Размышления о прагматизме



Скачать 358.88 Kb.
страница1/6
Дата14.05.2018
Размер358.88 Kb.
  1   2   3   4   5   6

РАЗМЫШЛЕНИЯ О ПРАГМАТИЗМЕ

Vernunft fangt an zu sprechen. Und Hoffnung wieder an zu bluhn. Man sehnt sich nach des Lebens

Bachen.

Ach nach des Lebens Quellen hin. Goethe. Faust I :!{.



Kai^ ov6e\g paU,ei orvov veov Лс: aoxovs na^aioug.

Ката Mapxov, 2, 22^.

Прагматизм явление интересное'. На современном философском безрыбье, когда и Саул во пророках*^, когда ремесленные производители философской бижуте­рии переполняют кафедры и книжные рынки,— прагма­тизм по праву обращает на себя почти всеобщее внима­ние и по праву может быть назван тем “раком”, который многие охотно примут за настоящую “рыбу”. От полных учености, трудолюбия и методического упорства книг сов­ременных немецких философов с удовольствием перехо­дишь к творениям прагматистов, полных свежести, даровитости и ка-кого-то философского “кислорода”. С таким удовольствием после упорного дня, проведенно­го в книгохранилище, выходишь на оживленную улицу, испещренную огнями, загадочную непрерывным мелька­нием незнакомых лиц.

Прагматизм родился под счастливой звездой. Не ус­пел он еще вылупиться из яйца и как следует осмотреть­ся в этом мире, как во всех частях света его стали чест­вовать приветствиями, статьями, критикой, опроверже­ниями. Это ему очень на руку. Быть может, прагматис­там не нашлось бы никакого специального дела, ника-кого истинного Jipay^a^***, им одним свойственного, из их философии вытекающего: но журнальный шум, ознамено-



1 Реферат, прочитанный в Р<елигиозно>-ф<илософском> обществе памяти Вл. Соловьева 26-го февраля 1910 года. Напечатан в Моек < о веко м> Ежен<едельнике>, №№ 17—18.

16 В, Ф. Эри

вавший рождение прагматизма, спас новорожденных прагматистов от возможного безделья и доставил им много, впрочем, самого обыкновенного дела: корреспон­денцию, полемику, разъяснения, пропаганду и тому по­добные принадлежности всякого живого литературного движения.

Кислороду тут много. Живость прагматического дви­жения поистине американская и внушает даже какие-то нефилософские мысли. Но вот в чем вопрос: есть ли у прагматизма реальная сущность? Есть ли в нем хоть од­но новое слово, которое сообщило бы ему действительно оригинальную физиономию? Которое утвердило бы его права не только в европейско-американских обществен-ных настроениях, но и в царстве благородных мыслителей, открывавших новые точки зрения, созидавших новые фи­лософские ценности? В своей попытке ответить на этот вопрос я остановлюсь лишь на Джемсе, бесспорно самом крупном и самом значительном прагматисте, но все ска­занное—именно потому, что Джеме самая большая сила прагматизма,— a fortiori :\t будет относиться и вообще ко всему прагматизму.

Прежде всего необходимо устранить одну иллюзию. Да не поставят знак равенства между Джемсом и праг­матизмом! Прагматизм в изложении Джемса и Джеме в рамке и под стеклом прагматизма—^то далеко не одно и то же. В прагматизм попадает лищь кусочек Джемса — прагматизм случайное одеяние Джемса,— а сам он, ду­ша его бесконечно значительнее, бесконечно глубже и сложнее прагматизма. Автор “The principles of psycho­logy”, автор “Многообразия религиозного опыта” — как редко одаренная личность, как окрыленная поистине фи­лософским Эросом натура, не может исчерпаться и адек­ватно выразиться в эклектическом и по существу неопре­деленном прагматизме*^.

Он придает чарующую прелесть прагматизму. Под его пером прагматизм блещет всеми красками жизни, пе­реливается трепетом и тревогой мирового искания. Нель­зя всей душой не откликаться на его речь, сдержанно-вдохновенную, питаемую внутренним огнем и сердечным жаром. Обаянию личности Джемса поддашься невольно и безраздельно. Но прагматизм? Можно ли прагматизму

Борьба за Логос. Размышления о прагматизме 17

уделить хотя частицу восторга, непрерывно называемого Джемсом? Отставьте Академию от Ломоносова — и в Академии останутся лишь стены да мебель. Отставьте прагматизм от Джемса, и в прагматизме останется бес­принципный хаос самых разнообразных философских от­рывков. Софистический релятивизм, столь характерный для прагматизма, заимствуется прямо у современных ев­ропейских философов. Софистический релятивизм есть болезнь современного духа, захватившая десятки мысли­телей, имеющая огромную сферу действия, и прагматизм,. всецело принявший эту болезнь внутрь себя, быть может и поступил очень “практично”, ибо поплыл по течению, но этим лишил себя всякой идейной оригинальности. Прагматизм эклектичен, не созидает новых точек зре­ния, не имеет ни одного творческого fiat*, которое отли­чает всех великих мыслителей; он в идее своей лишь гид, путеводитель, имеющий целью лишь ориентировать. За­дача все же почтенная, но, к сожалению, этот гид себе на уме и, как всякий гид, норовит провести мимо истин­ных сокровищ духа и останавливает перед банальностя­ми. Джеме, извлекающий из прагматизма столь сильные звуки, подобен самородку, который передает свою вели­кую душу через три самодельные струны, но заставьте играть на этих трех жалких струнах другого, самого ге­ниального музыканта — и эти струны будут бессильно бренчать. Очевидно, инструмент не годится. Вечно новое вино философского Эроса вливается Джемсом в мехи старые, обветшавшие. Что ж, вино это будут сбирать те, у кого мехи поновее, а концепции Джемса—его случай­ный философский костюм — будут сданы в архив.

II

Если б Платон, не встретив Сократа и не нашедши се-ся, остался при точке зрения Протагора и свою велико­лепную писательскую деятельность посвятил пропаганде протагоровского релятивизма, он все же остался бы Пла­тоном. Изложение его было бы страстным, блестящим, божественно отражающим конкретность и сложность жизни. И сквозь рубища релятивизма проглядывал бы таинственный гений, ниспосланный свыше. Так и талант­ливый Джеме, очевидно, не встретивший своего Сократа, не переживший безмерную реальность невидимого цар­ства Идей, даже в рубищах прагматизма являет собой






Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5   6


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница