Процесс изучения элиты сталкивается с рядом трудностей объективного и субъективного порядка



Скачать 218.13 Kb.
страница2/2
Дата25.05.2018
Размер218.13 Kb.
1   2
Первая группа факторов связана с политическим содержанием и механизмом социального развития, а в целом – с политическим режимом как господствующим способом достижения, осуществления и удержания политической власти. Здесь необходимо выделить авторитарный, тоталитарный, демократический и переходный политические режимы, порождающие вполне определенный способ «селекции» военной элиты и соответствующую иерархию военно-элитарных общностей. Применительно к современной России, переживающей все еще стадию переходного состояния, особый интерес представляет зависимость возникновения и формирования военной элиты от состояния перехода к новому общественно-политическому и государственному устройству.

Вторая группа факторов связана с состоянием самой военной организации, вооруженных сил, соотношением в их развитии традиционно- исторических и современных факторов и ценностей, способом взаимосвязи армии и государства, армии и политики, менталитетом военнослужащих того или иного государства.

Третья группа факторов связана с военной профессиональной деятельностью, характерной для вооруженных сил конкретного государства. Это сфера непосредственной мотивации и принадлежности военнослужащих к определенной элитарной группе, в которой укрепляются, поддерживаются и развиваются определенные интересы и ценности, нормы поведения и воинской чести.

Таким образом, образование военной элиты связано с действием в целом трех базовых групп факторов – социально-политических, военно-политических и военно-профессиональных.

Особое значение для характеристики военно-элитных групп имеет вполне определенный уровень субкультуры того или иного слоя, основой которого являются ценности, разделяемые всеми его членами. Недаром русский философ Н.А.Бердяев считал, что настоящая культура формируется в элитарных условиях. По той же логике можно предположить, что настоящая элитарность (как качественная характеристика лучшей части общества) формируется в среде того сословия, в котором господствуют все ценности, привычки, традиции и нормы общества. Это касается различных сфер жизнедеятельности, например: образовательной, нравственной, воспитательной, в том числе и военной.

Исходя из представленных соображений, можно дать следующее определение военной элиты – это определенный слой военных управленцев, обладающих высокими профессиональными и интеллектуальными качествами, а также возможностью и способностью оказывать влияние на действия политической власти в области обеспечения национальной безопасности.

Подавляющее большинство ученых-элитологов рассматривает элиты как сравнительно небольшие группы лиц, занимающих командное положение в различных сферах общества. Кадры элитного слоя составляют люди, обладающие интеллектуальным и морально-волевым превосходством над частью общества, имеющие наивысший индекс в области своей основной деятельности. Данные субъекты социальной жизни активны в общественной жизни, ориентированы на руководство. Занимая стратегические ключевые посты в государстве и силовых структурах, они имеют реальные возможности принимать решения в соответствующей области деятельности. Так, например, выступая на военно-научной конференции Академии военных наук, министр обороны Российской Федерации С.Б.Иванов отметил: «Мы должны на новом качественном уровне возродить традиционную российскую военную элиту – офицеров Генерального штаба. Эти офицеры должны иметь особую профессиональную подготовку и овладевать всеми достижениями военной и тактической мысли».7

Социальная природа военной элиты, к которой относится, прежде всего, руководящий военно-кадровый потенциал, не исчерпывает всего богатства внешних форм ее проявления. Поэтому дальнейший политологический анализ этого явления предполагает раскрытие ее внутренней сущности, систематизацию, выявление основных типов военной элиты, ее функций.

Необходимость классификации различных типов военной элиты России заключается в том, что «новая элита неоднородна (в отличие от старой элиты) – с точки зрения как «политического происхождения», так и компетентности, профессиональных качеств, идеологических ориентации»8. Поэтому при социологических исследованиях военной элиты требуется обращать внимание на множественные грани ее внешнего облика и внутреннюю сущность.

Военную элиту можно классифицировать по различным основаниям:

- стилю военной деятельности (полное единоначалие или элементы демократии);

- масштабам деятельности (оперативный, стратегический уровень);

- объему властных полномочий (место в структурах военного руководства);

- времени формирования (мирный период, угрожаемый период, период военного времени);

- содержанию деятельности (командование войсками, руководство военными организациями);

- отношению к власти в целом и местным органам власти;

- результатам деятельности;

- механизмам формирования командных и руководящих качеств.

В зависимости от содержания и стиля военной деятельности военную элиту можно разделить на следующие основные группы:

- тоталитарная – военная элита, монопольно распоряжающаяся военной властью. Эта элита, как правило, однородна по качественному составу военных кадров и ценностным ориентациям. Для ее представителей в большинстве своем характерны умение принимать решения и жестко проводить их в жизнь. Эта часть военной элиты отличается сильной групповой сплоченностью, исполнительностью и дисциплинированностью, наличием опыта военной деятельности. Однако ей, как правило, присуща слабая связь с социальными слоями войск, силами армии и флота, а также с органами власти;

- либеральная – военная элита, распоряжающаяся частью военной власти. Однако ее характеризуют такие черты, как: обособленность на своем уровне, наличие круговой поруки и, вместе с тем, жесткость, консерватизм, изолированность от общества;

- переходная – неустойчивая военная элита, легко меняющая ориентиры. Она разнообразная по своему составу и взглядам, имеет, в основном, низкий военный профессионализм, но наиболее тесно связана с личным составом войск, сил.

По объему властных полномочий военную элиту можно разделить на:

- военных лидеров, которые возглавляют те или иные органы военной власти, являются военными руководителями крупных военных структур, руководят авторитетными в армии и на флоте научными учреждениями;

- военных исполнителей, которые работают в аппаратах военных лидеров, являясь их ближайшими сотрудниками и, как правило, компетентными специалистами.

Военную элиту с точки зрения принятия и реализации военно- политических решений можно классифицировать следующим образом:

1) Слой военных управленцев, непосредственно участвующих в принятии военно-политических решений (Президент, Министр обороны, Начальник Генерального штаба, Заместители Министра обороны).

2) Слой военных управленцев, непосредственно реализующих военно- политические решения (Главнокомандующие видами ВС, Начальники управлений центрального аппарата Министерства обороны, Командующие военными округами, Командующие объединениями и соединениями).

3) Слой военных управленцев, осуществляющих аналитическую, научную, учебную и организационную деятельность (офицеры Генерального штаба Вооруженных сил и управлений центрального аппарата Министерства обороны, сотрудники НИИ, профессорско-преподавательский состав военно- учебных заведений).

По масштабам деятельности военная элита может быть разделена на высшую, среднюю (как резерв на замещение должностей в высшем элитарном слое) и низшую военную элиту (из которой только незначительная часть может в ходе военной службы подняться до среднего уровня).

Лиц, исполняющих высшие военные должностные обязанности в государстве, обычно называют правящей военной элитой или собственно элитой, или элитой в узком смысле слова. В совокупности, по мнению политологов, собственно элита, «контрэлита» и «околоэлитное окружение» составляют властвующую элиту в широком смысле слова.

При этом правящая военная элита не какая-то отвлеченная сумма личностей, облеченных военной властью, а особая социальная группа, общность которой держится на глубоких внутренних связях и отношениях входящих в нее военных руководителей. Им присущи свои особые ценности, нормы, обычаи и традиции.

Современные политологи отмечают роль близких сотрудников военных лидеров – «околоэлитного окружения». Это, как правило, заместители, помощники, эксперты, советники, референты, консультанты, руководители комиссий и советов, аналитических центров, военных штабов и т.п. Анализ показывает, что они не стремятся демонстрировать свою приближенность к высшим элитным слоям государства, скорее, наоборот, как бы дистанцируются от них, подчеркивая свою независимость, объективность позиций. Тем не менее, они играют активную роль, обеспечивая реализацию выработанного военно-политического курса государства.

Оценивать политическую или военную элиту можно и по субъективному критерию – отношению граждан страны к тем или иным органам власти, в которых сосредоточены определенные группы элиты. Многочисленные политологические институты, центры, фонды осуществляют социологические замеры отношения населения к таким группам9. В этом случае берется определенный процентный барьер поддержки со стороны населения, преодоление которого считается высоким влиянием на политическую жизнь страны той или иной группы, а значит, и ее вхождение в политическую и военную элиту.

Составить типологию военных элит можно и по порядку «рекрутирования»10. В современной науке большое распространение по порядку «рекрутирования» получило деление военной элиты на закрытую и открытую. При этом необходимо рассмотреть суть понятия «рекрутирование» и «формирование» военной элиты. Можно творчески воспользоваться подходом М. Львовой11 и применить его к формированию военной элиты. Это многофакторный процесс, включающий и «рекрутирование», в ходе которого представители военной элиты приобретают определенные качественные характеристики, обретают опыт управления войсками, вырабатывают военную идеологию и устанавливают военные контакты, делают военную карьеру. «Рекрутирование» военной элиты в этом случае выступает, в большей степени, в виде механизма продвижения определенной группы военных руководителей на вышестоящие должности. При этом создаются возможности обновления военной элиты путем обучения лучших ее представителей в Военной академии Генерального штаба, ранжирование претендентов на различные государственные посты по их популярности и авторитетности в армии и на флоте.

Открытая система «рекрутирования» военной элиты свойственна в большей степени демократическому обществу и правовому государству. Она предполагает широкие возможности для представителей различных общественных слоев и групп заявить о себе как о государственных военных деятелях. Здесь главную роль играют личные качества военных лидеров, однако такая система предопределяет и возможности попадания на государственные военные посты ярких демагогов – людей, не обладающих необходимыми военными знаниями и организаторскими способностями.

Закрытая система предполагает отбор на более высокие руководящие военные посты выходцев из нижних слоев военной элиты, к которым предъявляются соответствующие требования – прохождение определенных должностей, стаж работы в предыдущих должностях, уровень образования, лояльность к правящему режиму. Основной ее недостаток в том, что зачастую военная элита, сформированная таким образом, не имеет прямой связи с личным составом войск, довольно оторвана от запросов людей, поэтому она может превращаться в привилегированную касту и доводить войска до кризисного состояния. Общественно-историческое развитие нашего общества свидетельствует о том, что в том случае, когда военная элита формируется из узкого круга лиц, воспроизводится из своей среды, она в итоге неминуемо деградирует, начинает проигрывать более открытой, динамичной «контрэлите».

В настоящее время широко распространено перемещение в военную элиту лиц, достигших высоких результатов в других сферах деятельности (смежных силовых структурах, оборонно-промышленном комплексе, откомандированные в президентские структуры власти и т.д.). Как правило, такие лица сразу попадают в высшие эшелоны военной элиты. Яркий тому пример – назначение Министром обороны Российской Федерации С.Б. Иванова (ФСБ) и др.

Некоторые ученые отмечают относительно новое явление в составе российской правящей политической элиты. Они считают, что в ее состав активно включается и бизнес-элита. Правда, следует особо отметить, что законодательно в Вооруженных силах Российской Федерации категорически запрещено заниматься бизнесом в любых его формах и проявлениях (за исключением научной и педагогической деятельности).

Военная элита является одной из тех сил в стране, которая занимается развитием исключительно военной сферы российского общества. Поэтому, естественно, встает вопрос о ее роли, предназначении, функциях применительно к данной конкретной сфере деятельности государства. Политологический анализ как составная часть системного анализа является одним из надежных методов в социологических исследованиях военной элиты.

Так, например, В.М. Соколов утверждает, что «элита осуществляет коренные функции управления обществом и государством»12. Исследователь И.Е. Дискин выделяет кроме этого еще и институциональную функцию целеполагания.13 Е.В. Охотский отмечает следующие функции политической элиты, которые вполне подходят и к военной элите:14

- изучение, анализ и отражение интересов различных социальных общностей в политических (военных) установках и решениях;

- выработка стратегии и тактики внутренней и внешней политики государства;

- создание механизмов реализации политических (военных) замыслов;

- продуцирование общественно значимых норм и стандартов, кадровое обеспечение политического (военного) курса.

Отметим, что функционирование военной элиты – это сложный и комплексный процесс, в который вовлечены все ее составляющие элементы по признаку отношения к власти:

- руководящая военная элита (Президент – Верховный главнокомандующий Вооруженными силами Российской Федерации, руководители силовых структур, главнокомандующие видами Вооруженных Сил, командующие военными округами, флотами, армиями);

- контрэлита (оппозиционные партии, общественные движения, средства массовой информации и т.д.), которые стремятся влиять на состояние силовых структур, вовлекать их в процессы принятия и исполнения политических решений в интересах определенных сил общества.

С позиций данного исследования более полно функции военной элиты можно представить в следующем виде:

- целевые устремления (как правило, связаны с решением государственных проблем);

- стремление создать баланс интересов различных силовых структур государства в интересах обеспечения его безопасности;

- разработка механизмов обоснования, принятия и реализации военно-политических решений как в мирное, так и в военное время;

- стабилизация общества путем убеждения его в надежной защищенности от военных посягательств извне;

- внутриэлитная военно-кадровая политика.

Исследователь С. Азбаров предлагает следующую классификацию функций военной элиты. На первом месте стоит стратегическая функция. Ее содержание заключается в разработке стратегии и тактики развития армии, определении политической программы действий. Коммуникативная функция предусматривает эффективное представление, выражение и отражение в политических программах интересов и потребностей армейских групп и реализацию их в практических действиях. Организаторская функция: среди потенциальных военных элит наиболее эффективными будут те, которые в большей мере способны обеспечить поддержку своих программ. Эта функция предусматривает осуществление на практике выработанного курса, воплощение разного рода решений, в том числе и политических, в жизнь. Интегративная функция состоит в укреплении стабильности российского общества, в недопущении конфликтов, непримиримых антагонизмов, острых противоречий, деформации управляющих армейских структур. Важными содержательными элементами этой функции являются: сплочение различных слоев военнослужащих, гармонизация их социальных интересов, достижение консенсуса, сотрудничества и тесного взаимодействия всех сил в обществе.

При выполнении этих основных функций деятельность военной элиты регулируется комплексом принципов, которые также и определяют процесс ее формирования и развития.

Одним из основных принципов формирования интеллектуальной военной элиты является создание военной «меритократии» (от лат. meritus – достойный). Речь идет, прежде всего, о той элите, которая обеспечит будущее профессиональной армии России. Известно, что прочность любой социальной системы всегда обеспечивалась интеллектуальной мощью той ее части, от которой зависели разработка, принятие и осуществление стратегических решений. Наиболее мыслящие правители, ученые, полководцы, среди которых можно назвать Петра I, М. Ломоносова, Наполеона, стремились окружать себя лучшими представителями своего времени и в результате этого многого добивались. Например, Гераклит признавал: «Один стоит мне десяти тысяч, если он наилучший!...». Работа под началом лучших, тесное сотрудничество с так называемой профессиональной элитой есть одно из решающих условий успеха не только конкретного дела, но и духовного развития любого коллектива, в том числе и военного. Природное стремление людей к лучшему очень точно подметил русский философ-государственник И.А. Ильин. По этому поводу он писал: «Человек становится лучше, сравнивая себя не только с идеальным «совершенным» образом человека, о котором говорит Евангелие («Будьте совершенны»), но и с теми, кто в действительности достиг в каком-нибудь отношении высшей ступени. Сравнение себя с ними, беспристрастный самоанализ и подражание лучшему – вот верный путь прогрессивного развития»15.

Поэтому мировой опыт подтверждает, что во все времена очень тщательно шел поиск и отбор наиболее достойных людей в самые важные государственные посты и структуры. Так, например, в книге «На острие шпаги» (1932 г.) будущий президент Франции генерал де Голль предупреждал, что любое «… предусмотрительное государство должно специально готовить политическую, административную и военную элиту. Именно она путем совместных стараний в случае необходимости сможет поддержать боевой дух всей нации»16.

Реализуя данные функции, военная элита стремится к достижению своей основной цели, которую можно определить как сохранение и укрепление существующего государственного устройства, стабилизация сложившихся общественных отношений, обеспечение устойчивого военного, социально-политического, экономического и духовного развития общества, пресечение разрушительных действий со стороны оппозиции.
Илья Бродкин

Статья опубликована в Вестнике Военного университета



1 Prewitt K., Stone A. The Ruling Elites: Elite Theory, Power, and American Democracy. – New York; London: Harper & Row Publishers, 1973 – P. 4.

2 См. подробнее: Харичкин И.К. Политическая элита России и её влияние на военную безопасность: Дис. …д-ра полит. наук – М., 1999.

3 Афанасьев М.Н. Правящие элиты и государственность посттоталитарной России. – М.: Издательство «Институт практической психологии». – 1996. – С.8.

4 Крыштановская О.В. Анатомия политической элиты. – М.: Захаров, 2005. – С.73.

5 Шурыгин В. Россия в лампасах. // Завтра. – 2001. – 9 января.

6 См.: Философский словарь. – М., 1987.

7 Век XXI: наука побеждать // Красная звезда. – 2004. – 27 января.

8 Охотский Е.В. Политическая элита и российская действительность. – М.: РАГС, 1996. – С. 23-28.

9 Институт социально-политических исследований РАН, Фонд «Общественное мнение», Институт социологии парламентаризма, Всероссийский центр изучения общественного мнения, Институт сравнительных социальных исследований, Российский независимый институт социальных и национальных проблем и т.д.

10 Манхейм К. Человек и общество в эпоху преобразования // Диагноз нашего времени. – М.: Юрист. – 1994. – С. 317.

11 См. подробнее: Львова М.С. Выборы как фактор рекрутирования и формирования региональной политической элиты России: Дис. ... канд. полит. наук. – М., 1997. – С. 35.

12  Соколов В.М. Политическая элита: моральный аспект// Политическая элита, состояние и перспективы становления: Политическая социология: Информационный бюллетень № 7.

13 Дискин И.К. Реформы и элиты: институциональный аспект// Общественные науки и современность. – 1995. – № 6 – С. 31.

14 Охотский К.В. Политическая элита и российская действительность. – М: РАГС, 1996. – С. 30.

15 Ильин И.А. Общее учение о праве и государстве // Собр. соч.: Т.4. – М.: Русская правда. – 1994. – С.57.

16 Цит. по: Арзаканян М.Ц. Де Голль и голлисты на пути к власти. – М.: Высшая школа, 1990. – С.23-24.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница