Разумное поведение и язык



Pdf просмотр
страница760/764
Дата30.07.2018
Размер8.86 Mb.
1   ...   756   757   758   759   760   761   762   763   764
Рецензии и комментарии
816 имея ввиду никаких глобальных перспектив, отдельные языковые элементы могут изменяться сами по себе, — нов результате получается целостная картина, которую невозможно было бы предугадать, зная любой из слагающих ее элементов в отдельности. Русскоязычного читателя, возможно, позабавит следующий пример эмерджентности из разговорного русского языка.
1. На некотором этапе истории русского языка г между гласными в окончании род. пед. ч. местоименного склонения (и, соответственно, полных форм прилагательных) перешло в в, поэтому мы пишем всего, полного, ничего, а говорим «все[в]о», «полно[в]о» и «ниче[в]о».
2. В современном русском языке в беглом произношении в некоторых позициях утрачиваются звонкие согласные, в частности в, поэтому вместо правильно можно нередко услышать «прально», вместо ничего — «ничё».
3. В современном русском языке имеется тенденция к сокращению сферы действия правила, предписывающего замену именительного и винительного падежа на родительный при отрицании, — становятся возможны такие употребления, как Письмо не пришло, Чудо не произошло. Вследствие этого форма ничего в
Ничего не произошло (или в других подобных выражениях) получает возможность быть осмысленной как номинатив (и ничто этому не мешает, поскольку конкурирующей формы номинатива для большинства контекстов нет *Ничто не
произошло, *Ничто не случилось сказать нельзя. В результате в просторечии появляются такие употребления, как Чего произошло? (с таким же снятием отрицания как в случаях Письмо не пришлоПисьмо пришло? или Никто не прие-
халКто приехал?), где форма чего воспринимается как именительный падеж. Все три перечисленных тенденции действуют самостоятельно, без всякой связи друг с другом. Но одним из результатов их совокупного действия является регуляризация парадигмы вопросительного местоимения в разговорном русском, ср. всеговсему — им. п. всё; моегомоему — им. п. мое; чего, чему — им. п. чё. Одним из следствий того, что формирование человеческого языка понимается У. Т. Фитчем как объединение независимо возникавших входе эволюции свойств, является поиск аналогий отдельным чертам человеческого языка среди характеристик коммуникативных систем других видов. Одна из наиболее разработанных к настоящему времени подобных аналогий — это аналогия между человеческим языком и птичьим пением там и там порождаются сложно структурированные звуки. Е. Н. Панов, стремясь опровергнуть такое сопоставление, говорит о поверхностности аналогии между пением и языком — но при этом вынужден цитировать самого Фитча, который честно и недвусмысленно пишет о том, что отмечаемое им сходство касается структуры, ноне распространяется на главное — содержание сообщений. Таким образом, читатель, прочитавший книгу с достаточным вниманием, сможет увидеть и аналогию, и ее неполноту, что делает замечание Панова скорее излишним. Хотя, возможно, для читателя невнимательного оно будет полезным, так как заострит важные для Фитча моменты пусть и через призму критики и альтернативного взгляда.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   756   757   758   759   760   761   762   763   764


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница