Проект россия в синергетическом контексте



Скачать 425.18 Kb.
страница1/8
Дата14.05.2018
Размер425.18 Kb.
  1   2   3   4   5   6   7   8


Проект «Россия». Междисциплинарный взгляд

Кто мы? Куда мы идем? Какие цели сегодня можно ставить? Какие технологии надо иметь, чтобы достичь этих целей? Каков спектр возможностей, которыми мы сейчас располагаем? Какую цену придется заплатить за тот или иной выбор? Какие опасности и риски, скорее всего, поджидают нас на выбранном пути? Какой тип социальной организации или самоорганизации позволит в нынешней реальности достичь успехов?

И это далеко не все вопросы, которые следует разрешить, чтобы прочертить путь России в будущее. Казалось бы, следует разобраться, как отвечали на эти вопросы развитые, успешные страны, позаимствовать лучшее из их коллекции, а заодно взять технологии достижения соответствующих целей и действовать «по образу и подобию». Однако дело обстоит сложнее. Представим точку зрения на эти проблемы, связанную с теорией самоорганизации – синергетикой.

Постановка задачи


Человек – это возможность

М. Хайдеггер

В самом деле, казалось бы, есть успешный опыт модернизации. Петр I полагал, что следует научиться лить пушки, ставить крепости, строить корабли, хорошенько освоить эти технологии лет за 30, а потом «повернуться к Европе задом». Не получилось так, как хотелось. Заимствуя военные технологии, пришлось привнести и «гуманитарные» – ассамблеи, европейские моды, курение табака, многие нравы и обычаи. А после смерти Петра, как убедительно показал выдающийся историк В.О. Ключевский, произошёл откат – суть реформы, да и те самые военные технологии, ради которых всё затевалось, как-то оказались выхолощены, а вся внешняя атрибутика осталась. Видимость, вместо сути, на много десятилетий.

Системный характер общественных процессов виден и в недавнем прошлом. Продолжительность жизни в СССР росла поразительно быстро в послевоенные годы. Мы шли по этому показателю вровень с Японией. И вот хрущевская оттепель. Пятилетки и соцсоревнования уходят на задний план, разговоров о повышении благосостояния становится больше. Казалось бы, должно стать еще лучше, социализм «приобретает человеческое лицо» Но тут-то и наступает надлом.

Страна – сложный, целостный объект. И если раньше в ходу у исследователей были производственные метафоры, уподоблявшие государство стройке, заводу, фабрике, то сейчас, на рубеже XXI века, ученые предпочитают говорить в биологическом стиле – выращивание страны, болезни роста, переходный период.

Почти всё, связанное со стратегическим прогнозом и социальным проектированием, лежит на грани естественных и гуманитарных наук. Кроме того, оно относится к периферии нашего знания. Чтобы двигаться вперед, нужен план. Чтобы поставить разумные цели, необходим прогноз. С этого момента и начинаются трудности.


  • В начале 70-х годов ХХ века в синергетике и нелинейной динамике Эдвардом Лоренцем был открыт горизонт прогноза. Наличие этого горизонта означает принципиальные ограничения на возможность предсказывать состояние системы. При этом речь идет о принципиальном ограничении – ни совершенные алгоритмы, ни сверхмощные компьютеры не могут изменить ситуацию. Эти ограничения связаны с тем, что в нелинейных системах (даже очень простых) малые причины могут иметь большие следствия. Эту неустойчивость математики называют чувствительностью к начальным данным, физики и журналисты – эффектом бабочки. Эдвард Лоренц был метеорологом, поэтому, исследовав простейшую модель конвекции в атмосфере, пришёл к выводу, что взмах крыльев бабочки может стать причиной разрушительного урагана, который разразится за тысячи километров от того места, где это произошло.

Кроме того, социально-технологические системы многомасштабны. Разные процессы имеют разные горизонты прогноза. Военные действия – дни – недели (вспомним, что говорили российские политики в начале августа 2008 года до событий в Южной Осетии и что в конце...). Экономические реформы – 2 3 года, изменение образов массового сознания – полгода, образовательные реформы – 5 7 лет, демографические процессы – 20 25 лет, эволюция международных отношений 30 50 лет, исторические сдвиги – 50 80 лет, этногенез – века.

Государство – большой корабль. И чтобы изменить тип жизнеустройства к лучшему, как показывает жизнь, нужно много десятилетий. Должно меняться то, что находится за горизонтом нашего прогноза, либо то, что мы не умеем сегодня описывать – идеалы, предпочтения, ценности. Но чтобы корабль не сбился с курса, ему нужен маяк – долговременное предвидение, связанная с ним идеология, «правила техники безопасности» – система табу и моральных запретов, живущих в общественном сознании (причём запретов, не «просчитываемых» и не выводимых с помощью каких-либо логических силлогизмов).

Пожалуй, можно привести такую метафору. Филологи утверждают, что смысл сообщения лишь на 10% апеллирует к конкретному рационально понятому тексту. Остальное – контекст.


  • Революция в естествознании, совершенная Ньютоном и его современниками, сводится не только к открытию трех великих законов и извлечению из них замечательных следствий. С математической точки зрения, принципиально введение фазового пространства возможных состояний системы и способов описывать движение в этом пространстве. И чем меньше размерность (чем меньше число степеней свободы), тем больше успехи.

Размерность фазового пространства социально-технологических систем огромна. И поэтому мы не представляем всех вариантов поведения системы, всех путей её развития. Поразительные возможности адаптации – индивидуальной, коллективной и прочей многократно усложняют задачу.

Недавний пример. Кремниевая долина. С точки зрения классической экономической науки, это просто «невозможная фигура». По канонам «Экономикса», фирмы, работающие в близких отраслях и территориально близко, должны жестко конкурировать и угнетать друг друга. Но получилось-то ровно наоборот. Впрочем, после исследований Института сложности в Санта-Фэ и работ его сотрудника Брайана Артура стало понятно, что это не счастливая случайность, а технология, которой не замедлили воспользоваться Ирландия, Германия, Израиль.



  • В курсе статистической физики обычно излагают парадоксы, связанные с необратимостью (в основном в газе упругих шаров). Но это ничто по сравнению с аналогом этого свойства в социально-технологических системах. О них ученые вообще все чаще говорят как о необратимо развивающихся человекомерных системах. Многие полагают, что исследования таких объектов требуют выхода за рамки методологии классической науки (механика и электродинамика), неклассической науки (квантовая механика и теория относительности), а использования постнеклассических подходов1. В самом деле, история пестрит упущенными победами, странными случайностями, альтернативными вариантами развития. И создаваемая в последние годы математическая история2 только подбирается к серьёзному анализу этого круга проблем.

  • Важнейшим свойством объектов, которые следовало бы изучать, является рефлексивность. Системы, субъекты, агенты планируют, подразумевают, оптимизируют, имеют свои образы «врага», «друга», «прошлого», «светлого будущего». Возникают возможности для рефлексивных и информационных войн3. Наконец, важнейшим свойством и основой культуры является такая категория как совесть. В начале 70-х годов знамя анализа рефлексивных систем, «алгебры совести» было бы поднято Владимиром Лефевром, но пока это, скорее, красивые этюды, а не надежная теория, на которую можно было бы опираться.

  • Сложность объекта. В больших системах, нуждающихся в управлении, надо фильтровать информацию. В одних звеньях «сжимать информацию», «уменьшать разнообразие» (без этого система захлебнется в мелочах), в других увеличивать разнообразие, замечать и генерировать новое (без этого не будет развития). Человек, общество, социально-технологическая система находятся и в рациональном, и в эмоциональном, и в интуитивном пространстве. Два последние даже на полукачественном (не говоря о количественном) уровне исследователи пока не научились описывать.

Вывод прост. Всему этому предстоит учиться. И то, что удастся понять, закладывать в технологии проектирования и принятия решений. Большой проект для России – это вызов не только для народа, элит, политиков, но и для всего научного сообщества. Сейчас, может быть, главный вызов.



Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5   6   7   8


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница