Программа «Культура России»


Часть 7 Газеты Глава 21 Покупающая публика



страница27/32
Дата04.03.2018
Размер4.13 Mb.
ТипПрограмма
1   ...   24   25   26   27   28   29   30   31   32

Часть 7 Газеты

Глава 21 Покупающая публика

1


Идея о том, что люди должны изучать мир для того, чтобы управлять им, играла очень незначительную роль в политичес­кой мысли. Она значила очень мало потому, что механизм сообщения информации в любой форме, полезной для прави­тельства, на том этапе, когда были сформулированы предпо­сылки демократии, претерпел сравнительно немного измене­ний со времен Аристотеля.

Поэтому если бы спросили пионера демократии, откуда следует черпать информацию об основах человеческой воли, он был бы озадачен этим вопросом. Для него это звучало бы примерно так же, как если бы его спросили, откуда происте­кает его жизнь или откуда взялась его душа. Воля народа, по мнению ранних демократов, существовала во все времена. А долг политической науки — работать над системой выборов и представительного правительства. И если они правильно разработаны и применены при правильных условиях, подоб­ных условиям автономной деревни или цеха, то этот меха­низм каким-то образом может способствовать преодолению ограниченности внимания, которую отмечал Аристотель, и узости его области, из которой молчаливо исходило замкну­тое сообщество. Мы показали выше, что даже сейчас социа­листы-гильдейцы зациклены на представлении о том, что если будет найдена правильная единица голосования и пред­ставительства, то возможно достижение всеобщего благосо­стояния.

Убежденные в том, что мудрость уже дана, надо только найти ее, демократы относились к проблеме создания общест­венных мнений как к проблеме гражданских свобод1. «Кто знает хоть один случай, когда бы Истина была побеждена в свободной и открытой борьбе?»2 Считая, что никто никогда не видел, чтобы Истина испытала поражение, должны ли мы в таком случае верить, что истина рождается в борьбе, подобно тому, как огонь рождается при трении? За этим классическим учением о свободе, которое американские демократы вопло­тили в Билле о правах, стоит, на самом деле, несколько различных теорий происхождения истины. Одна из них — это вера в соревнование между мнениями и в то, что самое верное из них победит, так как истина обладает какой-то особой силой. Это, вероятно, так и есть, если соревнование продол­жается достаточно долго. Когда люди рассуждают подобным образом, то имеют в виду вердикт истории, а именно думают о преследовании еретиков при жизни и об их канонизации после смерти. Вопрос Мильтона также основан на убеждении, что способность распознавать истину присуща любому чело­веку и что истина, если ее распространить среди всех людей, будет ими признана. Он в не меньшей мере основан на опыте, который показал, что люди не могут открыть истину, если они могут ее обнародовать только под недремлющим оком ничего не смыслящего полицейского.

Невозможно переоценить практическую ценность граждан­ских свобод, а также важность их поддержания. Когда им грозит опасность, то и человеческий дух находится в опаснос­ти, а если их приходится урезать, скажем во время войны, то подавление мысли может обернуться риском для цивилизации. А в случае, когда те, кто нагнетал истерию во время войны и эксплуатировал необходимость урезания свобод, составляют группу, достаточно многочисленную, чтобы перенести в мир­ное общество запреты военного времени, это может привести к невозможности послевоенного восстановления страны. К



Лучшим исследованием на эту тему является труд профессора Зекарайи Чейфи, результаты которого изложены в его книге «Свобода слова» (Zechariah Chafee. Freedom of Speech. New York: Harcourt, Brace and Howe, 1920).

Мильтон Дж. Ареопагитика. Речь о свободе печати от цензуры, обращен­ная к парламенту Англии (1644) (Современные проблемы. М. — Новоси­бирск, 1997. Вып. 1. С. 74. — Прим.пер.)

счастью, люди в своей массе не могут слишком долго терпеть профессиональных инквизиторов, которые постепенно (под влиянием критики тех, кто не желает поддаваться запугивани­ям) обнаруживают свою истинную сущность, оказываясь гнус­ными тварями, которые в девяти случаях из десяти не знают, о чем говорят1.

Но, несмотря на свое принципиальное значение, граждан­ская свобода в этом смысле не гарантирует общественного мнения в современном мире. Ведь она всегда предполагает, что либо истина стихийна, либо средства обеспечения истины существуют тогда, когда отсутствует внешнее вмешательство. Но когда вы имеете дело с невидимой средой, то это допуще­ние является ложным. Истина об отдаленных и сложных предметах не является самоочевидной, а механизм сбора ин­формации технически сложен и дорогостоящ. Однако полити­ческая наука, и в особенности демократическая политическая наука, до сих пор не освободилась от исходной посылки Аристотеля, а потому не может сформулировать свои допуще­ния так, чтобы сделать для граждан современного государства невидимый мир видимым.

Эта традиция столь укоренилась, что вплоть до недавнего времени политическая наука преподавалась в колледжах таким образом, будто газет не существует. Я уже не говорю об учебных заведениях, где обучают журналистике, поскольку они представляют собой училища, которые готовят мужчин и жен­щин к профессиональной карьере. Я говорю о политической науке в изложении, адресованном будущим бизнесменам, юристам, должностным лицам и рядовым гражданам. Любо­пытный факт — в этой науке не находилось места изучению прессы и источников информации для народа. Для каждого, кто не погружен в рутинные интересы политической науки, практически необъяснимым является то, что ни один амери­канский исследователь системы управления, ни один амери­канский социолог до сих пор не написал книгу о сборе новостей. Встречаются случайные ссылки на прессу и утверж-

Ср., напр., публикации «Lusk Committee* в Нью-Йорке, а также публич­ные высказывания и пророчества Митчела Палмера, который был мини­стром юстиции во время болезни президента Вильсона.

дения о том, что она не является «свободной» и «правдивой» или что она должна быть таковой. Но больше я практически ничего не могу обнаружить. И это пренебрежение со стороны профессионалов один в один повторяется в общественных мнениях. Повсеместно признается, что пресса является основ­ным средством контакта с невидимой средой. И практически везде считается, что пресса должна стихийно делать для нас то, что, согласно первичной концепции демократии, каждый из нас должен стихийно делать для самого себя: что каждый день или дважды в день она должна представлять нам подлин­ную картину всего интересующего нас внешнего мира.


2


Древнее и устойчивое убеждение, что истину не зарабаты­вают, а она является как дар и откровение, весьма явно проявляется в наших экономических предрассудках в том случае, когда мы выступаем как читатели газет. Мы ожидаем, что газета обеспечит нам истину, какой бы невыгодной она ни была. За этот тяжелый и обычно опасный труд, который мы считаем исключительно важным, мы вплоть до недавнего времени готовы были платить самой мелкой монетой, какую только чеканит монетный двор. Мы приучили себя покупать газету за два или три цента в будние дни, а в воскресенье, приобретая в качестве приложения иллюстрированную энцик­лопедию и водевиль, мы раскошеливаемся на пять или даже десять центов. Никому не приходит в голову, что за газеты надо платить. Все ожидают бьющих ключом источников истины, при этом не заключая никакого соглашения, юридического или морального, согласно которому они готовы были бы идти на риск, затраты или волнения. Человек платит номинальную цену, если газета его устраивает, а если он пожелает, то может начать покупать другую газету или вообще не тратить деньги на прессу. Кто-то довольно удачно выразился, сказав, что редактора газеты надо переизбирать каждый день.

Эти случайные и односторонние взаимоотношения между читателями и прессой являются аномалией нашей цивилиза­ции. Аналогов этим отношениям не существует, поэтому труд­но сравнивать прессу с любым другим бизнесом или институ­том. Это не бизнес в чистом виде, отчасти потому, что произ­веденный продукт продается по заниженной цене, но главным образом потому, что сообщество применяет по отношению к прессе одни критерии нравственности, а по отношению к торговле и производству — другие. По отношению к газете применяются этические критерии, подобные тем, которые применяются к церкви или школе. Но если вы попытаетесь сравнить прессу с этими институтами, то у вас ничего не получится. На содержание бесплатных средних школ идут средства налогоплательщиков, частная школа существует либо за счет пожертвований, либо за счет платы за обучение. Цер­ковь живет на субсидии и пожертвования. Нельзя сравнивать журналистику с правом, медициной или техникой, так как в каждой из этих областей деятельности потребитель сам опла­чивает предоставляемые ему услуги. Понятие «свободная1 пресса», если судить по отношению читателей, означает, что тираж газеты должен раздаваться бесплатно.

Тем не менее критики прессы практически озвучивают моральные нормы сообщества, провозглашая, что этот инсти­тут должен жить по тем же принципам, по каким, согласно их представлениям, должны жить школа, церковь и нейтральные профессиональные сообщества. Это лишний раз показывает анклавный характер демократии. Мы не ощущаем потребности в специально добытой информации. Информация должна по­ступать естественным путем, даром, и если она не изливается прямо из сердца гражданина, то она должна свободно и бесплатно изливаться со страниц газеты. Гражданин платит за телефон, железнодорожный билет, машину, развлечения. Но он не хочет открыто платить за новости.

Однако он как миленький заплатит за то, что про него кто-то прочитает в газетах. Он напрямую заплатит за свои объявления или рекламу. Он косвенно заплатит за чужие рекламные объявления, потому что эта плата, включенная в цену товаров, составляет часть невидимой ему среды, которую он не способен как следует понять. Если бы кто-то предложил заплатить за все мировые новости столько, сколько мы платим



1 Слово «Ггсе» означает в английском языке и «свободный», и «бесплат­ный». — Прим. пер.

за хороший прохладительный напиток, то это предложение показалось бы возмутительным, хотя публика, безусловно, платит такую же, если не более высокую, цену, когда рассчи­тывается за рекламируемые товары. Публика платит за прессу, но только тогда, когда эта плата является скрытой.


3


Таким образом, средством для достижения цели является тираж. Он становится активом (asset) только тогда, когда его можно продать рекламодателю, который покупает его вместе с прибылью, получаемой посредством косвенного налогооб­ложения читателя1. Рекламодатель выбирает объем тиража и пути его распространения в зависимости от того, что он должен продать. Тираж может отличаться своим «качеством» или «массовостью». В целом, не существует резкой раздели­тельной линии между этими типами тиража, поскольку по­купателями большинства товаров и услуг, которые продаются благодаря рекламе, не являются ни очень узкий класс бога­тых, ни беднейшие слои. Покупателями являются люди, имеющие достаточно средств, чтобы не ограничиваться самым необходимым. Так газета, которая приходит в дома вполне благополучных людей, приносит все больше и больше доходов рекламодателю. Она может попадать и в дома бед­ных, но, за исключением отдельных видов товаров, специа­лист по рекламе не сочтет эту часть тиража значительным активом, если только, как в случае с отдельными изданиями, принадлежащими Херсту2, данная газета не издается поисти­не огромным тиражом.

1 «Прочно стоящая на ногах газета имеет право на установление таких та­рифов на рекламу, что ее выручка от продажи тиража в книге доходов и расходов может быть занесена в графу «кредит». Для того чтобы вычислить сумму чистой выручки, я бы предложил вычитать из прибыли расходы на рекламу самой газеты, на ее распространение, а также прочие расходы, связанные со сбытом тиража». Из Обращения Адольфа С. Окса, издателя газеты «Нью-Йорк тайме» на Филадельфийском съезде Ассоциации рек­ламных клубов мира 26 июня 1916 г. (Цит. по: Davis Е. History of «The New York Times*, 1851-1921. New York: The New York Times, 1921. P. 397-398).

См. прим. 3 на с. 63.

Газета, которая раздражает тех, кто является адресатом рекламы, — плохой посредник для рекламодателя. А поскольку никто никогда не говорил, что реклама — это филантропия, рекламодатели покупают место в тех изданиях, которые, как им кажется, попадут к их будущим клиентам. Не нужно тратить много времени, беспокоясь о не освещенных в печати сканда­лах торговцев галантереей. Они в действительности ничего не значат, и инциденты подобного рода значительно менее рас­пространены, чем предполагают многие критики свободной прессы. Реальная проблема состоит в том, что читатели газеты, не привыкшие к тому, чтобы платить за сбор новостей, стано­вятся капиталом, только если их число выражается размерами тиража, который может быть продан производителям и тор­говцам. А важнее всего превратить в капитал тех, кто имеет больше всего денег и может тратить их на покупки. Такая пресса вынуждена уважать точку зрения покупающей публики. Именно для этой покупающей публики издаются газеты, по­скольку без ее поддержки они нежизнеспособны. Газета может глумиться над рекламодателем, она может атаковать могуще­ственных представителей банковской системы или городского транспорта, но если она оттолкнет от себя покупающую пуб­лику, то потеряет активы, необходимые для своего существо­вания.

Джон Гивен, работавший в свое время в нью-йоркской газете «Ивнинг сан» (Evening Sun), в 1914 году сообщил, что примерно из 2 300 ежедневных газет, выходивших в Соединен­ных Штатах, около 175 печатались в городах с населением более 100 ООО жителей1. Эти газеты относятся к типу прессы, которая сообщает «общие новости». Это основные газеты, собирающие новости о крупных событиях, и даже те люди, которые не читают ни одну из упомянутых 175 газет, в конеч­ном итоге в получении информации о внешнем мире зависят именно от них. Ведь они образуют большие пресс-ассоциации,

1 Given J.L. Making a Newspaper. New York: Holt, 1907. London: G. Bell & Sons, 1907. P. 13. Это, насколько мне известно, лучшее специальное из­дание, которое следует прочитать каждому, кто занимается прессой. Дж.Б, Дайбли, написавший исследование «The Newspaper* (Ноте University Library), утверждает, что знает «только одну хорошую книгу, написанную о прессе для представителей прессы, и это книга Гивена» (Р. 253).

которые сотрудничают друг с другом для обмена новостями. Таким образом, каждая из них является не только информато­ром для своих собственных читателей, но и местным репорте­ром для газет, издаваемых в других городах. Сельская пресса и специализированная периодика, в общем и целом, заимст­вуют общенациональные новости из главных газет. Некоторые из этих газет значительно богаче, чем другие, так что получение международных новостей практически всей прессой в государ­стве зависит от сообщений пресс-ассоциаций и особых услуг нескольких ежедневных столичных газет.

Грубо говоря, экономическая поддержка сбора общих но­востей заложена в цене, которая платится за рекламируемые товары жителями процветающих районов городов с населени­ем в более чем сто тысяч жителей. Эта покупающая публика состоит из членов семей, доход которых зависит, в основном, от торговли, торгового посредничества, управления производ­ством и банковским делом. Это именно те клиенты, благодаря которым окупаются расходы на рекламу. Они обладают кон­центрированной покупательной способностью, по объему, возможно, меньшей, чем совокупная покупательная способ­ность фермеров и рабочих, но заключенной в радиусе распро­странения ежедневной газеты, в силу чего они являются наи­более быстро достигаемым активом.

4


Они претендуют на двойное внимание. Они не только лучшие клиенты рекламодателя, но некоторые из них и сами являются рекламодателями. Таким образом, впечатление, ко­торое производят газеты на эту публику, имеет большое зна­чение. К счастью, эта публика не является единодушной. Она может быть «капиталистически настроенной», но ее взгляды на природу капитализма и на то, как им следует управлять, могут быть различными. За исключением тех периодов, когда общество подвергается опасности, это заслуживающее уваже­ния мнение существенно разделено и допускает значительные различия в политике. Эти различия были бы более значитель­ными, если бы сами издатели не являлись членами этих городских сообществ и не смотрели на мир через призму представлений своих коллег и друзей.

Они занимаются рискованным (speculative) бизнесом1, ко­торый зависит от общего состояния торговли и, в частности, от размеров тиража, которые основываются не на брачном контракте с читателем, а на свободной любви. Поэтому цель каждого издателя — превратить случайных покупателей, при­влеченных к киоску сенсационными новостями, в преданную группу постоянных читателей. Газета, которая может реально зависеть от верности читателей, является столь независимой, сколь вообще может быть независимой газета в условиях экономики современной журналистики2. Группа читателей, сохраняющих верность данной газете несмотря ни на что, — это сила, намного превосходящая ту, которую может придать газете отдельный рекламодатель, и сила, достаточно мощная, чтобы разбить любой отряд рекламодателей. Следовательно, когда вы обнаруживаете газету, которая предает своих читате­лей ради рекламодателя, то можете быть уверены, что издатель искренне разделяет взгляды рекламодателя или думает (воз­можно, ошибочно), что не может рассчитывать на поддержку читателей, поскольку открыто сопротивляется их диктату. Это еще вопрос, станут ли читатели, которые отказываются платить наличными за новости, платить за них своей верностью.

Иногда настолько рискованным, что для того чтобы добиться доверия, издатель должен организовать дело так, чтобы попасть в зависимость от своих кредиторов. Информацию по этому вопросу очень трудно добыть, и поэтому ее важность обычно сильно преувеличивается.

«Аксиому издания газеты можно сформулировать так: чем больше чита­телей, тем больше независимости от рекламодателей; чем меньше читате­лей, тем больше зависимости от рекламодателей». Противоречивым может показаться утверждение: «чем больше число рекламодателей, тем меньше влияние, которое они в отдельности могут оказать на издателя». Несмотря на кажущуюся противоречивость, оно верно (А.С. Оке. См. прим. 1 на с. 304).


Каталог: files -> recl -> workbook
files -> Общая характеристика исследования
files -> Клиническая психология
files -> Валявский Андрей Как понять ребенка
files -> К вопросу о формировании специальных компетенций руководителей общеобразовательных учреждений в целях создания внутришкольных межэтнических коммуникаций
files -> Русские глазами французов и французы глазами русских. Стереотипы восприятия
workbook -> Книга известного французского социолога и философа Жана Бодрийяра (р. 1929) посвящена проблемам «общества потребления»
workbook -> Юрген Хабермас
workbook -> Зиммель Г. Философия денег //теория общества фундаментальные проблемы/ Под редакцией А. Ф. Филиппова


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   24   25   26   27   28   29   30   31   32


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница