Психология внимания



страница16/39
Дата30.07.2018
Размер4.15 Mb.
ТипКнига
1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   ...   39
Рис. 3.3. Зависимость вклада усилия от требований основной задачи (Kahneman, 1973, Fig. 2-1, p. 15).

На рисунке представлена также функция общего усилия (толстая пунктирная линия), прикладываемого ко всем действующим или подготовленным к действию структурам переработки информации. Д. Канеман предполагает, что усилие в какой-то степени расходуется да­же при отсутствии требований, то есть когда человек ничем не занят. В этом состоянии все же происходит непрерывный контроль (мони­торинг) внешнего окружения. Кроме того, продолжается приток уси­лия, обусловленный постоянными диспозициями. Поэтому, как видно из графика, функция общего усилия начинается не с нуля, а с какого-то определенного значения. Разницу между общим усилием и усилием, вкладываемым в основную деятельность, Д. Канеман называет запас­ной мощностью. При увеличении усилия, расходуемого на выполне­ние основной задачи, запасная мощность уменьшается. Дополнительную (вторичную) задачу испытуемый может ре­шать только за счет запасной мощности. Если первичная задача потребует большего усилия, то запасная мощность уменьшится и продуктивность решения вторичной задачи снизится на соответствую­щую величину и, наоборот, при снижении требований основной за­дачи продуктивность выполнения дополнительной задачи возрастет. Следовательно, изменение продуктивности решения вторичной задачи отражает изменение степени умственного усилия, вкладываемого в первичную.

В экспериментах Д. Канемана испытуемым предъявляли на слух последовательности из четырех цифр (например, 3, 8, 1, 6) со скоро­стью одна цифра в секунду. Спустя одну-две секунды испытуемый должен был ответить в том же темпе последовательностью цифр, каждая из которых отличалась от слышанной на одну единицу (4, 9, 2, 7). Начало и ритм ответа задавались звуковыми сигналами, предъявлен­ными с той же магнитной записи, что и цифры трансформируемого цифрового ряда. Правильными считались безошибочные и полные ответы, проходившие в нужном темпе.

Задача трансформации цифр была для испытуемых основной. Одно­временно решалась дополнительная зрительная задача идентификации целевой буквы. Прямо перед испытуемым располагался экран, на кото­ром вспыхивали одна за другой различные буквы со скоростью 5 букв в 1 с. Эта последовательность начиналась за 1 с. до предъявления первой цифры слухового ряда, продолжалась в течение всей пробы и за­канчивалась спустя 1 с. после воспроизведения последней цифры. Внутри непрерывного ряда букв, один раз на протяжении каждой пробы, предъявляли зрительный шум (50 мс), затем целевую букву (80 мс) и снова зрительный шум (50 мс). Испытуемый должен был по окончании пробы назвать эту букву. Целевая буква появлялась не­предсказуемо в одном из 5 моментов решения задачи трансформации цифр: параллельно предъявлению первой и третьей цифры, в середине паузы перед ответом, при воспроизведении второй и четвертой цифры трансформированного ряда.

Приоритет задачи трансформации цифр обеспечивали платежной матрицей. За каждую пробу с успешным решением обеих задач испы­туемый получал премию в 4 цента. В случае правильного ответа зада­чи трансформации, но ошибочной идентификации целевой буквы пре­мия снижалась до 2-х центов. За неудачу в задаче трансформации цифр испытуемого штрафовали на 4 цента. На протяжении всех проб данного эксперимента проводилась параллельная, непрерывная реги­страция диаметра зрачка.





Рис. 3.4.

Д. Кансман предположил, что усилие, вкладываемое в основную задачу, меняется по ходу ее выполнения закономерным образом. На этапе предъявления цифр оно должно увеличиваться, достигая макси­мальной величины в паузе перед ответом, а затем снижаться вплоть до начального уровня. Это связано с определенным изменени­ем требований структуры кратковременной памяти — сначала, по мере накопления информации, ее нагрузка растет, а затем, по ходу ответа, уменьшается. Экспериментальные результаты, представленные на рис. 3.4, подтвердили это предположение.

По оси абсцисс графиков, изображенных на этом рисунке, отклады­вается текущее время пробы (в секундах). Ноль оси соответствует на­чалу зрительного предъявления последовательности букв дополни­тельной задачи, первая метка соответствует началу подачи первой циф­ры слухового ряда основной задачи, вторая метка — второй цифры и т.д. Тонкими вертикальными линиями на поле графиков выделена пауза, разделяющая две стадии решения основной задачи: прослушивание (предъявление цифр) и отчет (воспроизведение цифр, полученных из элементов предъявленного ряда путем прибавления единицы). Каж­дый из 4-х ответов стадии отчета также приурочен соответствующей метке оси времени.

На левой оси ординат откладываются средние показатели продук­тивности (число ошибок в %) решения основной и дополнительной задач. Правая ось ординат служит для обозначения результатов реги­страции диаметра зрачка у группы испытуемых. По этой оси откла­дываются средние показатели расширения зрачка (в мм) относительно исходного уровня, соответствующего началу прослушивания цифр. При этом в расчет принимались данные, полученные в пробах с пра­вильными ответами. Так было сделано потому, что расширение зрачка может быть, как известно, эмоциональной реакцией на ошибку, допу­щенную и осознанную испытуемым на стадии прослушивания или отчета.

Нижняя пунктирная кривая показывает процент ошибок основной задачи в зависимости от момента предъявления зрительной цели. Как видно из графика, продуктивность решения задачи трансформации цифр остается практически постоянной, то есть при различных вре­менных позициях цели число ошибок колеблется в узком диапазоне от 12 до 18 %. Этот результат имеет большое значение, поскольку говорит о том, что задача трансформации цифр была, во-первых, трудной для испытуемых и, во-вторых, приоритетной, основной или первичной. Следовательно, в данном эксперименте было обеспечено условие дос­таточно высоких требований к усилию и, возвратившись к рис. 3.3, можно сказать, что усилие испытуемых, направленное на решение основной задачи, перемещаясь туда—сюда по кривой (сплошная линия), всегда находилось на криволинейном участке функции тре­буемое-расходуемое усилие, и потому условие тестирования усилия первичной задачи по показателю решения вторичной задачи полностью выполнено.

Согласно теории ограниченного умственного усилия, скорость и точность ответа на зонд, вводимый в непредсказуемые моменты реше­ния основной задачи служат показателями запасной мощности, под­водимой к структурам вторичной задачи (здесь — перцептивного мони­торинга) в момент предъявления зонда (целевой буквы в данном экспе­рименте). График продуктивности решения задачи идентификации целевой буквы построен по данным проб с правильными ответами зада­чи трансформации. Пробы с ошибочными ответами в основной задаче исключались, поскольку только в случаях верного ответа можно уве­ренно утверждать, что в ее решение действительно вкладывалось не­обходимое усилие. Как видно из рисунка, число ошибок идентифика­ции букв, показанное в виде зачерненных и соединенных сплошной ли­нией квадратов, растет на стадии прослушивания, максимально в пери­од паузы и резко снижается по ходу ответа.

Важнейшим результатом этого эксперимента Д. Канеман считает факт корреляции диаметра зрачка с продуктивностью решения вторич­ной задачи и делает вывод о том, что зрачок отражает динамику умст­венного усилия, вкладываемого в основную задачу. Действительно, из рисунка видно, что кривая расширения зрачка (пустые кружки, со­единенные сплошной линией) в целом сходна с кривой продуктивно­сти выполнения вторичной задачи. Автор подчеркивает, что данный психофизиологический показатель дает непрерывную оценку измене­ния умственного усилия в каждой отдельной пробе эксперимента. Отсю­да следует, что при соблюдении определенных условий, регистрируя только диаметр зрачка, исследователи могут по характеру изменений этого, отметим, непроизвольного показателя, судить о динамике степени умственного усилия или внимания при выполнении любой деятельности, не прибегая к процедурам многократного тестирования, дополнитель­ной нагрузки вторичной задачей и громоздкой статистической обработ­ки.

По мнению Д. Канемана, модель внимания как умственного усилия хорошо объясняет факт зависимости диаметра зрачка от степени умст­венного усилия. Полученные данные говорили о том, что расширение зрачка является надежным показателем роста именно умственного усилия, а не следствием увеличения активации из-за воздействия других факторов (моторная напряженность, тревожность, шум и пр.). Так, если в задаче трансформации цифр испытуемые прибавляют тройку, то со­ответствующая кривая расширения зрачка проходит выше, чем при более легком условии прибавления единицы.

Эмпирическое обоснование теории внимания как умственного усилия Д. Канеман проводит на материале исследований одновременного выполнения двух деятельностей. Подавляющее большинство результатов этих исследований говорят о значительной трудности од­новременного решения двух задач. По отдельности задачи могут ре­шаться легко и безошибочно, но когда они спарены, одна или обе дея­тельности, как правило, ухудшаются, несмотря на все старания ис­пытуемых. Факты и явления отрицательного влияния одной задачи на другую называют интерференцией — однонаправленной при сниже­нии продуктивности или полном прекращении решения одной задачи, и взаимной, при ухудшении показателей решения обеих задач. Оценку результатов деятельностей при условии совместного выпол­нения проводят относительно уровней продуктивности, достигаемых при условии раздельного исполнения. О наличии, характере и степени интерференции судят по разнице соответствующих показателей про­дуктивности той и другой деятельности, полученных при том (вместе) и другом (врозь) условии.

Изучение эффектов одновременного выполнения двух деятельностей традиционно относят к исследованиям распределения внима­ния. Основная методическая трудность таких исследований заключа­ется в создании и контроле условий подлинного распределения внимания (см. Вудвортс, 1950). Следует исключить ил и, по меньшей мере, рассматривать особо, случаи автоматизации одной из деятельностей (ухода внимания) и, как следствие, координации двух деятельностей в одну, а также быстрого чередования выполнения этих деятельностей (сдвигов и переключений внимания). Заметим, что обойти эту трудность не удается вплоть до настоящего времени. Тем не менее, несколько эмпирических выводов и фактов, полученных в дан­ной области исследований, можно считать твердо установленными. Так, выделены три основных фактора интерференции двух деятельностей. Два из них характеризуют независимо каждую из них: степень ин­терференции тем больше, чем больше сложность и трудность задачи. Третий фактор определяется путем сравнительной характеристики за­дач — степень интерференции сходных задач больше, чем различных. В когнитивной психологии объяснение этих фактов дают чаще всего в терминах структурных теорий. Так, предполагают, что конкурирующие задачи могут вызвать несовместимые ответы или предъявлять одно­временные требования к одним и тем же, определенным структурам восприятия и подготовки ответа. Ярким примером такого рода объяс­нений являются концепции бутылочного горлышка (см. гл. 2).

Д. Канеман не отрицает возможность структурной интерферен­ции. Однако подобное толкование он считает, по меньшей мере, недостаточным и предлагает в качестве дополнительного, а в иных случаях исчерпывающего, объяснение в терминах соревнования за общую мощность. Теория Д. Канемана предсказывает, во-первых, интерференцию деятельностей, не имеющих общих механизмов вос­приятия и ответа; во-вторых, зависимость степени интерференции от величины требований, предъявляемых задачами. Жизненные наблю­дения и данные лабораторных исследований подтверждают эти пред­положения. В качестве примера двух деятельностей, опирающихся на разные механизмы и потому выполняющихся без взаимной интерфе­ренции, Д. Канеман приводит ходьбу и счет в уме. Однако, если на прогулке попросить спутника решить сложную арифметическую зада­чу, то он, скорее всего, остановится, поскольку даже такая привычная и автоматическая деятельность, как ходьба, требует какого-то расхода усилия.

Предсказания модели умственного усилия подтверждают, по мнению Д. Канемана, результаты специальных исследований одновременного выполнения двух деятельностей. Так, автор ссылается на факт ин­терференции совершенно разнородных задач — мнемической и зри­тельно-моторного слежения. В пользу теории единой ограниченной емкости говорят и данные тех работ, в которых показано снижение или рост интерференции при изменении трудности (но не структуры) одной из сравниваемых задач. Следует заметить, что широкое ис­следование распределения внимания не привело к однозначным ре­зультатам и выводам. Однако Д. Канеман считает, что его подход поможет объяснить и снять хотя бы часть противоречий, наблюдаю­щихся в этой богатой области исследований.

Важным вкладом теории усилия в этом отношении стала поста­новка и обсуждение действительных, то есть потребляющих усилие объектов внимания. В задачах восприятия вообще и симультанного восприятия нескольких стимулов, в частности, в качестве объектов внимания выступают структуры — репрезентации подвижного объема, названные автором перцептивными единицами. При обсуждении яв­ления интерференции двух деятельностей он открыто ставит вопрос о единицах деятельности как структурах, требующих внимания. В связи с этим Д. Канеман высказывается против теорий позднего отбора. Данные исследований интерференции, говорящие в их пользу, он объясняет иначе. С позиций модели умственного усилия селекция на стадии принятия решения и ответа зачастую требует значительных усилий и потому деятельности, включающие такую селекцию, будут интерферировать с другими деятельностями. Более приемлемыми ав­тор считает теории ранней селекции, но при условии их дополнения представлениями об ограниченном умственном усилии.

Д. Канеман говорит о необходимости вклада усилия на стадии восприятия. Распределением усилия он объясняет разделение поля восприятия на фигуру и фон. Перцептивный объект (фигура) бла­годаря усилию обладает, по его словам, более качественной ин­формацией, поступающей на единицы опознания образа. Коли­чеством вкладываемого усилия определяется также число и сте­пень активации единиц опознания.

Что подразумевается, когда говорится о требованиях усилия со стороны данной деятельности? Автор различает здесь два зна­чения требований. В первом просто утверждается необходимость некоторого усилия как условия достижения определенного резуль­тата (требование 1). Во втором значении имеется ввиду выполнение некоторого действия, обеспечивающего удовлетворение запросов задачи (требование 2). Так, нормальный рост какого-то растения предполагает обильное орошение (требование 1), тогда как иг­рающий ребенок настойчиво и громко просит фишки у своего партнера (требование 2). Большинство умственных деятельностей требуют усилия в первом смысле. Однако некоторые стимулы, бла­годаря избирательной установке, дополнительно требуют усилия во втором смысле, то есть привлекают внимание больше, чем ос­тальные. Требования 1 удовлетворяются постоянным притоком умственного усилия к структурам восприятия. Требования 2 заяв­ляют о себе и удовлетворяются при помощи петли обратной связи, замыкающей структуру текущей деятельности на блок активации (см. рис. 3.1). Переработка новых и значимых стимулов характери­зуется высоким уровнем требований того и другого рода, и пото­му расход усилия на восприятие такой стимуляции будет велик. Восприятие обычных стимулов лишь изредка предъявляет требова­ния 2, хотя и зависит от постоянного распределения некоторой мощности (требование 1). В целом же запросы обычного воспри­ятия к умственному усилию незначительны.

Гораздо большее усилие расходуется на операции принятия ре­шения и выбора, повторения и манипуляции символами, осо­бенно в условиях дефицита времени. Необходимую скорость выполнения умственных операций Д. Канеман считает основной детерминантой умственного усилия. Для многих видов деятельно­сти "делать легко" означает делать медленно, не торопясь. Обсуж­дая текущие запросы и вклад усилия при сложных видах деятель­ности, автор утверждает, что их величина зависит от организации деятельности, объема ее единиц, процессов антиципации, состоя­ний перцептивной и моторной готовности. Под последними автор имеет ввиду состояние специфических единиц опознания и ответа, активируемых в процессах восприятия и выбора ответа. Эти со­стояния удовлетворяют требованиям первого рода. Состояния го­товности не следует путать с установкой на селекцию, которая отвечает требованиям второго рода и определяет ту или иную по­литику распределения усилия.

Д. Канеман рассматривает два варианта селективной установки. Первый, основной вариант по сути совпадает с фильтром Д. Бродбента. Здесь перцептивный акцент ставится на стимулах, обладающих оп­ределенным физическим свойством. Второй, более сложный вариант возможен в случаях неадекватной перцептивной интерпретации како­го-то события. Он предполагает пробное опознание потенциально зна­чимых стимулов. Такие стимулы требуют внимания во втором смысле, и, следовательно, распределение усилия управляется здесь по меха­низму обратной связи. Автор полагает, что различные механизмы го­товности и селекции не исключают друг друга — при решении боль­шинства задач они могут действовать совместно.

Как видно из вышеизложенного, Д. Канеман, опираясь на модель распределения умственного усилия, пытается, во-первых, объяснить факты интерференции одновременного выполнения двух деятельностей и, во-вторых, дополнить, частично объяснив заново, известные представления о механизмах избирательности восприятия. В отличие от других авторов, Д. Канеман не соглашается с идеей постоянного предела мощности и соответствующими объяснениями интерферен­ции задач. Интерпретация явлений интерференции основана у него на предположении о форме зависимости вклада усилия от требова­ний задач (см. рис. 3.3). Ключ к объяснению явлений селекции он на­ходит в анализе возможных стратегий распределения усилия и, в ко­нечном итоге, в своеобразном раскладе факторов политики распределе­ния.

По Д. Канеману, внимание или усилие является входом к цен­тральным структурам переработки информации, включающим эти структуры и/или поддерживающим их эффективное функционирова­ние. Свои представления об основных свойствах внимания автор формулирует в виде следующих выводов:



"1. Внимание ограничено, но это ограничение может ме­няться в каждый момент времени. Физиологические показа­тели активации служат мерой, коррелирующей с этим те­кущим пределом; 2. Количество внимания или усилия, расходуемого в любой момент времени, зависит, главным образом, от требований текущих деятельностей. При росте требований вклад внимания увеличивается, но для полной компенсации эффектов повышения сложности задачи этого увеличения обычно недостаточно; 3. Внимание может рас­пределяться. Распределение внимания - вопрос его степени. При высоких уровнях нагрузки внимание становится все более однонаправленным; 4. Внимание избирательно, иначе говоря, управляемо. Оно может быть распределено на под­держание переработки отобранных перцептивных единиц или на выполнение отобранных единиц деятельности. Политика распределения отражает постоянные диспозиции и текущие намерения" (Kahneman, 1973, с. 201).

Модель Д. Канемана ввела в когнитивную психологию новые идеи о внимании и его механизмах. Внимание стали рассматривать как универсальные ресурсы переработки информации, вынесенные за пределы этой переработки. Модель описывает достаточно гибкий механизм распределения ресурсов, его основные блоки и связи. Важ­ным, с точки зрения управления данной системой, является автомати­ческий механизм обратной связи, благодаря которому осуществляет­ся непрерывный запрос усилия, необходимого для решения задачи. Вместе с тем, модель допускает, хотя и в ограниченном диапазоне, возможность произвольного управления распределением внимания. Модель позволяет также обсуждать факты и феномены непроизволь­ного внимания. Особенно важной и убедительной выглядит разработ­ка представлений о связи умственного усилия с общей активацией, и следовательно, внимания с эмоциями и мотивацией человека. Кроме того, эти представления во многом проясняют противоречивую карти­ну известных психофизиологических показателей внимания, и пото­му открывают возможность создания новых, объективных и надеж­ных методов исследования его свойств.

Немаловажной причиной быстрого успеха и широкого признания данного подхода является его соответствие житейским представлениям о внимании и запросам практики. Необходимо также учитывать время публикации работы Д. Канемана, совпавшее с периодом кризиса в об­ласти психологии внимания. Поиски бутылочного горлышка в системе переработки информации зашли в тупик. Целостное представление о внимании, его функции и механизмах раздробилось и растворилось. Внимание стали сравнивать с хамелеоном или с морским божеством Протеем, обладавшим способностью принимать облик различных жи­вых существ. На смену энтузиазму 60-х годов пришли уныние и разочарование. Накануне выхода книги Д. Канемана состоялся оче­редной (четвертый) международный симпозиум "Внимание и дея­тельность". Сборник материалов этого симпозиума открывает статья Н. Морея и М. Фиттера, в которой дается характеристика состояния дел в данной области (Moray, Fitter, 1973). Они пишут, что в исследо­ваниях когнитивных процессов вниманию отводят центральную пози­цию, однако общая картина полученных результатов выглядит хао­тично и противоречиво. Современную психологию внимания невоз­можно сравнить ни с дремучими джунглями, ни с регулярными сада­ми 18-го столетия. Она скорее напоминает "Сады земных наслажде­ний" Иеронима Босха — одно из самых загадочных и фантастических произведений в мировом искусстве. Авто­ры не сомневаются, что ключ к разумному объяснению этой картины все-таки будет найден. Некоторые психологи нашли этот ключ в работе Д. Канемана. За разнообразием проявлений ограниченности системы переработки информации они вновь увидели единую причину, теперь лежащую не в какой-то определенной части системы, а в резервуаре умственного усилия, используемого всеми ее компонентами. Основ­ные постулаты и положения модели внимания как умственного усилия и представление о единых, ограниченных ресурсах переработки ин­формации остаются предметом острых дискуссий вплоть до на­стоящего времени. Дальнейшее развитие идей Д. Канемана осуществ­лялось как на материале эмпирических исследований, так и по линиям их теоретической разработки и включения в более широкий контекст.


Каталог: ld
ld -> Общая характеристика исследования
ld -> Петинова М. А. П 29 Философия техники
ld -> Лингвистический поворот и его роль в трансформации европейского самосознания ХХ века
ld -> Образование в человеческом измерении
ld -> Социокультурные традиции в контексте становления и развития самосознания этноса
ld -> Физкультура и спорт issn 2071-8950 Физкультура
ld -> Культурная социализация молодежи в условиях транзитивного общества
ld -> Великую землю


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   ...   39


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница