Программа дисциплины-семинары «Религиозно-философские традиции Востока»


Место дисциплины в структуре образовательной программы



страница9/28
Дата10.03.2018
Размер1.57 Mb.
ТипПрограмма дисциплины
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   28

Место дисциплины в структуре образовательной программы


Настоящая дисциплина относится к гуманитарному циклу.
  1. Тематический план учебной дисциплины







пп




Название темы




Всего часов

Аудиторные часы

Самостоятельная работа

Лекции

Семинары

Второй модуль

















РАЗДЕЛ I. Религия и философия в Китае. Специфика дискурса в китайской классической философии













1.1

Особенности взаимодействия религии и традиционной философии в Китае. Методологические основания китайской классической философии

6

2

2

2

I.2.

Язык китайской философии. Проблема перевода и интерпретации философской классики.

6

2

2

2




Итого по разделу:

12

4

4

4




РАЗДЕЛ II. Автохтонные философские и религиозно-философские традиции в древнем Китае













II.1

Конфуций и его учение. «Конфуцианизированные» памятники китайской традиции

6

2

2

2

II.2

Раннее конфуцианство и проблема человека в китайской философии

6

2

2

2

II.3.

Ранняя даосская мысль. «Дао дэ цзин» и его интерпретации. Философия «Чжуан-цзы» и «Ле-цзы»

6

2

2

2

II.4

Идейно-политические соперники раннего конфуцианства

6

2

2

2

II.5.

Философия в эпоху первых централизованных империй. Реформа конфуцианства и формирование системы канонов


6

2

2

2




Итого по разделу:

30

10

10

10




Итого в модуле:

42

14

14

14




Третий модуль
















РАЗДЕЛ III. Философская и религиозно-философская мысль Китая в Средние века










III.1.

«Учение о сокровенном» и традиция «чистых бесед»

6

2

2

2

III.2

Укоренение буддизма в Китае. Традиция праджняпарамиты

6

2

2

2

III.3

Формирование школ китайского буддизма

6

2

2

2

III.3

Средневековый даосизм: «искусство золотой пилюли»

6

2

2

2

III.4

Cинкретические религиозные течения и идеологии народных восстаний

6

2

2

2




Итого по разделу:

30

10

10

10




РАЗДЕЛ IV. От неоконфуцианства к «новому конфуцианству»













IV.1

Философия неоконфуцианства

6

2

2

2

IV.2

Философия и общественная мысль Китая в новое время

6

2

2

2

IV.3

Модернизация Китая и «новое конфуцианство»

6

2

2

2



Итого по разделу:

18

6

6

6





Итого в модуле:

48

16

16

16




ИТОГО:

90

28

28

28


6 Формы контроля знаний студентов

Тип контроля


Форма контроля





Параметры **



2-й модуль


3-й модуль

Текущий

Доклады на семинарах

1

1

Выступление продожительностью 10 минут

Текущий

Реферат


1




8000-10000 тыс. знаков

Итоговый

Зачет





1

Письменный зачет 90 мин.



6.1. Критерии оценки знаний, навыков


Оценки по всем формам текущего контроля выставляются по 10-балльной шкале.

Для получения оценки по данным формам контроля студент должен подготовить доклад, а также реферат.

Доклад готовится по двум и более источникам и представляет собой самостоятельный, специально подготовленный текст по тематике курса, имеющий проблемный характер. Докладчик должен специально оговаривать случаи цитирования, называть источник цитирования, изложение должно быть последовательным и связным, правильно передавать содержание источника; использованная литература должна быть репрезентативной (иметь научный характер). Оценка снижается за несоответствиедоклада тематике курса, некорректное использование чужого текста, применение нерепрезентативных источников или главным образом базового учебника, непоследовательность и бессвязность изложения, отсутствие четко поставленных проблем и отчетливо сформулированных выводов, несоблюдение 10-минутного регламента.

Реферат представляет собой изложение содержания научной статьи или раздела монографии по проблематике курса. Студент должен понимать, уметь кратко и адекватно излагать содержание реферируемых научных работ, выявлять и самостоятельно формулировать главные идеи труда, с которым он ознакомился, выявлять суть авторской концепции, обобщать изученный материал. Необходимы проявить навыки корректного цитирования чужого текста, составления библиографического описания в соответствии с ГОСТом. Библиографическое описание статьи (статей) или раздела (разделов) монографии по теме курса дается в начале реферата. В обязательном порядке выделяются и снабжаются отдельными заголовками все относительно самостоятельные в смысловом и композиционном отношении отрезки реферируемого текста; на каждый такой отрезок дается ссылка с указанием страниц оригинала. Оценка снижается за некорректное цитирование (даже короткие фразы, если они взяты из чужого текста, должны браться в кавычки и сопровождаться ссылкой), непоследовательность и бессвязность изложения, искажение содержания реферируемого источника, использование нерепрезентативной (не имеющей научного характера) литературы, некорректное библиографическое описание реферируемых работ и оформление ссылок. На компьютере текст реферата набирается с двойным интервалом, кегль – 14. Обязательна тщательная выверенность грамматики, орфографии и синтаксиса.


Итоговая оценка выставляется при условии выполнения студентом заданий письменного зачета. Задание, предлагаемое на зачете, помимо контрольного вопроса (вопросов) включает также тест и перечень персоналий, терминов, названий из числа содержащихся в словаре, приложенном к методическим материалам к курсу, значения которых должны быть раскрыты в одном-трех предложениях. Оценка снижается за искажение фактов, неполное раскрытие темы вопроса, бессистемное изложение, некорректные формулировки, неверные ответы на вопросы тестов, неправильное раскрытие содержания предложенных терминов и названий.

Для получения положительной оценки по данной дисциплине студент должен знать следующие термины, названия и персоналии:



«Бессмертный». Кит. сянь. Обозначение онтологического статуса подвижника, обретшего бессмертие, в китайской культурной и религиозной (даосской и народной) традиции.

«Благородный муж». Кит. цзюнь цзы. 君子Нормативная личность в конфуцианстве.

Бодхидхарма. 菩提达摩Полулегендарный индийский миссионер-буддист, прибывший в Китай, по разным версиям, во второй половине V в. или в начале VI в. (520, 527 гг. и т.д.). В чань-буддизме традиционно считается 28-м буддийским патриархом и первым патриархом школы Чань.

Буддизм. 佛教Религиозная система, зародившаяся, согласно традиции, в VI-V вв. до н.э. в Индии. Одно из «трех учений», составивших основу философской и религиозной культуры Китая.

Ван Аньши. 王安石1021-10086. Государственный деятель, философ-конфуцианец, использовавший доктрину «пяти элементов» для обоснования политики реформ, нацеленных на усиление контроля государства за экономикой и общественной жизнью. Представлял тенденцию в конфуцианстве своего времени, противостоящую метафизическим поискам неоконфуцианцев.

Ван Би. 王弼226-249. Один из родоначальников философского течения сюань сюэ («учения о сокровенном»), синтезировавшего проблематику даосизма и буддизма; ведущий мыслитель философии «отсутствия/небытия» в рамках указанного течения.

Ван дао. 王道«Путь совершенного правителя», «путь истинного царя». Понятие традиционной китайской, главным образом конфуцианской политической мысли, выражающее идеал государственного управления.

Ван Фучжи. 王夫之Ван Чуаньшань. 王船山1619–1692. Китайский философ-конфуцианец, в творчестве которого отмечаются сильные материалистические тенденции.

Ван Чун. 王充27-97 (или 107). Философ, с рационально-критических позиций осмысливший достижения философской мысли разных направлений; в марксистской историко-философской науке считался материалистом. Основное сочинение – «Лунь хэн» («Взвешивание рассуждений»).

Ван Янмин. 王阳明1472-1529. Философ-неоконфуцианец, создатель оригинальной философской доктрины в русле «учения о сердце» (синь сюэ).

«Весны и осени». Кит. «Чунь цю». 春秋Название летописи царства Лу, составление которой приписывается Конфуцию; охватывает события с 722 по 481 гг. до н.э.

«Взаимореагирование Неба и человека». 天人感应Концепция взаимодействия человека и высших природных и провиденциальных сил, разработанная реформатором конфуцианства Дун Чжуншу (II в. до н.э.).

«Внешняя» алхимия. Кит. вай дань 外丹(букв. «внешняя пилюля»), цзинь дань («золотая пилюля») и т.п. Даосская лабораторная алхимия, нацеленная на создание эликсира бессмертия из тяжелых металлов (обычно свинца), киновари и других веществ.

«Внутренняя» алхимия. Кит. нэй дань 内丹(букв. «внутренняя пилюля»). Даосская медитативная практика, нацеленная на «взращивание бессмертного зародыша» в теле адепта из энергетических субстанций организма посредством их трансмутации и создание таким образом обновленной бессмертной личности, приобщенной к дао.

Вэнь-«письменность/культура». Категория китайской традиционной философии и культуры. В широком значении - явленная упорядоченность, исходящая от природы; «культурное», «гражданское» начало, дополняемое «воинственностью», «военным/насильственным» началом у.

Гуа. Обозначение графических элементов двух представленных в «И цзине» («Чжоу и») классификационных схем – восьми триграмм и 64 гексаграмм. В «И цзине» гуа, состоящие из черт двух видов – целой, символизирующей ян, и прерванной, символизирующей инь, – выступает воплощением миропорядка и средством, с помощью которого древние «совершенномудрые» упорядочивали жизнь человеческого общества.

Гунсунь Лун. 公孙龙Середина IV – середина III в. до н.э. Главный представитель одного из двух ведущих направлений школы мин цзя – «школы отделения твердого от белого».

«Да сюэ». 大学Глава из конфуцианского канона «Ли цзи», в качестве самостоятельного произведения вошедшая в неоконфуцианское «Четверокнижие». Содержит изложение «трех устоев» («выявление сиятельной добродетели»; «породнение с народом» - в версии Чжу Си «обновление народа»; «установленность в высшем благе») и «восьми основоположений» («выверение вещей» – гэ у格物, «доведение знания до конца» – чжи чжи至致, «обретение искренности помыслов» – чэн и诚意, «исправление сердца» − чжэн синь正心, «совершенствование личности» – сю шэнь修身, «благоустроение семьи» – ци цзя齐家, «приведение в порядок государства» – чжи го治国, «умиротворение Поднебесной» – пин Тянь ся平天下).

Да тун. 大同«Великое единение». Конфуцианская утопия, представленная в каноне «Ли цзи».

Дай Чжэнь. 戴震1723-1777. Главный представитель эмпирико-критического направления в цинском конфуцианстве – пу сюэ («учения о простом»).

Дао. Букв. «Путь». Одна из важнейших категорий китайской культуры и философии. В общем смысле – обозначение универсума и мирозакона.

«Дао дэ цзин» 道德经 («Канон Пути и Благодати», «Книга дао и дэ» и т.п.). Основополагающий трактат даосизма, приписываемый полулегендарному мудрецу Лао-цзы. Ок. IV в. до н.э. (традиционая версия – VI в. до н.э.).

«Дао цзан».道藏 «Сокровищница дао». Полный свод даосских памятников (1120 томов-бэнь, 112 папок). Окончательно сложился в XV в.

Даосизм. 道家,道教Автохтонная китайская философско-религиозная система, одно из «трех учений», составивших основу философской и религиозной культуры Китая.

Ду Вэймин. 杜维明Современный философ, историк философии, предложивший концепцию конфуцианства как «конфуцианского проекта», способного в кризисные ситуации восстанавливать сознание глубокого смысла человеческого существования.

Дун Чжуншу 董仲舒 (190 или 179 – 120 или 104 до н.э.). Реформатор конфуцианства, придавший ему статус государственной идеологии.

«Естественность». Кит. цзы жань. 自然 «Естественность». Концепция спонтанности и беспредпосылочности дао, впервые представленная в «Дао дэ цзине».

Жэнь-«гуманность/социальность». Категория классической китайской философии, введенная Конфуцием. Варианты перевода - «гуманность», «человеколюбие», «взаимность». Содержание понятия исторически расширялось от обозначения норм межчеловеческих отношений и нравственного идеала личности до выражения онтологического принципа всеобщей связи вещей.

И-«долг/справедливость». Категория классической китайской философии, прежде всего конфуцианства. В общем смысле выражает императив единственно должного действия. Словарные значения - «долг», «чувство долга», «справедливость», «добропорядочность», «значение», «смысл», «принцип».

Инь ян. 阴阳Противоположные космические начала. Пара основополагающих категорий китайской философии и культуры, фиксирующая базовую для них классификационную схему и познавательную матрицу. Инь и ян соотносятся с бесконечным рядом оппозиций, главными из которых принято считать те, что ассоциативно и иным образом связаны с противопоставлением вторичного женского и доминирующего мужского начал: луна - солнце, темное - светлое, пассивное - активное, мягкое - твердое, нижнее - верхнее и т.д. Терминологизированные пары философских и общекультурных категорий, составленные по модели И.я., в качестве первого члена обычно включают референцию ян: Небо - Земля, Юг - Север, внутреннее - внешнее и т.п.

«И цзин» 易经 («Канон Перемен», «Книга Перемен»). Название главной (канонической) части древней китайской гадательной книги, излагающей основания универсальной классификационно-прогностической системы, применявшейся в восточной и центральной Азии во всех областях традиционного знания для его классификации и систематизации. Полное название – «Чжоу и» («Чжоуские Перемены» или «Циклические Перемены»). Графическая система «У цзина» складывалась, видимо, в конце II – начале I тыс. до н.э., комментирующая («Десять крыльев») – ок. IV в. до н.э.

«Исторические записки» («Ши цзи»). 史记Первый в Китае историко-энциклопедический свод, составленный Сыма Цянем (145 до н.э. - ?).

Каноноведение. Кит. цзин сюэ. 经学Традиция комментирования конфуцианских канонов. В рамках каноноведения сосуществовали два основных направления – «школа текстов новых письмен» и «школа текстов старых письмен», в русле которых выстраивались оригинальные философские и общественно-политические доктрины.

Конфуцианство. Принятое на Западе обозначение ведущего в Китае философского и этико-политического течения; китайское наименование – жу цзя 儒家(«школа ученых-интеллектуалов»), жу цзяо 儒教(«учение/убеждения ученых-интеллектуалов»); по отношению к конфуцианскому философскому и этическому учению, отделенному от идеологических функций, применяется термин жу сюэ 儒学(«учение ученых-интеллектуалов»).

Конфуций. 孔子, 孔夫子552/551-479 до н.э. Мыслитель, основоположник конфуцианства.

Лао-цзы. 老子1. Полулегендарный основоположник даосизма, согласно традиции – автор трактата «Дао дэ цзин». 2. Второе название трактата «Дао дэ цзин».

Легизм. Кит. фа цзя. 法家Обозначение древнекитайской школы философской и политической мысли, доктрина управления которой основывалась на примате писаного юридического закона.

Ли-«принцип». Категория классической китайской философии, обозначающая структурирующее начало мироздания, имманентное каждой вещи и всему космосу. Особое значение приобрела в неоконфуцианстве.

Ли-«[этико-ритуальная] благопристойность». Категория классической китайской философии, прежде всего конфуцианской этики. Словарные значения - «ритуал», «церемонии», «этикет», «вежливость».

Ле-цзы. 列子1. Название древнего даосского трактата (известен в раннесредневековой редакции). 2. Полулегендарный отшельник IV в. до н.э. Ле Юйкоу, согласно традиции – автор трактата «Ле-цзы».

Ли сюэ. 理学«Учение о принципе». Обозначение направления в неоконфуцианстве, созданного братьями Чэн и Чжу Си.

«Ли цзи». 礼记 «Записки о правилах благопристойности», «Книга ритуалов», «Книга установлений», «Книга обрядов», «Трактат о правилах поведения», «Записки о нормах поведения». Одно из главных произведений конфуцианской канонической литературы. Авторство приписывается ученикам Конфуция, но текст составлялся в основном в III-I вв. до н.э. Во II в. до н.э. трактат наряду с «Чжоу и», «Шу цзином», «Ши цзином» и «Чунь цю» включен в состав конфуцианского «Пятикнижия» («Пятиканония» - «У цзин»). В XII в. две главы «Ли цзи» - «Да сюэ» («Великое учение») и «Чжун юн» («Срединность и постоянство») - в качестве самостоятельных произведений вошли в «Четверокнижие» («Сы шу») - базовый конфуцианский канонический свод.



«Лунь юй». 论语 «Суждения и беседы», «Беседы и высказывания», «Рассуждения и высказывания», «Аналекты», «Изречения». Сборник бесед и суждений древнекитайского мыслителя Конфуция (Кун-цзы, VI-V вв. до н.э.), составленный его учениками. В XI-XII вв. вместе с «Мэн-цзы», «Да сюэ» и «Чжун юн» - в базовый конфуцианский канонический свод «Четверокнижие» («Сы шу»).

Мин-«предопределение». Категория китайской философии. Словарные значения - «судьба», «жизнь», «жизненность», «веление», «приказ».

Мин цзя. 名家«Школа имен», «номиналисты», «софисты», «диалектики». Одна из ведущих китайских философских школ 5-3 вв. до н.э. Проблематика школы была сосредоточена на формах, способах, закономерностях рассуждения и познания. Одна из главных проблем мин цзя - соотношение «имен и реалий» (мин - ши).

Мо Ди. 墨翟Мо-цзы. 468 (или 478, 480, 490) – 376 (или 403, 392 и др.) до н.э. Основатель древнекитайской философской школы мо цзя (моистов).

Моизм. См. Мо цзя.

Мо цзя. 墨家Древнекитайская философская школа, основанная Мо Ди; известна идеей «всеобщей любви и взаимной выгоды

Мэн-цзы. 孟子1. Мэн Кэ. 372-289 до н.э. Ведущий представитель древнего конфуцианства. 2. Философский трактат, в основном составленный учениками Мэн Кэ на основе записей его высказываний.

«Недеяние». Кит. у вэй. Концепция беспредпосылочности дао (и, соответственно, мудреца), впервые представленная в «Дао дэ цзине».

Неоконфуцианство (Neo-Confucianism). Термин западного происхождения, обозначающий направление конфуцианства, сложившееся в XI-XII вв. Применяется в нескольких значениях: 1) концепции основоположников «учения о принципе» (ли сюэ) 理学- Чжоу Дуньи, Чжан Цзай, Чэн Хао, Чэн И (XI в.), Чжу Си (XII в.) и их последователей; 2) «учение о принципе» и конкурировавшее с ним «учение о сердце» (синь сюэ) 心学; 3) концепции мыслителей-конфуцианцев дальневосточного региона XI-XX вв. Неоконфуцианство, в целом противостоявшее буддизму и даосизму, использовало проблематику и способы постановки проблем, присущие конкурентам конфуцианства; широко использовало методологические схемы и модели, основанные на «Чжоу и» («И цзине»); опирало теоретические построения не столько на «Пять канонов» («У цзин»), сколько на выделенное основоположниками конфуцианства «Четверокнижие» («Лунь юй», «Мэн-цзы», «Да сюэ», «Чжун юн»).

Поднебесная. Кит. тянь ся. 天下В китайской культуре − обозначение ойкумены (вместе с социумом), гармонизируемой властью единственного легитимного правителя – Сына Неба.

«Пять канонов». 五经Основополагающий набор конфуцианской классики: «Ши цзин», «Шу цзин», «Ли цзи», «И цзин», «Чунь цю».

«Пять постоянств».



«Пять элементов». «Пять стихий», «пять фаз», «пять движений». Кит у син. 五行Универсальная пространственно-временная классифицирующая схема китайской нумерологии, знаменующая единство универсума и взаимосвязь его аспектов.

Син-«[индивидуальная] природа». Категория китайской философии. В широком смысле означает природные, не благоприобретенные качества любой вещи и любого существа; чаще применяется в более узком значении - «природа» человека.

Син – «[телесная] форма». «Тело», «плоть», «фигура». Категория китайской философии. В отличие от западного философского понятия «форма» син не может быть истолкована как порождающая структура, противопоставляемая порождаемой вещи.

Синь-«благонадежность/доверие». Понятие китайской философии. Основные этимологические значения - «вера», «истинность», «верить», «доверять». Особенно существенно для конфуцианской этики, где означает один из важнейших принципов отношений между людьми.

Синь сюэ. 心学 «Учение о сердце». Обозначение направления в неоконфуцианстве, созданного Лу Цзююанем, Ван Янмином и их последователями.

«Совершенномудрый». Кит. шэн жэнь. 圣人Идеал личности в конфуцианстве; «совершенномудрыми» считались легендарные древние правители Яо, Шунь, Юй, Чэн Тан, Вэнь-ван, У-ван, Чжоу-гун, а также Конфуций и Мэн-цзы.

Сыма Цянь. 司马迁145 до н.э. - ?. Создатель первого в древнем Китае историко-энциклопедического труда.

Сю шэнь. 修身«Совершенствование тела/личности». Принятое главным образом в конфуцианстве обозначение самосовершенствования. Опирается на представление о личности как нерасчленимой при жизни психосоматическо-духовной целостности - «теле/личности» (шэнь).

Сюань сюэ. 玄学См . «Учение о сокровенном».

Сюнь-цзы. 313-238 до н.э. 荀子Сюнь Куан 荀况, Сюнь Цин荀卿. Один из ведущих представителей древнего конфуцианства; предложил концепцию «злой» природы человека.

Сяо кан. 小康«Малое процветание». В конфуцианском каноне «Ли цзи» (гл. «Ли юнь») – общество относительной социальной гармонии. В современном китайском политическом лексиконе – общество, которое должно быть создано в Китае к середине XXI в.

Сяо ти. 孝悌 «Сыновняя почтительность (благочестие) и почитание старшего брата». Категории конфуцианской этики.

Тяньтай (цзун). 天台宗 «Школа Тяньтай». Направление китайского буддизма, в рамках которого было подробно разработано учение о буддийской медитации чжигуань.

У вэй. 无为 «Недеяние», «отсутствие деятельности». Категория китайской философии и культуры, прежде всего даосизма. Выражает принцип невмешательства в естественный порядок вещей в подражание мирозакону-дао.

У син. 五行См. «Пять элементов».

У чан. 五常 «Пять постоянств». Традиционное для конфуцианства обозначение нормативных этических качеств, восходящее к пятеричной классификационной матрице («пять элементов» - у син ). Словосочетание у чан («пять постоянств») у Дун Чжуншу обозначило качества, над совершенствованием которых должен трудиться правитель (ван): жэнь - «гуманность», и - «должная справедливость», ли - «[этико-ритуальная] благопристойность», чжи - «разумность», синь - «благонадежность /доверие».

«Уравнение вещей». Кит. ци у. 齐物Концепция отсутствия самосущих единичностей, изложенная в трактате «Чжуан-цзы».

«Учение о бессмертии души». 神不灭论Форма интерпретации буддийского учения о сансаре в раннесредневековом Китае.

«Учение о сокровенном». Кит. сюань сюэ. 玄学Китайское философское направление III-IV вв., характеризующееся премущественным интересом к онтологической тематике и тяготением к синтезу проблем и фразеологий, присущих даосизму и конфуцианству. Иногда именуется «неодаосизмом».

Фэн Юлань. 冯友兰1895-1990. Философ, историк философии, создатель философской системы «нового неоконфуцианства» (синь ли сюэ).

Хань Фэй. 韩非280-233. Крупнейший теоретик и главный систематизатор философской и политической доктрины легизма, автор трактата «Хань Фэй-цзы».

Хань Юй. 韩愈768-824. Философ-конфуцианец, инициатор движения «за возрождение древности» (прежде всего господствующего статуса конфуцианства) в условиях засилья буддизма и даосизма. Построения Хань Юя в дальнейшем легли в основу неоконфуцианской концепции «передачи истины учения» (дао тун), создатель классического для средневековья литературного стиля, ориентированного на простоту и ясность языка конфуцианских канонов.

Хуайнань-цзы. 淮南子1. Лю Ань, князь удела Хуайнань (1779-122 до н.э.). Считается одним из главных трактата «Хуайнань-цзы». 2. «Философ из Хуайнани» или «Хуайнаньский князь». Название известного трактата, излагающего по преимуществу взгляды даосов.

Ху Ши. 胡适1891-1962. Философ, историограф, социолог, историк философии, общественный деятель. Сторонник прагматизма и вестернизации Китая, усмотревший в доктрине «И цзина» «конфуцианскую логику», а в логических идеях моистов – «моистскую логику»; в последней видел национальную ментальную опору для усвоения западных научных концепций.

Хуан Цзунси. 黄宗羲1610-1695. Философ-неоконфуцианец, идейно близкий к школе Ван Янмина; обосновывал роль конфуцианской бюрократии как самостоятельного политического субъекта.

Хуаянь (цзун). 华严宗«Школа Цветочной гирлянды». Оригинальная школа китайского буддизма, разработавшая концепцию «беспрепятственного взаимопроникновения принципов и вещей/дел» и «беспрепятственного взаимопроникновения вещей/дел».

Хуэйнэн 慧能(638-713). Основоположник учения о «внезапном просветлении» и южной ветви буддийской школы Чань.

Хуэй Ши. 惠施Ок. 370-310 до н.э. Главный представитель одного из двух ведущих направлений школы мин цзя – «школы сходств и различий».

Цзин-«семя». Категория китайской философии. Варианты перевода - «духовные силы», «эссенция», «утончение», «тончайшее», «семенное». Одна из трех главных субстанций мироздания наряду с ци-«пневмой» и шэнь-«духом», обусловливающая возможность «порождающих порождений» (шэн шэн) как космического процесса, а также психики и сознания.

Цзинту цзун. 净土 «Школа Чистой Земли». Направление китайского буддизма, основывающее свою сотериологическую доктрину на вере в перерождение в блаженной Чистой Земле по обетованию будды Амитабхи.

Цзюнь цзы. 君子 «Благородный муж», «совершенный муж» (букв. «дитя правителя»). Обозначение нормативной личности в конфуцианстве.

Ци-«пневма». Категория китайской философии и культуры, выражающая субстанциальное единство универсума. Обозначает универсальную пространственно-временную субстанцию, энергетичную, динамичную и континуальную. Варианты перевода и контекстуальные значения ци - «дыхание», «энергия», «жизненная сила», «материя», «материальная сила», «духовная сила», «эфир», «воздух», «газ», «темперамент», «нрав». Традиционные трактовки Ц. близки современной идее физических полей и континуально-волновым представлениям о веществе.

Цюаньчжэнь цзяо. 全真教«Учение Совершенной истины». Второе по влиянию направление даосизма в Китае, ныне доминирующее на континенте.

Чань-буддизм. 禅宗Школа Чань (от кит. транскрипции санскр. Дхьяна - чаньна). Направление буддизма, согласно традиции, берущее начало от проповедавшего в Китае в конце V или начале VI в. индийского миссионера Бодхидхармы. Оказало большое влияние на китайскую и японскую культуру (школа Дзэн).

«Четверокнижие». Кит. «Сы шу». 四书Ставшие основополагающими для неоконфуцианства четыре конфуцианские «книги» (шу) - «Лунь юй» («Суждения и беседы», излагающие высказывания Конфуция), «Мэн-цзы» и две главы из канона «Ли цзи» («Записок о правилах благопристойности») - «Да сюэ» («Великое учение») и «Чжун юн» («Срединость и постоянство»).

Чжан Бодуань. 张伯端984-1082. Теоретик даосской «внутренней» алхимии, автор трактата «Главы о прозрении истины» («Чжэнь у пянь»).

Чжи-«мудрость/разумность». Понятие китайской философии. Использовалось главным образом в конфуцианстве, обозначая одно из необходимых качеств совершенной личности «благородного мужа» (цзюнь цзы).

Чжоу Дуньи. 周敦颐1017-1073. Главный основоположник неоконфуцианства. Основные сочинения – «Тай цзи ту шо» («Изъяснение Плана Великого предела»), «Тун шу» («Книга проникновения [в Перемены»)].

Чжоу-гун. 周公Легендарный «совершенномудрый» XI в. до н.э., брат чжоуского У-вана и регент при его сыне Чэн-ване, по традиционным представлениям – создатель совершенной системы управления.

Чжу Си. 朱熹1130-1200. Главный представитель неоконфуцианского «учения о принципе», придавший ему универсальную и систематизированную форму.

Чжэн мин. 正名«Выправление имен», «исправление имен». Социально-гносеологическая концепция, впервые сформулированная Конфуцием и подразумевающая требование соответствия реального номинальному, необходимое для политико-административного управления.

Чжуан-цзы. 1. Чжуан Чжоу 庄周 (IV в. до н.э.), один из основоположников даосизма, которому традиция приписывает авторство трактата «Чжуан-цзы». 2. «Мудрец Чжуан», один из основополагающих даосских трактатов.

«Чжун юн». 中庸Глава из конфуцианского канона «Ли цзи», в качестве самостоятельного произведения вошедшая в неоконфуцианское «Четверокнижие». Содержит, в частности, изложение концепции «искренности» (чэн) как космического принципа (качества, присущего Небу) и требования к человеческому существу, а также концепции «обращения к собственной личности» (фань шэнь) для совершенствования ее самой и социальной сферы.

«Чунь цю». 春秋См. «Весны и осени».

Чэн И 程颐 (Чэн Ичуань). 1033-1107. Один из основоположников неконфуцианства («учения о принципе» - ли сюэ).

Чэн Хао 程颢 (Чэн Миндао). 1032-1085. Один из основоположников неконфуцианства («учения о принципе» - ли сюэ).

Шан Ян. 商鞅390-338 до н.э. Государственный деятель и политический мыслитель, один из основоположников легизма. Основное сочинение – «Шан цзюнь шу» («Книга правителя области Шан»).

«Ши цзи». 史记См. «Исторические записки».

«Ши цзин». 诗经 «Книга песен», «Канон стихов». Один из главных конфуцианских канонов – собрание песенно-поэтических произведений, в основном сформированное предположительно в X-VI вв. до н.э.

«Школа текстов новых письмен». 今文经学Каноноведческая школа, основанная на толковании текстов канонов, записанных с устной перечачи во II в. до н.э. реформированным письмом. Акцентировала скрытый аллегорический и символических смысл канонических текстов, приписывала Конфуцию авторство на ряд канонов.

«Школа текстов старых письмен». 古文经学Каноноведческая школа, основанная на толковании текстов канонов, якобы обнаруженных в I в. до н.э. в стене дома Конфуция. Акцентировала буквальное понимание канонических текстов, отличалась склонностью к толкованию отдельных слов и выражений, историко-философским разысканиям, использовала некоторые формы лексико-грамматического анализа; считала Конфуция редактором, а не автором канонов.

«Шу цзин». 书经 «Книга истории», «Канон документальных писаний». Другое название – «Шан шу» («Книга преданий»). Один из главных конфуцианских канонов, собрание преданий, сказаний, мифов и их историзованных версий, обращений и указов правителей, поучений сановникам и т.п. Историзованный материал охватывает период с XXIV по VIII в. до н.э.

Шэн . «Совершенная мудрость», «совершенномудрый». Традиционное для китайской философии и культуры, прежде всего для конфуцианства, обозначение высшей степени интеллектуально-нравственного и духовного совершенства, реализуемого главным образом в способности к идеальному правлению. Под «совершенномудрыми» в конфуцианстве понимаются прежде всего идеальные правители древности − Яо (традиц. версия − 2356-2255 до н.э.), Шунь (2255-2205 до н.э.), Юй (считается основателем династии Ся, 2205-2197 до н.э., по др. версии − 21 в. до н.э.). Тан (Чэн Тан, основатель династии Шан, 1766-1753 до н.э., др. версия − нач. 16 в. до н.э.), Вэнь-ван, У-ван и Чжоу-гун (основатели династии Чжоу, одна из традиц. версий − 12 в. до н.э., по др. − 11 в. до н.э.), а также Конфуций и Мэн-цзы.

Ю − у. 有无 “Наличие/бытие - отсутствие/небытие”. Устойчивая категориальная оппозиция в китайской философии. В отличие от западной дихотомии “бытие − небытие” фиксирует проблему соотношения двух видов бытия - “наличного”, характеризующегося наличием “форм” и “реалий”, и “неналичного”, в котором “формы” и “реалии” отсутствуют. В обыденном языке значения ю − “иметь”, “находиться”, “быть в наличии”, “имущество”, “достояние”, у − “не иметь”, “отсутствовать”, “не быть в наличии”.

Юань ци. 元气 «Изначальная пневма». Изначальная субстанция, предшествующая космогенезу и содержащая в нерасторжимом единстве изначальные же потенции субстанций мироздания: «семеной эссенции» (цзин), «пневмы» (ци), «духа» (шэнь).


7 Содержание дисциплины
ВТОРОЙ МОДУЛЬ
Раздел I. Религия и философия в Китае. Специфика дискурса в китайской классической философии

Тема I.1. Особенности взаимодействия религии и традиционной философии в Китае. Методологические основания китайской классической философии

В мировой культуре можно с определенной долей условности выделить четыре главные парадигмы философствования, которые в целом соответствуют крупнейшим цивилизационным потокам. Это западная философская традиция, истоки которой восходят к греко-римской античности и христианскому мировоззрению; индийская философия (сюда мы относим как классическую индийскую, выросшую на основе индуистского мировоззрения, так и буддийскую философию; они во многом различаются, но имеют общие культурные и языковые корни), мусульманская философия и дальневосточная философская традиция, ядром которой является классическая китайская философия (последнее определение подразумевает конфуцианство и даосизм, но не включает самостоятельную буддийскую мысль, которая развивалась на Дальнем Востоке).

Во второй половине ХХ столетия некоторые историки философии стали отмечать одно кардинальное различие между отмеченными выше философскими парадигмами. С ихточки зрения, в западной, индийской и мусульманской традициях важную роль играет логика как особая философская дисциплина, благодаря которой утверждались принципы и методы теоретического мышления. Так, именно традиции изучения логики как науки в западной мысли формировали критерии связности и последовательности изложения («логичности»), принципы и методы обоснования философских концепций и научных теорий. В дальневосточной традиции, как полагает ряд синологов, логика как наука о выведении истинного суждения имела значение только в буддийской мысли, тогда как в китайской классической философии (и в восходящих к ней течениях японской, корейской, вьетнамской мысли) данная философская дисциплина не сложилась.

Видимое отсутствие в китайских классических памятниках признаков теоретических процедур, обязательных для философских текстов западной традиции, дало основание некоторым ученым вообще отрицать философский статус большинства, или даже всех произведений китайских мыслителей. Известно, например, что Гегель, знакомый с переводами китайской классики, утверждал, что философии в Китае не существует. Впоследствии историки философии и философы на Западе были менее категоричны на этот счет, но и они нередко признавали философское значение лишь за немногими китайскими текстами. Построения и теоретические подходы китайских мыслителей долгое время было принято снисходительно определять как «наивно-материалистические», «примитивно-диалектические» и т.п. Ведь в китайских древних и средневековых сочинениях, как правило, отсутствует привычное западным ценителям философии последовательное доказательство той или иной концепции или идеи. «Строго логичное» подтвержение истинности подменяется образной аналогией, которая должна выглядеть убедительно, заменяя систематическое обоснование («мышление по аналогии»). Изложение представляется бессвязным, авторская мысль внешне бессистемно перескакивает с одного предмета на другой. Западный читатель тщетно ищет дедуктивную или индуктивную связь рассуждений, следы последовательного анализа или синтеза. Даже если китайский мыслитель пишет о законах и правилах познания, он умудряется вовсе обойтись без анализа содержания и объема понятий (редкие исключения относятся только к отдельным произведениям глубокой древности).

Исследования, осуществленные в течение последнего столетия, показывают, что непривычный для западных интеллектуалов характер изложения вовсе не дает основания отказывать китайским философам в умении выстраивать сложные мыслительные конструкции. Другое дело, что в китайской философской традиции сложились специфические критерии рациональности. Одним из первых эту проблему исследовал французский синолог М. Гране (1884-1940), обративший внимание на особую роль числовых моделей в китайской мысли (кстати, он тоже избегал оборота «китайская философия»). Английский ученый А.Ч. Грэм (1919-1990) предложил определение типа теоретического мышления, господствовавшего в китайской традиции: «коррелятивное мышление». Его именуют также «ассоциативным». Суть главного принципа такого типа мышления в том, что все реалии и процессы, с которыми имеет дело мыслящий субъект, сверяются (ставятся в отношения корреляции) с некими базовыми теоретическими моделями (классификационными схемами). При этом корреляция производится на основании устойчивых числовых и образно-символических ассоциаций.

Простейший пример такой модели – известный бином инь-ян, который часто определяется как «женское и мужское начала». Это определение очень неточно. Инь-ян – обозначение двуединого универсума (абсолютной целостности), единство которого поддерживается посредством взаимодействия двух начал. Одно из них вытесняет другое, и в то же время обусловливает его; каждое начало содержит в себе потенцию своей противоположности и, доходя до предела, превращается в свою противоположность; и любая сторона ян, и любая сторона инь в свою очередь делятся на инь-ян и т.д. И начало инь, и начало ян имеют в китайской традиции устойчивый ряд ассоциациирующихся с ними коррелятов: женское – мужское, земля – небо, холодное – горячее, мокрое – сухое, лето (весна) – зима (осень), мягкое – твердое, низ – верх, правое – левое и т.д. Этот ряд может быть бесконечным, а модель инь-ян применяется при анализе любого процесса или явления, поскольку каждое из них имеет противоположные стороны. Хотя существование универсума обусловлено взаимодействием обоих начал, ян считается главенствующим. Соответственно, небо (ян) иерархически выше земли (инь), солнце (ян) – луны (инь), отец (ян) – матери (инь) и т.д. Вселенная представляется иерархически организованной. Модель инь-ян применяется для сравнения любых двух каких-либо взаимосвязанных понятий или явлений: одно из них всегда иерархически выше (ян) по отношению к другому (инь), «ценнее». Такая картина мира обусловливает присутствие аксиологического аспекта (аксиология – учение о ценностях) в любых философских рассуждениях, затрагивающих какие-либо разделы философского знания.

Обратим внимание: в такой картине мира нет места контрадикторным – несовместимым, противоречащим – противоположностям. Подобными категориями китайская философия и не оперирует. Здесь противоположности контрарны (максимально различны), однако носят внутренний характер, взаимно обусловлены и выражают внутреннее единство предмета или явления.

В китайской традиционной философии и науке существуют и другие классификационные схемы, которые коррелируют друг с другом, образуя довольно сложный теоретический аппарат. Российский философ-китаевед А.И. Кобзев называет систему представлений о его возможностях и применении «китайской нумерологией», полагая ее «формальной методологией» традиционной китайской философии и науки. Главную причину отсутствия развитой формальной логики в китайской традиции он видит в особенностях китайского языка и письменности. В числе этих особенностей, например, отсутствие морфологического разграничения единственного и множественного числа и целого ряда других признаков. Например, слово жэнь – «человек» − одновременно означает и человека вообще, и одного человека, и всех людей, и «других», и только уточняющие слова либо условленный контекст позволяют узнать, какое значение имеется в виду; сам по себе иероглиф жэнь подразумевает семантическое поле, объединяющее все эти значения. Поэтому, например, известный тезис древнекитайской школы мо цзя: «Любить людей (жэнь) не значит исключать себя» не означает объяснение через ограничение третьего понятия. Жэнь означает также «другие люди», поэтому высказывание не носит логического характера и подразумевает: «Любить других не значит исключать себя» (понятие «другие» не включает понятие «я»). В китайском языке не было выработано также понятие «тождество» в строгом логическом смысле, что философ ХХ в. Чжан Дунсунь объяснял фактом отсутствия в письменном китайском языке глагола связки «быть» и производной от него субъектно-предикатной структуры предложения. Западную логику он именовал «логикой тождества», а «китайскую логику» − «логикой противоположности», в которой нет понятий тождества, противоречия, субстанции и формально-логического закона противоречия.

Не все синологи соглашаются с определением «китайская нумерология», видя в этом термине указание на ненаучность денотата. Тем не менее к настоящему времени стало общепринятым представление о существовании в китайской традиции особой мироописательной и прогностической теоретической системы, основания которой восходят к классическому «Канону перемен» (больше известен как «Книга перемен»).

Полное название текста − «Чжоу и» (варианты перевода − «Чжоуские перемены», «Круговые перемены» и т.д.). Главную часть памятника составляет собственно «Канон перемен» («И цзин»), в котором представлен перечень графических схем-гуа, состоящих из шести черт, – 64 гексаграмм, которые представляют собой удвоения базовых гуа – восьми триграмм. Гексаграммы и триграммы состоят из расположенных одна над другой черт двух видов – прерванных (чжэ), символизирующих начало инь, и сплошных (дань), выражающих начало ян. Каждой гуа соответствуют имена и образно-понятийные комплексы. Две «старшие» гуа (Цянь и Кунь) состоят из черт одного вида; «младшие» гуа представляют собой комбинации черт разных видов во всех возможных сочетаниях. Схемы позволют описывать любые процессы посредством последовательной замены одних черт в гуа другими. Различают «старые» и «молодые» черты (последние «стареют», т.е. переходят на следующую позицию в гуа, не меняя знака, а «старые» «умирают», переходя в черту противоположного знака). Гуа и их отдельные черты-яо снабжены комментариями-афоризмами. Схемы-гуа и афоризмы восходят к древней мантической практике (к гаданию на костях и впоследствии на стеблях тысячелистника). Помимо «И цзина», «Чжоу и» включает приложение «Ши и» – «Десять крыльев», в которое входят комментарии-чжуани, в том числе философского (в широком смысле) содержания.

Триграммам и их чертам присущи числовые (нумерические) выражения (так, 6 и 9 символизируют «старшие» триграммы Кунь и Цянь, 7 и 8 – «младщие»). Гуа могут выстраиваться в двух основных порядках. Порядок гуа по Фуси (т.е. возводимый к мифическому основателю китайской цивилизации) именуется «прежденебесным»; он основан на регулярной замене черт сверху вниз от триграммы Цянь до триграммы Кунь. Его интерпретация как расположение натурального ряда чисел в двоичной арифметике (от 000 до 111) в свое время дала основание Г.В. Лейбницу увидеть в нем свидетельство единства Божьего промысла для всех времен и народов. Порядок гуа по Вэнь-вану (ассоциируемый с «совершенномудрым» основатителем династии Чжоу, XI в. до н.э.) именуется «посленебесным». Будучи расположенными в круговой последовательности, гуа соотносятся по парам в соответствии с принципами «обратности» (фань) − перевернутости на 180 градусов, и «супротивности» (дуй) − в одинаковых позициях стоят противоположные по знаку черты.

В качестве средств мироописания гуа координируются с другими универсальными классифицирующими и динамическими схемами, прежде всего с моделью у син («пять элементов», «пять стихий», «пять действий»), циклическими знаками, «магическими» (в математическом смысле) фигурами Хэту и Лошу, и другими.

Понятие «нумерология» А.И. Кобзев соотносит с китайским термином сян шу сюэ (букв. «учение об образах и числах», у А.И Кобзева – «учение о символах и числах»). В основном значении, зафиксированном в словарях, этот термин означает одно из направлений ицзинистики (т.е. традиции изучения графических схем и текста «И цзина»), получившее развитие в эпоху Хань (202 до н.э. − 220 н.э.). Парой знаков сян шу («символы и числа») обозначалась область традиционного знания в Китае и других странах Восточной и Центральной Азии, в рамках котрой разрабатывались познавательные модели и классификационные схемы, восходящие главным образом к ицзинистике. Как отмечалось выше, А.И. Кобзев считает сян шу сюэ теоретической системой, оперирующей универсальными классификационными схемами (китайской нумерологией) и представляющей собой функциональный аналог формальной логики западного типа, не сложившийся в китайской культуре.

В основе комбинаторики «образов/символов и чисел» лежат такие философско-мировоззренческие идеи, как континуальность и органическая целостность космоса; гомоморфизм (подобие) мироздания и всех вещей и явлений, макро- и микрокосма; преемственность между законами физического мира и жизненным циклом; нескончаемость и цикличность процесса космических трансформаций – «перемен» (и). Ицзинистская комбинаторика применяется для обоснования истинности высказывания и теоретических заключений, для описания и систематизации полученного знания, фиксации связей и закономерностей природных, социальных и иных явлений и процессов, составления прогностических моделей, и используется в самых разных областях деятельности, от медицины и алхимии до военного дела.

Связь формальных структур, имеющих нумерическое выражение, с построением и семантикой древнекитайских текстов, впервые выявил В.С. Спирина (1929-2002), предложивший метод «системно-структурного» анализа древнекитайских текстов. В.С. Спирин обнаружил нелинейный характер последних, определив двухмерную основу их структурной организации – девятиклеточный квадрат («канон»), который может быть представлен и в трехмерной развертке. Он и положил начало направлению в изучении китайской классики, которую А.И. Кобзев и его последователи назвают «структурной, или структурно-семантической методологией». Среди тех исследователей, которые нацелены на выявление формальных структур, использовавшихся в текстах китайской традиции, далеко не все являются научными единомышленниками. Так, по ряду проблем прямо противоположны позиции философов-китаеведов А.И. Кобзева и А.А. Крушинского.

По мнению последнего, решающий фактор своеобразия китайской мысли – это пространственно-образные стратегии визуального мышления, запечатленные изначально пикто/идеографическим характером китайской письменности. Иероглифы записывают не звуки и слоги, а мор­фемы (т.е. минимальные значимые единицы языка), и непосредственно соотнесены не со звучанием, а со значением («и лишь через посредство зна­чения со звучанием. Этим они отличаются от фонетического письма, где буквы запи­сывают только звучания и через звучания обозначают слова и мор­фемы»). Пиктограммы и идеограммы, положившие начало иероглифическому китайскому письму, А.А. Крушинский относит, по Ч.С. Пирсу, к «иконическим» знакам (формируемым на основе подобия означаемого и означающего), тогда как звуко-письменное письмо представлено «символическими» знаками (связь между означаемым и означающим устанавливается по условному соглашению). По А.А. Крушинскому, «ико­ничность китайской письменности означает безусловное доминирова­ние образности и схематизма в стиле мышления китай­цев. Образ и схема берутся тут приблизительно в том смысле, который был им придан И. Кан­том в контексте его учения о схематизме».

В качестве примера первобытной выразительности китайского пиктографического приводится изначальный вид пиктограммы «зубы» (две пары клыков в широко разинутой пасти − впечатление угрозы). Этот образ иллюстрируетту мысль, что «основой китайской системы категорий оказывается вовсе не категория предметности (как в привычной нам наивно-натуралистической онтологии вещей). Базовой идеализацией является гораздо более софистичная категория деятельности (когда первичным предметом рассмотрения служат не собственно вещи, а прежде всего действия, совершаемые в отношении вещей) и соответственно структура этой деятельности». А.А. Крушинскифй ссылается на наблюдение Э. Бенвениста (1902-1976) по поводу того, что аристотелевская десятка категорий в значительной степени дублирует грамматические формы классического греческого языка. «Первые шесть из десяти категорий − сущность, количество, качество, отношение, место и время − принадлежат к именным формам, причем понятие сущности (усии) указывает на класс существительных, количество и качество – на класс прилагательных; категория отношения основана на способности греческих прилагательных образовывать сравнительную степень; языковой основой категорий места и времени являются наречия места и времени; следующие четыре категории (положение, обладание, действие, страдание) также образуют единство: все они глагольные категории». Что касается кантовской системы категорий, то она производна от базовых особенностей грамматики индоевропейских языков.

Подчеркивая, что китайские категории имеют внеязыковой характер, в них осмысляются «по-настоящему универсальные для человеческой природы инварианты значимой для человека образности», А.А. Крушинский настаивает, что «именно гексаграммы «И цзина» вместе с их названиями следует рассмат­ривать как систему категорий и обслуживающих их схем. В са­мом деле, гексаграммы удовле­творяют всем требованиям, предъявляе­мым к категориальным представ­ле­ниям. Они, во-первых, обла­дают наивысшей степенью общности… Во-вторых, гексаграммы – это аподиктиче­ские очевидно­сти, в том смысле, что они обладают высшей достоверно­стью для традици­он­ного китайского сознания и являются его последней и наиболее твер­дой основой. В-третьих, система собственно гексаграмм (т.е. гексаграммная графика) отчет­ливо внеэмпи­рична... Она построена на основе чисто формальных – мате­матически-комбинаторных – соображений и потому пред­став­ляют собой вполне априорную конструкцию, являющуюся, однако, ведущим структурообразующим факто­ром всего китай­ского понятийно-категориального аппарата».

Способ, которым гексаграмма увязывает базовые экзистенциальные смыслы, А.А. Крушинский показывает на примере категоризации эмпирического представления, выраженного пиктограммой «зубы», через гексаграмму № 27 (нижняя и верхняя «янские» черты, остальные «иньские» − образ челюстей) в гексаграмму № 21 «Наказание» (образ «кусания» − 4-я черта становится «янской», некая преграда между смыкающимися челюстями). «Гексаграммное стилизованное изображение – это канонизированное традицией возведение/возвышение наглядного созерцания до фундаментального экзистенциала, экзистенциальной категории… Помимо обслуживания категориальности, гексаграммы выступили в роли формального языка». Поскольку «64 категории «И цзина» (фиксируемые названиями гексаграмм) суть наиболее общие понятия («прапонятия»), исходные смыслы, первоначальные интуиции… собственно гексаграммы – это эксплицитно (в отличие от кантовских трансцендентальных схем) представленный инструментарий, с помощью которого осуществляется разворачивание (т.е. конкретизация) категориальных смыслов в потенциально бесконечную последовательность как более частных понятий, репрезентируемых конкретными образами (поэтому подчинение понятий осуществляется именно с помощью схем), так и просто образов, не выражающих никаких понятий».

Таким образом, в Китае на основе символизма «Чжоу и» была создана «сознательно сконструированная система, генетически и функционально вторичная теоретическая «надстройка» над естественным языком». Ицзинистскую комбинаторику А.А. Крушинский полагает «логико-методологической основой» традиционной китайской науки, т.е., в отличие от А.И. Кобзева, отстаивает полноценно логический статус этой системы. В «древнекитайской логике» он подчеркивает математические корни, отличающие ее от западной, которая шла от анализа естественного языка к его символьной фиксации алгебраическими структурами.

Представление о «неразвитости» понятийного и методологического инструментария китайской мысли до сих пор побуждает составителей философских словарей (за отдельными исключениями), а также авторов учебников по истории мировой философии уделять китайской традиции весьма скромное внимание. К тому же чаще всего сведения о ней ограничиваются пределами древней китайской философии, редко доходя до рубежа новой эры. Мнение о примитивности и незрелости интеллектуальной традиции, игнорирование того факта, что она и после эпохи древности продолжала развиваться, изменяться, формировала великую культуру, давала жизнь самобытным национальным философиям (японской, корейской, вьетнамской), проявляется и в построении вузовских курсов: китайская мысль рассматривается как некое историческое преддверие «настоящей» философии.

Если отвлечься от тезиса об отсутствии в Китае развитой логической традиции, то история китайской классической философии после II в. до н.э., по крайне мере, дает основания для сопоставления с историей средневековой европейской схоластики, а также отчасти мусульманской и индийской философских традиций. Отправной точкой для философствования в названных традициях так или иначе является свод неких базовых текстов, а одним из важнейших методов философствования – экзегеза. Такое сходство наметилось благодаря тому, что в конфуцианской мысли, которая стала стержнем китайской классической философии, во II в. до н.э. стал формироваться свод канонов (сначала это было «Пятикнижие» – «У цзин», впоследствии число канонов-цзин выросло до 13). Главной научной дисциплиной в Китае с тех пор стало каноноведение (цзин сюэ) – наука об изучении и толковании канонических текстов.

Греческое слово «канон» («норма», «правило») восходит к обозначению ремесленного инструмента − палки для выверения углов. В христианской традиции «канон» означает свод главных книг Библии, а также правила в области догматики, культа, церковной организации. По канону выверяется правота, правильность человеческого действия и мысли. Словом «канон» переводится китайский иероглиф цзин. Его исходное, этимологическое значение – «нить основы (ткани)»; этим иероглифом также именовалась нить, которой в древности связывали бамбуковые планки с письменами. Знаком цзин обозначаются важнейшие конфуцианские тексты, о которых шла речь выше, некоторые из главных даосских текстов (напр. «Дао дэ цзин» – «Канон дао и дэ»), буддийские сутры (тексты, которые считаются содержащими полноту истины буддизма). Когда Китай познакомился с христианством и исламом, иероглиф цзин вошел в китайские названия Библии (Шэн цзин – букв. «Канон святых-совершенномудрых») и Корана (Цинчжэнь цзин – букв. «Канон Чистой Истины»).

Такое применение иероглифа цзин отражает китайское представление о каноне как тексте, который воплощает образцы должной мысли, истинного чувства и совершенного действия, являясь источником мудрости и творческого вдохновения для всех эпох. Подобное представление об основополагающих текстах присуще также христианской, исламской и индийской традициям. И хотя место и сферу применения канонических текстов в жизни человека и общества, значение «буквы» канона они мыслят далеко не одинаково, но философствование, ориентированное на писаный канон как неизменный образец мудрости, равно считается средством раскрытия, уточнения представленных в нем вечных истин. Поэтому в философских традициях, ориентированных на канон, даже самые смелые идейные новации предстают как «правильное» прочтение сокровенного смысла, присутствующего в каноническом тексте. Правда, в Китае такие же соображения нередко являлись основанием для перекомпановки и даже исправления текстов – в этом мы убедимся, когда будем рассматривать процесс становления системы конфуцианских канонов, а потом и философию неоконфуцианства.

Если говорить о принципиальных отличиях китайской классической философии от философий, связанных с монотеистическими традициями (христианской и мусульманской), то в первую очередь следует назвать несовместимость их представлений об истоке мироздания. В системе традиционных китайских религиозных представлений отсутствует органичное традиционной западной и исламской культурам различение запредельного по отношению к миру Творца и тварного (сотворенного им) мира. В значительной степени по этой причине в китайской философии не возникло понятия «трансцендентного», запредельного, протипоставляемого имманентному. Источник мироздания, Дао, по представлениям китайских мыслителей, присутствует в мире, в каждой вещи и каждом явлении и после становления дифференцированных форм и сущностей, имманентно миру.

Отсутствуют в философских построениях китайских мыслителей и привычные по западной философии четкие демаркации материалистических и идеалистических представлений (в том числе нет прямых аналогов понятий «идеи» и «материи»). Абсолютно господствуют натурализм, а также идея гомоморфизма макро- и микрокосма. Они состоят из одних и тех же субстанций, организованы по одним и тем же принципам, функционируют по одним и тем же законам. Потому и теоретическое осмысление любых аспектов макро- и микрокосма может основываться на одних и тех же классифицирующих коррелятивных моделях.



Литература

Духовная культура Китая: энциклопедия. В 5 т. Т. 1. Философия. М., 2006. С. 44-55, 82-125, 580-583.



Кравцова М. История культуры Китая. СПб., 1999, 2001, 2003. С. 15-92, 105-122.

Лукьянов А.Е. Начало древнекитайской философии: И цзин. Дао дэ цзин. Лунь юй. М., 1994. С. 10-70.

Торчинов Е. Пути философии Востока и Запада: познание запредельного. СПб., 2005. С. 47-109.

Щуцкий Ю.К. Китайская классическая «Книга перемен». 2-е изд., испр. и доп.; под ред. А.И. Кобзева. М., 1993. С. 170-300.

Тема I.2. Язык китайской философии. Проблема перевода и интерпретации философской классики

Существенные особенности отличают и понятийный аппарат китайской философской традиции. Философский лексикон не только в значительной степени совпадает с общекультурным, но и со словами обыденной речи; каждый иероглиф представляет обширное семантическое поле, что воспринимается как «многозначность». В западной философии одним и тем же понятиям в разных школах, в разные эпохи тоже могут придаваться не вполне одинаковые смыслы, но по крайней мере в произведениях одного и того же философа наиболее важные понятия фигурируют как термины, т.е. тяготеют к однозначности. В китайской традиции даже в одном произведении один и тот же иероглиф может в разных контекстах представать в неодинаковых значениях, которые нередко специально обыгрываются.

Например, в первом предложении первого параграфа основополагающего даосского трактата «Дао дэ цзин» («Канон дао и дэ») иероглиф дао, обозначающий в философском смысле в первую очередь Абсолют, исток мироздания и мирозакон, употребляется трижды. На современном китайском языке это звучит так: «Дао кэ дао фэй чан дао». Вариант перевода: «Дао, которое может быть выражено (или высказано – дао), не есть постоянное дао». Таким образом, иероглиф дао здесь обозначает одну и ту же сущность (дао) в двух разных модусах, а также, по некоторым толкованиям, передает понятие «выражать», «высказывать». Нередко китайские мыслители объясняли смысл той или иной философской категории, сопоставляя ее последовательно с разными понятиями. Такую возможность давало отмечавшееся выше отсутствие категории тождества, отличной от категории подобия.

Особенности китайского философского понятийного аппарата, помимо иероглифического типа письменности, объясняются рядом причин. В Китае философские понятия произошли от слов обыденной речи. Иероглифы, выражающие эти понятия, продолжали применяться в повседневной практике, входя в новые словосочетания и многосложные слова и накапливая контекстуальные значения. Так, знак дао, изначально означавший «неправлять», «путь», «дорога», приобрел значения, соответствующие понятиям «истина», «учение», «высказывание» и другие. На Западе понятийный аппарат философии имеет греческое и латинское происхождение. Поэтому там в национальных философских традициях начиная с эпохи средневековья термины утрачивали связь с обыденными смыслами и не несли соответствующих ассоциаций, либо эти ассоциации были ослаблены, философский контекст заставлял отказываться от них.

Отражает понятийный аппарат философии и специфику философского мировоззрения. Человек и мир в китайской мысли предстают гранями, или аспектами целостного универсума. Канадский специалист по китайской медицине Пьер Будон сравнил эту картину мироздания с лентой Мёбиуса, когда две поверхности перекрученной ленты соединяются и образуют единую поверхность. Этот акцент на целостности (приоритете целого по отношению к частям), холизм (от греч. холос – «весь», «целый»), отличает и китайскую мысль, и китайскую культуру.

Но целостность обеспечивается взаимодействием различных аспектов универсума (прежде всего противоположных − модель инь-ян). Гармония (кит. хэ) этого взаимодействия мыслится как некое гомеостатическое равновесие. Гомеостаз отдельных систем, в том числе организмов, с точки зрения китайской традиционной философии и науки, достигается гармоничным взаимодействием противоположных энергий в соответствии с закономерностями таких взаимодействий в космосе. Так, в течение и годового, и суточного природного цикла в организме доминируют то энергии инь, то энергии ян, причем нарастание этой доминанты происходит постепенно, а доходя до предела мощи, та или иная энергия дает начало своей противоположности. Так же взаимодействуют «иньские» и «янские» органы в организме, а разсогласование ритмов и циклов природы и организма означает заболевание. Своего рода организмом предстает у китайских философов и мироздание, а сама китайская философия последовательно организмична: в каждом явлении она видит целостность, обусловленную взаимодействием разных сторон этой целостности и неотделимую от целостности более высокого уровня (так организм неотделим от космоса и зависит от него). Идею «творения» в китайской мысли изначально замещает идея «порождения» (шэн) одних сущностей другими, а возникновение человека предстает вершиной этого процесса. Уровни и слои сущего, от менее сложно устроенных к более сложным, в китайской философии связаны воедино узами «порождения».

В основании всех уровней лежит некий базовый слой бытия. Этот слой имеет разные обозначения, в зависимости от того, какие его аспекты (стадиальные, функциональные, субстанциальные) китайский мыслитель желает подчеркнуть. Например, если речь идет о том, что этот слой предваряет чувственно воспринимаемые «формы» (кит. син), то его обозначают как «надформенное» (син эр шан). «Над» в китайской культуре подразумевает «до», «раньше», а также имеет в виду иерархическую важность и ценность (небо – ян в этом смысле «главнее» земли – инь, как и природное, «натуральное» небо очевидно выше земли). Соответственно, мир «форм» обозначается как «подформенное» (син эр ся). Стоящим ниже этот слой в ценностном смысле мыслится потому, что, во-первых, «младше» более позднего слоя бытия, во-вторых, в его функционирование вмешиваются силы произвольной активности, представленной человеком, и он утрачивает изначальную гармоническую целостность. Ту целостность, значимость которой всячески акцентирует китайская философия и культура.

Эта целостность может подчеркиваться другим обозначением «верхнего» (в китайском понимании исходного) слоя бытия – хуньдунь, «Хаос» в античном смысле, не как результат разрушения порядка, а как абсолютная целостность, никак не дифференцированная.

Если же речь идет о субстанциальности (неделимости исходного основания) того же «верхнего» слоя как основы всех фукнционально различных субстанций мира (т.е. тоже неделимых, но по-разному проявляющих себя), то он может именоваться «изначальной пневмой» (юань ци). Эта субстанциальная целостность представляет собой преддверие единой субстанции «подформенного» космоса – «пневмы»-ци, энергетичной, динамичной, из которой состоит все сущее и в которой равно результируются и материальные, и духовные феномены. Для живых организмов «пневма»-ци – энергетическая основа жизнедеятельности, поступающая вместе с пищей, воздухом (и потому неотличимая от воздуха), а также как собственно энергия космоса. Именно этот модус ци китайские мыслители имеют в виду, когда говорят о наличии в мире трех взаимодействующих субстанций: «семени»-цзин, обеспечивающей порождающие функции, «сгущение» энергий; «пневмы»-ци как главного энергетического носителя; «духа»-шэнь, самой «тонкой» энергетической субстанции, обусловливающей способность вещей к взаимореагированию, а в живых существах функции психики и сознания. Потенции этих трех субстанций в «изначальном», потенциальном качестве предсуществуют в «изначальной пневме» «надформенного» слоя бытия.

Мы упомянули «предсуществование», и говорим только о разных слоях бытия, ни разу не затронув такое важное для западной философии понятие, как «небытие». Оно очевидно контрадикторно понятию «бытия». Но китайская философия, как уже отмечалась, предпочитала не контрадикторные, а контрарные противоположности. Вместо бытия и небытия она говорила буквально о «наличии» (ю), или наличном бытии («нижний» слой) и «отсутствии» (у) как некоем «неналичном бытии», предбытии («верхний», исходный слой), обусловливающем «наличное бытие».

«Нижний» слой проницаем для «верхнего». «Изначальная пневма» пронизывает и «подформенный» мир, сообщая ему способность к восстановлению исходной гармонии. Ибо исток всякого бытия – дао продолжает действовать в истекающем из него мире, уже как мирозакон, неотделимый от этого мира. Однако «подформенное» дифференцировано, в нем взаимодействуют разные начала, и задача человека – не допустить дисгармонии этих начал или восстанавливать утраченную гармонию на основе принципа динамического равновесия.

Как китайские мыслители пришли к такой картине мира, ставшей базовой для всей китайской культуры, каким образом при этом проявляло себя философское разномыслие и обеспечивалось развитие китайской философии, позволяет проследить изучение ее истории, начиная с истоков и предпосылок философской мысли в Китае.



Литература по теме:

Духовная культура Китая: энциклопедия. В 5 т. Т. 1. Философия. М., 2006. С. 66-81, 271-273, 419-421, 451-457, 517-519.

Китайская философия: энциклопедический словарь. М., 1994. С. 5-9, 90-95, 115-117, 119-120, 127-128, 133-134, 137-138,166-169, 219-222, 273-276, 277-279, 283-284, 297-299, 312, 315-316, 324. 329-332, 338-339. 376, 386-387, 395-397, 406-409,417-418, 423-424, 426-427, 431-433, 452-453, 454-456, 464-465, 470, 476-477, 505-507, 514-515, 516-517.

Кобзев А.И. Философия китайского неоконфуцианства. М., 2002. С. 152-332.

Кобзев А.И. Учение Ван Янмина и китайская классическая философия. М., 1983. С. 160-211.

Щуцкий Ю.К. Китайская классическая «Книга перемен». 2-е изд., испр. и доп. / под ред. А.И. Кобзева. М., 1993. С. 8-48.


Каталог: data -> 2013
2013 -> Федеральное государственное автономное образовательное
2013 -> Источники в социологии
2013 -> Концепция устойчивого развития признана мировым сообществом в качестве центральной стратегии развития человечества, которая направлена на преодоление глобального экологического кризиса
2013 -> Политические ориентации современной российской молодежи
2013 -> 5 Алёшин А. И. Несколько тезисов к теме конференции 7
2013 -> Исследование особенностей жизнедеятельности семей в современной России
2013 -> Владимир карлович кантор
2013 -> Факт и образ: жанровая специфика мультимедийных и телевизионных проектов на темы истории


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   28


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница