Профессиональная этика инженера



Pdf просмотр
страница50/117
Дата17.08.2018
Размер5.01 Kb.
1   ...   46   47   48   49   50   51   52   53   ...   117

53
диалектики К.Зольгер отмечал, что именно иронии открывается пустота и ничтожность оторванных от мира идеалов, но есть и ирония опасная, вырождающаяся в насмешку над моралью и потому гибельная для нравственности и для искусства
78
Но ирония может быть использована и в качестве антидогматического – при том тщательно скрываемого – отрицания этико-педагогической убежденности в верности некогда принятого воспитательного идеала, концепта призвания, форм признания и удовлетворенности деятельностью и т.п. с целью производства “истинной” убежденности, которая обретает опору в трансформированном идеале воспитательной деятельности.
Такую – сократическую – иронию еще К.Маркс понимал как “диалектическую ловушку”, с помощью которой здравый смысл, смеясь, окидывая веселым оком собственные верования, выводил их из окостенения, очищал от стереотипов и самоуспокоенности. И тогда ирония, оставаясь подчеркнуто почтительной к принятым ценностям воспитательного этоса, не оказывается лишь “лживой хитростью” (Ф.Ницше) воспитателя и, тем более, не ведет к самоубийственной насмешке, язвительной издевке, циничному воспитательному авгуризму (в чем ее постоянно подозревает догматизм старого и нового времени), а только вовлекает воспитателя и воспитанника в напряженнейшее сотворчество новых ценностей их взаимоотношений, норм и правил нравственно- воспитательного общения. Ирония здесь оказывается снятием – опять в тактичной, щадящей манере, косвенным образом – чрезмерной, фанатичной и категоричной привер- женности к некоторой совокупности результатов мировоззренческой рефлексии по поводу социокультурных оснований воспитательной деятельности, подводит к катарсическому очищению.
Более поздний смысловой слой понятия иронии своим возникновением обязан, прежде всего, этике романтизма, все еще очень слабо освоенной в нашей историко- этической литературе
79
. В этике романтизма ирония покидает узкое пространство воспитательного общения и сферу праксиологии воспитания. С помощью иронии этика воспитания трактует парадоксы становления личности в ходе воспитательного процесса, когда замыслы, намерения, проекты воспитателя терпят сокрушительную неудачу, наталкиваясь на непредсказуемость и неуправляемость биосоциальной и собственно социальной реальности
80
, когда объективные итоги воспитания – даже при, казалось бы, скрупулезном соблюдении требований этики воспитания – оказываются слабо состыкованными с телеологией воспитательной деятельности. Такого рода банкротство признается вместе с тем благостным: хаос открывает (в шлегелевском духе
81
) бесконечные выходы за пределы неоспариваемой прежде субъективности – для того, чтобы в вихре творческой фантазии проступили бы заманчивые необозримые дали воспитательной свободы путем синтезирования противоположностей серьезного и притворно-насмешливого, трагедийного и комедийного, прозаического и патетического, универсального и ограниченного, реального и ирреального. Возможности воспитания здесь рассматриваются как беспредельные, а неподатливость “человеческого материала” и, тем более, упрямство социальных обстоятельств получают субъективистскую интерпре- тацию. Подобные парадоксы обнаружились и у нас – в идеях воспитательного утопизма, в установках массовой, романтической по существу, веры во всесилие воспитания, в
78
Зольгер К. Эрвин. Четыре диалога о прекрасном и об искусстве. М., 1978. С.423.
79
См.: Лосев А.Ф. Ирония античная и романтическая // Эстетика и искусство. М., 1966. К этике романтизма иногда причисляют протестантскую и сентименталистскую этику, а также этику дендизма и богемы (см.: Campbell Colin. The Romantic Ethic and the spirit of modern Consumerism. Oxford, 1987).
80
Болгарский исследователь В.Проданов вводит понятие аксиологического образа “естественной природы” человека, организующего вокруг себя систему биосоциальных ценностей и норм. Вместе с тем в определенном смысле можно сказать, что биологическое выражает такие биосоциальные ценности, которые противоречат групповым и общественным ценностям, а потому представления об этой природе как пластичном, податливом материале для переделки далеко не адекватны самой природе человека (см.:
Проданов Васил. Биоетика. София. 1988. С.57).
81
См.: Шлегель Фридрих. Эстетика. Философия. Критика. Т. II. М., 1983; Габитова Р.М. Философия немецкого романтизма. М., 1978. С.74-129.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   46   47   48   49   50   51   52   53   ...   117


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница