Психология больных с разными соматическими заболеваниями


Психология онкологических больных



Скачать 351.5 Kb.
страница3/16
Дата30.12.2017
Размер351.5 Kb.
ТипГлава
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16
5.3. Психология онкологических больных.

Современное понимание многофакторной обусловленности возникновения рака больше оставляет открытых вопросов, чем дает ответов. В последнее время тема «психика и рак» привлекает большое внимание, тогда как раньше онкологическое заболевание было понятием, не связанным с личностью и жизненными обстоятельствами; этот процесс понимали как протекающий фатально, только как патологический процесс роста клеток. В качестве «психологических канцерогенов» описаны различные травмирующие жизненные события, трудности в связи с утратой объекта, алекситимия, неумение выйти из конфликта, длительно существующее состояние безнадежности, подавленности, отчаяния.

Психоаналитически ориентированные психологи связывают усиление риска заболевания с отягощающими переживаниями в детстве (утрата одного из родителей); с холодным отношением со стороны родителей.

Тщательно методически выполненное исследование было проведено немецким психологом R. Shekele(1981) с помощью теста MMPI. Было обследовано 2020 здоровых людей; через 17 лет повторно обследовали 95% от исходного количества обследованных. Смертность от рака составила 4,1%. У заболевших раком выявлено, что при первичном обследовании достоверно были повышены показатели шкалы депрессии. Другие факторы риска (возраст, курение, злоупотребление алкоголем) существенно не различались. Депрессивные симптомы нельзя было объяснить соматопсихическими проявлениями уже имевшегося, но еще не диагностированного рака: смертность имела место в третьем пятилетии.

Американский онколог Rogentine(1979) исследовал у больных с меланомой особенности психологических реакций приспособления. С помощью опросника устанавливали, воспринимал ли больные заболевание как больший или меньший недуг, отвергали, обесценивали или проявляли сильные эмоциональные реакции. Было выявлено, что сильно эмоционально реагировавшие больные через год проявили меньшую склонность к рецидивам, чем реагировавшие путем отвергания или защиты.

По данным F. Sellschopp(1990), не только психологические, но и социальные факторы имеют значение для выживания. В качестве ситуаций, вызывающих заболевание у женщин с раком шейки матки были описаны отягчающие жизнь изменения в результате смерти близкого человека или других потерь, пережитых в преддверии заболевания. У молодых женщин с раком молочной железы уже в детстве чаще отмечались трудности в связи с утратой объекта привязанности и обусловленные этим страхи. Все исследования жизненных трудностей, способствующих развитию болезни, затрудняются тем обстоятельством, что момент возникновения заболевания определить невозможно. Авторы указывают на то, что в соответствии с употребляемой шкалой Холмса – Раге многие события могут рассматриваться и как следствие, и как предвестники заболевания.

Предположение, что должна существовать связь между определенными перегрузками и личностью больного, не подтвердилось при наблюдении за людьми в экстремальных ситуациях (в концлагерях, тюрьмах), у которых не было никаких указаний на повышенную частоту заболевания раком.

Konig(1975) выделяет следующие фазы в отношении к заболеванию у раковых больных:



  • шок от сознания близкой смерти;

  • отречение;

  • депрессия;

  • раздражительность;

  • примирение.

Выделенные этапы совпадают с описанием фаз умирания у Э. Кюблер-Росс.

В рамках личностного риска у женщин с предрасположенностью к раку молочной железы описывается неспособность проявлять свои чувства и изливать свой гнев; отмечается сниженная способность к фантазированию (тест Роршаха) с редуцированием ответов по поводу форм и цвета, уменьшенное число толкований образов, а в опросниках такие больные обнаруживали признаки, указывающие на разочарование, пустоту и чувство отделенности от других людей. Психоаналитически ориентированные авторы (Becker H., Kissen D.) связывают личность риска с отягчающими переживаниями в детстве (утрата одного из родителей), с жестоким детским опытом холодного отношения со стороны близких.

Особое значение приобретают взаимоотношения врач – смертельно больной. Смерть можно рассматривать как биологическое явление, как медицинскую неудачу, как основную данность человеческого существования или как персональную задачу формирования и осмысления человеческого бытия. Немало врачей видят свою задачу только в поддержании и продлении жизни, назначении обезболивающих средств. В современных клиниках тяжелобольные становятся объектом технически оснащенной медицины, врачебная деятельность из-за широкого применения аппаратуры стала крайне объективизированной и коммуникативно-редуцированной. Традиционная установка врачей такова, что в присутствии больного говорить о его болезни и прогнозе следует только с использованием непонятных латинских терминов. Общение врача с больным часто ограничивается ничего не значащей информацией и общими формулами ободрения.

Позицию врача могут определять следующие мотивы.



  1. Сообщение о безнадежности заболевания означает для врача признание своей беспомощности. Вместо всесилия, которого ожидает от него больной, обнаруживается ограниченность его возможностей.

  2. Смертельная болезнь ставит врача перед осознанием собственной конечности. Это мысль, которой он обычно избегает, которой и без того едва хватает места в нашей культуре. Врач, как и большинство людей, живет с представлениями о своем бессмертии. Американские исследователи показывают, что у врачей страх смерти более высок, чем у представителей других профессий, но они его скрывают. Но если врач хотя бы временами задумывается о своей смерти, он должен уметь говорить об этом с больным. В беседах с больным устанавливаются связь и близость, которые можно обозначить как солидарность смерти, присущую всем смертным. Александр Солженицын в своей книге «Раковый корпус» описал, как постепенно стирается грань между врачом и больным.

  3. Сообщение врача о неизлечимости заболевания может резко изменить их взаимоотношения. Считается негуманным непосредственно сообщать человеку об этом, но это сообщение создает особое чувство близости и осознание долга врача быть вместе с больным. Врачи избегают подобных сообщений, внушая себе и больному все новые надежды. В результате врач описывает заболевание как несмертельное, но больной знает, что врач его обманывает. Врачи обосновывают такую свою позицию тем, что больной сам не хочет этого знать. Кюблер- Росс полагает, что врачи, которые сами нуждаются в таком отрицании, находят его и у своих пациентов. Врачи, способные говорить о смертельном заболевании, обнаруживают, что больные в состоянии их выслушать.

Бройтигам В. считает самой важной задачей определить, что больной действительно хочет знать на этой стадии своего заболевания о диагнозе и что он в состоянии перенести. Выяснение природы заболевания приводит к изменению поведения больного, которое целиком теперь направляется на настоящее и ближайшее будущее. Они живут, предпочитая какую-то занятость, удовлетворение потребностей, беседы о прошлом и будущем, но в то же время с «глухой» убежденностью в наступлении смерти. Кроме того, у умирающих больных постоянно возникает иррациональная надежда. Она всплывает как самозащита для поддержания личностного, физического и психического сопротивления непостижимой смерти.

Вопрос о возможности психотерапии перед лицом смерти решается положительно. Если человеческая жизнь – это больше, чем просто биологический процесс, то психолог должен не принижать значение смерти, но до самого конца бороться за человечески осмысленную и полноценную жизнь.





Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница