Психика и мозг



страница4/5
Дата07.01.2018
Размер153 Kb.
ТипРешение
1   2   3   4   5
Функционалистский подход

В отличие от предыдущих он дает, на мой взгляд, гораздо более широкие методологические и теоретические возможности для разработки проблемы «психика и мозг». С этих позиций психические явления * рассматриваются в качестве функциональных состояний мозга, как функциональные свойства протекающих в нем нейрофизиологических про цессов. Такой подход логически противостоит парадигме физикализма и служит основанием для развития весьма влиятельного в западной философии «функционального материализма» (Х.Патнэм, Дж.Фодор, ДЛюис, Д.Деннет и др.). «Функциональный материализм» выступает как альтер нативный ко всем разновидностям «физикалистского материализма». Х.Патнэм подчеркивает, что функциональные отношения и свойства' нередуцируемы к физическим отношениям и свойствам. По его словам, «функциональная организация системы в принципе логически отличается как от описания в плане ее физико-химического состава, так и от описания в плане ее актуального и потенциального поведения»36.

Функционалистский подход связан с развитием кибернетики, теории информации, семиотики, системных и структуральных исследований. Средства функционалистского описания дают широкие возможности для охвата в единой концептуальной модели психических и нейрофизиологических явлений. Они позволяют логически корректно выражать такие свойства психического как смысл, ценностное отношение и интенциональность.

Разумеется, существуют различные способы интерпретации самой парадигмы функционализма (которую можно так именовать по аналогии с парадигмой физикализма), а соответственно, и разнообразные пути решения в рамках этой парадигмы вопроса о соотношении психических явлений с мозговыми процессами. Наряду с попытками прямого представ ления, так сказать, «ментальных состояний» в качестве функциональных нейрофизиологических состояний головного мозга встречаются, напри мер, попытки рассматривать психические явления как идентичные некоторым мозговым лингвистическим структурам, несущим значения. Как полагает А Данто, «ментальные состояния» допустимо идентифицировать с мозговыми лингвистическими структурами, которые представляют собой

разновидность знаковых систем. Будучи сами по себе физическими, они функционируют согласно лингвистическим правилам. «Ментальные состояния» суть значения этих знаковых систем37. Именно в таком случае, по мнению АДанто, мозговым процессам, несущим значения, можно 1Гриписывать качество интенциональности.

В русле функционалистской парадигмы решается проблема отношения психических явлений к мозговым процессам и различными представлениями «эмерджентистского материализма». Эмерджентное свойство, будучи историческим новообразованием, не допускает чисто физического объяснения, оно по необходимости носит функциональный характер. Не случайно разработка идей «эмерджентистского материализма» встретила поддержку со стороны ряда крупнейших западных нейрофизиологов, предпочитавших ранее картезианский дуализм неприемлемому для них физикалистскому редукционизму. Мы имеем в виду прежде всего задающегося исследователя мозга Р.Сперри, который еще более десяти лет назад примкнул к позиции «эмерджентистского материализма», широко используя его теоретические установки для объяснения связи психических явлений с мозговыми процессами38. Другим примером может служить известный физиолог Д.Хебб, написавший предисловие к книге М.Бунге, в которой защищается один из вариантов «эмерджентистского материализма»39.

Среди советских нейрофизиологов, уделявших значительное внимание психофизиологической проблеме, идеи функционалистского подхода использовали и развивали П.К.Анохин, Н.А.Бернштейн. Наиболее значительный вклад в разработку функционалистской модели соотношения психических явлений и мозговой нейродинамики внесен Н.П.Бехтеревой и ее школой. В работах этих ученых ставится задача расшифровки мозговых кодов психических явлений. Последние рассматриваются в качестве информационных процессов, что создает, по нашему мнению, плодотворную перспективу исследований и способно обогатить функционалистский подход в целом40. Не вдаваясь в детальную оценку результатов исследований мозговых кодов, отметим, что они проводятся на основе вживления в соответствующие структуры головного мозга микроэлектродов с целью лечебных мероприятий. Опыт использования стереотаксических методов в школе Н.П.Бехтеревой существенно продвинул наши представления о психофизиологических корреляциях, положил начало такой исключительно важной в этом отношении дисциплине как стереотаксическая семиология41. Значительный теоретический интерес представляет общая информационно-кодовая концепция психической деятельности и ее мозговой организации, развиваемая в последние годы Н.П.Бехтеревой и ее сотрудниками.

Нам думается, что трактовка психических явлений как информационных процессов, осуществляемых головным мозгом, открывает весьма широкие методологические возможности для разработки проблемы «со знание и мозг». Такая трактовка выступает как типичный вариант конкретизации функционалистской парадигмы в области разработки указанной проблемы. В свою очередь понимание психических процессов и состояний как информационных допускает разные интерпретации и ведет к различным концептуальным решениям42.

Одним из таких решений является предложенный нами более четверти века тому назад информационный подход к проблеме «психика и мозг», получивший затем развитие в ряде работ43. Суть информационного подхода (как разновидности функционального подхода) определяется общей теоретической идеей самоорганизующейся системы и связанным с ней комплексом общенаучных понятий, раскрывающих существенные свойства самоорганизации. Центральное место среди этих понятий занимает взятое в широком смысле понятие информации. Последнее по своему содержанию является, если так можно выразиться, двумерным, ибо фиксирует и семантический (а также прагматический) аспект информации, и ее кодовую форму, т.е. позволяет отобразить в едином концептуальном плане и свойства «содержания» информации и свойства ее материального носителя, свойства ее кодовой организации (пространственные, энергетические и другие физические характеристики).

Поскольку феномен сознания требует «содержательного» описания (в контексте понятий смысла, ценности, интенциональности), а мозговые процессы предполагают описание в естественнонаучных терминах (в контексте понятий о пространственных и физических свойствах), понятие информации позволяет достаточно корректно охватить и совместить в едином теоретическом плане оба этих разных типа описаний, а тем самым послужить основой для концептуального объяснения связи явлений сознания с мозговыми процессами. Ведь вполне естественно интерпретировать всякое явление сознания в качестве информации (ибо оно всегда есть отображение чего-либо, а значит, несет субъекту об этом информацию; оно интенционально, направлено на определенный объект, не бывает «пустым»). Но информация по необходимости имеет свой носитель, не существует вне и помимо своего материального носителя; и если явления сознания интерпретируются в качестве информации, то ее носителем выступает определенный мозговой процесс (некоторая мозговая нейродинамическая система). Эти соображения и составляют исходный пункт информационного подхода к проблеме «сознание и мозг» (и шире -«психика и мозг»).

Рассмотрим подробнее некоторые следствия, вытекающие из указанных выше посылок информационного подхода.

Итак, если отношение между психическим состоянием (явлением сознания) и соответствующим мозговым процессом допустимо рассматривать как отношение между информацией и ее носителем, то тогда всякое поддающееся дискретизации и осознанию психическое явление (обозначим его А,), переживаемое в данном интервале (t,) определенным человеком, имеет своим материальным носителем некоторый мозговой процесс (обозначим его X,), который правомерно описывать как сложную мозговую нейродинамическую систему. Связь между А, и X, является функциональной,' это явления одновременные и однопричинные. Будучи носителем информации Xj является кодом А,, ибо информация не существует вне своей кодовой формы, которая может быть различна (в силу инвариантности информации поотношению к физическим, пространственным, субстратным свойствам своего носителя, что и определяет возможность множества способов кодирования одной и той же информации).

Отсюда видно, что связь А1 и X относится к тому типу связи, который именуется кодовой зависимостью. Ее исследование предполагает решение задачи расшифровки кода. Это - центральная (и весьма специфическая) задача познания объектов живой природы, психики и культуры. Она носит герменевтический характер, ибо требует постижения некоторого содержа ния, смысла, воплощенных в той или иной предметной (точнее будет сказать: вещественной или даже материальной) форме44. Можно выделить два типа такой познавательной задачи: 1) когда имеется кодовый объект и требуется выяснить его информационное содержание; 2) когда нам дана некоторая информация, но ее конкретный носитель, т.е. кодовый объект, неизвестен, и требуется найти его, установить соответствие между известной нам информацией и свойствами ее носителя (первый тип задач мы называем прямыми, второй - обратными). Обратная задача является, как правило, более трудной, чем прямая. Это важно отметить, поскольку расшифровка мозговых кодов психических явлений является обратной задачей.

Под «известной нам информацией» имеется в виду рефлексивно отображаемое явление, которое может быть достаточно четко дискретизировано. Исследование идет в таком случае от непосредственно данной нам информации к определению кодового объекта и расшифровке кода, т.е. установлению однозначного соответствия между данной информацией и свойствами ее носителя. Важно, однако, отметить следующее обстоятельство. Когда говорят, что код «известной нам информации» остается неизвестным, то необходимо различать два случая: 1) когда вообще неизвестен носитель информации, те средства, с помощью которых эта информация получена; 2) когда носитель информации, в сущности, известен (например, нервные импульсы, электромагнитные колебания и т.п.), но остается неизвестным способ действия или организации известных средств, благодаря чему информация оказалась переданной, воспринятой, актуализированной и т.п.

Второй случай связан в конечном итоге с прямой задачей расшифровки кода, ибо здесь требуется уточнение кодового объекта и анализ используемых способов кодирования информации. Интересующая же нас обратная задача связана зачастую с первым случаем. Причем неизвестность носителя информации может означать не только полное неведение относительно некоторых объективно существующих средств передачи информации (скажем, каких-либо неизвестных науке физических процессов), но и неумение выделить среди множества известных физических и иных явлений те их комбинации и соотношения, которые имеют действительно кодовый статус.

Разумеется, в реальном процессе исследования кодовых зависимостей прямая и обратная задача обнаруживают тесную связь. Эта связь способна содействовать преодолению трудностей при расшифровке мозговых кодов психических явлений (тех трудностей, которые вызваны прежде всего принципом инвариантности информации по отношению к субстратным и пространственным свойствам ее носителя). На этом пути достигнуты уже некоторые успехи45.

.Следует отметить, что если изучаемый объект обладает кодовым статусом (как это устанавливается исследователем), т.е. если этот объект несет информацию, воплощает ее в себе, то всегда существует принципиальная возможность получить некоторую метаинформацию о данной кодовой зависимости. Это обосновывается тем, что человеческая культура не знает

абсолютно оригинальных кодов. Любой код, в какой бы форме он ни выступал - будь то уникальный предмет или неизвестное изображение, найденное археологами, либо, скажем, хитроумный шифр, изобретенный для сохранения тайны, - всегда имеет некоторые аналоги, которые могут быть установлены исследователем. Правда, человеческая культура не знает вместе с тем и абсолютно не избыточных кодов, а это ставит вопрос о степени понимания содержания кода, когда он полагается расшифрованным.

По-видимому, то же самое справедливо утверждать и о биологических кодах. Единство всего живого на земле проявляется в едином генетическом коде. У всех животных, имеющих нервную систему, передача в ней информации осуществляется на основе частотно-импульсного кода. Кроме того, наука имеет немалый опыт изучения оригинальных и уникальных объектов. Плодотворное изучение таких объектов базируется на формировании последовательности инвариантов, позволяющих все более полно и глубоко отобразить их специфические свойства. Все это говорит в пользу принципиальной возможности расшифровки уникальных кодов, а значит, и мозговых нейродинамических кодов психических явлений.

Однако, признав это, необходимо со всей ответственностью проанализировать те последствия, к которым могут привести успехи в расшифровке мозговых кодов психических явлений. Необходимо своевременно разработать и осуществить меры, способные предупредить или нейтрализовать отрицательные последствия. Ведь расшифровка нейродинамического кода будет вести к повышению степени «открытости» субъективного мира личности и тем самым к существенным изменениям способов общения и механизмов социальной самоорганизации. Успехи исследования головного мозга, все более глубокое понимание переработки информации в мозгу и способов ее кодирования создадут качественно новые возможности самосовершенствования человека. Но эти же завоевания науки могут быть использованы для создания средств психического контроля над личностью и обращены во вред человечеству.

Рассмотрим теперь с позиций информационного подхода вопросы психического управления. Наибольшие теоретические трудности возникают здесь при попытке объяснения психической причинности (каким образом психическое явление, которому нельзя приписывать физические свойства -массу, энергию и т.п., способно служить причиной телесных изменений?)

Психическую причинность допустимо квалифицировать как вид ин формационной причинности. Последняя качественно отличается по своему механизму от физической причинности. Хотя информация необходимо воплощена в своем носителе, обладающем физическими свойствами, однако, не эти свойства определяют в случае психического причинения процесс и результат телесных изменений. Физические свойства носителя данной информации могут быть разными (в силу принципа инвариантности информации по отношению к физическим свойствам его носителя). А это значит, что детерминирующим фактором тут выступает именно информация как таковая (взятая в ее конкретных семантических и прагматических характеристиках), а не физические свойства ее носителя, которые непременно входят в механизм причинения, но не определяют производимое следствие. Психическое и вообще информационное причинение носит кодовый характер. Психическое причинение осуществляется по-

средством цепи кодовых преобразований, которые определяются содержа тельными, ценностными и оперативными характеристиками той информации, которая воплощена в мозговом коде X, (Х^, Х3и т.д.). Если программируемым результатом выступает, например, какое-либо телесное изменение, сравнительно простое действие (скажем, я хочу взять лежащий передо мной на столе карандаш и беру его), то цепь кодовых преобразований построена, как правило, но иерархическому принципу и является хорошо отработанной в филогенезе и онтогенезе (имеется в виду последовательное и параллельное включение «нижестоящих» кодовых программ движения руки и сопутствующих ему других телесных изменений, а также кодовых программ энергетического обеспечения всего комплекса этих изменений).

Вопросы психического управления предполагают рассмотрение ряда других аспектов соотношения явлений сознания и мозговых процессов. Среди них наиболее важное место занимает проблематика свободы выбора и воли. Для того, чтобы подойти к ее обсуждению, необходимо осмыслить тот факт, что в наших сознательных психических состояниях нам дана информация как таковая и способность оперировать ею, т.е. информация дана личности как бы в чистом виде, ибо ее мозговой носитель для нее элиминирован: я не знаю, что происходит в нейронных системах моего мозга в то время, когда я мыслю, переживаю образы, эмоционально окрашенные воспоминания и т.п. Человек способен отображать собственные психические состояния, но не способен непосредственно отображать собственные мозговые процессы, субъективным проявлением которых и выступают эти психические состояния. Способность же оперировать информацией как бы в чистом виде сразу же ставит вопрос о включенности всякого психического явления, подобного А,, в единую систему нашего Я, которому приписываются свойства активности, волеизъявления, свободы выбора. Другими словами, всякое отдельное явление субъективной реальности, вычленяемое нами тем или иным способом, принадлежит данному уникальному «Я» и несет на себе его печать. Оно есть момент целостной субъективной реальности, которая существует только в конкретной и неповторимой личностной форме. Соответственно можно говорить об эгоструктуре мозговой самоорганизации данного человека.

Не вдаваясь в специальный анализ проблемы свободы воли, примем тезис, что в некоторых случаях человек способен по своей собственной воле (желанию, решению и т.п.) совершать выбор, производить то или иное действие. Например: переключать внимание с одного предмета на другой и тем самым намеренно изменять содержание переживаемых субъективных образов (в момент t, переживать образ А,, а в следующий момент t2- образ А2). Но если я могу по своей воле оперировать своими субъективными образами А,, А2 и т.п., переводить А, в А2 и т.д., то это равносильно тому, что я могу по своей воле оперировать их кодами X,, Х2 и т.д., которые представляют собой определенным образом организованные мозговые нейродинамические системы.

Следовательно, я могу по своей воле оперировать некоторым классом собственных мозговых нейродинамических систем, т.е. управлять ими в определенном диапазоне. Более того, это означает, что я могу оперировать не только некоторым наличным множеством мозговых нейродинамических систем, активизировать и дезактивировать их наличную последовательность, но и формировать саму направленность кодовых преобразований (в тех или иных пределах) и, наконец, новые кодовые паттерны типа X, существенно перестраивать функциональную структуру мозга посредством психической саморегуляции.

Поскольку способность новообразований и преобразований в сфере психической, субъективной реальности равнозначна способности ново образований и преобразований на соответствующем уровне мозговой нейродинамики (точнее, мозговой кодовой организации типа X, ибо последняя, скорее всего, не сводится только к нейродинамике), то это дает основание говорить о постоянной возможности расширения диапазона возможностей саморегуляции, самосовершенствования, творчества. И это относится не только к моральному самосовершенствованию и управлению своими психическими процессами, но и к области управления телесными процессами, к изменению существующих контуров психосоматической регуляции (о чем свидетельствует опыт йогов, способности ряда выдающихся личностей).

Когда человек, действуя по своей воле на основе медитативной практики или другими способами, добивается выдающегося результата в психосоматической регуляции, то это означает, что он по своей воле формирует у себя такие новые паттерны мозговой нейродинамики, такую цепь кодовых преобразований в своем головном M03iy, которые «пробивают» новый эффекторный путь и захватывают вегетативный и другие нижележащие уровни регуляции, обычно закрытые для производственно го сознательного управления.

Но способность управлять собственной мозговой нейродинамикой может быть истолкована в том смысле, что нейродинамические системы типа X являются самоуправляемыми, самоорганизующимися, образуют в системе человеческого индивида личностный уровень мозговой самоорганизации, интегрированный мозговой самоорганизующейся эгоструктурой. Другими словами, наше Я со всеми его гностическими, ценностными и волевыми особенностями представлено в функционировании мозговых нейродинамических систем типа X как самоорганизующихся систем. Следовательно, акт свободы воли (как в плане произвольного выбора, так и в плане генерации внутреннего усилия для достижения цели) есть акт самодетерминации.

Отсюда особая актуальность проблемы генерирования психической (духовной) энергии, достаточной для достижения целей управления, в том числе для производства творческих новообразований в сфере высших смыслов и ценностей, которые, будучи актуализованы в сознании, способны служить источником доброй воли46.

Наша цивилизация, переживающая ныне кризис традиционных идеалов (высших смыслов, ценностей и целей) остро нуждается сейчас в раскрытии эффективных способов сознательной реализации потенциала самосовершенствования личности, ибо нельзя изменить мир к лучшему, не меняя к лучшему отдельных людей, а последнее немыслимо вне и помимо самосовершенствования. Этой цели должны быть подчинены ресурсы психического управления как процесса сознательного творчества себя, включающего творчество новых ресурсов энергии доброй воли в самом себе.

Все это свидетельствует о высокой актуальности проблемы психического управления как действия в идеальном плане, способного вызвать не только ментальные, но и телесные изменения. Возникает острая необходимость концептуальной увязки различных плоскостей и результатов исследований, касающихся психической причинности и свободы воли, с одной стороны, и деятельности головного мозга (в том числе и в аспекте управления телесными изменениями) - с другой. Информационный подход, как было показано выше, позволяет наметить перспективные направления теоретической разработки проблемы психического управления, дополнительные пути осмысления вопросов самоценности и самополагания личности.

Важно отметить, что в русле информационной интерпретации парадигмы функционализма на западе ныне развиваются разнообразные концепции искусственного интеллекта. Обнаруживается существенная связь между теоретическим решением проблемы «психика и мозг» и конкретными разработками проблематики искусственного интеллекта. Все это позволяет сделать вывод о том, что в современных условиях парадигма функционализма создает наиболее адекватные общетеоретические и методологические предпосылки для разработки проблемы «психика и мозг», в частности, позволяет оптимальным образом организовать комплексные исследования в этой области, создавая единое концептуальное основание для осмысления результатов различных научных дисциплин47.
ПРИМЕЧАНИЯ

1              Попытка  систематического  анализа   «научного  материализма»   и   его  разновидностей содержится в работе: Дубровский Д.И. Информация, сознание, мозг. М., 1980. 4.1.

2              См.: Марголис Дж. Личность и сознание. М., 1986.

3              См.: Penfild W. The Mystery of the Mind: A critical Study of Consciousness and the Human Brain.  Princeton Univ. Press,   1975; Eccles J.C. The  Neurophysiological Basis of Mind. Oxford, 1953; Eccles J.C. Fasing Reality; Philosophical Adventures by a Brain Scientist. N.Y.,; В., 1970.

4              Popper K., Eccles J.C. The Self and its Brain. B. N.-Y.; L., 1977.

5              Pollen   E.P.   Critique of Psycho-Physical Identity  Theory. A Refutation of  Scientific Materialism  and  Establishment of Mind-Matter Dualism by  Means  of Philosophy  and Scientific Methods. The Hagul. Paris, 1973.

6              Павлов И.П. Полн.собр.соч. 2-е изд. М.;Л., 1951. Т.11, кн.2. С.247.

7              Armstrong D.M. The Nature of Mind // The Mind-Brain Identity Theory. L., 1970. P.67.

5 См.: Чуприкова Н.И. Психика и сознание как функция мозга. М., 1985. Позиция автора

представлена в настоящем сборнике. ' Симонов П.В. Эмоциональный мозг. М., 1981. С.6.



10             Там же.

11              См., например: Михайлов Ф.Т. Загадка человеческого Я. М., 1976. С. 144 и др.

12              См.: Дубинин Н.П. Наследование биологическое и социальное // Коммунист. 1980. № 11. " См.: Там же. С.72.


Каталог: modules
modules -> Е. Б. Гурвич Владимир Соловьев и Рудольф Штейнер
modules -> Проблемы этнокультурной трансляции: экологический аспект
modules -> Гегель Г. В. Ф. Наука логики
modules -> Становление европейской науки
modules -> Кант И. Критика чистого разума
modules -> Цели и ценности: сущностные сопоставления
modules -> Книга Третья. 20 лет набираться мудрости (с 40 лет до 60) Условия Антропософия
modules -> Виктор Несмелов Наука о человеке Содержание Том I. Опыт психологической истории и критики основных вопросов жизни
modules -> От возрождения до канта


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница