называет словом «кися» любых кошек — живых, игрушечных, нарисованных, но как-то раз он назвал этим словом мягкую и приятную на ощупь тряпку. Была ли это настоящая метафора (в предположении, что тряпка показалась ему похожа на кошку в каком-то существенном аспекте) или сверхге- нерализация (в предположении, что слово «кися» годится для наименования всего мягкого и приятного, тем более что других слов Митя на тот момент произносить неумел Впрочем, не будучи компетентным специалистом в области семантики, я не могу вынести сколь-нибудь научно значимое суждение поданному вопросу. С моей точки зрения, наиболее важным свойством языка является достраи- ваемость: для того, чтобы порождать высказывания на языке, нам необязательно повторять в точности то, что мы когда-то слышали, мы можем, зная некоторое




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   756   757   758   759   760   761   762   763   764


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница