Психотерапия. Между наукой и искусством



Скачать 196.96 Kb.
страница1/4
Дата10.05.2018
Размер196.96 Kb.
ТипСтатья
  1   2   3   4

ПСИХОТЕРАПИЯ. МЕЖДУ НАУКОЙ И ИСКУССТВОМ.

Эта статья - еще одно размышление о том, что же это такое - психотерапия. Мы хотели взять бинарную оппозицию, часто возникающую при попытках определить сущность психотерапии, а именно - оппозицию науки и искусства. В поисках места психотерапии на отрезке, соединяющем эти две точки (исходя из позитивистского представления о том, что они не совпадают), могут быть рассмотрены крайние варианты: "психотерапия - это научная практика, не имеющая к искусству никакого отношения", " психотерапия - вид современного искусства". Кроме того, могут рассматриваться попытки создания гибрида - использование методов искусства в научной практике и наоборот. Попробуем двигаться согласно этой логике.

1. Психотерапия - научная практика, а психология должна базироваться на естественнонаучной методологии.

В чистом виде эта точка зрения встречается сегодня пожалуй только в учебниках (да и то с оговорками). Чаще звучит другая постановка вопроса: "Критика естественнонаучного метода в психологии". Если очень кратко суммировать основную аргументацию этой идеи она будет примерно такой:

Сложившееся понимание научности в психологии, как правило, ориентировано на естественнонаучную методологию, в которой человек рассматривается как объект исследования, а его субъект (исследователь) принимает возможные меры для устранения своего влияния на этот объект. В естественнонаучной системе диагностика является особой процедурой, отделенной от последующей за ней коррекции, где это влияние необходимо. Но эта практика уже не вмещается в логику научного исследования. Такое понимание научности в психологии (а точнее, такая привычная установка приписывать статус научности исследованиям естественнонаучного типа) связано в значительной мере с позитивистской методологией.

Основное условие естественнонаучного исследования состоит в независимости изучаемого объекта от каких-либо процедур его изучения и знаний, получаемых в исследовании.

Исследователь становится частью объекта исследования, его невозможно изъять из ситуации. Следовательно, предметом рассмотрения становится некоторая более широкая система, включающая самого исследователя. Речь идет о необходимости словами М.К. Мамардашвили "абсолютной прозрачности наблюдателя" в ситуации психологического взаимодействия1.

Позитивистская методология отрицает субъективность, пытается преодолеть ее, встать как бы над изучаемым явлением и "с высоты птичьего полета "разглядеть и объяснить увиденное". Но, следуя мысли В.Дильтея, "природу мы объясняем, а душевную жизнь понимаем". И в этом понимании субъективность, единство наблюдателя и наблюдаемого, может быть не противником, а союзником. "Все знание, включая научное,- писал К.Роджерс,- суть огромная перевернутая пирамида, покоящаяся на крошечном, личностном, субъективном основании".

В зарубежной психологии эта ситуация проявилась в противостоянии экспериментального и экспириентального методов2. Экспериментальный, в данном случае,- основанный на позитивистской методологии естественных наук. Экспириентальный, от английского "expirience" - опыт, переживание - метод познания личности, основанный на феноменологическом исследовании. Неудовлетворенность бихевиористскими и психоаналитическими взглядами на природу человека и способы воздействия на нее привела к оформлению так называемой "третьей силы". Философским основанием этого направления в психологии стал экзистенциализм. И хотя движение это очень разнородно в своих формах, но везде есть поиск "человеческой" науки, изучающей феномены человеческого существования. Наука обращается к субъективности.

В этом смысле, действительно точным стало название "гуманистическая" (human - человеческий, людской) психология (термин был впервые употреблен Олпортом в 1930 г.). Однако, спектр понимания "человеческого" в гуманистической психологии очень широк: от представлений о человеке - животном, способном осознать экологическую мудрость и жить в сотрудничестве с природой (в том числе и своей собственной) до человека - исключения, чья субъективность не имеет аналогов в животном мире. В связи с этим базовым воззрением на природу человека решается вопрос метода. Однако общим остается то, что предметом исследования становится не только общее, но уникальное в человеке. Исследование уникальности личности всегда относилось к области искусства. Новое движение в психологии и психотерапии обращается и приближается к искусству. (Исследователи отмечают, что сценическая структура представления пациента и толкования аналитика - один из опорных столбов психоаналитического метода3. Но если Фрейда "задевает" близость к искусству, он пытается остаться в рамках естественнонаучной методологии, психологи гуманистического направления сознательно обращаются к методам искусств. Психодрама Морено, арт-терапия, гештальт-терапия, экспрессивная терапия Н.Роджерс,- примеры тому).

Первым сделал попытку разделить гуманитарную и естественнонаучную психологию В. Дильтей. Предметом естественнонаучной психологии являются общепсихологические вопросы, зоопсихология, широкий спектр психологических исследований с точными количественными оценками. Гуманитарная психология изучает психологическое состояние отдельной личности, должна пользоваться методами отличными от методов естественно-научной психологии. Ее основной посыл: субъект и объект психологического исследования совпадают.

Эксперимент в социальных науках, как отмечает Гадамер, - не может быть превращен в науку только благодаря использованию в нем индуктивного метода естественных наук. Рамки индуктивной обработки результатов опыта обычно определяются интерпретацией для гуманитарной науки4.

В особенных отношениях психологическая теория находится и с казалось бы "своей" психотехнической практикой. Продуктивной для практики становится теория особого рода, похожая на лестницу (по Л.Витгенштейну): дошел - и отбрасываю лестницу. Т.е. теория, описывающая не "объекты" в старом позитивистском понимании, а условия взаимодействия, работы с этими объектами5.

Психотерапевтические школы, ориентированные не на воздействие, а на взаимодействие с личностью, начиная с психоанализа, вынуждены доказывать свою научность. Сторонники классического психоанализа пытались использовать естественнонаучный (позитивистский) метод, в то время как предмет исследования не укладывался в отводимые ему рамки "научности". Это не "ненаучная, а инонаучная форма знания, имеющая свои внутренние законы и критерии точности".

Психоанализ пытался исследовать историю человеческой жизни (т.е. традиционный предмет гуманитарных наук), оставаясь в рамках естественнонаучной позитивистской методологии. Тем самым происходило смешение традиционных понятий об объективности и субъективности. Критерия объективности, так необходимого в "научной" практике, здесь нет. Например, поначалу пытались использовать как один из важнейших исторический критерий реальности. Он казался более объективным и независимым от субъективных вер. Чего, казалось бы, проще - присутствовало событие в опыте клиента, значит - правда, не присутствовало, значит - врет. И если получится "вспомнить все", объективировать личную историю - это и будет целительным процессом. Однако довольно быстро прояснилась ущербность этого критерия. Мало того, что время физическое и психологическое течет по-разному (психологическое время может, например, растягиваться и сжиматься в зависимости от субъективной важности происходящего события). Но и само содержание воспоминания строится по другим законам, больше схожим с законами сна. Воспоминание - уже феномен сознания. Что ложь, а что правда в словах клиента, а главное, возможна ли вообще объективность в естественнонаучном смысле слова там, где речь идет о душевных процессах?

Может быть, критерием истинности может быть эффективность и в этом смысле "проверка практикой"? Но, как отмечает Пузырей, "психотерапевтически эффективными оказываются такие описания, которые по статусу являются мифологемами. Эдипов комплекс не объяснительная конструкция по отношению к античному кругу мифов об Эдипе, а еще один вариант того же самого ряда. Т.е. здесь об объективности (в естественнонаучном смысле слова) речи опять не идет6.

Но однако, чрезвычайно важным и интересным представляется вопрос о том, отчего при всех выше описанных доводах "против" естественнонаучности психологии и психотерапии в особенности, существует сильная тенденция удержаться в рамках научности. Этот вопрос связывается со значением для нас науки вообще.

Возрастающая интеллектуализация и рационализация не означает роста знаний относительно жизненных условий, в которых приходится существовать7. По мысли Вебера она означает, что люди знают или верят в то, что стоит только захотеть, и в любое время все это можно узнать; что, следовательно, принципиально нет никаких таинственных, не поддающихся учету сил, которые здесь действуют, что, напротив, всеми вещами в принципе можно овладеть путем расчета. Это означает, что мир расколдован. Больше не нужно прибегать к магическим средствам, чтобы склонить на свою сторону или подчинить себе духов, как это делал дикарь. Существует противоречие между этим процессом расколдовывания и иррациональною сущностью самой жизни. Человек стремится к осмысливанию, созданию собственного мифа, чтобы противостоять бессмысленности жизни. И наука здесь бессильна. При всей своей рациональности и объективности (а, может быть как раз в силу своей рациональности и объективности) смысла она жизни не прибавляет (разве что только если строит свой собственный миф о всесилии знания).

Как представляется, при всех попытках сохранения наукообразности, сейчас идет процесс выбора и даже отчасти борьбы разных мифологических систем. Как в свое время этот же процесс происходил в культуре при переходе от языческого мифологического разнообразия к простроенности канона единобожия. Но мифология лежит в основе, в корневой системе не только религии, она является матерью искусства.



  1. Каталог: TEXTS
    TEXTS -> А. А. Андреев Педагогика высшей школы (Новый курс) Москва, 2002 ббк 74. 00 А 49
    TEXTS -> Культурно-историческая концепция и проблема субъективной самоинтерпретации в современной нарративной психологии
    TEXTS -> Лекции по эстетике. // История эстетики. Памятники мировой эстетической мысли. М. 1959. Т. Стр. 173-201. Ocr: А. Д
    TEXTS -> Вопросы к экзамену по курсу «эстетика»
    TEXTS -> Несколько реплик на пермскую культурную ситуацию
    TEXTS -> «философия общего дела» Н
    TEXTS -> Сборник подготовлен в рамках проекта нио книговедения ргб «Книжная культура России: история и современность»
    TEXTS -> Управление маркетингом


    Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница