Проблема структуры сознания в трудах Л. С. Выготского


Смысловое строение сознания



Скачать 178.15 Kb.
страница3/3
Дата29.01.2018
Размер178.15 Kb.
1   2   3
Смысловое строение сознания

Вторым компонентом строения сознания Выготским названо смысло­вое строение его. В качестве единицы анализа смыслового строения созна­ния Выготским было предложено значение. Он рассматривал значение (и понятие как его высшую форму) как средство осознания [5. С. 169]. Значе­ние понималось им как некий эквивалент операции, с помощью которой человек мыслит данный предмет [3. С. 163].

* * *

Необходимо отметить и другие подходы Выготского к проблеме единиц анализа сознания. Несмотря на то, что выбор значения в качестве единицы анализа был очень удачен для его теоретической и экспериментальной разработки, Выготский не прекращал поиска иных вариантов, поскольку выбор значения не вполне согласовывался с одним из важнейших психоло­гических принципов самого Выготского — принципом единства аффекта и интеллекта, за нарушение которого он критиковал прежнюю психологию [3. С. 21]. Поэтому для изучения сознания в работе “Кризис семи лет” (1933) он предлагает другую единицу — переживание (что было очень значимо методологически, но представляло большие трудности для эксперимен­тального исследования) [1. С. 382-383]. Однако эти взгляды Выготского не были в достаточной степени разработаны. Так, одновременно с этим, пере­живание было представлено им и как единица анализа отношений личн ос­ти и среды [1. С. 382—383].



Однако Выготский предлагал и другой путь реализации принципа един­ства аффекта и интеллект, который позволяет оставить значение в качест­ве предмета психологического анализа. Этот путь в самых общих чертах намечается в заключительной, седьмой главе его последнего произведения — “Мышление и речь” (1934). Исследуя проблему внутренних механизмов формирования значения слов, он вводит понятие смысла и обращается к вопросу о соотношении значения и смысла.

Значение слова, по сравнению с его смыслом, согласно Выготскому, представляет собой более устойчивое и менее индивидуализированное об­разование [3. С. 346-347, 349], так что в некоторых отрывках можно видеть приближение понятия “смысл” по своему содержанию к понятию индиви­дуального значения (в терминологии Леонтьева). При анализе Выготским планов речевого мышления термин “смысл” получает интерпретацию через обращение к “мотивирующей сфере нашего сознания, которая охватывает наше влечение и потребности, наши интересы и побуждения, наши аффек­ты и эмоции”[3. С. 357] (но эта интерпретация, на наш взгляд, дается Выготским еще в весьма неявной форме). Вслед за К.С. Станиславским Л. С. Выготский обращается к представлению о подтексте при исследова­нии понимания смысла речи другого: “За мыслью стоит аффективная и волевая тенденция.... Действительное и полное понимание чужой мысли становится возможным только тогда, когда мы вскрываем ее действенную, аффективно-волевую подоплеку” [3. С. 357].

М.Г. Ярошевский пишет, что смысл становится для Выготского едини­цей анализа сознания [11. С. 260], поданное мнение, на наш взгляд, пред­ставляет собой не просто экспликацию некоторых идей Выготского, но и их развитие с позиций современной психологии. Однако несомненно то огромное значение, которое играло введение Выготским понятия смысла для последующих построений концепции сознания (например, теории А.Н. Леонтьева). Следует отметить и выделенные Выготским законы объедине­ния и слияния смыслов (которые специфичны по сравнению с законами для словесных значений). К сожалению, в отечественной психологии этому не уделялось должного внимания, между тем наблюдаемые Выготским за­кономерности могли бы помочь объяснению т.н. аффективной логики, работы бессознательного и т.п.

Тем не менее, несмотря на предпринятые Выготским шаги к изучению смысла, категория значения как единицы сознания получила в его концеп­ции несравненно большую разработку.



Значение у Выготского (как и у Леонтьева) является как бы точкой взаи­модействия индивидуального и общественного сознания, носителем и средст­вом передачи социального опыта, средством его усвоения конкретным индиви­дом (на эти представления повлияло марксистское положение о социаль­ной, культурно-исторической обусловленности человеческой психики).

Передача общественного опыта через усвоение значений выступала для Выготского не как постулат, но как проблема — его интересовал сам про­цесс образования значений.

Согласно Выготскому, общественное сознание находит свое отражение не только в содержании значения и его форме (т.е. строении, структуре понятий), но и влияет на сам ход развития значений, задавая ему направле­ние: “Взрослые, общаясь с ребенком при помощи речи, могут определить путь, по которому идет развитие обобщений, и конечную точку этого пути, т.е. обобщение, получаемое в его результате” [3. С. 149-150J. Т.е. способ мышления как бы подтягивается в результате к задаваемому извне готовому продукту, который должен получаться при формировании необходимого способа мышления. В связи с этим Выготский подчеркивал значимость процесса обучения для появления и развития понятийного мышления.

Анализируя содержание понятия “значение” у Выготского в его сравне­нии с леонтьевским пониманием этого слова, следует отметить, во-первых, что, хотя у обоих авторов значение является средством передачи общест­венного опыта, у Леонтьева основной упор делается на моменте знаний и представлений об объективном мире, а у Выготского — на способах осмыс­ления и понимания этого мира человеком. Во-вторых, у Выготского, в от­личие от Леонтьева, значение наделялось чертами смысла [8. С. 26; 9] (в ле-онтьевском понимании этих терминов), что, возможно, было обусловлено малой разработанностью его понятия смысла. Кроме того, у Выготского (по сравнению с Леонтьевым) была более узкой сама предметная область дан­ного понятия, поскольку он рассматривал сферу лишь вербальных значений.

* * *

Идеи системности были использованы Выготским и для анализа струк­туры значений.



Выготский ставит проблему отношений понятий друг к другу, т.к. без каких-либо определенных отношений к другим понятиям невозможно су­ществование каждого отдельного понятия. Всякое понятие, по Выготско­му, есть обобщение, которое происходит путем установления связей между представленными в понятии предметами и остальной действительностью [3. С. 270]. “Таким образом, — пишет он, — самая природа каждого отдель­ного понятия предполагает уже наличие определенной системы понятий, в некоторой оно не может существовать” [3. С. 270]. Отношения понятий в данной системе Выготский называл отношениями общности [3. С. 270]. Они связаны с характером обобщения, т.е. специфичны для каждой ступе­ни развития значений” [3. С. 271—272].

Выготский вводит представление о мере общности каждого понятия, месте понятия в системе всех понятий, которое зависит от двух моментов:

заключенного в понятии акта мысли (т.е. уровня абстрагирования) и пред­ставленного в понятии предмета: “Благодаря существованию меры об­щности для каждого понятия и возникает его отношение ко всем другим понятиям, возможность перехода от одних понятий к другим” [3. С. 273]. Выготский формулирует закон эквивалентности понятий, который гласит, что “всякое понятие может быть обозначено бесчисленным количеством способов с помощью других понятий”[3. С. 273], т.е. эквивалентность понятия означает его способность быть определенным через другие понятия. Разумеется, эквивалентность возникает только на достаточно высоких сту­пенях развития значений, при этом, поскольку она зависит от отношений общности между понятиями, каждая структура обобщения определяет воз­можную в ее сфере эквивалентность понятий [3. С. 275].

Благодаря применению идей системности, т.е. включению каждого по­нятия в систему других понятий, Выготский смог еще более приблизиться к пониманию свойств и природы значений.

Так, он приходит к представлению о значении как свернутой форме определенного движения мысли, как установке к такому движению: “Вся­кое понятие, изолированно возникающее в сознании, образует как бы груп­пу готовностей, группу предрасположений к определенным движениям мысли. В сознании поэтому всякое понятие представлено на фоне соответ­ствующих ему отношений общности. Мы выбираем из этого фона нужный для нашей мысли путь движения. Поэтому мера общности с функциональ­ной стороны определяет всю совокупность возможных операций мысли с данным понятием” [3. С. 275].

Кроме того, выделение отношений общности дало “надежный критерий структуры обобщения реальных понятий” [3. С. 276], что позволило перей­ти от изучения экспериментальных понятий к реальным и раскрыть их новые свойства и внутренние связи между отдельными ступенями их раз­вития, “самодвижение” понятий (выявив принцип “обобщения обобще­ний”). Исследование реальных понятий — научных (системных) и житей­ских (спонтанных, внесистемных) — помогло обнаружить “недостающее среднее звено” в связи предпонятий с понятиями при переходе от младшего школьника к подростку [3. С. 280].

Таким образом, Выготский, используя идеи системности, пришел к вы­водам о том, что для истинного понятия характерно такое качество, как системность (т.е. осознанность и произвольность [3. С. 287]), а развитие понятий представляет собой, по сути, становление их системы. То есть такая психологическая система, как сознание, со стороны своего смысло­вого строения выступает в концепции Выготского как система значений.

Выготский убедительно показал, что значения слов развиваются, в со­ответствии с этим происходит развитие смыслового строения сознания. Хотя в концепции Выготского основное внимание уделялось развитию от­дельных значений, нежели целостной структуры сознания, единицами ко­торой они выступают, возможно интегрировать отдельные высказывания Выготского именно о развитии смыслового строения в целом, о тех ступе­нях, которые предшествуют как более генетически ранние сознанию, еди­ницей которого является значение в форме понятия (к сожалению, более или менее развернуто у него представлена лишь одна такая стадия, соответ­ствующая сознанию с единицей в форме комплекса, — в работах “Педология подростка [5], “Мышление и речь” [3]). Отмечая, что проявления данного вида сознания встречаются у человека как при распаде ведущих форм мыш­ления (например, при шизофрении), так и в ходе нормального функциони­рования здорового человека — в сновидениях и в состоянии бодрствования (в его периферическом восприятии) [3. С. 168; 5. С. 188], Выготский выдви­нул идею о том, что прежние виды, типы сознания сохраняются у человека в качестве подстройки, в “снятом” виде в ведущих формах [3. С. 18|. Воз­вращаясь к рассмотренным выше представлениям Выготского о сознании как синтезе, можно сказать, что Выготский имплицитно предполагал суще­ствование наряду с обычным состоянием сознания в потенциальной форме и других способов организации психической жизни, иных модусов созна­ния (в основе образования единиц которых — значений — лежит, в частнос­ти, мышление в комплексах). Они второстепенны и выходят на первый план лишь в случае ослабления или нарушения ведущего модуса мышления. Эти идеи Выготского имеют, на наш взгляд, особое значение для разработ­ки психологией проблемы измененных состояний сознания.

Подводя итоги рассмотрению взглядов Выготского на структуру созна­ния, следует отметить идеи, представляющиеся наиболее перспективными для дальнейшего изучения данной проблемы. Это, в частности, выделение системного и смыслового строения сознания; реализация принципа сис­темности применительно к проблеме структуры сознания и рассмотрение сознания как способа организации психической жизни, определенного синтеза, совокупности связей и отношений между функциями, высшей ступенью развития которой является система; идея орудийного (знакового) строения психических функций как элементов сознания; полагание значе­ния в качестве единицы анализа смыслового строения сознания и ряд дру­гих. Например, разработка представлений о сознании как о способе орга­низации душевной жизни позволит разрешить проблему единства созна­ния, последовательно изучить развитие сознания в онто- и филогенезе (включив в предмет исследования стадии формирования предпосылок соб­ственно сознания), не только феноменологически расширить изучаемую область проблематики сознания (за счет явлений измененных состояний сознания), но и осуществить ее методологическую разработку, связанную с выявлением собственных детерминант сознания.

Литература

1. Выготский Л.С. Кризис семи лет. //Собрание сочинений. Т.4. — М.: Педагогика. — 1984.-С. 376-385.

2. Выготский Л.С. Младенческий возраст. //Собрание сочинений. Т.4. — М.: Педагогика, 1984.- С. 269-317.

3. Выготский Л.С. Мышление и речь. //Собрание сочинений. Т.2. М.: Педагогика, 1982 -С.5-361.

4. Выготский Л.С. О психологических системах. //Собрание сочинений. T.I. — М.: Педа­гогика, 1982.-С. 109-131.

5. Выготский Л.С. Педология подростка. //Собрание сочинений. Т.4. — М.: Педагогика, 1984. - С. 5-242.



6. Выготский Л.С. Раннее детство. //Собрание сочинений. Т.4. — М.: Педагогика, 1984 — С. 340-367.
Каталог: data -> rus -> Psijhologijya fijlosofijya
rus -> Социология П. А. Сорокина
rus -> Контрольная работа по предмету «Философия»
rus -> Введение. Природа чистого разума. Трансцендентальное учение о началах
rus -> «Древневосточная философия»
rus -> Закономерности и модели развития науки
rus -> Кадры это совокупность работников различных профессионально квалификационных групп, занятых на предприятии и входящих в его списочный состав
rus -> Социологическая мысль в России (вторая половина XIX в начало XX в.)
rus -> «Философия, ее предмет и роль в обществе»
Psijhologijya fijlosofijya -> Проблема структуры сознания в трудах Л. С. Выготского
Psijhologijya fijlosofijya -> Реферат на тему: " сознание"


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница