Публицистика Андрея Белого в биографическом и историко-культурном контексте 1916


Глава IV. Смерть Андрея Белого и ее отражение в периодике середины 1930-х гг



Скачать 424.5 Kb.
страница11/26
Дата21.08.2018
Размер424.5 Kb.
ТипДиссертация
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   26
Глава IV. Смерть Андрея Белого и ее отражение в периодике середины 1930-х гг. Задача заключительной главы – выявить отклики на смерть Андрея Белого в советской и эмигрантской периодике, проанализировать содержащиеся в них оценки публицистического дискурса писателя и определить их значение для посмертной репутации писателя.

Дискуссия об итоговой оценке Белого – публициста и художника – началась осенью 1933 г., затем обострилась во время похоронных мероприятий и велась на протяжении всего 1934 г. В многочисленных статьях и некрологах жизнь и творчество писателя были подвергнуты придирчивому рассмотрению, были произведены попытки определить его место в истории русской и советской литературы.

Общественный интерес к смерти Белого подогревался каскадом политических скандалов: резкие предисловия Л.Б. Каменева к «Началу века» и «Мастерству Гоголя» (1933 г.); некролог Б.Л. Пастернака, Б.А. Пильняка, Г.А. Санникова в газете «Известия» (9 января 1934 г.), объявлявший Белого гением советской литературы; данное Президиумом ССП задание журналам и газетам опровергнуть основные тезисы этого некролога как не отвечающего требованиям советской идеологии.

При анализе причин, приведших писателя к преждевременной кончине, преимущественное внимание уделяется разносной критике в адрес Белого-публициста со стороны Л.Б. Каменева: своими предисловиями он фактически вычеркивал Белого из литературного процесса. Опальный партийный деятель, он занимал пост директора издательства «Academia» и оставался проводником идей коммунистической партии. Анализируются причины крайне болезненной реакции Белого на каменевские статьи: дополнительный вес им придавало то, что Каменев первоначально планировался на приближающемся I съезде ССП в качестве основного докладчика.

Подробно рассматриваются идеологические акценты в первых некрологах и извещениях о смерти Белого, опубликованных в советских и эмигрантских изданиях («Правда», «Известия», «Вечерняя Москва», «Последние новости», «Возрождение» и др.). Анализируется некролог в газете «Известия», подписанный Пастернаком, Пильняком и Санниковым. К исследованию привлекается не только печатный текст некролога, но и черновой автограф (частное собрание). Выявляются те подтексты, которые могли вызвать недовольство в Оргкомитете ССП. Доказывается, что некролог содержал прямую полемику с суждениями Каменева и опровергал основные тезисы его выступлений: в «известинском» некрологе деятельность Белого-публициста как в до-, так и в послереволюционный периоды ставилась писателю в заслугу.

На основе записных книжек Санникова (частное собрание) прослеживается механизм появления крамольного некролога в печати и реконструируются переговоры авторов с редактором «Известий» Гронским. Гронский одновременно руководил и «Новым миром», в котором охотно печатал Белого. Санников был сотрудником редакции «Нового мира», а Пастернак и Пильняк входили в писательский актив журнала. Так что их желание напечатать некролог Белому в «Известиях» было закономерно. Гронский понимал, что хвалебный материал о раскритикованном Белом противоречит официальной литературной политике и решил «уравновесить» его другим некрологом, который был заказан Каменеву. И 10 января 1934 г. Каменев повторил, несколько смягчив упреки, те же мысли, которые развивал в предисловиях.

В диссертации на основе газетных отчетов, мемуаров, переписки реконструированы речи советских публицистов, критиков, литераторов на торжественной гражданской панихиде, проходившей в помещении Оргкомитета ССП. В значительной части выступлений по прямому указанию руководства Оргкомитета ССП прозвучали слова, опровергающие некролог Пастернака, Пильняка, Санникова. Следуя этой начальственной директиве, ведущие газеты СССР опубликовали материалы с критикой в адрес Белого. В русле полемики о Белом и его творчестве анализируются статьи и заметки А. Кута, К.Г. Локса, А.А. Болотникова, А.К. Тарасенкова, Ц.С. Вольпе и др. Результатом этой атаки стало фактическое исключение имени Белого из истории русской и советской культуры. С этой точки зрения в диссертации подробно рассматриваются неудавшиеся попытки друзей и близких Белого организовать вечера памяти писателя (в «Государственном издательстве художественной литературы» в Москве и «Издательстве писателей в Ленинграде»), подготовить выпуск его произведений и воспоминаний о нем.

В эмигрантской печати оценки, данные личности и творчеству Белого, часто оказывались альтернативны оценкам советской прессы. Например, публицистика Белого 1920-1930-х гг. превозносится в советской печати, тогда как в эмигрантской расценивается как предательство идеалов юности, измена себе. Прослежено, как сведения о причинах смерти Белого и полемике о его месте в литературе попадали в эмигрантскую печать. Обнаруживается, что в ситуации информационного вакуума публицистами русской эмиграции был создан миф о гибели поэта-пророка, предсказанной им самим в юности – в стихотворении «Друзьям» (1907).

Анализ широкого спектра откликов на кончину писателя показал, что смерть Белого стала важным стимулом к рефлексии общества над своим «вчера, сегодня, завтра». Разнообразные, часто диаметрально противоположные суждения в советской и эмигрантской публицистике сложились в картину, рисующую состояние русского общественного сознания.

В Заключении подводятся итоги исследования.

– Проведенный в диссертации анализ биографического и историко-культурного контекста публицистики Андрея Белого второй половины 1910-х гг. позволил определить особенности его позиции, сформировавшейся под воздействием антропософии (синтез символизма и антропософии, ориентация на изображение позитивных сторон жизни, исследование кризиса современной цивилизации, автобиографизм, вера в великое будущее России и др.). В плане выявления политических предпочтений доказано скрываемое впоследствии тесное общение Белого с деятелями кадетской партии, прежде всего с семьей политика и публициста Ф.Ф. Кокошкина.

– Показано, что по возвращении из Дорнаха Белый-публицист видел в пропаганде антропософии свою культурно-историческую миссию и осуществлял ее в прямой или закамуфлированной форме во всех доступных печатных органах. Его активное участие в деятельности издательства «Алконост» свидетельствовало о намерении объединить под знаком антропософии писателей символистского лагеря. В начале советской эпохи Белый не оценивал революционную программу как враждебную антропософии, полагал, что революция свидетельствует о кризисе, из которого антропософия поможет выйти, и надеялся, что его рецепт спасения будет позитивно воспринят в обществе.

– Установлено, что после возвращения из эмиграции в 1923 г., когда антропософское общество было уже запрещено, позиция Белого-публициста не претерпела принципиальных изменений, однако методы проведения в жизнь антропософских идей кардинально трансформировались. Анализ «Москвы» выявил существенную публицистическую составляющую романной трилогии и ее генетическую связь с антропософской публицистикой Белого второй половины 1910-х гг. (эссе «Кризис жизни» и др.).

– Выявлен биографический код романа «Москва». Обращение к антропософской и мемуарной публицистике Белого (эссе «Почему я стал символистом…» и др.) позволило определить прототипы главных героев произведения и показать, что реализованная в романе концепция личности первоначально была опробована в произведениях публицистического характера.

– Рассмотрены публицистические стратегии Белого во второй половине 1920-х гг. и в начале 1930-х гг. Выявлено, что во второй половине 1920-х Белый начал сознательно работать не для печати, а для распространения произведений в антропософской среде. Результатом стало написание самого важного в его творческой биографии публицистического трактата «История становления самосознающей души». Одновременно Белый еще пытался совместить пропаганду антропософского мировидения с требованиями официальной идеологии. Механизм такого совмещения продемонстрирован на примере путевых заметок «Ветер с Кавказа». В 1930-е гг. Белый – под впечатлением от ареста антропософов и масштабной подготовки I съезда советских писателей – постарался в своем публицистическом творчестве продемонстрировать полную лояльность режиму и выполнить «социальный заказ». Следствием этой установки стал замысел статьи о социалистическом реализме, которую писатель планировал опубликовать в журнале «Новый мир».

– Проанализирован идеологический фон последних месяцев жизни Белого, а его смерть рассмотрена как значимое общественное событие, нашедшее отражение в советской и эмигрантской периодике. Собраны многочисленные отклики на смерть Белого, показано, что посмертная реакция критики определила восприятие наследия Белого в последующие десятилетия.




Каталог: binary
binary -> Счастье как социокультурный феномен (социологический анализ)
binary -> Особенности репрезентации культурной идентичности в интернете
binary -> Стратегии личностной идентификации в сетевом пространстве компьютерной симуляции: культурологический аспект
binary -> Жизненное самоопределение молодежи в современном российском обществе
binary -> Формирование образа семьи в средствах массовой информации россии
binary -> Религиозно-философская и психоаналитическая интерпретации проблемы пола: В. В. Розанов и з. Фрейд
binary -> Программа по социологии «Социология семьи, детства и гендерных отношений»
binary -> Мурадян Овик Хачикович
binary -> Программа курса пояснительная записка курс «Социальная психология личности»
binary -> Презентация тела в советской фотографии «оттепели»


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   26


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница