Р. Ф. Туровский Региональная идентичность в современной России



страница1/6
Дата29.01.2018
Размер0.69 Mb.
  1   2   3   4   5   6

Р.Ф.Туровский
Региональная идентичность в современной России

Введение

Характерной чертой посткоммунистической трансформации советского общества стало формирование регионального самосознания. В обществе определились две противоположные тенденции. С одной стороны постепенно, с большим трудом складывается российская общегражданская идентичность со своим набором консенсусных ценностей. С другой стороны происходит регионализация общественного сознания, которая стала реакцией на кризис общенациональной идентичности, возникший в результате распада СССР. Этот процесс по-разному толкуется современными исследователями. Одни считают, что региональные ценности, наряду с этнонациональными, замещают в общественном сознании комплекс ценностей советского периода. Как правило, регионализация воспринимается ими как временное явление, характерное для переходного периода модернизации советского общества. Другие видят за ней глобальный процесс, поскольку возрождение регионального самосознания активно идет в европейских странах, где на месте национальных государств формируется объединенная, но многообразная и полицентричная “Европа регионов”.

Тема региональной идентичности в современной России является недостаточно исследованной. Отсутствие точных данных о соотношении региональных, национальных и общегражданских ценностей в сознании россиян и тем более о межрегиональных различиях по этому показателю приводит некоторых исследователей к попыткам отрицать существование самого феномена. Его наличие безусловно признается в национальных республиках, где региональная идентичность является “довеском” к национальной и превалирует над общероссийской. В то же время ситуация в русских районах остается неясной. Распространены представления о том, что русский народ не имеет своей географии, что этнографические различия между районами страны незначительны, полностью стерты и никогда не смогут возродиться. Однако события последних лет, в особенности 1996-98 гг. показывают, что в русских регионах тоже происходит рост самосознания. Если раньше это явление целиком и полностью ассоциировалось с республиками, то сейчас процесс постепенно захватывает русские регионы России.

Зримым доказательством становится обострение отношений по линии “центр-провинция”. Эти отношения всегда были непростыми и даже антагонистическими, но сейчас между Москвой и остальной Россией нарастают экономические и политико-культурные противоречия системного характера. Появились различия не только в уровне и качестве жизни, но и на уровне ценностных систем, проявляющиеся в типах политического поведения и голосования. В стране усиливаются антимосковские настроения, в то время как провинция все чаще пытается обрести, доказать самой себе и всем остальным свою самость. Появилась своеобразная “провинциальная идентичность”: провинция считает себя настоящей, коренной Россией и отрицает за Москвой право называться Россией, русским городом. Раскол “Москва - провинция” за последние годы углубился, и не случайно многие исследователи говорят о появлении особого московского субэтноса в результате культурной трансформации москвичей, утративших связь с остальной Россией. Углубление этого раскола стало предпосылкой для развития регионализма и автономизма, затронувшего русские регионы.

Однако провинция тоже неоднородна. Здесь проживает подавляющее большинство россиян, и существуют свои внутренние разломы, которые формировались на протяжении веков. Вопрос о наличии у русских регионального самосознания является дискуссионным. Если по поводу москвичей сложилось мнение, что они представляют собой особую общность, то в отношении остальной России существуют различные точки зрения. Есть крайняя позиция, что для русских характерна “аспатиальность” (от греч. a – отрицательная частица, и англ. space - пространство), означающая, что русские не чувствуют пространства и его дифференциации (точка зрения политико-географа Л.Смирнягина1). Это приводит к отрицанию существенных региональных различий между русскими.

Но исследования многих ученых, в т.ч. и автора данной работы показывают, что у русских, как и у других народов, существует определенное сочетание региональных и общенациональных ценностей. В русской идентичности несомненно присутствует региональная составляющая, хотя и более слабая, чем у других народов. Проблема в том, что культурные границы между различными русскими ареалами сильно размыты, и в России практически отсутствует характерный для большинства европейских государств феномен исторических (культурных) провинций - сформировавшихся много веков назад, компактных, с определенными границами, центрами, символами и ярко выраженным самосознанием. За годы советской власти культурные различия между территориями стали еще на порядок меньше, чем до революции. Однако исходная размытость культурных границ и их дальнейшее стирание в 20 веке не означают отсутствие самого феномена региональной идентичности.

Региональное самосознание не является новым феноменом в российской истории. Межрегиональные различия политико-культурного характера сглаживались и подавлялись в Российской империи и СССР, стирались в результате новейших миграционных процессов, но они не были уничтожены, и в провинции всегда существовали центры культурогенеза (не всегда заметные и принимаемые во внимание центром, но такова уж специфика России и менталитета столичных ученых). В результате перестроечных процессов очевидными стали:

а) деградация и дискредитация унитарной модели государственного устройства;

б) падение политической дееспособности центра и соответственно развитие региональной инициативы;

в) постепенная делегитимация Москвы как российской столицы и центра русской культуры.

Результатом стало частичное возрождение регионального самосознания в его традиционных формах (например, казачество). Появились новые формы регионального самосознания (например, идентичность российских республик).

Региональная идентичность становится в нашей стране важным объектом исследования. Появляются работы, посвященные исследованию особенностей политической культуры в регионах. Процесс возрождения регионального самосознания был стимулирован особенностями политического развития перестроечной и постсоветской России. Прежде всего речь идет о развитии в России федеративных отношений, которые были искусственно навязаны обществу элитой (поскольку являлись уступкой центра национальным элитам республик), но через определенное время стали политической реальностью при всем несовершенстве и аморфности Российской Федерации как государственной системы. Результатом стало превращение административных единиц в полугосударственные образования - субъекты федерации.

Феномен постсоветского регионального самосознания возник в национальных республиках, которые в 1990-91 гг. провозгласили свой суверенитет и стали восприниматься как форма национальной государственности. В результате в республиках стала формироваться своя идентичность, отличная от российской. Представители титульного этноса стали считать первичной и определяющей свою принадлежность именно к республике, а уже потом к России. В дополнение к расколу “центр - провинция” появился новый раскол “центр - национальные республики”, причем в каждой республике сформировалась собственная идентичность.

Усиление сепаратистских и автономистских тенденций в республиках стимулировало похожий, хотя и более слабый процесс в краях и областях. Борьба за повышение политического статуса краев и областей, за равноправие субъектов федерации (что подразумевало повышение статуса краев и областей) привели к развитию регионального самосознания в русских регионах России и усилению автономистских тенденций в местных элитах. Таким образом, в 1990-е гг. начался процесс “разъедания” общероссийской идентичности, который захватил не только республики (где региональная идентичность сочеталась с национальной), но и русские регионы.

Значимость регионализации общественного сознания в России пока не следует преувеличивать. Можно говорить о формировании особой идентичности в Москве и национальных автономиях, тогда как основная часть российской территории и большинство населения на первый взгляд сохраняют свою “аспатиальность”. Однако такие очевидные процессы, как рост региональной автаркии, распад единого экономического пространства, резкое снижение территориальной мобильности из-за высоких транспортных тарифов и цен на билеты способствуют обособлению регионов. Федеративная модель отношений между центром и регионами сама по себе служит еще одним мощным стимулом.

Исследование рассматриваемого процесса может быть только комплексным, использующим различные подходы. Данные позитивистской социологии не позволяют отследить его целиком и спрогнозировать тенденции. Поэтому при анализе процессов развития регионального самосознания в современной России необходимо использовать четыре подхода:

а) культурологический (процессы современного культурогенеза в российских регионах и их политические последствия);

б) политологический, включая этнополитологический (региональный политический процесс, его специфика и значение для общенационального политического процесса, соотношение регионального и общенационального в российской политике);

в) электорально-географический (выявление политико-идеологических, ценностных различий между регионами с помощью анализа географии выборов);

г) социологический (анализ соотношения регионального и общенационального в представлениях россиян в различных регионах).




Каталог: files
files -> Истоки и причины отклоняющегося поведения
files -> №1. Введение в клиническую психологию
files -> Общая характеристика исследования
files -> Клиническая психология
files -> Валявский Андрей Как понять ребенка
files -> К вопросу о формировании специальных компетенций руководителей общеобразовательных учреждений в целях создания внутришкольных межэтнических коммуникаций
files -> Русские глазами французов и французы глазами русских. Стереотипы восприятия


Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5   6


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница