Психологический анализ виртуальной реальности



Скачать 171.67 Kb.
страница2/2
Дата09.07.2018
Размер171.67 Kb.
1   2
2. Виртуальная реальность: игры с реальностью

И “привычная”, и “экзистенциальная” схемы лишают виртуальную реальность всякой компьютерной специфики. Вопрос о том, чем же жизнь в такой реальности отличается от нашей обыденной жизни, получает однозначный ответ — ничем. Это человеческая жизнь с ее особенностями и проблемами. Да и термин “виртуальная реальность” кажется избыточным: большинство указанных пунктов его применения уже имеют устойчивые терминологические обозначения.

Однако ситуация, которую мы анализируем, имеет дополнительные нюансы. Виртуальная реальность, построенная посредством компьютерной техники, может быть сопоставлена с целым рядом иных реальностей, которые исторически возникли раньше и на другой “основе”5. В этот список попадает: восприятие произведений искусства, “психологическое время” (Кроник, Головаха, 1984), игры, молитвы и медитации, воспоминания, мечты и надежды, ритуалы, “состояние потока” (состояния погруженности в деятельность), сновидения и иные измененные состояния сознания и многое другое. Что объединяет эти чрезвычайно разнородные явления?

Все они представляют собой образцы реальности в “экзистенциальном” смысле этого слова — т.е. места для жизни. Но во всех перечисленных случаях в явном виде выполняются и некоторые дополнительные условия, которые накладывают ограничения на человека: на его взаимодействие с реальностью и на существование в ней. Здесь мы как будто вступаем с ней в своеобразную игру. Попробуем проиллюстрировать эту мысль на примере сновидений6.

Сновидение является удивительным объектом, чрезвычайно неудобным для рационального обсуждения. С ним связано огромное количество интеллектуальных трудностей и парадоксов разного рода. Так, до сих пор не сформулирован ясный критерий различения сна и бодрствования (яви). Причем это верно как для своего, так и для чужого сновидения. Знаменитая легенда о том, кто кого видит во сне: Лао цзы бабочку или бабочка Лао цзы, — и сегодня служит вызовом интеллектуальным способностям теоретиков.

Какие же свойства сновидение не умещаются в “экзистенциальную” схему реальности?

Пройдя очень специфические процедуры “вхождения” (чего стоит одна только бессонница!), человек оказывается включенным в качестве части в некоторое целое. Причем, вовлеченным полностью и разумом, и чувствами. Обратный процесс, именуемый просыпанием, также весьма своеобразен. Например, одна из традиций подчеркивает, что, погружаясь в сон, человек не всегда уверен, что проснется. Ведь, как утверждает пословица, “сон — младший брат смерти”.

Нахождение “в” сновидении автоматически связано с определенными интеллектуальными ограничениями, хотя их описание по понятным причинам отличается определенной условностью. Скажем, создается впечатление, что в сновидении ирония и критика (Карасев, 1994), и рефлексия, как способы отношения к происходящему, отсутствуют. Это обстоятельство влечет за собой много различных следствий. Например, мы теряем возможность отнестись к сновидению как к целому, будучи “внутри” него. За исключением редчайших случаев нам не удается остранить (термин В.Б. Шкловского) события сновидения. Мы даже не имеем возможности осмысленно использовать высказывание “Я сплю” в его прямом значении (Малкольм, 1993).

Часто, будучи уверенны, что сновидение содержит какое-то сообщение, мы испытываем существенные трудности с выносом “наружу” полученной информации. После пробуждения сон быстро забывается. Хрестоматийной в этом отношении является история об известном философе, который, увидев во сне смысл сущего, смог зафиксировать его ночью на бумаге. Проснувшись утром, он кинулся к своей записи и прочитал: “Все предметы пахнут нефтью”. Но даже если после пробуждения содержание сновидения доступно в значительной степени, оно обычно требует интерпретации и дешифровки.

Еще одной принципиальной, но редко описываемой особенностью сновидений выступает своеобразное явление, которое можно назвать “фальсифицированным Я”. Суть дела состоит в том, что тождественность личности человека (его Я) в состоянии бодрствования и в сновидении — иллюзия. Сновидение (как и любая другая виртуальная реальность) открывает возможности для выявления скрытых характеристик и особенностей личности. Накладывая заметные ограничения, сновидение выявляет человека, предоставляет место для обнаружения его разных Я. Более того, то значение которое имеют сновидения в различных культурах и в отдельных индивидуальных биографиях, по-видимому, позволяют говорить об их формообразующей роли по отношению к человеческой личности. Возможно, сновидения предоставляют формы, необходимые для ее становления.

Таким образом, мы сформулировали несколько дополнительных условий, ограничивающих реальность сновидения. Это наличие определенных процедур входа-выхода; сопричастность, невозможность отстраненного рефлексивного и критического отношения к сновидению как к целому; трудности с извлечением “наружу” полученной информации; существование “фальсифицированного Я”, нетождественного личности человека в состоянии бодрствования. Создается впечатление, что здесь проступает весьма своеобразный процесс взаимодействия с реальностью. Например, явно ставится определенного рода запрет на исследование ее “изнутри”.

Для прояснения ситуации напрашивается аналогия сновидения со вторичными моделирующими системами, описанными структуралистами. Мифы, легенды, художественные произведения и т.д., используя в качестве материала естественный язык, создают на его основе иные образования, живущие по своим законам. Сновидения, опираясь в качестве материала на обыденную реальность (на ее составляющие, представленные на схемах), преломляет ее по своей мерке и создает на ее основе другую. Собственно, здесь мы впервые имеем право по-настоящему использовать термин “виртуальный”.

Описанная ситуация допускает обобщение. Не только сновидения, но иные феномены, упомянутые выше: игры, молитвы, воспоминания, мечты и т.д., используют в качестве материала другую реальность и выдерживают указанные ограничения. Таким образом, все они равно как и компьютерные игры-“стрелялки”, преобразующие социальные реалии и выявляющие мотивацию мальчиков-подростков (возможно, неизжитую к взрослому возрасту), и сложные имитационные системы, адекватно симулирующие материальное окружение при движении в трехмерном мире, и многое другое, являются виртуальными реальностями.

Чтобы как-то упорядочить это множество феноменов, попробуем классифицировать их. В качестве критерия можно использовать степень вовлеченности человека. То есть насколько обсуждаемые явления допускают по отношению к себе критически-отстраненное или рефлексивное отношение. В соответствии с этим виртуальные реальности подразделяются на “сильные” и “слабые”. “Сильная” реальность захватывает человека целиком, практически не допуская внешней по отношению к себе позиции. В этом смысле можно сказать, что она имеет “навязчивый” характер.7

Среди приведенных выше примеров к “сильным” виртуальным реальностям практически всегда относятся сновидения и иные глубокие измененные состояния сознания (скажем, медитация). К этому же классу тяготеют и компьютерные имитационные системы. (Даже если сегодня этот вывод не совсем верен, то именно такая цель в явном виде стоит перед их разработчиками). Большинство же других примеров могут интерпретироваться как “сильные” виртуальные реальности лишь в те моменты, когда они полностью захватывают человека: в процессе напряженной игры, в интенсивной деятельности, в ходе упорных размышлений и воспоминаний и т.д.

В противовес сказанному “слабая” виртуальная реальность может быть отрефлексирована и остранена. Это всегда компромисс между нахождением “внутри” нее и возможностью отнестись к ней как к целому из какой-то “внешней”, не включенной позиции. Таким образом, “сильная” виртуальная реальность характеризуется всеми перечисленными признаками, а “слабая” — двумя из них. Однако использование другой реальности в качестве “строительного материала” сохраняется в обоих случаях.

Подводя итоги, можно отметить, что современное использование термина “виртуальная реальность” излишне привязано к миру компьютерной техники и оценочно нагружено (для неспециалиста это, в первую очередь, очень интересная и бурно прогрессирующая реальность, ориентированная на будущее). Кажется, что эта реальность не имеет соответствующего материального носителя. При этом термин неявно несет в себе смешение всех отмеченных выше значений: виртуальное — а) возможное, но еще не случившееся или не осознанное; б) “превращенно осознанное”; в) иллюзорная реальность или новый вид бытия; г) гиперреальность. Однако более широкая трактовка понятия приводит к его существенной переоценке. Представляется, что оно может выступить удобным средством анализа сложных для познания объектов не только в области профессиональных интересов специалистов по искусственному интеллекту (сновидения — хороший тому пример).

Литература:



  1. Выготский Л.С. История развития высших психических функций// Собрание сочинений. Т.3, М., 1983.

  2. Головаха Е., Кроник А. Психологическое время личности. Киев, 1984.

  3. Гуссерль Э. Идеи к чистой феноменологии. М., 1994.

  4. Карасев Л.В. Метафизика сна //Сон — семиотическое окно. ХХУI-е Випперовские чтения. М., 1994, с. 135-142.

  5. Леви-Стросс К. Первобытное мышление. М., 1994.

  6. Малкольм Н. Состояние сна. М., 1993.

  7. Мамардашвили М.К. Классический и неклассический идеалы рациональности. М., 1994.

  8. Платон. Собрание в четырех томах. М., 1986-95.

  9. Франк С. Реальность и человек. Санкт-Петербург, 1997.

  10. Фрейд З. Введение в психоанализ. Лекции. М., 1989.

  11. Хайдеггер М. Бытие и время. М., 1993.

  12. Энциклопедический словарь. Т. 2, М., 1954.

  13. Юнг К.Г. Воспоминания. Сновидения. Размышления. Киев, 1994.

  14. Gordon W. I. Sinectics. N.Y., Harper and Row, 1961.

1 Виртуальный (от средн. лат. virtualis) возможный, который может или должен проявиться при определенных условиях. Первые использование термина в технике — железнодорожное дело и теплотехника: виртуальный путь — условная длина горизонтального прямого пути, на прохождение которого затрачивается такая же работа, как на действительном участке со всеми подъемами; виртуальная температура влажного воздуха — температура которую имел бы при данном давлении сухой воздух той же плотности.

2 Этот момент хорошо иллюстрируется известным историческим примером. Что бы ни утверждал Зенон про быстроногого Ахиллеса, реальный человек легко догоняет реальную черепаху.

3 Заметим в скобках, что сознание, таким образом, никакого отношения к реальности не имеет!

4 Термин М. Хайдеггера.

5 Не суть важно, что уровень компьютерных виртуальных реальностей пока не очень высок.

6 Различим сон и сновидение: сон — это сложное психофизиологическое состояние, которое характеризуется существенными поведенческими и физиологическими изменениями относительно состояния бодрствования. Сновидения — это яркие субъективные образы и переживания, которые посещают нас в состоянии сна.

7 Высказано даже предположение (Д.А. Поспелов), что “сильная” виртуальная реальность преобразует все три типа законов задающих реальность: законы физического мира, законы восприятия этого мира, законы интерпретации воспринятого (ср. Рис. 1).


Каталог: docs -> pubs
pubs -> Алексеева Е. А., к и. н., доцент Инновационная культура России и социально-культурное проектирование
pubs -> Рабочая программа дисциплины (модуля)
pubs -> Система образования как фактор производительности труда в россии
pubs -> Национальный антитеррористический комитет Российская академия государственной службы при Президенте РФ
pubs -> Название документа
pubs -> В. В. Кафидов Стимулирование потребности предпринимателей в развитии человеческого капитала
pubs -> Понятие системы управления городом The concept of city management system
pubs -> Обоснование концепции стратегического управления городом Justification of the concept of strategic management by the city
pubs -> Овсянников Анатолий Александрович
pubs -> Рогачев Сергей Владимирович


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница