Производительные силы и производственные отношения, многоукладность социализма



Скачать 283.63 Kb.
страница1/3
Дата14.04.2018
Размер283.63 Kb.
ТипЗакон
  1   2   3

ПРОИЗВОДИТЕЛЬНЫЕ СИЛЫ И ПРОИЗВОДСТВЕННЫЕ ОТНОШЕНИЯ, МНОГОУКЛАДНОСТЬ СОЦИАЛИЗМА
1. К. Марксу принадлежит теория производительных сил и производственных отношений. Она раскрывает объективные закономерности смены экономических формаций.

Производительные силы – это материальные условия производства и люди, обладающие знаниями, которые приводят в движение средства производства. Производительные силы включают материально-техническую и человеческую составляющие. Первейшей составляющей производственных сил являются непосредственные производители – рабочие.

Субъективные отношения между людьми сливаются в объективно-общественные отношения, которые выражаются совместными действиями. Люди все вместе поступают так, а не иначе потому, что поставлены в общие материальные условия производства. Производственные отношения – это объективно-общественные отношения между людьми во время производства, распределения и потребления, материальных благ. Первейшей составляющей производственных отношений являются те отношения, которые возникают в производстве. Они характеризуются для капитализма – эксплуатацией; для социализма – угнетением трудом.

Отношение людей к собственности, как отношения друг к другу по поводу вещей, предопределяют способ соединения рабочей силы со средствами производства. От этого способа зависит государственное устройство и форма власти. Целостная система способа соединения рабочей силы со средствами производства и государственного устройства составляет экономическую формацию. Определенный характер единства и противоположности производительных сил и производственных отношений образует исторически определенный способ производства, определяемый эмерджентным движением истории.

Совокупность производственных отношений, образующих экономическую структуру общества, составляет базис. Он является объективной категорией, поскольку объективны производственные отношения. Базису соответствует субъективная категория, называемая надстройкой. Она включает все возможные формы сознания, формируемого в обществе. К этим формам относятся политические, правовые, нравственные, эстетические, идеологические и религиозные воззрения. Базис и надстройка, как объективное и субъективное, находятся в единстве и противоположности. Поэтому между ними возникают противоречия, которые разрешаются в борьбе. Последовательность этой борьбы такова: сначала вступают в противоречие производительные силы и производственные отношения, затем в противоречия вступают базис и надстройка. Тогда наступает период, когда общество раздирается противоречиями, которые стимулируют дальнейшее развитие.

Существует закон соответствия производственных отношений уровню и характеру производительных сил. Рассмотрим действие этого закона.

Экономические формации развиваются от зарождения, подъема и расцвета до застоя, упадка и гибели под воздействием производительных сил на производственные отношения и наоборот. Это воздействие осуществляется попеременно в разные исторические периоды.

Будем различать позитивное и негативное качество производительных сил и производственных отношений.

Позитивное качество производительных сил характеризует новое качество материально-технической и человеческой составляющих, которое выражается в повышении уровня материальной базы, и ее технической оснащенности, в росте солидарности рабочих. Соответственно негативное качество – это старое качество этих же составляющих.

Под позитивным качеством производственных отношений я понимаю снятие угнетения трудом, соответственно негативное качество означает наличие этого угнетения. Одно и другое может только накапливаться, если идет накопление позитивного качества, то негативное относительно уменьшается и наоборот. При этом выделим социализированные и не социализированные: феодальные и капиталистические производственные отношения. Первые отражают энтузиазм большинства, вторые – властвование и наживу меньшинства.

Негативное качество производительных сил обостряет негативное качество производственных отношений, которые, в свою очередь, требуют повышения позитивного качества производительных сил. Когда они достигают высшей точки развития, происходит снятие негативного качества производственных отношений. Отсюда вывод: пока не созреет позитивное качество производительных сил, в частности солидарность рабочих, производственные отношения не проявляют своей противоречивости. Поэтому, как правило, сначала накапливается позитивное качество производительных сил, затем меняются производственные отношения.

Когда производственные отношения достигают своей низшей точки развития, т.е. максимальной степени угнетения трудом, тогда производительные силы поднимаются на высшую точку своего развития, они отрицают существующий порядок в различных формах от неорганизованного снижения общественной производительности труда до организационных выступлений. Неорганизованность и стихийность выступлений, как форма отрицания, говорит о том, что продолжается развитие производительных сил и, главным образом, развивается солидарность рабочих.

Производственные отношения характеризуются своим уровнем, который отражает соотношение власти и управления. Когда власти больше, чем управления, тогда снижается уровень производственных отношений и наоборот. Власти и управления должно быть столько, сколько требует уровень материально-технической базы. Власть олицетворяет централизацию, а управление децентрализацию.

Равновесие производительных сил и производственных отношений наступает тогда, когда их уровень соответствует уровню материально-технической базы. Если уровень производственных отношений ниже уровня материально-технической базы, то производительные силы обгоняют в своем развитии производственные отношения. Если же уровень производственных отношений выше уровня материально-технической базы, то развитие производительных сил затормаживается.

Например, при относительно высоком уровне материально-технической базы производительные силы развиваются интенсивно, когда управление преобладает над властью или при относительно низком уровне управление и власть меняются местами. Значит, для развития производительных сил при относительно не высоком уровне материально-технической базы требуется больше власти, чем управления и наоборот. Это проявление объясняет объективность централизации при низком уровне материально-технической базы в цезарианский период социализма. В настоящее время не высокий уровень производственных отношений оказывается выше материально-технической базы, поэтому производительные силы развиваются заторможено.

Когда производительные силы достигают высшей точки социального конфликта, тогда наступает мера разрешения противоречий и начинается накопление позитивного качества производственных отношений, а позитивное качество производительных сил относительно снижается. Так произошло сразу после Октябрьской революции, которая явилась мерой разрешения противоречий.

Не менее важным являются качественно-количественные переходы производительных сил и производственных отношений.

Количественное качество производительных сил отражает их материальный уровень при данной технической оснащенности; соответственно, качественное количество означает техническую оснащенность данного уровня материальной базы.

Количественное качество производственных отношений характеризует масштабность угнетения трудом рабочих; соответственно, качественное количество значит степень угнетения трудом при данной его масштабности.

Чем выше количественное качество производительных сил, тем относительно меньше их качественное количество, т.е. чем выше уровень материальной базы, тем относительно ниже ее техническая оснащенность.

Меньшему количественному качеству производственных отношений соответствует более высокое качественное количество, т.е. чем меньше масштабность угнетения трудом рабочих, тем относительно выше степень их угнетения.

Чем выше качественное количество производительных сил, тем выше качественное количество производственных отношений, т.е. чем ниже техническая оснащенность материальной базы, тем выше степень угнетения трудом.

Зная, зависимости качественно-количественных переходов производительных сил и производственных отношений, а также характер причино-следственных связей, зададимся вопросом: почему государственный социал развивается на основе постоянного расширения рынка рабочих мест? Предварительно будем считать, что увеличение уровня материальной базы производительных сил тождественно расширению рынка рабочих мест.

Разобьем поставленный вопрос на два подвопроса: что выгодней, с точки зрения стабильности господствующего класса – 1/ повышать техническую оснащенность материальной базы, или – 2/ наращивать ее уровень?

В диалектическом толковании эти подвопросы звучат так: в первом, требуется повышать качественное количество; во втором – количественное качество производительных сил.

Оказывается, если повышать качественное количество производительных сил, то относительно уменьшается качественное количество и увеличивается количественное качество производственных отношений. Другими словами, если повышать техническую оснащенность материальной базы, то относительно уменьшится степень угнетения, но относительно увеличится его масштабность. Такое увеличение чревато развитием производительных сил до высшей точки социального конфликта, поскольку угнетаемых рабочих оказывается больше, чем не угнетаемых. По такому пути господствующий класс идти не может. Таков ответ на первый подвопрос.

Замечено, что революционные подъемы, когда производительные силы достигают высшей точки социального конфликта, проявляются на третьем году каждого подъема государственного социала. Так было в 1944, 1956, 1968 и 1980 годах. Казалось бы, революционные подъемы должны совпадать со спадами государственного социала так как в эти периоды увеличивается степень угнетения рабочих трудом. Но этого не происходит, потому что его масштабность снижается. Это снижение достигается за счет усиливающейся дезорганизации производственных сил в периоды спадов государственного социала. Тогда дезорганизация производства позволяет рабочим маскировать работы, срабатывает закон экономии физических сил и они выпадают из системы угнетения. Одним из наиболее простых применяемых способов является массовый уход рабочих на больничные листы. Неслучайно потери рабочего времени по временной нетрудоспособности за периоды спадов государственного социала в 2,5 раза увеличиваются по сравнению с его подъемами. Дезорганизация производительных сил, сокращая масштабность угнетения рабочих трудом, отодвигает очередной революционный подъем до накопления негативного качества производственных отношений.

Но если увеличивать количественное качество производительных сил, то относительно повышается качественное количество и уменьшается количественное качество производственных отношений. По другому говоря, если повышать уровень материальной базы, то относительно повышается степень угнетения и относительно снижается его масштабность. Идя по этому пути, социалии извлекают двойную выгоду: во-первых, от повышения степени угнетения трудом рабочих они получают дополнительные прибыли за счет неоплаченных стоимостей; во-вторых, относительным снижением масштабности угнетения сдерживают развитие производительных сил, и оно не доходит до высшей точки социального конфликта. Это сдерживание обеспечивается тем, что численность угнетаемых рабочих относительно меньше не угнетаемых. Таков ответ на второй подвопрос.

Отсюда следует вывод, что господствующий класс социалиев для сохранения своего господства объективно заинтересован в постоянном наращивании рынка рабочих мест, но не заинтересован в их техническом оснащении. Поэтому для социалиев существует дефицит рабочей силы, а качественное состояние социалистического производства отстает от передовых капиталистических стран примерно на 80 лет. При этом относительность уменьшения численности не угнетаемых рабочих справедлива только к незанятым рабочим местам, а к занятым – численность угнетаемых рабочих абсолютна. Кроме этого социалии заинтересованы не только в сдерживании технического оснащения рабочих мест, но и в дезорганизации производства, потому что она регулирует масштабность угнетения самыми рабочими и отодвигает революционные подъемы. Поэтому все говорят о повышении организации, но никто ничего не может организовать. Любые попытки в этой области наталкиваются на этот объективный интерес социалиев.

Я рассматривал движение производительных сил и производственных отношений без учета его состояния. Если принять во внимание сбалансированность /равновесность/ этого движения, как одно из возможных состояний, то накопление количественного качества и качественного количества производительных сил, достигнув меры, переходит в свою противоположность: в позитивное качество производственных отношений. Их уровень вступает в соответствие с уровнем материально-технической базы производства. Тогда происходит снятие угнетения трудом, и развитие продолжается без противоречий между количеством производительных сил и качеством производственных отношений, хотя остается эксплуатация. Такого состояния достигло движение в высокоразвитых капиталистических странах, в нем проявляется диалектика диалектики. Снятие эксплуатации наступает, когда старые производственные отношения отрицаются новыми производительными силами. Тогда рушится старый базис и меняется надстройка.

Таким образом, экономические формации развиваются и изменяются в зависимости от объективного движения производительных сил и производственных отношений.

2. ГРАДАЦИЯ МНОГОУКЛАДНОСТИ СОЦИАЛИЗМА


Основатели революционного марксизма различали в современных им воззрения различные виды социализма, как отражение реальности того времени. Они выделяли феодальный, мелкобуржуазный, «истинный», буржуазный критически-утопический социализм и коммунизм. Первые три вида социализма они считали реакционными, четвертый и пятый виды – консервативными. При этом буржуазия отождествлялась с господствующим классом. Поэтому определения социализма связывались с интересами этого класса. Все виды социализма, данные основателями марксизма, отражались в надстроечных явлениях и проявлялись как производственные отношения того способа производства, в котором эти отношения зародились.

Нам приходиться иметь дело с готовым социалистическим способом производства, за спиной которого более 70 лет развития. Поэтому будем различать социализм вообще и по масштабности обобществления /концентрации/ средств производства выделим централизованный, децентрализованный и децентрализованно-централизованный /смешанный/ социализм.

Социализм вообще – экономическая формация, основанная на различной масштабности обобществления /концентрации/ производства как господствующей формы собственности на разных стадиях развития, называемой социалом.

Централизованный социализм – стадия социализма, основанная на повсеместном обобществлении /концентрации/ средств производства до масштабов государственной собственности, называемой социалом государства или государственным социалом. Цель централизованного социализма – производство стоимости прибавочного продукта во все возрастающих размерах.

Государственный социал – это система производственных отношений, которая в результате купли-продажи рабочих мест и угнетения, рабочих трудом увеличивает стоимость прибавочного продукта на величину неоплаченной стоимости в интересах господствующего класса социалиев.

Децентрализованный социализм – стадия социализма, основанная на обобществлении /концентрации/ средств производства до масштабов социализированной собственности, называемой социалом кооперативов или кооперативным социалом. Цель децентрализованного социализма -–производство новых стоимостей во все возрастающих размерах и получение дохода.

Кооперативный социал – это система производственных отношений, которая в результате купли-продажи интеллектуальной силы обеспечивает производство новых стоимостей во все возрастающих размерах и получение доходов в интересах господствующего класса кооперативных рабочих.

Децентрализованно-централизованный /смешанный/ социализм – стадия социализма, основанная на одновременном обобществлении /концентрации/ средств производства до масштабов государственной и социализированной собственности в формах государственного и кооперативного социала с господствующим положением последнего. Цель децентрализованно-централизованного социализма – производство новых стоимостей во все возрастающих размерах в интересах господствующего класса кооперативных и государственных рабочих.

Из приведенных характеристик явствует, что социализм вообще, основанный на господстве различной масштабности обобществления /концентрации/ собственности на средства производства при данных производительных силах, в которых преобладают социализированные производственные отношения, представляет социалистический способ производства. По разделению землепользования и степени индустриализации он может быть аграрным, аграрно-промышленным, промышленным и индустриальным. Критерием аграрности я принимаю преобладание сельскохозяйственного землепользования над промышленным на территории данной страны. Индустриальный социализм предполагает индустриализацию всей отраслей народного хозяйства и быта. Страны с аграрным социализмом менее развиты, чем с промышленным, с индустриальным находятся на более высоком уровне развития, чем с промышленным социализмом. Например, страны аграрного социализма – Монголия, Китай и Румыния; страны аграрно-промышленного социализма – СССР, Польша, Югославия, Венгрия и Болгария; страна промышленного социализма – Чехословакия; страна, приближающаяся к индустриальному социализму – Восточная Германия. Причем во всех этих странах развивается централизованный социализм, так как господствует государственный социал.

Вместе с тем в производственных отношениях социалистического способа производства дают о себе знать остатки прежних экономических формаций. Точно также как в старых экономических укладах зарождался и накапливался новый социалистический уклад, теперь в социализме обнаруживаются рудименты этих укладов. Ни в одной стране социализм не проявляется в чистом виде. Поэтому по характеру экономических укладов будем различать социалистический феодализм, социализм с мелкобуржуазными проявлениями, социализм буржуазного толка и пролетарский социализм. Эти виды социализма развиваются в диалектической последовательности, повторяя соответствующие экономические формации на более высоком витке исторической спирали.

Социалистический феодализм означает, что в социалистическом способе производства существуют остатки феодальных производственных отношений. Он распадается на два периода: на ранний социалистический феодализм, охватывающий цезарианский период, и поздний социалистический феодализм имперского периода. Эти периоды и предшествующий им период становления социалистического способа производства рассматриваются как реальное прошлое.

Социализм с мелкобуржуазными проявлениями характеризуется тем, что в социалистическом способе производства сохраняются признаки мелкобуржуазных производственных отношений. Он охватывает либеральный период и рассматривается как появляющееся настоящее.

Социализм буржуазного толка отличается тем, что в социалистическом способе производства проявляются буржуазные производственные отношения. Этому виду социализма соответствует социалистическо-буржуазная демократия.

Пролетарский социализм – это социалистический способ производства, в производственных отношениях которого отсутствует угнетение рабочих и доминирует свободный труд. Во время пролетарского социализма будет господствовать рабочая демократия.

Социализм буржуазного толка и пролетарский социализм рассматриваются как возможное будущее.

Социалистический феодализм и социализм с мелкобуржуазными проявлениями составляют стадию централизованного социализма, социализм буржуазного толка составит стадию децентрализованно-централизованного социализма, а пролетарский социализм – стадию децентрализованного социализма с остатками централизации на важнейших стратегических направлениях экономики. Пролетарский социализм утвердится на базе индустриального социализма.

За пролетарским социализмом грядет новая форма собственности на средства производства, обобществленная на базе корпоративного объединения различных экономически обособленных видов социализированной собственности, образующее зародыш территориально-отраслевых коммун. Такое обобществление означает первую стадию коммунизма. Эту новую форму собственности по аналогии с капиталом и социалом я называю коммуналом. Но до этого социализм пройдет тяжелый исторический путь острейших противоречий и борьбы.

Этот путь начинался с зарождения пролетарского социализма в чреве капиталистического способа производства. Социализация общества накапливалась и продолжает накапливаться во всех периодах социалистического способа производства. Это накопление характерно постепенным освобождением труда до такого состояния, которое позволит осуществить на деле рабочий контроль над производством и распределением с последующим превращением рабочего класса в господствующий класс. Достижение такой высоты социализации производственных отношений возможно при развитии позитивного качества производительных сил посредством расширения всеобщих, несдержанных товарно-денежных отношений. Однако в их всеобщности и несдержанности проявляются остаточные явления капиталистического способа производства. Непрост путь развития пролетарского социализма, он находится в постоянной борьбе с этими явлениями, как единство и противоположность.

Трудное и длительное шествие пролетарского социализма обусловлено тяжелым грузом прошлых экономических формаций и сопряжено с одновременным развитием мелкобуржуазных и буржуазных производственных отношений внутри социалистического способа производства. Таким образом, теперешняя либерализация общества это не шаг назад, а стремление вперед по ходу объективного исторического движения от простых форм хозяйствования к сложным, значит к более развитым.

Централизация раннего социалистического феодализма соответствовала его экономическому развитию, поэтому играла определенную прогрессивную роль. Поздний социалистический феодализм и социализм с мелкобуржуазными проявлениями я связываю с реакционностью централизации, которая к настоящему времени стала перерастать в свою противоположность – децентрализацию. Социализм буржуазного толка консервативен, а пролетарский социализм прогрессивен.

Если разложить производственные отношения социалистического способа производства, то окажется, что проявление в них феодализма и мелкобуржуазности реакционно, буржуазности консервативно, а социализация этих отношений прогрессивна. Все эти тенденции длительный исторический период будут уживаться друг с другом, порождая более сложные противоречия.

Далее следует учитывать, что не всякая мера разрешения противоречий между производительными силами и производственными отношениями есть революция, но всякая революция есть мера разрешения этих противоречий. В тоже время не всякая революция меняет форму собственности, но всякая смена формы собственности есть революция.

До Октябрьской революции во всех странах буржуазия сначала утверждала себя как класс, укрепив капиталистическую собственность, затем в результате буржуазно-демократических революций завоевывала политическое господство и превращалась в господствующий класс. Октябрьская революция произошла иначе, пролетариат сначала завоевывал политическое господство, а затем стал утверждать себя как господствующий класс, национализируя и обобществляя капиталистическую собственность. На этом пути он потерял свое господство и на базе повсеместно обобществленной собственности возник новый до этого неизвестный господствующий класс социалиев. Этот единственный случай в истории буржуазно-демократических и пролетарских революций можно признать исторической случайностью. Случайность не в том, что произошла Октябрьская революция, а в том, что она проходила не по классическим канонам.

В странах Восточной Европы, начиная с 1944 года, мерой количественного качества производственных отношений явилось освобождение либо национальными, либо Советскими вооруженными силами от фашизма, поддерживаемое всеми демократическими силами, в том числе и национальной буржуазией. Устанавливались сначала коалиционные потом просоветские правительства. Затем, с разрывом от одного года до семи лет в этих странах относительно мирно национализировалась частная собственность на средства производства. Это означало народно-демократические революции, которые завершились централизованным социализмом.

Социалистическо-демократические революционные события в Венгрии 1956 года, Чехословакии 1968 года и Польши 1980 года показали, что насилие применялось с убывающей силой от революции к революции. Это говорит о том, что кончилась эпоха насильственных переворотов типа Октябрьской социалистической революции.

Мне представляется, что дальнейшие социалистическо-демократические и последующие революции будут проходить в классическом порядке, только в более мирной обстановке. Относительно мирное развитие этих революций объясняется двумя главными факторами: во-первых, отсутствием объективной необходимости насильственно лишать частной собственности господствующий класс, поскольку социалии ее не имеют, и во-вторых, более высоким культурным уровнем рабочего класса по сравнению с прошлыми революциями. Бескультурье порождает кровавость. Исторически гражданские войны свойственны обществам относительно невысокого культурного развития. Но это не значит, что рабочий класс в своей борьбе за пролетарский социализм откажется от традиционных методов волеизъявления, только оно будет насильственным. Однако, где за «революцией» прячется националистическо-религиозная вражда, там не исключено насилие.

В социалистическом способе производства с накоплением позитивного качества производительных сил все больше социализируются производственные отношения. С их возрастающей социализацией начнут отмирать сначала рудименты феодальных и мелкобуржуазных, а затем буржуазных производственных отношений. Разложение арендно-подрядных форм владения государственной собственностью, особенно в деревне, завершит формирование рабочих кооперативов и станет мерой отмирания остатков феодализма; неэффективность кооперативной обособленности и объединение кооперативов в союзы окажется мерой отмирания мелкобуржуазных отношений; упадок экономики этих союзов и корпоративное обобществление их собственности в территориально-отраслевой ассоциации обозначится мерой отмирания буржуазных отношений в социалистическом способе производства. Следует ожидать поэтапное обострение противоречий, когда производительные силы начнут отрицать устаревшие негативные производственные отношения.

На первом этапе противоречия уже проявились и будут обостряться между социализированными и мелкобуржуазными отношениями, с одной стороны, и феодальными, с другой /1987 – 2017 г.г./; на втором этапе – между социализированными и буржуазными, с одной стороны, и мелкобуржуазными, с другой /2017 – 2029 г.г./; на третьем этапе – между социализированными и буржуазными отношениями. Этот этап продлится, примерно, до первой половины второго столетия третьего тысячелетия, значит до середины ХХП века.

Последовательность консолидации движущих сил такова: сначала социализированные отношения в союзе с мелкобуржуазными против феодальных отношений, затем социализированные в союзе с буржуазными отношениями против мелкобуржуазных и, наконец, социализированные отношения против буржуазных. На всех этапах отрицания ведущими отношениями выступают социализированные, в которых заинтересован рабочий класс, поэтому он определяет эмерджентное движение истории.

На первых двух этапах территориально расширится промышленный социализм в основном благодаря накоплению позитивного качества производительных сил. Только после 2029 года наша страна из разряда аграрно-промышленных перейдет в разряд промышленных стран, но еще не станет индустриальной. Дальнейшему расширению промышленного социализма будет способствовать распад федеративной империи. За счет овладения Союзными республиками собственной государственностью произойдет сужение нового государственного образования, называемого Советской социалистической Россией. Ее территория, разграниченная не по национальным, а по экономическим признакам, относительно сузится. Соответственно этому сужению расширится промышленный социализм. Он станет ступенью индустриального социализма, для развития производительных сил которого потребуется длительность третьего этапа противоречий между социализированными и буржуазными производственными отношениями.

С индустриальным социализмом связаны преодоление противоречий между умственным и физическим трудом, а также урбанизация, которая является необходимой предпосылкой для стирания социальных различий между деревенским и городским образом жизни. На этой основе зародится коммунал, для его развития потребуется еще не менее ста лет. Движение коммунала достигнет апогея примерно к началу третьего столетия третьего тысячелетия, т.е. на исходе ХХШ века.

Эмерджентное движение истории – это обострение классовых противоречий на каждом этапе. Мерой их разрешения являются высшие точки социальных конфликтов, в эпоху социализма, называемые социалистическо-демократическими революциями, в результате которых рабочий класс постепенно завоевывает свое господство и завоевав его освободит все слои общества от классовой ограниченности.


3. СТАНОВЛЕНИЕ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОГО СПОСОБА ПРОИЗВОДСТВА
Дооктябрьский период характеризуется многоукладностью Российского государства. После Октября столкнулись три силы: забитость патриархальной деревни, широко развернутые нэпмановские товарно-денежные отношения и национализация важнейших средств производства пролетарским государством. Столкнувшись эти силы уничтожили друг друга, но оставили каждая глубокий след. От забитой патриархальности остались феодальные искажения, от нэпмановских товарно-денежных отношений сохранились капиталистические проявления, от национализации проявляются социализированные производственные отношения. Все это причудливо переплелось и нашло отражение в централизованном социализме.

Если строго говорить, то пирамидальная поместная система хозяйства, на нижнем уровне которой рабочие места продаются за физический труд, а центральные должностные места – за деньги и преданность начальству. При этом нижестоящие чиновники материально зависят от вышестоящих, которые бесконтрольны в своих действиях. Эта система представляет остаточное явление феодальных производственных отношений. Они сопровождаются взятками, коррупцией, угодничеством и тупой ограниченностью власти. Эту власть обслуживает безропотное служение служащих и безликая продажность, которые выражаются рабской покорностью сильным мира сего. Это отношения феодального властвования ради обогащения. Это отношения феодального властвования ради обогащения.

В тоже время товарный характер и стоимость рабочей силы, неоплаченная стоимость и угнетение рабочих трудом с оплатой его деньгами – все это проявление капиталистических производственных отношений. Они отражают интересы личного благополучия и нежелания трудиться на благо других. Это отношения буржуазного угнетения многих для материальной обеспеченности меньшинства.

Действие теневой экономики, в которой крутятся и преуспевают спекулянты, валютчики, фарцовщики и торгаши-антиквары, стремящиеся к личной наживе и обособленности, вступающие в экономические связи с представителями господствующего класса, характеризует наличие мелкобуржуазных отношений.

Одновременно существует свободный выбор рабочих мест и реальное владение средствами производства рабочими, их стремление работать и получать соответственно затратам физических сил. В этом проявляются социализированные производственные отношения. Они выражают солидарность рабочих и классовое противопоставление общественного характера труда одних мелкобуржуазному присвоению других, массовость мероприятий и громкость призывов. Это отношения социалистического энтузиазма и нищеты большинства.

Отношения феодального властвования, буржуазного угнетения, мелкобуржуазной обособленности и наживы, а также социалистического энтузиазма уживаются в производительных силах и проявляются как черты производственных отношений централизованного социализма. В разные периоды исторического развития то властвование и угнетение брали верх, то энтузиазм, но всегда оставалось стремление поживиться за чужой счет. Их расстановка зависит от соотношения производительных сил и производственных отношений, которые находятся в постоянной борьбе, как единство противоположностей.

Показанные черты производственных отношений развиваются, взаимопроникают и соответствуют развитости производительных сил. В целом эти отношения распространяются по горизонтали между рабочими, по вертикали – между рабочими на одном уровне, служащими и социалиями на другом уровне иерархии управления и власти. В совокупности всех черт образуется многоукладность производственных отношений социалистического способа производства.

По вертикали она характеризуется административной изоляцией рабочих от управления производством и обществом. При этом надстройка создает видимые атрибуты классового единства вроде Советов трудовых коллективов на предприятиях и делегирования отобранных рабочих депутатами в органы Советской власти через многоступенчатые выборы. Чем противоречивей развиваются производительные силы и производственные отношения, тем выше степень этой изоляции и ближе мера разрешения противоречий, после которой меняются местами причино-следственные связи. В это время рушатся атрибуты классового единства, и оно переходит в классовую противоположность.

Почему же в социалистическом способе производства обнаруживается многоукладность производственных отношений? Ответ на этот вопрос наиболее четко выявляет характер централизованного социализма, позволяет понять его происхождение, природу и дальнейшее развитие. Для этого выясним, каким образом происходило становление социалистического способа производства.


Каталог:


Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница