Психология внимания



страница12/39
Дата30.07.2018
Размер4.15 Mb.
ТипКнига
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   39
Рис. 2.12. Схема потока переработки информации М. Эрдели (Erdelyi, 1974, Fig. I, p. 13).

Периферические механизмы селекции ответа работают на уровне блока "Генератор выхода", показанного справа в верхней части ри­сунка в виде треугольника. Испытуемый принимает различные страте­гии ответа, используя при этом только часть полученной информации. Еще раз заметим, что вышеуказанные механизмы периферической се­лекции управляются (пунктирные линии) как бы сверху процессами, обусловленными содержаниями и структурами долговременной памя­ти.

Особенно подробно М. Эрдели обсуждает центральные механизмы селекции. Переход сигналов из иконического хранилища в систему ко­дирования он объясняет согласно представлениям теорий раннего от­бора. Селекцией на этом уровне могут управлять как содержания дол­говременной памяти так и результаты текущей переработки в системе кодирования. Переход информации из системы кодирования в кратко­временное хранилище, обусловленный как текущими так и устойчи­выми предпочтениями субъекта, объясняется согласно представлени­ям теорий поздней селекции.

В целом, данную модель считают разработкой теорий поздней селекции Дойчей и Д. Нормана, потому что ограничения переработки лежат, по мнению М. Эрдели, не в блоке кодирования, а в системе дол­говременной памяти. Система ограничена не по количеству перераба­тываемой информации, а в. объеме осознания и хранения этой ин­формации. Автор утверждает, что чем больше проанализирована входная сырая информация, тем более разумно и экономно она будет отобрана для того, чтобы перерабатываться дальше с целью закладки на долговременное хранение.

Следующий возможный механизм селекции определяет выборочное закрепление (консолидацию) осознанной информации. Этот механизм показан на рис. 2.12 в виде треугольника с надписью "Повторение и консолидация". Субъект принимает ту или иную стратегию повторе­ния и, как следствие, лучше запоминает определенную часть материала кратковременной памяти. Для этого он может использовать также ин­формацию, хранимую в долговременной памяти.

М. Эрдели говорит также о механизмах селекции, включенных в блок долговременной памяти (на схеме не показаны). Именно с этими механизмами интимно связаны такие факторы мотивации, как же­лания, ценности, ожидания и требования психодинамической защиты. Процессы управления селекцией в конечном итоге определяются мо­тивацией субъекта. В модели М. Эрдели нашла яркое воплощение тен­денция размывания представлений о специфическом механизме вни­мания, и, более того, теперь сама возможность существования такого механизма стала выглядеть практически нереальной. Большинство психологов, по-видимому, подписались бы под следующим заявлением Р. Кинклы: "Не следует представлять себе внимание как некую единую сущность. Полезней было бы предположить, что селективность переработки информации обеспечивается при помощи множества различных когнитивных механизмов" (Kinchla, 1980, с. 214).

Большинство современных вариантов моделей поздней селекции разрабатывалось на материале задач зрительного восприятия. Амери­канские психологи Ричард Шиффрин и Уолтер Шнайдер провели об­ширное исследование процессов решения задачи зрительного поиска по ходу продолжительной практики и на основании полученных дан­ных сформулировали ряд положений, которые можно считать клю­чевыми для характеристики и понимания изменений, происшедших в теориях позднего отбора на протяжении двух последних десятилетий. В ранних исследованиях зрительного поиска были получены две отчет­ливо разные картины результатов. Если цель отличается от других не­целевых или шумовых элементов (дистракторов) по какому-то од­ному физическому признаку (например, по цвету), время поиска прак­тически не зависит от числа дистракторов. Процесс поиска в этом случае проходит очень быстро и субъективно переживается как "вы­скакивание" искомого объекта на общем смутном фоне. Эффект выскакивания обнаружен не только для целей, отличающихся от шу­мовых элементов единственным физическим признаком, но и для по­иска цифр среди букв. При взгляде на групповую фотографию школь­ного класса или отдыхающих в санатории, нам бросаются в глаза ли­ца, хорошо знакомые, а не только отличающиеся какой-нибудь стран­ной чертой. Если же специфика цели задается соединением призна­ков, каждый из которых может принадлежать элементам шума, время поиска увеличивается и растет как линейная функция числа дистракторов. Такую зависимость называют эффектом нагрузки. Наклон этой функции увеличивается в два раза в ситуации предъявления пустого (без цели) множества объектов. На основании этих результа­тов делается вывод о принципиальном различии процессов зрительного поиска в том и другом случае, и главной причиной этого различия счи­тают процесс внимания. Говорят, что в условиях выскакивания цели происходит параллельный поиск, то есть все элементы изображения перерабатываются одновременно и независимо друг от друга, и здесь внимание играет второстепенную роль. Во второй же ситуации раз­ворачивается процесс последовательного самозаканчивающегося по­иска. Здесь вниманию отводится решающая роль. Фокус внимания, подобно лучу прожектора, сканирует по изображению, последователь­но отбирая каждый элемент для более глубокой переработки, завер­шающейся опознанием цели и ответом. Принципиальное отличие исследований Р. Шиффрина и У. Шнайдера заключалось в том, что их испытуемые занимались задачей зрительного поиска в течении сотен и тысяч проб. Авторов интересовали условия перехода от последовательного к параллельно­му поиску.

В первой части работы экспериментаторы варьировали нагрузку системы переработки информации путем изменения числа возможных целей (объема целевого набора) и числа дистракторов в стимульном наборе (Schneider, Shirfrin, 1977). Главной независимой переменной было соответствие материала видам ответа. В пробах одних серий элементы целевых наборов никогда не выступали в качестве дистракторов. Например, целями всегда были цифры, а дистракторами — бук­вы. Это условие было названо условием "сохраняемого соответст­вия". В пробах других серий символы одного и того же класса мог­ли выступать в качестве как целей, так и дистракторов. Например, использовали только буквы, и одни и те же буквы в каких-то про­бах данной серии служили целями, а в других — дистракторами. Это условие было названо условием "изменяемого соответствия". Анализ показателей продуктивности (правильности и латентного времени от­ветов) решения задачи поиска показал, что эффект нагрузки выражен при условии изменяемого соответствия гораздо больше, чем при усло­вии сохраняемого соответствия.

При объяснении полученных результатов Р. Шиффрин и У. Шнайдер опираются на различение автоматических и контролируе­мых процессов переработки информации, общие представления о кото­рых сложились к тому времени благодаря их собственным исследовани­ям в области психологии памяти и работам других авторов. Они приходят к заключению, что при условии изменяемого соответствия разворачивались процессы контролируемого, требующего усилия вни­мания, самозаканчивающегося последовательного поиска. При усло­вии сохраняемого соответствия общая картина результатов складыва­лась в пользу представлений о параллельном, исчерпывающем и авто­матическом поиске. Результаты и выводы этой части исследова­ния подтверждали и во многом совпадали с данными и выводами прежних экспериментов, проведенных по сходным методикам.

Р. Шиффрин и У. Шнайдер пошли дальше, выдвинув предположе­ние, что в условиях сохраняемого соответствия происходит постепенная автоматизация поиска. Если цели и дистракторы берутся из двух от­дельных, хорошо заученных классов или категорий, то автоматизация развивается довольно быстро. Так и происходило в эксперименте с цифровыми целями и буквенными дистракторами. Различение симво­лов на буквы и цифры опирается на многолетнюю практику испытуе­мых и потому не требует дополнительных усилий внимания. Внимание быстро автоматизируется — целевые стимулы привлекают его легко и сразу. Предположение об автоматизации внимания как основном эффекте научения в условиях сохраняемого соответствия проверялось и подтвердилось во второй части исследова­ния (Shiffrin, Schneider, 1977).

Наиболее яркие и убедительные данные были получены в экспери­менте с обращением содержания классов целей и дистракторов. В этом эксперименте в качестве целей выступали согласные буквы первой, а в качестве дистракторов — второй половины английского алфавита. В течение 1500 проб происходило постепенное, в итоге существен­ное, улучшение продуктивности решения задачи поиска по всем по­казателям и далее, в течение 600 проб, она удерживалась на одном высоком уровне. Тщательный анализ данных регистрации и субъек­тивных отчетов говорил о том, что в начале тренировки испытуе­мые принимали стратегию контролируемого поиска, но в конце кон­цов поиск стал автоматическим. Решающий момент наступил тогда, когда после продолжительной практики (2100 проб) экспериментатор, предупредив испытуемых, поменял местами цели и дистракторы. Целевые согласные одной половины алфавита стали дистракторами, а шумовые согласные другой половины алфавита стали целями. Бук­вы того и другого класса как бы поменялись ролями. В результате такой перестановки продуктивность решения задачи неожиданно для испы­туемых резко упала по всем показателям. Они обнаруживали цели намного хуже и медленнее, чем в начале эксперимента. Понадоби­лось около 900 проб для того, чтобы выйти на стартовый уровень пер­воначального обучения и 2400 проб, чтобы вернуться на уровень про­дуктивности, достигнутый за 1500 проб начального этапа. Испытуе­мые были вынуждены не просто вернуться к стратегии контролируе­мого поиска, но и провести какую-то дополнительную работу, на­правленную на торможение прежде эффективных, а теперь не только бесполезных, но и вредных автоматических процессов. Поиск в этой ситуации потребовал гораздо больших усилий внимания, чем в начале практики. Авторы делают вывод, что основной эффект научения в условиях сохраняемого соответствия заключается не в увеличении способности различения элементов материала, а в постепенной авто­матизации процесса селекции, то есть в переходе контролируемого внимания в автоматическое.



Основные представления о внимании как функции автоматиче­ской и контролируемой селекции Р. Шиффрин и У. Шнайдер включи­ли в теорию или модель двух качественно различных способов пе­реработки информации (см. рис. 2.13). В этой модели между сен­сорными входами и выходами расположена долговременная память (ДП), внутри которой выделены структуры "Кратковременная память" (КП) и "Продуцирование ответа" Предполагается что ДП состоит из отдельных узлов и прочных связей между ними. Каждый узел представляет собой группу тесно ассоциированных элементов информации, запрограммированных ответов или указаний на даль­нейшую переработку Узлы могут быть активированы тремя источни­ками: сенсорными входами, другими узлами и вниманием. Закреп­ленные в итоге длительной практики связи между отдельными узлами образуют определенные последовательности операций переработки информации Активированные узлы и последовательности упорядочены по уровням переработки информации, начиная с извлечения про­стых физических признаков и кончая анализом значения стимулов. Уровни (большие вертикальные прямоугольники) и соответствующие им узлы (маленькие горизонтальные прямоугольники) показаны в верхней части рисунка. Сенсорные входы запускают после­довательности переработки, проходящие от начального (1) до за­ключительного (N) уровня. Эта переработка происходит автоматиче­ски и параллельно для всех сенсорных входов. Активация узлов благо­даря сенсорным входам и межузловым связям невелика и кратковременна, но может быть усилена и поддержана вниманием. По­следнее может быть привлечено автоматически, путем запроса с узла, расположенного на линии переработки целевого стимула. На рис. 2.13 приведен пример запроса с узла второго уровня к "Регулятору внимания", который автоматически настраивается на этот узел (пока­зано сплошной стрелкой). В результате, с последнего узла (уровень N) автоматической переработки появляется автоматический ответ об­наружения цели и ее осознание в виде выскакивания. Авторы подчерки­вают, что описанный процесс автоматической селекции возможен только после длительной практики в условиях постоянного согласова­ния определенных целей с определенными ответами. Если же такое согласование не обеспечивается, как в вышеописанном эксперименте, где цели и дистракторы по ходу практики менялись местами, развора­чивается процесс управляемого поиска. Он включает в себя ряд кон­тролируемых субъектом процессов и в том числе — контролируемый процесс внимания.



Рис. 2.13. Модель автоматической и контролируемой переработки информации (Shiffrin, Schneider, 1977, Fig II, p. 162).

На схеме рис. 2.13 подсистема контролируемых процессов показана в нижней части КП в виде большого прямоугольника (Контролируемая переработка). Расположенный внутри нее регулятор направления внимания может быть намеренно "повернут" на любой из уровней и узлов переработки информации (показано пунктирными широкими стрелками). Поворот внимания приводит в этом случае к временной активации тех узлов и последовательностей операций переработки, которые не были заучены и закреплены в процессе практики. В данный момент времени внимание может активировать только одну линию или узел переработки. Главную причину такого ограничения авторы видят в пределах, накладываемых на рабочее пространство КП. Внутри этого пространства разворачиваются контролируемые процессы, но только последовательным образом. Поскольку селектив­ное внимание также принадлежит к классу контролируемых процессов, вышеуказанное ограничение распространяется и на него. Поэтому широкая сплошная линия стрелки регулятора внимания может за­нимать в данный момент времени только одну позицию.

Итак, теория селективного внимания Р. Шиффрина и У. Шнайдера в отличие от ранних теорий селекции, подчеркивает роль активности субъекта и практики в процессах отбора релевантной информации. Это выражается в различении, соответственно, контролируе­мой и автоматической селекции. Изменилось также общее представ­ление о жесткой последовательности стадий переработки информации и как следствие закрылась проблема поиска в этой последовательности какого-то одного, фиксированного места отбора информации. Данная теория продолжает линию развития моделей поздней селекции только в одном, хотя и важном пункте. Как и в модели Дойчей, здесь допускается возможность исчерпывающей переработки всей по­ступающей стимуляции. Однако теперь более четко сформулированы условия полной переработки — она распространяется только на ту стимуляцию, для которой сформированы определенные структуры долговременной памяти. В знакомых ситуациях и привычных видах деятельности такая переработка может быть использована субъектом легко и эффективно. В необычных условиях и при решении новых за­дач включаются более медленные, последовательные процессы кон­тролируемой переработки. Главную роль играет процесс контроли­руемого внимания, который может вмешиваться на любой стадии ав­томатического анализа стимуляции.



Существенный сдвиг в общих представлениях о механизмах и функциях селекции Р. Шиффрин поясняет на двух схемах, изобра­женных на рис. 2.14 (Shiffrin, 1988). В верхней части этого рисунка приведена традиционная модель соотношения процессов параллельной и последовательной переработки. На раннем этапе происходит авто­матический анализ всех стимульных входов, но в различной степени или неодинаково по глубине (показано на схеме рис. 2.14а сплошной, ломаной линией). Где-то позже переработка становится ограниченной и начинается этап внимательной переработки, начало которого обо­значено овалом "Горлышко". Ответ может быть дан только в том случае, если ему предшествовал анализ стимула на этапе внима­тельной переработки. Обобщенная схема современных моделей се­лекции представлена на рис. 2.14б. Автоматическая и контролируемая переработка показаны здесь в виде двух фигур разной формы и пло­щади.





Рис. 2.14. Модели взаимодействия автоматической и внима­тельной переработки информации (Shinrin, 1988, Fig. 11.23, p. 795). А - автоматические процессы предшествуют процессам, требующим внимания, б) - автоматические процессы и процессы, требующие внимания, происходят параллельно.

Широкая сторона фигуры автоматического анализа непосредст­венно контактирует со всей поступающей стимуляцией, обозначенной горизонтальными стрелками. При переходе от ранней к поздней стадии объем автоматической переработки, хотя и сужается, но не до нуля и своей более узкой стороной фигура выходит на стадию ответа. В ниж­ней части изображена фигура внимательной (контролируемой) пе­реработки. Своим узким сегментом она обращена в сторону входа, а широким — в сторону ответа, то есть ее форма асимметрична фигуре автоматической переработки. Она не имеет прямого контакта со стимульным входом, хотя и достигает своей минимальной стороной ранних уровней. По мере приближения к ответу объем возможной кон­тролируемой переработки постоянно растет, достигая максимальной величины на выходе к ответу. Взаимодействие автоматической и вни­мательной переработки может произойти, как это показано вертикаль­ными стрелками, на любой стадии и в любом направлении: автоматиче­ская переработка может перейти в контролируемую (и наоборот) прак­тически повсюду. Контролируемые процессы могут предшествовать автоматическим, чередоваться с ними, запускать и завершать их или протекать совершенно независимо и параллельно. В каждом конкрет­ном случае получается своеобразная и подвижная организация после­довательных и параллельных операций переработки, и среди факто­ров, ее определяющих, процессам селекции или внимания отводится ведущая роль.

Схема Р. Шиффрина отражает две основные тенденции современных исследований познавательных процессов вообще и процессов селек­ции в частности. Первая тенденция состоит во все большем призна­нии и как следствие расширении исследований активной роли субъекта, его сознания и самосознания в регуляции потока информации. Здесь, наряду с исследованиями собственно внимания, необходимо отметить разработку представлений и методов исследования метапознавательных процессов (напр., Forrest-Pressley etal., 1985). В понятие метапознания включают знания субъекта о своих когнитивных процес­сах и возможностях, а также умения контролировать и управлять эти­ми процессами. Данное направление возникло и развивалось в педаго­гической и возрастной психологии и достигло значительных результа­тов в области изучения памяти. Исследования метапознания распро­страняются и на другие виды познавательной деятельности и, в том числе, на процессы метавнимания (см. Приложение 6). Благодаря этим работам предмет психологии внимания расширяется путем включения знаний субъекта о процессах своего внимания, умений, навыков и стратегий использования этого знания.



Вторая тенденция заключается в постепенном переходе от жестких блочных моделей системы переработки информации к описанию под­вижной иерархической организации ее процессов. С целью иллюстра­ции указанных тенденций приведем модифицированную нами схему М. Лоссона (см. рис. 2.15), выделив при этом три уровня переработки и использования информации — автоматические процессы, контроли­руемые процессы (стратегии) и метапознание (Lawson, 1980). Каж­дый последующий уровень опирается на результаты работы предшест­вующего уровня (показано сплошными стрелками, идущими снизу вверх), и в то же время контролирует и управляет этой работой (показано пунктирными стрелками, идущими в обратном направлении). Здесь же имплицитно присутствует еще одно, важ­нейшее для современной когнитивной психологии, различение двух видов переработки информации, о котором подробнее будет сказано в следующей главе пособия: переработки "сверху-вниз", ведомой схемами и стратегиями, и переработки "снизу-вверх", определяемой стимулами и ситуацией. Корни этого различения находят в работах вюрцбургской школы, гештальтпсихологов и Ф. Бартлетта, а в более широком, философском смысле здесь просматривается соединение традиций эмпиризма и рационализма (Gardner, 1985).



Рис. 2.15. Метаапознание как часть системы переработки ин­формации (адапт. Lawson, 1980, Fig. 7.1, p. 147).

В целом же складывающееся направление можно назвать уровнево-деятельностным подходом. Основным предметом теоретических дискуссий и эмпирических исследований в этом плане стало различе­ние автоматических и контролируемых процессов (напр., Logan, 1992). Характеристики этих процессов приведены в табл. 2.1

Таблица 2.1. Характеристики автоматических и контролируемых процессов (по Schneider, Dumais, Shiffrin, 1984, Табл. 11, с 21)

Характеристика

Автоматические процессы

Контролируемые процессы.

Центральная емкость.

Не требуется

Требуется.

Управление (контроль).

Частичный.

Полный.

Неделимость.

Целостные.

Фрагментарные.

Практика.

Приводит к постепенному улучшению.

Сказывается незначительно.

Модификация.

Затруднительна.

Легкая.

Последовательно-параллельная зависимость.

Параллельно зависимые.

Последовательно зависимые.

Долговременное запоминание.

Незначительное или отсутствует.

Значительное.

Уровень продуктивности.

Высокий

Низкий, за исключением простых задач.

Простота.

Нерелевантная.

Нерелевантная.

Осознание.

Низкое.

Высокое.

Внимание.

Не требуется, но может быть привлечено.

Требуется.

Усилие.

Если и есть, то незначительное.

Значительное.

Как видно из таблицы, контролируемые процессы требуют усилия, подвержены интерференции, более осознаваемы, изменчивы и, главное, подчинены прямому контролю субъекта. Автоматические процессы, напротив, происходят параллельно, нечувствительны к интерференции, обладают постоянными характеристиками, не изменяются при длитель­ной тренировке, т.е. менее вариабельны, требуют меньше когнитивных ресурсов или внимания, их трудно прервать, если они уже начались. Мно­гие авторы дополнительно отмечают, что контролируемые процессы — медленные, а автоматические — быстрые. Последние Дж. Мандлер разделяет на два класса (Mandler, 1975). К первому классу относятся те процессы, которые раз­ворачиваются благодаря функционированию врожденных, или предпрограммных структур. Результаты и ход таких процессов если и осоз­наются, то в незначительной степени и с большим трудом. Автоматиче­ские процессы второго класса изначально осознаваемы и контролируе­мы, но благодаря длительной тренировке или научению становятся бес­сознательными и автоматическими. В отличие от автоматической пере­работки первого вида, они могут быть легко перенесены в план созна­тельной регуляции, а значит и переделаны в соответствии с конкретной целью и ситуацией.

Авторы вышеприведенной таблицы С. Дюмэ, Р. Шиффрин и У. Шнайдер подчеркивают, что ни одна из указанных характеристик не явля­ется необходимым и достаточным основанием различения двух видов переработки, хотя наиболее предпочтительными среди них в этом смысле являются управление, внимание и требования к ресурсам (цен­тральная емкость и усилие). Поскольку, согласно этим же авторам, селек­тивное внимание может быть как автоматическим, так и контролируемым процессом, для него список надежных критериев различения сокращается. Мы не можем сказать, что внимание может требовать и не требовать внимания. Если же отождествить внимание с ресурсами центральной емкости или с усилием, как это происходит в теориях и исследованиях, которым будет посвящена следующая глава, то этот список сократится в еще большей степени.



Каталог: ld
ld -> Общая характеристика исследования
ld -> Петинова М. А. П 29 Философия техники
ld -> Лингвистический поворот и его роль в трансформации европейского самосознания ХХ века
ld -> Образование в человеческом измерении
ld -> Социокультурные традиции в контексте становления и развития самосознания этноса
ld -> Физкультура и спорт issn 2071-8950 Физкультура
ld -> Культурная социализация молодежи в условиях транзитивного общества
ld -> Великую землю


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   39


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница