Психология внимания



страница19/39
Дата30.07.2018
Размер4.15 Mb.
ТипКнига
1   ...   15   16   17   18   19   20   21   22   ...   39
Рис. 3.6. Время реакции на слуховой зонд в зависимости от его позиции по ходу решения задачи физического сравнения двух букв и при условии отсчета вперед по алфавиту на три позиции от первой буквы (Posner, Klein, 1973; Posner, 1986, Fig. 6.14, p. 174).

Как видно из рисунка, кривая времени реакции на слуховой зонд, полу­ченная при условии отсчета по алфавиту (пунктирная) на первой фазе (автоматическая переработка) практически совпадает с кривой, полу­ченной в обычных условиях (сплошная); на второй же фазе (осознавае­мая переработка) она идет намного круче и выше.

Дальнейшее исследование пошло по линии усложнения методики путем введения предварительного стимула, информирующего испы­туемого относительно сравниваемых букв (Posner, Snyder, 1975a). Например, в 80 % проб перед АА подавалась буква А, то есть предше­ствующий стимул совпадал со стимулом целевой пары (валидное ус­ловие). В 20 % проб этот стимул не совпадал с элементами целевой па­ры. Так, перед предъявлением АА подавали букву В (невалидное ус­ловие). В контрольных пробах в качестве предшествующего стимула использовали знак +, не несущий какой-либо информации о целевых буквах (нейтральное условие). Оказалось, что среднее время ответа при валидном условии на 121 мс меньше, чем при невалидном. При этом выигрыш относительно времени ответа при нейтральном ус­ловии составил для валидного условия 85 мс, а проигрыш для невалид­ного условия — 36 мс.

Авторы считают, что в этом эксперименте испытуемый уделяет активное внимание предшествующему стимулу. Пути переработки букв целевой пары при валидном условии будут подготовлены с двух сторон: благодаря автоматической активации вследствие рецепции предшествующего стимула (снизу) и благодаря активации при помощи сознательного внимания (сверху). В результате получается значитель­ный выигрыш во времени ответа по сравнению с нейтральным услови­ем, при котором предшествующий стимул (знак +) служит только для повышения общей, неизбирательной настороженности. В нева­лидных пробах эта стратегия не приносит успеха и, более того, при­водит к замедлению ответа по сравнению с нейтральным условием (эффект проигрыша). Ресурсы активного, сознательного внимания ограничены, и потому их распределение в пользу одного из путей пере­работки информации приводит к торможению путей переработки дру­гих стимулов и задержке соответствующих ответов.

На основании результатов проведенных исследований М. Познер и К. Снайдер (1975 а, б) выдвинули гипотезу двух типов переработки ин­формации и, соответственно, двух видов внимания. В случае неосозна­ваемого внимания обнаружение, регистрация и переработка стиму­ла происходит автоматически. Субъект не осознает, как это делает­ся и делается ли вообще. Акт такого внимания возникает без намере­ния, не интерферирует с другой умственной деятельностью; он сам и его продукт не осознаются. Данный стимул, например, слово, ак­тивирует определенную единицу долговременной памяти, и эта акти­вация быстро распространяется к другим, семантически родствен­ным единицам. Сознательное внимание, напротив, характеризуется тем, что субъект намеренно внимателен, осознает процесс внимания и его продукт; акт такого внимания интерферирует с другой созна­тельной деятельностью. Внимание этого вида М. Познер называл ак­тивным и отождествлял его с функционированием центрального ис­полнительного устройства, или процессора ограниченной мощности. Механизм сознательного внимания не влияет на работу первого ме­ханизма распространения активации, хотя и тормозит выходы ав­томатически активированных единиц.

На данном этапе своих исследований М. Познер предполагал, что центральный процессор един, универсален и, в зависимости от задачи, может гибко подключаться на любых стадиях автоматической пере­работки. Испытуемый избирательно, активно и произвольно настраивается на определенную модальность, на позицию в пространст­ве, на какой-то признак или категорию входной информации. Акт ори­ентировки внимания определяется целями субъекта. Например, чело­век может просматривать оглавление научной монографии, быстро отыскивая заголовки, отпечатанные жирным шрифтом или релевант­ные интересующей его теме. Сдвиги внимания на потенциально важ­ную информацию нерелевантных каналов объясняются тем, что ав­томатическая активация может, при условии превышения некоторого порога, перенаправить фокус внимания центрального процессора.

При дальнейшей разработке представлений о функциях и меха­низмах внимания М. Познер отказался от концепции единого цен­трального процессора. В предисловии ко второму, вышедшему в 1986 г., изданию своей монографии "Хронометрические исследования умственной деятельности" М. Познер пишет, что внимание может быть специфично для различных модальностей и когнитивных сис­тем. К этому выводу он приходит на основании анализа результатов психофизиологических, нейропсихологических и хронометрических исследований процессов зрительного внимания животных и человека (Posner, 1986).

Как уже говорилось, область изучения зрительного внимания зани­мает в настоящее время одно из важнейших мест в когнитивной пси­хологии. М. Познер был и остается одним из первых и ведущих авто­ров этого направления. Его методика анализа проигрышей и выиг­рышей оказалась чрезвычайно полезной и эвристичной для исследо­вания динамики и, в особенности, ориентировки зрительного внима­ния человека. Акт ориентировки внимания, связываемый ранее с функционированием центрального процессора, выступил здесь в каче­стве основного объекта тщательного и всестороннего анализа. М. По­знер указывает на важное значение исследований ориентировки для развития общих представлений о природе и механизмах внимания. Он пишет: "Несмотря на то, что ориентировка на стимулы в зрительном пространстве является вниманием в узком, ограниченном смысле, я считаю, что ее исследование может дать нам важные тесты адекватно­сти общих моделей человеческого познания, а также послужить для выдвижения новых гипотез относительно роли внимания в более сложных видах деятельности" (Posner, 1980, с. 4).

По М. Познеру, ориентировка означает настройку внимания на определенный источник сенсорного входа или на внутреннюю семанти­ческую структуру, хранимую в долговременной памяти. Автор от­мечает, что идея ориентировки тесно связана с представлением об ориентировочном рефлексе, но в отличие от него операция ориенти­ровки может быть умственной и не включает в себя итоговое восприятие стимула. Акт ориентировки внимания всегда предшествует обна­ружению стимула, тогда как многие компоненты ориентировочного рефлекса следуют за обнаружением. Ориентировку при помощи дви­жений головы и глаз М. Познер называет открытой. Скрытая ори­ентировка реализуется центральным механизмом.

Явление скрытого, незаметного изменения направления зрительно­го внимания известно достаточно давно (см. гл. 1, с. 14). В этих слу­чаях говорят о видении "краешком глаза". Некоторые авторы ука­зывают на особое развитие этого умения у женщин. Первые экспери­ментальные исследования способности отделения линии взора от на­правления внимания проведены еще в 19 столетии. Так, В. Вундт отмечал, что "фиксационная точка внимания и фиксационная точка поля зрения отнюдь не тождественны и при надлежащем упражне­нии вполне могут отделяться друг от друга, ибо внимание может быть обращено и на так называемую непрямо видимую, то есть находящуюся где-либо в стороне, точку. Отсюда становится в то же время ясным, что отчетливое восприятие в психологическом и отчетливое видение в фи­зиологическом смысле далеко не необходимо совпадают друг с дру­гом" (Вундт, 1912, с. 21-22). Г. Гельмгольц еще ранее, описывая ре­зультаты своих опытов восприятия стереопар, писал: "Наше внима­ние оказывается независимым от положения и аккомодации глаз и от каких-либо ощущаемых нами изменений в этом органе; оно свобод­но направит себя сознательным произвольным усилием на избранную им часть темного и неразличимого поля зрения. Это, несомненно, одно из важнейших наблюдений для будущей теории внимания (цитата по: Джемс, 1902, с. 181).

Согласно М. Познеру, скрытая ориентировка по своей природе активна — это не настройка пассивного фильтра на определенную позицию или его отключение с других позиций. М. Познер выделяет две основные системы переработки информации. Первая система активируется входами, работает автоматически и запускает привычные ответы определенного вида. Среди них могут быть и движения глаз на целевой стимул (открытая ориентировка) и движения внимания (цен­тральный процесс скрытой ориентировки). Скрытая ориентировка представляет собой операцию настройки на целевой стимул централь­ного механизма переработки, обеспечивающего осознание и гибкий произвольный ответ. При этом подчеркивается активный характер ожиданий пространственной информации. По мнению М. Познера, указанный механизм работает независимо от движений глаз и устрой­ства сетчатки. Операции ориентировки могут предшествовать или ид­ти параллельно другим процессам решения зрительной задачи.







а) б) Рис. 3.7. Методика (а) и результаты (б) исследования скрытой ориентировки зрительного внимания (Posner et al, 1982, Fig I, p. 187Fig 2, p. 189).

Концепция М. Познера строилась и развивалась главным образом на основании результатов, полученных при помощи различных версий методики проигрышей — выигрышей (см. с. 134-136). Применительно к исследованию процессов зрительного внимания эта методика получила название методики подсказки. Парадигма и основные результаты экспериментального исследования скрытой ориентировки зрительного внимания представлены на рис. 3.7.

В верхней части рисунка (а) изображено пространство и структура стимульных событий, происходящих на экране,— матрица, состоящая из 9 квадратов. Три квадрата средней строки предъявляются посто­янно. Испытуемый должен фиксировать центральный квадрат. При этом позиция линии взора контролируется при помощи электроокулографа. В одном из квадратов нижней или верхней строки появляется цель, например, яркая звездочка. Перед испытуемым ставится задача быстрого обнаружения этой цели. В ответ на ее предъявление он должен как можно быстрее нажать на ключ. Каждая проба начинается включением сигнала подсказки в виде засветки одного из двух периферических квадратов средней строки (в случае, показанном на рис. 3.7а — слева). Подсказка предшествует цели, а интервал между ними варьируется. Сигнал подсказки информирует испытуемого о наиболее вероятном месте появления цели (на рис. 3.7а слева, внизу).

При исследовании эффектов центральной подсказки используют символы-указатели, предъявленные в фиксируемом квадрате. Ими могут быть стрелки или слова-команды (ВПРАВО, ВЛЕВО, ВВЕРХ, ВНИЗ). Иногда в центральном квадрате одновременно предъявляют подсказки, провоцирующие конфликтную ситуацию. Например, при словесной команде ВЛЕВО стрелка показывает направо. Ориенти­ровку при помощи центральных, символических подсказок называют эндогенной или произвольной. Ориентировку, вызываемую перифери­ческими подсказками (например, локальной вспышкой) называют экзогенной, рефлекторной или непроизвольной.

На рис. 3.7б приведены результаты эксперимента, направленного на исследование экзогенной ориентировки, происходящей благодаря за­светке периферического квадрата (левого или правого) средней строки. По оси ординат откладывается время реакции, то есть интервал между предъявлением цели и нажатием на ключ. По оси абсцисс от­кладывается интервал между предъявлением подсказки и цели. Здесь же указана продолжительность подсказки (засветки). При первом условии цель появлялась на подсказанной стороне в 80 % и на проти­воположной стороне — в 20 % проб (показано кружками). При втором условии цель предъявляли на подсказанной стороне в 20 % и на проти­воположной стороне — в 80 % проб (показано треугольниками). При этом черными кружками и треугольниками обозначены усредненные данные проб с действительным предъявлением цели в подсказанном направлении (соединены сплошными линиями); белы­ми кружками и треугольниками — когда цель предъявляли в месте, противоположном подсказанному.

Общий эффект предъявления подсказки заключается в том, что если испытуемый знает о месте предъявления цели, то переработка стимула в ожидаемой позиции улучшается (выигрыш — время ответа уменьшается), а в случаях предъявления цели в неожиданных по­зициях — ухудшается (проигрыш — время ответа увеличивается). Обратимся к начальному (от 0 до 200 мс) участку графиков, при­веденных на рис. 3.7б. Общий эффект подсказки проявляется здесь, начиная с интервала в 50 мс — сплошные кривые идут ниже пунк­тирных. Периферическая подсказка вызывает внимание при обоих условиях, независимо от попадания цели на ту же сторону, что и под­сказка. Картина меняется на среднем участке графиков. При интер­вале в 300 мс испытуемый успевал произвольно переориентировать внимание в случае неадекватной подсказки и обнаруживал цели бы­стрее, чем при адекватной периферической подсказке. Здесь включа­ются и оказываются эффективными механизмы произвольной ориен­тировки. Следовательно, на участке до 500 мс возможны два акта ориентировки — непроизвольный и произвольный. Непроизвольная, вынужденная ориентировка происходит быстро при любых условиях. Произвольная ориентировка более медленная и соответствует услови­ям предъявления.

Еще одно свойство ориентировки обнаруживает анализ данных, представленных на конечном участке графиков. Периферическая подсказка вызывает два противоположных эффекта. Вначале она улучшает переработку информации в подсказанной позиции, но затем вызывает в ней временное торможение. Как видно из рис. 3.7б, при значении 500 мс улучшение переработки вероятного события на сторо­не, противоположной подсказанной (белый треугольник), намного больше, чем улучшение переработки события той же вероятности на подсказанной стороне (черный кружок). Иначе говоря, сознательная ориентировка на позицию, не подсказанную периферическим сигна­лом, дает больший ускоряющий эффект, чем сознательная ориентиров­ка на подсказанную позицию. В последнем случае он уменьшается вследствие торможения, вызванного периферической подсказкой. Подобные негативные эффекты ориентировки зрительного внимания иногда сравнивают с набегами фуражиров, снабжавших армию продо­вольствием. Действительно, фуражирам, побывавшим в каком-то селе­нии, бессмысленно туда возвращаться сразу же после набега. Должно пройти какое-то время для того, чтобы в данном месте собрали новый урожай.





Рис. 3.8. Операции скрытой ориентировки зрительного внимания (Posner et al, 1988, Fig 2, p. 1629)

М. Познер, используя метафору прожектора, предполагает, что его фокус не может расщепляться, а лишь меняется по размеру в зависимо­сти от ситуации. Умственный взор или прожектор внимания ориенти­руется на определенные, пространственно заданные пути переработки стимулов и может действовать совместно с движениями глаз, хотя обычно последние следуют за направлением внимания (Posner et al., 1980). Скрытый или, как иногда говорят, чтобы под­черкнуть отсутствие соответствующих движений головы и глаз, когни­тивный акт ориентировки включает в себя: а) отвязку (освобождение) от текущего фокуса внимания; б) движение от этого фокуса к цели; в) привязку (сцепление) к цели. На основании данных клинических и психофизиологических исследований предполагается, что указанные операции реализуются соответственно структурами задней теменной доли, среднего мозга и таламуса. Совокупность этих структур образу­ет механизм зрительного внимания, включенный в общую систему переработки зрительной информации. На рис. 3.8 (верхняя часть) показана экспериментальная ситуация, когда внимание, первона­чально направленное на фиксационный крест, привлекается путем периферической подсказки (засветки) правого поля. Затем слева или справа появляется цель. Ниже представлена последовательность операций, начинающаяся с момента предъявления подсказки. Четыре последние операции осуществляются при помощи системы внима­ния, включающей в себя области: теменную (операция "освободить"), в среднем мозге (операция "переместить") и в таламусе (операция "за­нять").

В последние годы М. Познер нацелен главным образом на поиск физиологических механизмов внимания. Оценивая положение дел в этой области, он пишет: "Изучение внимания с позиций нейронауки задерживается, потому что под вниманием подразумевается неопреде­ленная, почти виталистическая способность, а не работа особой группы нейрональных зон, взаимодействие которых со специфиче­скими системами переработки (напр., зрительной формы слова или семантической ассоциации) является подлинным предметом эмпири­ческого исследования. Даже приблизительное знание анатомии сис­темы селективного внимания имеет для такого исследования ряд важ­ных следствий" (Posner, Petersen, 1990, с. 38). При этом особое зна­чение автор придает данным исследований внимания пациентов с ло­кальными поражениями головного мозга и регистрации активности моз­говых структур у нормальных испытуемых при помощи метода позитронно-эмиссионной томографии.

Согласно М. Познеру, существуют системы или сети переработки информации, состоящие из отдельных, строго локализованных в го­ловном мозгу элементов. Эти элементы выполняют определенные операции, которые можно описать в терминах когнитивной психологии. Система внимания выделяется как особая когнитивная система со своей собственной анатомической базой. Она находится в тесном взаимодействии, сохраняя при этом самостоятельность, с системами автоматической переработки и служит для регуляции паттернов их активации. Следует различать понятие возбуждения (arousal), активации (activation) и усилия (effort). Первое понятие связано с интенсивностным аспектом внимания. Оно подразумевает генерализован­ные сдвиги состояния корковой активации, влияющие на переработку больших классов событий. Термину активации придается более узкое значение локального перехода внутренней репрезентации информа­ции или кода в активное состояние. Активация может произойти благодаря внешним и внутренним источникам, автоматически и при помощи усилия (Rothbart, Posner, 1985). Когнитивная система вни­мания выполняет ряд умственных действий ориентировки, необходи­мых для направления усилия на определенное содержание. Эта система ограничена по мощности, и потому усилие в любом другом направле­нии уменьшается. Поскольку активация со временем снижается, то постоянное усилие, направленное на какую-то одну идею или зада­чу, сокращает вероятность того, что другие активированные понятия повлияют на ход мыслей и поведение. Функции системы внимания разнообразны. Главными среди них являются ориентировка на сен­сорные события, сознательная переработка сигналов, поддержание со­стояний настороженности и бдительности.

Данные экспериментов, направленных на исследование операций и свойств зрительного внимания, хорошо описывает метафора луча прожектора. Предполагают, что луч зрительного внимания как бы сканирует окружение, может меняться по размеру, форме и интенсив­ности. С позиций этой метафоры проведено множество исследований. Приведем результаты одно из них. Д. Лаберж изучал возможность на­стройки объема зрительного внимания по измерению ширины луча прожектора (LaBerge, 1983). Испытуемые решали задачу категори­зации, то есть опознания зрительного стимула и его отнесения к опре­деленному классу событий. В пробах основной (первичной или приори­тетной) задачи предъявляли ряд из 5 букв. Высота каждой буквы со­ставляла 0.43 угл. град., а ширина — 0.29 угл. град. Весь ряд занимал 1.77 угл. град, по горизонтали экрана. Подаче тестового ряда всегда предшествовал предупреждающий сигнал — 5 элементов "#", распо­ложенных в тех же позициях, что и сменяющие их буквы.

При условии СЛОВО (первая группа испытуемых) буквенный ряд представлял собой знакомое существительное, обозначающее вид жилища, музыкальных инструментов или мебели (напр., ДИВАН) или известное имя (напр., АЛИСА). При появлении существительно­го испытуемый должен был как можно быстрее нажать на кнопку, а в случае имени — убрать палец с кнопки. Латентное время того и дру­гого ответа регистрировали.

Испытуемые второй и третьей группы категоризовали букву, распо­ложенную в середине пятибуквенного ряда. Они определяли, относит­ся ли центральная буква к алфавитной последовательности от А до G (нажатие на кнопку) или от N до V (убрать палец с кнопки). При условии БУКВА (С) целевая буква входила в знакомое слово (вторая группа испытуемых). Испытуемые третьей группы работали при условии БУКВА (НС), при котором тестовый ряд представлял собой не слово, а трудно произносимую бессмысленную последова­тельность.

При всех условиях, среди проб основной задачи в случайном поряд­ке вставляли пробы вторичной зондовой задачи. Здесь после предупре­ждающего сигнала вместо пятибуквенного ряда неожиданно для ис­пытуемого, но на тех же позициях предъявляли четыре знака + и один зондовый элемент из набора 7, Т и Z. Зонд мог появиться в любой из 5 позиций. Если это была цифра 7, испытуемый нажимал на кнопку; если буква Т или Z, убирал палец с кнопки. Латентное время и пра­вильность ответа регистрировали.

Средние значения времени правильных ответов на зондовые стиму­лы в зависимости от позиции зонда и условий эксперимента приведе­ны на графиках рис. 3.9. Как видно из рисунка, при условиях БУКВА (НС) и БУКВА (С) получились кривые V-образной формы. При этих условиях зонд категоризуется быстрее всего в центральной позиции, то есть там, где предполагалось появление целевой буквы основной задачи. При появлении зонда справа или слева от центра время ответа увеличивается пропорционально расстоянию до него. Д. Лаберж приходит к выводу, что испытуемые заранее настраивали поле зрительного внимания на центральную позицию точно под размер бук­вы. Поэтому зонд, предъявленный в этой позиции, они перерабатывали сразу, без задержки. Если же зонд появлялся справа или слева от цен­тра, испытуемым приходилось сдвигать фокус зрительного внимания со скоростью примерно одна позиция за 20 мс и только затем перерабатывать зондовый стимул. При условии СЛОВО луч зрительного внимания накрывает все пять позиций. Поэтому во всех пробах вторичной задачи зондовый стимул попа­дал в фокус внимания и независимо от позиции перерабатывался сразу — без задержки и одинаково быстро. Действительно, как вид­но из рисунка, при условии СЛОВО получена ровная, почти гори­зонтальная зависимость времени ответа от позиции.





Рис. 3.9. Зависимость времени реакции на зондовый стимул от его позиции и условий эксперимента (LaBeige, 1983, Fig I, p. 373).

Более тонкий анализ соотношения результатов, полученных при разных условиях эксперимента, Д. Лаберж проводит, используя по­нятие ограниченных ресурсов умственного усилия. Почему время ответа на зонд при условии СЛОВО, как это видно из рисунка, меньше, чем при условиях БУКВА? С позиций метафоры прожек­тора, этот результат кажется неожиданным. Если мы настраиваем фокус фонарика, сужая пятно света, то освещенность внутри пятна растет. Если считать освещенность аналогом степени внимания, то переработка в поле шириной в одну позицию должна проходить бы­стрее, чем в поле шириной в 5 позиций. Д. Лаберж предполагает, что при сосредоточении внимания на одной позиции испытуемый вклады­вает в основную задачу больше умственного усилия, чем при фокуси­ровке на 5 позиций. Требования к ресурсам в первом случае больше, потому что приходится сужать фокус внимания и тормозить при этом конкурирующие требования, идущие со стороны стимулов соседних позиций. Запасная емкость, расходуемая на решение вторичной задачи уменьшается, и время ответа на зонд растет. Дополнительные требо­вания основной задачи особенно велики, если центральная буква входит в слово. Как видно из рисунка, кривая времени ответов при условии БУКВА (С) проходит несколько выше кривой при условии БУКВА (НС). В случае распределения внимания на пять позиций дополни­тельных усилий не требуется, и как следствие запасная емкость увели­чивается, и решение вторичной задачи проходит быстрее. Д. Лаберж не исключает возможности иного объяснения основных результатов сво­его исследования. Так, можно предположить, что при всех условиях внимание неподвижно настроено на 5 позиций. Однако, при категори­зации буквы распределение интенсивности внимания внутри этого поля имеет V-образную форму, а при условии категоризации сло­ва — плоскую.

Норман приступил совместно с Даниелом Боброу к теоретической разработке идеи ограниченных ресурсов и к пересмотру ранних пред­ставлений о внимании как процессе селекции. Отметим, что уже в его концепции уместности внимание отделено от механизма селекции (см. гл. 2, с. 74-76). Данный этап развития ранней модели можно счи­тать переходным на пути к теории Д. Нормана и Т. Шаллиса, из­ложение и обоснование которой представлены в 4-й главе.

Д. Норман переходит от структурного описания системы к более гибким представлениям о ее функционировании, сформулированным на языке процессов двух видов (Norman, 1976). Процессы первого рода инициируются входной стимуляцией и продолжаются, как бы подни­маясь снизу-вверх по уровням все более тонкого анализа вплоть до полной идентификации стимулов. Такие процессы Д. Норман называет переработкой снизу-вверх или ведомой данными. Процессы второго рода управляются знаниями и ожиданиями человека, которые уточня­ются благодаря анализу контекста поступающей информации. Этот вид переработки получил название сверху-вниз или концептуально— ведомой. Обычно оба вида процессов происходят одновременно и согла­сованно, но в зависимости от типа задачи и умений субъекта в различ­ной пропорции. Например, при чтении преобладает переработка свер­ху-вниз; здесь решающую роль в опознании сенсорного входа играет контекст и соответствующие ожидания человека. Если же перевернуть книгу вверх ногами и продолжить чтение, то на первых порах будет преобладать переработка, ведомая данными; чтение вначале замед­лится, но через некоторое время заметно улучшится как по скорости, так и в понимании прочитанного. По ходу такого чтения происходит изменение баланса видов переработки информации в сторону преоб­ладания процессов сверху-вниз. Д. Норман предлагает провести этот опыт самому, практикуя подобное чтение на материале легкого романа или детской книги в течение одного часа.

Хорошую иллюстрацию концептуально-ведомой переработки да­ет М. Уэсселлс на примере восприятия слова ДОКТОР. Если Вы чи­таете повесть, действие которой разворачивается в больнице и только что прочитали слова ПАЦИЕНТА ОБСЛЕДОВАЛ, то скорее всего ожидаете следующее слово ДОКТОР. Благодаря этому ожида­нию в зрительной системе разворачиваются процессы поиска общей формы слова "доктор" или определенных признаков какой-нибудь буквы этого слова, например, Д. Различие двух видов переработки на примере восприятия слова ДОКТОР показано на рис. 3.10. Левая часть рисунка иллюстрирует переработку, ведомую данными, при которой сенсорные анализы предшествуют семантическим, и поток переработки идет снизу-вверх. В правой части представлена концепту­ально ведомая переработка, иначе называемая переработкой сверху-вниз, при которой семантические анализы и ожидания влияют на ана­лизы, происходящие на нижних уровнях.



«Иде раз иче ия д ух в тре ных ото ов и и пр цес ов п pep бот и ин орм ции е но а, в и ых т рми ах о а фо мул ров лас и ра ьше о мн гих еор ях в спр яти». В данном предложении нарочно пропущена каждая четвертая буква, но читатель, после некоторого замешательства, вероятно поймет его содержание, как раз благодаря концептуально ведомой переработке. Было написано: "Идея различения двух встречных потоков или процес­сов переработки информации не нова, в иных терминах она формули­ровалась и раньше во многих теориях восприятия".



Рис. 3.10. Два способа переработки слова "доктор" в контексте предложения "пациента обследовал доктор" (Wessells, 1982, Fig. 2.10, p. 61).

Переработкой сверху-вниз объясняют предметность, значение перцептивного образа и эффекты установки испытуемого. Некоторые из этих явлений традиционно связывают с процессами внимания на­блюдателя. Так, сюда относят феномены поочередного восприятия дву­смысленных изображений и влияния окружающего контекста на вос­приятие зрительного объекта. На рис. З.11а представлена двусмыс­ленная фигура, которая может видеться либо как мечтающий кролик, смотрящий в небо, либо как практичная, раздраженная утка. Переработка ведомая данными /снизу-вверх/ в обоих случаях одина­кова, поскольку стимуляция остается неизменной. Значение же объ­екта восприятия меняется, что, по-видимому, обусловлено процессами переработки сверху-вниз. Восприятие кролика сопровождается также появлением измерения глубины: одно ухо его кажется расположен­ным дальше, чем другое. Смену образов при восприятии такого рода изображений объясняют сдвигами или флуктуациями внимания. На рис. 3.11б показан пример зависимости восприятия объекта от кон­текста зрительного окружения. Центральный символ на этом рисунке может восприниматься либо как буква В, если внимание сплюснуто по горизонтали, либо как число 13, если поле зрительного внимания вы­тянуто по вертикали.






Каталог: ld
ld -> Общая характеристика исследования
ld -> Петинова М. А. П 29 Философия техники
ld -> Лингвистический поворот и его роль в трансформации европейского самосознания ХХ века
ld -> Образование в человеческом измерении
ld -> Социокультурные традиции в контексте становления и развития самосознания этноса
ld -> Физкультура и спорт issn 2071-8950 Физкультура
ld -> Культурная социализация молодежи в условиях транзитивного общества
ld -> Великую землю


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   15   16   17   18   19   20   21   22   ...   39


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница