Психоаналитические концепции человека



страница1/7
Дата14.02.2018
Размер0.69 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7




Психоаналитические концепции человека

Психоанализ значительно обогатил наши представления о человеке, открыв новые стороны человеческого бытия и не известные ранее глубинные основания его природы. После работ психоаналитиков возникает новое понимания основ и особенностей функционирования нравственного сознания, истоков морали, проблемы моральной ответственности человека и т.д. Можно согласиться с М.Фуко, который считал, что интеллектуальную атмосферу ХХ века создали К.Маркс, Ф.Ницше и З.Фрейд. Фрейдовский психоанализ перевернул представления о человеке, его сознании, его понимании самого себя, способствовал разоблачению многих иллюзий относительно человеческого поведения, человеческой способности контролировать свои дела и поступки. Именно с Фрейда (1856 — 1939) начинается истинная психология душевной болезни. Подобно библейскому пророку, он сбросил ложных богов и сорвал завесу с накопившейся лжи и лицемерия. Он открыл подступы к бессознательному, тем самым сообщив нашей цивилизации новый импульс.

Его учение прославилось тем, что проникло в тайники психики, в ее «преисподнюю». И если Фрейд считал, что сам человек не имеет перед собой прозрачной и ясной картины сложного устройства собственного внутреннего мира, и ему на помощь должен прийти психоанализ, то теперь разве только ленивый не знает об эдиповом комплексе, не пытается сам себя анализировать, толковать свои сновидения и ощущать внутри себя бурлящую, загадочную внутреннюю жизнь, к которой нужно постоянно прислушиваться. Психоанализ не стал панацеей от психических заболеваний, не стал врачевателем ХХ века, полного агрессии, вспышек садизма и разрушительного насилия, но после Фрейда люди стали отчетливо понимать, что человек не является винтиком социальной машины и не всегда способен быть господином самому себе, стали понимать, что человек  бездонно-сложное существо, внутренний смысл существования которого вряд ли когда-нибудь будет разгадан.

Фрейд попытался приложить психоанализ к коренным вопросам религии, морали, истории общества, к критике современной культуры в целом, и его выводы — частью натуралистические, частью метафизические — легли в основу многих направлений современной философии, культурологии, искусства.

С его точки зрения существует фундаментальное и неизменное противоречие между человеческой природой и обществом, вытекающее из сущности человека. Человеком движут два побуждения биоло­гического происхождения: стремление к сексуальному удоволь­ствию и жажда разрушения. Его сексуальные желания направ­лены на достижение полной сексуальной свободы, то есть на неограниченную доступность отношений с женщинами, которые могли бы показаться ему желанными. Посредством опыта, счи­тал Фрейд, человек обнаружил, что половая (генитальная) любовь предоставляет человеку сильнейшие переживания удовлетво­ренности, дает ему, собственно говоря, образец счас­тья. Поэтому он был вынужден и дальше искать удовлетво­рения своего стремления к счастью в области половых отно­шений, помещать генитальную эротику в центр жизненных ин­тересов.1

Эдипов комплекс (названный по имени героя античного мифа Эдипа, который по неведению убил своего отца и женился на своей матери, за что боги сурово наказали его) является, согласно Фрейду, важнейшим лейтмотивом развития детского сознания. Маленький мальчик один хочет обладать матерью, воспринимает присутствие отца как помеху, возмущается, когда тот позволяет себе нежности по отношению к матери, радуется, когда отец уезжает или отсутствует. Часто ребенок выражает свои чувства словами, обещая матери жениться на ней. То же самое происходит у девочки — нежная привязанность к отцу и бессознательная потребность устранить мать, занять ее место. С появлением новых детей в семье эдипов комплекс перерастает в семейный комплекс: ребенок не желает появления новых детей, которые отстранили бы его от матери, он очень часто заявляет о своей ненависти к младшим братьям и сестрам. Подобные бессознательные чувства — желание безраздельно обладать матерью и стремление устранить отца — являются одним из важных источников сознания вины, которое так часто мучает невротиков. Это чувство вины, считал Фрейд, свойственное человечеству в целом, является источником религии, нравственности, вообще культуры. И в истории первая социально-религиозная организация людей — тотемизм — прежде всего запрещает кровосмесительство с матерью и убийство отца.

По мере взросления каждый индивид должен посвятить себя великой задаче отхода от родителей, только после этого он сможет перестать быть ребенком, чтобы стать членом социального целого. «Для сына задача состоит в том, чтобы отделить свои либидонозные желания от матери и использовать их для выбора постороннего реального объекта и примириться с отцом, если он оставался с ним во вражде, или освободиться от его давления, если он в виде реакции на детский протест попал в подчинение ему. Эти задачи стоят перед каждым; удивительно, как редко их удается решить идеальным образом, т.е. правильно в психологическом и социальном отношении. А невротикам это решение вообще не удается: сын всю свою жизнь склоняется перед авторитетом отца и не в состоянии перенести свое либидо на посторонний сексуальный объект. При соответствующем изменении отношений такой же может быть и участь дочери. В этом смысле Эдипов комплекс по праву считается ядром неврозов»2.

Фрейд даже утверждал, что запрет на кровосмешение – это, возможно, са­мое значительное увечье, испытанное человеческой любовной жизнью за все истекшие времена.

Позитивистские тенденции Фрейда часто приводили его к натуралистическому истолкованию сознания и человеческой природы. Бессознательное описывалось как некая объективная субстанция. На самом же деле, справедливо полагал Юнг, мы знаем, что в нас существует нечто независимое от нас, нечто неведомое, точно так же, как мы знаем, что не мы творим свои сны или внезапные счастливые мысли и озарения. И очень часто люди считают, что все это происходит или от Бога, или от демона, или от бессознательного. Последнее более банально и потому более правдоподобно. Оно не претендует на метафизическое значение, оно много лучше, чем разного рода трансцендентные понятия, которое спорны, уязвимы. На самом же деле и Бог и демон — это все синонимы бессознательного.3

Это синонимы тех древних пластов психики, называемых архетипами, о которых можно говорить только иносказательно, только с помощью символов, с помощью мифов. Бог — не миф, но миф «изъясняет» Бога в человеке. Никакая наука не сможет заменить миф, и никакая наука мифа не создаст. «Потребность в мифологии удовлетворяется постольку, поскольку мы формируем в себе некое мировидение, достаточное для того, чтобы объяснить смысл человеческого существования во вселенной, мировидение, как раз и проистекающее из взаимодействия сознания и бессознательного»4.

Юнг гораздо более осторожен в своих выводах относительно природы бессознательного, чем Фрейд. Нельзя объяснить культуру подавленной сексуальностью, так же как нельзя однозначно понять природу человека из действий бессознательной жизни. Но в одном он решительно поддерживал главный вывод фрейдовского учения, который, если его очистить от метафизики, должен звучать так: и филогенетичеки и онтогенетически сознание вторично. Так же как тело имеет свою анатомическую, миллионами лет складывающуюся предысторию, так и психическая система, как всякая часть человеческого организма, представляет собой результат такой эволюции и повсюду обнаруживает следы более ранних стадий своего развития. Психическая структура ребенка в своем предсознательном состоянии – все, что угодно, только не tabula rasa, она уже оснащена осознаваемыми индивидуальными про-формами и всеми специфическими человеческими инстинктами.5

Объективное изучение связи между обществом и челове­ческой природой должно учитывать как развивающее, так и сдерживающее влияние общества на человека, принимая во внимание природу человека и вытекающие из нее потребнос­ти.

Далее мы рассмотрим, каким образом интерпретация главного феномена психоанализа — Эдипова комплекса — в трудах последователей или продолжателей фрейдовского учения, позволила углубить антропологическую проблематику ХХ века, дать широкую философскую трактовку этого комплекса, создать более точное и объективное, чем это удалось Фрейду, представление о человеческой природе.


Каталог: binary
binary -> Счастье как социокультурный феномен (социологический анализ)
binary -> Особенности репрезентации культурной идентичности в интернете
binary -> Стратегии личностной идентификации в сетевом пространстве компьютерной симуляции: культурологический аспект
binary -> Жизненное самоопределение молодежи в современном российском обществе
binary -> Формирование образа семьи в средствах массовой информации россии
binary -> Религиозно-философская и психоаналитическая интерпретации проблемы пола: В. В. Розанов и з. Фрейд
binary -> Программа по социологии «Социология семьи, детства и гендерных отношений»
binary -> Мурадян Овик Хачикович
binary -> Программа курса пояснительная записка курс «Социальная психология личности»
binary -> Презентация тела в советской фотографии «оттепели»


Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5   6   7


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница