Разумное поведение и язык



Pdf просмотр
страница723/764
Дата30.07.2018
Размер8.86 Mb.
1   ...   719   720   721   722   723   724   725   726   ...   764
Рецензии и комментарии
775 Сходство заключается в том, что умение продуцировать вокализации как таковые является врожденным, но овладение вокализациями определенного типа требует научения. Кроме того, здесь можно говорить о своего рода двойном членении, когда некий вокальный алфавит позволяет порождать на его основе более сложные структуры. Как алфавит, таки порождаемые им структуры не требуют семантизованности: типичным является передача эмоционального состояния и т. п. (вопрос о возможной адаптивности такого поведения оставляем в стороне. В кратко описанной концепции просодического языка можно увидеть аналогии стем, как Л. С. Выготский описывал становление языка в онтогенезе. Он настаивал на том, что мышление и речь имеют генетически совершенно различные корни [Выготский 1982: 89]. При этом если мышление по определению интеллектуально, рассудочно, то речь в своих истоках эмоциональна и волитивна. Совмещение или, скорее, пересечение этих двух линий дает язык, позволяющий, с одной стороны, оперировать абстракциями высокого порядка, ас другой — передавать тончайшие оттенки эмоциональных и волевых импульсов. Но до конца аналогия не работает. Дело в том, что Фитч, его предшественники и единомышленники фактически исходят из того, что в течение длительного периода времени древние гоминиды пели в целях самовыражения, выражения эмоций и т. пне используя при этом доступные им вокализации для решения социальных, когнитивных и иных задач, — так сказать, оттачивали форму речи в отвлечении от ее потенциального содержания. Такая картина выглядит по своей сути афункциональной, антиэволюционистской. В целом приходится констатировать, что загадку сведения воедино разных компонентов языка в процессе антропогенеза Фитч не решает. Этот механизм, ведомый эволюцией, остается скрытым от нас. Есть все основания опасаться, что, положив в основу гипотезы, развиваемые в монографии, и должным образом формализовав их, мы не сможем смоделировать компьютерными средствами ту самую эволюцию языка, которая дала название монографии.
Фитч, безусловно, заслуживает благодарности за огромную работу по систематизации эмпирического и аналитического материала, который в результате оказывается доступен читателям разных специальностей. Мимо этой монографии не сможет пройти ни один исследователь, серьезно интересующийся проблемами возникновения и развития языковой способности человека. Литература Блинов и др. 2004 — Блинов А. К, Ладов В. А, Лебедев МВ Аналитическая философия. М, 2004.
Выготский 1982 — Выготский Л. С. Мышление и речь // Выготский Л. С. Соч Вт. Т. 1. 1982.
Касевич 1998 — Касевич В. Б. Онтолингвистика, типология и языковые правила // Языки речевая деятельность. Т. 1. 1998. С. 31—40.
Касевич 1988 — Касевич В. Б. Семантика. Синтаксис. Морфология. МАГ. Козинцев (Санкт-Петербург)

1

Фитч У. Т. Эволюция языка / Перс англ, науч. ред. и послесл. Е. Н. Панова; послесл. АД. Кошелева. М Языки славянской культуры, 2013. — 768 с.
ISBN Уильям Текумзе Фитч — американский когнитивный биолог, ныне профессор Венского университета, занимающийся эволюцией когнитивных способностей и коммуникацией (особенно вокальной) у животных и человека, автор многочисленных исследований по анатомии голосового аппарата млекопитающих, в том числе приматов, и птиц. В центре его научных интересов — возникновение языка и, как ни удивительно, музыки. Его монументальный труд, опубликованный в русском переводе через три года после его появления в издательстве Cambridge
University Press в 2010 годна из самых серьезных и полных сводок фактов, относящихся к глоттогенезу, — без сомнения, лучшая из всех, что опубликованы на русском языке. Впрочем, уже после выхода оригинала появилась целая энциклопедия по происхождению языка, включающая статьи 65 авторов и охватывающая почти весь спектр мнений [Tallerman, Gibson 2012]. Книга Фитча состоит из четырех частей. Первая из них представляет собой введение в проблему глоттогенеза. Автор продолжает свои давние попытки примирить теорию Н. Хомского с дарвинизмом (как известно, он даже опубликовал две статьи в соавторстве с Хомским [Hauser et al. 2002; Fitch et al. 2005]). Фитч утверждает, что истинный Хомский» совсем непохож на ту карикатуру, которую на него рисуют. Насколько это так, судить трудно, поскольку не вполне понятно о каком Хомском — прежнем или нынешнем — идет речь. То, что в прошлом он придерживался в вопросе о глоттогенезе откровенно антидарвинистских взглядов, — общеизвестный факт. В последние же годы Хомский действительно сделал ряд серьезных уступок ив своей минималистской программе отступил на позицию FLN (faculty of language in the narrow sense). Теперь он полагает, что у языка есть лишь одна уникальная черта — способность к рекурсии. Все прочие черты попадают в категорию FLB (faculty of language in the broad sense), и ими можно пожертвовать, поскольку они проявляются и у животных, по крайней мере в экспериментах. Поэтому к FLB оказалось причислено и использование символов. Эта уступка — намой взгляд, самоубийственная — ослабила позиции не только самого Хомского и его сторонников, но и всех приверженцев идеи качественного своеобразия языка. Соответственно, она укрепила позиции противни Впервые опубликовано в журнале Вопросы языкознания. № 4. 2014. С. 133—139.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   719   720   721   722   723   724   725   726   ...   764


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница