Психология внимания



страница26/39
Дата30.07.2018
Размер4.15 Mb.
ТипКнига
1   ...   22   23   24   25   26   27   28   29   ...   39
Рис. 4.5. Схема селекции информации по О. Нойману.

Итак, О. Нойман пытается примирить теории ранней и поздней селекции, утверждая правоту и, в то же время, односторонность каждой из них. Он считает, что вся доступная информация зрительно­го окружения перерабатывается полностью в том смысле, что актуали­зирует соответствующие внутренние репрезентации в системе памяти. Однако изменение этой репрезентации, необходимое для тонкого и адекватного отражения текущей ситуации, предполагает процессы селекции как на входе, так и в системе памяти. В физиологических ме­ханизмах селекции преимущественное значение приобретают процес­сы усиления, а не торможения сенсорных входов и следов памяти.

О. Нойман выступает с критикой основных положений, предшест­вующих теории селекции и, в первую очередь, постулата ограничен­ной мощности. Он ставит под сомнение и два других, казалось бы, твер­до обоснованных тезиса этих теорий: о двух стадиях (предвнимательной и внимательной) центральной переработки информации и об осознании отобранной информации. Автор полагает, что лабора­торные факты глубокой переработки нескольких нерелевантных стимулов еще не говорят о переработке всех доступных стимулов. Следовательно, вывод о том, что предвнимательная переработка, по сути — переработка неселективная, нельзя считать абсолютно доказан­ным. Разделение стадий неселективной и селективной переработки ин­формации, а также вытекающее отсюда положение о едином локусе селекции неправомерны. Можно говорить о работе многих меха­низмов селекции на самых разных уровнях. Главное различие между ними — это различие между древними механизмами непосредствен­ного управления действиями и филогенетически новыми механиз­мами модернизации внутренней репрезентации среды.

Кроме того, следует пересмотреть само понятие селекции как наводящее на мысль о существовании перехода с одной стадии на другую. Эффекты внимательной селекции свидетельствуют, по мне­нию О. Ноймана, не о переходе, а скорее об изменении степени и способа переработки информации в одних и тех же структурах. При этом автор ссылается на данные нейрофизиологических исследований, говорящие об отсутствии информационного перехода между струк­турами центральной нервной системы по типу "все или ничего". Впрочем, как указывает автор, селективный переход можно рас­сматривать как дополнительный или производный механизм селек­тивной модуляции. В управлении действием большинство механизмов селекции функционирует путем торможения. Если торможение пол­ное, то возникает картина селективного перехода. В случае исследо­вательского поведения, направленного на модификацию внутрен­ней репрезентации окружения, автор отдает предпочтение механиз­му селективной модуляции путем усиления.

О. Нойман предостерегает также от ошибочного, однозначного отождествления отобранных и осознаваемых стимулов. Результаты селекции, обслуживающей моторные действия (напр., локомоции), чаще всего не осознаются вообще. Иначе при исследовательском поведении. Автор считает, что модифицируемая часть внутренней репрезентации осознается субъектом в фокальной области сознания (то есть ясно и отчетливо), а все остальное — на периферии сознания (то есть смутно и расплывчато).

Аргументированная критика тезиса об ограниченной способности переработки информации встречается, как уже говорилось, в работах ряда авторов. Так, голландский психолог А. Ван дер Хейжден пред­лагает различать два понятия ограниченной способности (Van der Heijden, 1990). Первое служит собирательным наименованием фак­тов интерференции, наблюдавшихся при одновременном выполнении двух и более деятельностей. Второе обозначает неотъемлемое свойство системы переработки информации. Его используют при объясне­нии фактов, подразумеваемых первым понятием. Именно в этом, втором значении, возведенном до ранга объяснительного принципа, понятие огра­ниченной способности ставится под огонь критики. По мнению А. Ван дер Хейждена, понятие ограниченной способности закрепилось в сознании исследователей благодаря влиянию представлений о возможностях и устройстве технических систем: радио, телевидения и компьютера. Но эти вещи, созданные сравнительно недавно, обеспечивают решение не­многих специальных задач и потому ограничены. Мозг человека форми­ровался в ходе длительной, насчитывающей миллионы лет эволюции в свя­зи с решением множества проблем, возникавших в процессе взаимодейст­вия организма с окружающим миром. Для того, чтобы понять устройство системы переработки информации, нужно выйти за ее пределы и, не по­стулируя внутренних центральных ограничений, изучить ее функции в поведении человека.

А. Ван дер Хейжден заявляет, что мы лучше узнаем механизмы пере­работки информации, если определим задачи, которые они решают. Структура этих механизмов складывалась для решения проблем управ­ления поведением и сама по себе не порождает особых трудностей. Эво­люция решает, а не ставит проблемы. Теоретическая альтернатива "огра­ниченная-неограниченная" способность оказалась ложной и послужила ошибочны м отправным пунктом экспериментальных исследований. Сторонники идеи ограниченной способности всегда получают данные в поль­зу теорий раннего, а их оппоненты — позднего отбора информации. По мнению автора, данная познавательная ситуация подобна той, которая когда-то сложилась в физике вокруг теорий волновой и корпускулярной природы света. Решение вопроса, является ли свет волной или частицей, определяется не совокупностью фактов, а типами экспериментального ис­следования. Поэтому нельзя назвать правильной ни ту, ни другую теорию. То же произошло с теоретическими конструктами ограниченной и неог­раниченной способности переработки информации. Необходимо разрабатывать теорию, интерпретирующую в едином свете противоречивые ре­зультаты, соответствующие обоим представлениям.

Как же совместить принципиальное допущение о неограниченной способности с признанием фактов ранней селекции? Зачем нужна такая селекция? Вслед за А. Оллпортом, автор утверждает, что ранний отбор служит не для предотвращения перегрузки центрального процессора, а для действий ходьбы, поднимания, схватывания и т.п. Его необходимость обусловлена, с одной стороны, целевым характером активности организма и, с другой стороны, очевидными струк­турными ограничениями эффекторных систем действия. Нехаотиче­ское, целенаправленное поведение обеспечивается в том числе и работой специальных механизмов самоограничения центральной пере­работки информации. Дело не только в том, что избыточная перера­ботка не нужна и неэкономична, а еще и в том, что она может по­мешать моторным, направленным на достижение определенного ре­зультата действиям и даже блокировать их.

Целенаправленное поведение предполагает существование не­скольких механизмов, выполняющих функции выбора цели, действия и релевантных признаков окружения. Адаптивное и гибкое поведение обеспечивают разные процессы отбора, происходящие на различных, как ранних, так и поздних стадиях центральной переработки инфор­мации. Представления автора о сути и функции внимания опираются на распространенную в настоящее время концепцию модульного строения системы переработки информации. Подробнее о ней говори­лось при характеристике подхода А. Оллпорта и будет сказано в сле­дующем разделе. Согласно этой концепции, различные варианты кото­рой получили название нового коннекционизма, система состоит из специфически целевых процессоров или модулей, временно объеди­нившихся для решения поставленной задачи. Некоторые авторы припи­сывают вниманию функцию сбора, соединения и организации этих мо­дулей (напр., Трейсман, 1987). А. Ван дер Хей-жден занимает здесь более традиционную для когнитивной психологии позицию. Он огра­ничивается представлением о внимании как процессе селекции и в качестве механизмов последней рассматривает активацию и торможе­ние перцептивных модулей. При этом он допускает, что торможение одних модулей может быть прямым следствием или побочным эффек­том целевого усиления активности других модулей.

Как видно из вышеизложенного, главные представители подхода, "ориентированного на действие", рассматривают механизмы и функ­ции внимания с позиций и в рамках принципа "селекции для дейст­вия". Для сторонников этого подхода характерны утверждение не­ограниченной способности центральной переработки информации, требование и попытки функционального анализа когнитивной систе­мы на уровне поведения целостного организма, тенденция к расши­рению методологической и эмпирической базы исследований селек­ции за счет включения данных нейрофизиологии игэтологии, насту­пательная критика в адрес концепций ранней и поздней селекции. В отдельных положениях теорий внимания этого направления трудно найти что-либо новое, однако в целом они утверждают, прокладывают дорогу и в первом приближении образуют принципиально новый в контексте когнитивной психологии, деятельностный взгляд на природу внимания.


Каталог: ld
ld -> Общая характеристика исследования
ld -> Петинова М. А. П 29 Философия техники
ld -> Лингвистический поворот и его роль в трансформации европейского самосознания ХХ века
ld -> Образование в человеческом измерении
ld -> Социокультурные традиции в контексте становления и развития самосознания этноса
ld -> Физкультура и спорт issn 2071-8950 Физкультура
ld -> Культурная социализация молодежи в условиях транзитивного общества
ld -> Великую землю


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   22   23   24   25   26   27   28   29   ...   39


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница