Проблема соотношения морали и права в философии и. А. Ильина


ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ



Скачать 338.67 Kb.
страница2/3
Дата26.05.2018
Размер338.67 Kb.
ТипАвтореферат
1   2   3

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ


Во введении содержится обоснование актуальности темы, формулируется проблема исследования, показывается степень её изученности и новизна, определяется ее научное значение, а также цель и задачи исследования, его теоретическая и методологическая база, формулируются положения, выносимые на защиту.

В главе I реконструированы понятия «мораль» и «право» в философии И.А. Ильина. Рассматриваются особенности специфики норм морали, права и религии по И.А. Ильину. Показывается значение правосознания в проблематике соотношения морали и права.

В первом параграфе первой главы «Сходство и различия в нормах и понятиях морали, права, религии» анализируется сходство и различие норм морали, права, религии, реконструированы понятия «мораль» и «право» в философии И.А. Ильина. Отношения морали и права подвергаются рассмотрению через призму единства морали и права. При этом подчеркивается различение понятий «мораль» и «нравственность». Нравственность рассматривается как более высокая ступень, для достижения которой необходимы взаимодействие морали и права. Подвергается разбору концепция И.А. Ильина, диалектически сочетающая положения естественного и позитивного права.

Целостная реконструкция определений морали, права и религии осуществлена на основе предложенной И.А. Ильиным характеристики их норм.



Нормы морали и религии отличаются: 1) по авторитету, который устанавливает правило (в религии — воля Божия, в морали — голос совести); 2) по тому порядку, в котором правило формулируется (в религии — соборное изложение откро­вения, данного избранным людям, в морали — само­стоятельное восприятие и формулирование голоса совести, данного каждому человеку); 3) по санкции (в религии — гнев и суд Божий над грешником, в морали — укор со­вести и чувство вины).

В то же время нормы религии и нормы морали имеют сходство: 1) в том, что они требуют всеобщего признания, но связывают только тех, кто их добровольно признал (в религии — уверовал, в мора­ли — убедился); 2) в том, что нормы предписывают определенное поведение, вырастающее из глубины души.



Нормы морали и права отличаются:

1) по авторитету, устанавливающему правила: в праве — внешний авторитет, то есть другие люди, уполномоченные на это; в морали — внутренний авторитет, то есть голос совести.

2) по порядку формулирования правила: в праве — последовательное прохождение правила через установленные этапы рассмотрения, в котором участвуют многие люди; в морали — самостоятельное восприятие голоса совести, данного каждому особо.

3) по получившему предписание: в праве — всякий член общности, указанный в норме, независимо от его согласия; в морали — добровольно признавшие требование совести.

4) по поведению, предписанному нормой: в праве — внешнее поведение; в морали — внутреннее поведение.

5) по санкции: в праве — внешние принудительные меры; в морали — укор совести и чувство вины.

Своеобразие позиции И.А. Ильина заключается в том, что он не давал определений морали как таковой, считая это понятие само собой разумеющимся, не писал специальных работ по нравственной философии, но в своем творчестве затрагивал ряд этических вопросов, это прослеживается в таких произведениях, как «О сопротивлении злу силою», «Поющее сердце. Книга тихих созерцаний», «Взгляд в даль. Книга размышлений и упований», «Путь к очевидности». Но до сих пор в его творческом наследии не были выявлены дефиниции терминов «мораль», «нравственность».

На основе характеристики, данной И.А. Ильиным нормам морали, права и религии, осуществляется целостная реконструкция понятия «морали», определяемой как добровольное следование определенным нормам, задаваемым таким источником, как голос совести, который само­стоятельно воспринимается и формулируется каждым человеком. Мораль человека контролируется укорами со­вести и чувством вины. При этом мораль требует всеобщего признания своих норм, которыми связываются только те, кто добровольно признал их, искренне убедившись в них. Мораль предписывает добровольное принятие требований совести и определенное внутреннее поведение, вырастающее из глубины души, основанное на внутренней доброте по отношению ко всему живому, в особенности к человеку.

Анализ концепции И.А. Ильина о происхождении морали производится с учетом его религиозных взглядов. Рассматривается положение И.А. Ильина, согласно которому совесть является не только источником моральных норм, но и сосредоточием духовных, нравственных сил человека, связывает душу человека с Богом. Непосредственная выработка этих норм определяется самим человеком.

Особенности специфики норм морали в учении И.А. Ильина выделяются следующие: 1) нормы морали определяются совестью человека, а не внешними факторами; 2) они возможны лишь при допущении свободы воли человека, которая находит мораль в себе и не может ее вывести ни из природы, ни из общества; 3) мораль распространяется на всех людей, то есть присуща всем индивидам. Норма морали предполагает добровольное согласие и признание.

Творческое наследие И.А. Ильина показывается как связанное с трудами Гегеля, под влиянием которого И.А. Ильин разделял понятия «мораль» и «нравственность». Концепция И.А. Ильина раскрывается как критика морального учения, которое остается рассудочным, превращает добро в абстрактное понятие, дает убежище лицемерию. Это связано с тем, что мораль низводит этику в пределы человеческого самосознания и превращается сама в идеологию «слишком человеческого». Поэтому нельзя вопрос о добре и зле ограничивать желанием индивидуума исполнить долг. Тогда все сводится к личному душевному самочувствию; в конце концов, оказывается, что для такого человека характерна не скромность, а наслаждение мнимой добродетелью. Рассматривается концепция И.А. Ильина, согласно которой сущность добра нельзя раскрыть в терминах отвлеченно-нормативной морали, ибо добро, прежде всего, является свободой, а мораль не знает истинной свободы. Тем не менее моральное состояние есть необходимый этап для духовного освобождения.

Мораль не может быть совсем отвергнута потому, что она: 1) форма жизни, уместная в обычном сознании, не восходящем к созерцанию; 2) развивает ряд определений, органически входящих в высшее, нравственное состояние. Таким образом, моральная воля не есть целиком неправая воля, как это могло бы показаться после гегелевской критики. В целом моральная свобода воли может быть выражена как право самостоятельно знать добро, личным интересом желать его и действием осуществлять его. Это возможно благодаря свободе совести.

Из проведенного И.А. Ильиным анализа учения Г.В.Ф. Гегеля о нравственности следует, что душа человека, доросшая до акта совести, познает себя как одну из живых единичностей единой духовной Всеобщности; это значит, что человек живет не в отрыве от других людей, но вместе с ними. Нравственность состоит в том, чтобы сознательно и творчески жить этой жизнью. Нравственность – это состояние Божественной субстанции, лежащей в основе всякой общественной и личной добродетели. Ее следует рассматривать как жизнь Бога в душах людей, преодолевающих материальную и социальную несвободу, как жизнь коллективного индивидуума, реализованной в семье, гражданском обществе и государстве.

Рассмотрению подвергается понимание И.А. Ильиным права, которое трактуется им как сложное и многостороннее образование, ибо существуют различные определе­ния права, ни одно из которых не может претендовать на исключительность. Право в понимании И.А. Ильина — это совокупность норм, задаваемых извне пред­писаниями, созданными уполномоченными на то лицами и связы­вающими и их самих, и других членов союза, независи­мо от согласия тех, кто должен подчиняться этим нормам, которые формулируются в обусловленном законом порядке. При этом право контролирует только внешнюю, а не внутреннюю жизнь человека. Проводится анализ доктрины естественного и позитивного (положительного) права в учении И.А. Ильина. Естественное право — это «правовые нормы, стоящие в согласии с моралью и справедливостью»1, которым человек подчиняется не за страх, но за совесть. Положительным правом И.А. Ильин называл правовые нормы, установленные правовою властью, подлежащие применению. Раскрывается диалектический подход И.А. Ильина, развивавшего учение естественно-позитивного права, подчеркивавшего, что позитивное право не следует отвергать, ибо в его составе могут быть морально-верные нормы. Основная задача позитивного права при этом состоит в том, чтобы интегрировать в себя содержание естественного права, раскрыть его в виде правил внешнего поведения, адаптированных к конкретным историческим условиям, зафиксировать эти правила в вербальной форме, а затем закрепить в сознании граждан в качестве авторитетного указания. Приближение позитивного права к естественному показывается как необходимое для поддержания связи между моралью и правом.

Оптимальное соотношение между моралью и правом существует, по мнению И.А. Ильина, тогда, когда право, не выходя из своих пре­делов, согласуется по существу с требованиями морали и является для нее подготовительной ступенью. Это бывает тогда, ког­да право предписывает людям такое внешнее поведение, которое может быть одобрено со­вестью (служение общему благу, уважение к свободе, и т.д.). В то же время право запрещает людям те внешние поступки, которых и совесть не одобряет. Отмечая общее и отличное у морали и права как способов нормативной регуляции, необходимо подчеркнуть важность концепции единства морали и права. Диалектический подход к проблеме соотношения морали и права в творческом наследии И.А. Ильина основывается на критике как морального абсолютизма, так и правового позитивизма

Во втором параграфе первой главы «Правосознание как фактор единства морали и права» показывается, что правосознание играет особую роль в достижении единства морали и права, раскрывается понимание правосознания И.А. Ильиным. Понятие правосознания является весьма значимым для осмысления философии И.А. Ильина.

Важное место в концепции единства морали и права в философии права И.А. Ильина занимает правосознание, в котором реализуется данное единство. Не случайно исследованию этой категории посвящен фундаментальный труд «О сущности правосознания». Анализируется, как И.А. Ильин рассматривал правосознание, которое он называл правовым чувством человека, отмечал, что правосознание охватывает и чувство, и волю, и во­ображение, и мысль, и всю сферу бессознательного духов­ного опыта. Правосознание в учении И.А. Ильина характеризуется как естественное чувство права и правоты, особая духовная настроенность инстинкта в отношении к себе и к другим людям. На основе гипотезы И.А. Ильина о том, что правосознание есть особого рода инс­тинктивное правочувствие, в котором человек утверждает свою собственную духовность и признает духовность дру­гих людей, выстраиваются основные аксиомы правосознания: чувство собственного духовного достоинства, способность к самообязыванию и самоуправлению, взаимное уваже­ние и доверие людей друг к другу. Эти аксиомы учат че­ловека самостоятельности, свободе и солидарности, ду­ховной воле.

Правосознание в учении И.А. Ильина рассматривается как творческий источник права. Для понимания сущности действующего права, необходимо пропустить его содержание через живое правосозна­ние законодателя, рядового гражданина. Тогда выясняется, что правосознание связано с внутренним источником их духов­ной жизни: им необходима вера, любовь, внутренняя свобода, совесть, патриотизм, чувство собственного достоинства и справедливости. Живое правосознание органически связано с нравственными ценностями, которые призваны наполнить закон справедливостью.

В учении И.А. Ильина о естественном правосознании ощущается влияние учения Канта о «доброй воле». Естественное правосознание, как и добрая воля Канта, стремится отодвинуть в сторону свой личный интерес, старается извлечь из каждого зако­на то, что в нем верно и справедливо. Правосознание есть ин­стинктивная воля к духу, к справедливости, к добру.

В третьем параграфе первой главы «Религия как духовная основа единства морали и права» показывается связь религии с моралью и правом в концепции И.А. Ильина.

Религия оказывается связанной с моралью и правом в концепции И.А. Ильина следующим образом: возникновению морали предшествует появление религии. Источником морали служит совесть, которая является не только источником моральных норм, но и сосредоточием всех духовных и нравственных сил человека, соединяет душу человека с Богом, который воздействует на каждого человека посредством совести. Религия в учении И.А. Ильина рассматривается как высшая инстанция в формировании правоотношений. Осознавая различный характер двух царств, «кесарева» и «Божьего», И.А. Ильин полагает, что их противостояние не носит абсолютного характера. Согласно концепции И.А. Ильина, потребность в религии порождает потребность в духовной свободе и, следовательно, в правопорядке. Рассматривается его утверждение, что право есть необходимая форма духовного бытия человека, а так как религиозное бытие есть бытие духовное, вне права не может быть и религии. И.А. Ильин, являясь верующим человеком, выдвигает концепцию веротерпимости, согласно которой между религией и правом в светском государстве складываются непростые взаимоотношения, Церковь играет важную роль, но не поглощает нации, государства, науки, семьи, не является тоталитарным институтом.

И.А. Ильин продолжал философско-правовую традицию русской мысли, при этом на него оказали влияние теории И Канта и Г.В.Ф. Гегеля. Но он не копирует слепо их концепции, в трудах И.А. Ильина важную роль играет понятие «правосознание». Мораль и право обретают единство в правосознании, которое важно не только для отдельно взятого человека, но и для жизни общества в целом.

Во второй главе «Проблемы единства морали и права в жизни общества» рассматривается значение единства морали и права для правового государства, гражданского общества, отношений граждан и государства. При этом особое значение уделяется концепции правосознания, с которой оказывается связанной критика И.А. Ильиным учения о классовой борьбе и его понимание гармонизации отношений граждан и государства. Проблема воспитания правосознания связывается с ролью семьи как ячейки общества, участвующей в этом процессе. Проблема собственности анализируется с точки зрения единства морали и права, показывается, что важным фактором в развитии правосознания оказывается собственность, соединенная с ответственностью и свободой.

В первом параграфе второй главы «Значение единства морали и права для правового государства и гражданского общества» анализируется концепция И.А. Ильина, в которой он связывал правосознание с государством и общественными отношениями. Критика И.А. Ильиным учения о классовой борьбе рассматривается как вытекающая из его понимания государства как органа духовной солидарности. Отношения граждан и государства в этом учении приобретают гармоничность с точки зрения единства морали и права.

В учении И.А. Ильина через правосознание в государстве соединяются правовое и духовное начало: государственное правосознание связано с нравственным развитием личности, подчиняется доброй воле. Значение правосознания для жизни государства раскрывается следующим образом: право и государство создаются для внутреннего мира и осуществляются через правосознание, в государстве соединяются правовое и духовное начало.

И.А. Ильин отрицал формальное понимание государства, когда люди строят государственную жизнь так, как если бы она сводилась к формально законным, внешним поступкам, оторванным от внутреннего мира человека. Внешний порядок тогда обеспечивается любой ценой (насилием, страхом, корыстью). Формальное понимание государственной жизни разрушает единство морали и права. Государственное правосознание неразрывно связано с нравственным развитием личности: правильно понятое государственное правосознание не только не враждебно доброй воле, но принимает ее цель и служит ее задачам.

Неприятие И.А. Ильиным концепции борьбы классов основывается на том, что, по его мнению, классовый интерес есть частное вожделение, не подлежащее удовлетворению, ибо является проявлением противогосударственной алчности. Классовая борьба деструктивна, ведет к гражданской войне. Истинная политика должна служить не частным интересам определенного лица, группы, класса, ибо принципиально отклоняет частные вожделения и возникает из солидарности на основе идеи народного единства. Анализируется отрицание И.А. Ильиным трактовки государства как механизма принуждения и классовой конкуренции, и понимание им государства как органа духовной солидарности.

Концепция отношений граждан и государства в учении И.А. Ильина основана на том, что основные права граждан не даруются, кем бы то ни было, а изначально принадлежат каждому и вытекают из самого понятия личности, наделенной достоинством, свободой и сопричастностью высшему началу жизни. Государство распоряжается лишь теми полномочиями, которые ему доверили его граждане. При этом от человека не требуется полного отречения от себя во имя государства, как это происходит при тоталитарных режимах. Сознательная личность руководствуется здоровым гражданским правосознанием. Правовое государство не вмешивается во все стороны жизни своих граждан, которые служат государству и получают с его стороны защиту прав и свобод.

Своеобразие подхода И.А. Ильина к вопросу отношений государства и гражданина раскрывается с позиции единства морали и права, когда для гражданина государственный и его личный интерес находятся в состоянии единства. Гражданин сознательно принимает интересы государства как свои, а государство стремится к гармоничному удовлетворению интересов своих граждан. Взаимны права и обязанности государства и гражданина, их ответственность друг перед другом. И.А. Ильин, по сути дела, описывает социальное государство, стремящееся к обеспечению достойных условий существования всех граждан, социальной защищенности. Данные положения во многом созвучны идеям социального либерализма. Идеям либерализма также соответствует выдвинутая И.А. Ильиным концепция «свободной лояльности», обозначающая борьбу за гражданские права и свободы при соблюдении существующего законодательства, не разрушая государство и право, но совершенствуя их.

Во втором параграфе второй главы «Роль семьи в воспитании правосознания» подвергается анализу проблема воспитания правосознания, роль семьи как ячейки общества в этом процессе.

Необходимость воспитания свободного и ответственного гражданина рассматривается как залог развития здорового правосознания, осознания необходимости единства морали и права. Проблемам семьи и воспитания И.А. Ильин уделял особое внимание исходя из понимания семьи как основной ячейки об­щества, а также учитывая ее влияние на физиче­скую и духовную жизнь растущего в ней человека. Роль морали в формировании правосознания подвергается рассмотрению на основе мысли И.А. Ильина о том, что нормальное правосознание может быть развито только в связи с общим, моральным и нравственным воспитанием, которое должно ввести правосознание в жизнь нравственно-доброй души. В этом процессе семья играет важную роль, являясь первоосновой общества. Человек должен строить свою семью на основе любви, ве­ры, взаимоуважения, взаимопомощи, ответственно­сти, верности, преемственности поколе­ний, патриотизма, совместного труда на благо се­мьи. Показываются задачи, которые осуществляет семья: продолжение рода; создание нормальных условий для свободного и гармоничного развития всех дарований ребенка; воспитание детей в атмосфере любви и уважения к их личности и свободе; духовно-нравственное, трудовое, национально-патриотическое и гражданское воспитание; развитие творческой инициативы у детей; воспитание в потомстве свободного и здорового правосознания; развитие уважительного отношения к старшим; сохранение и передача подрастающему поколению знания, опыта и национальных традиций. В семье происходит и воспитание уважения к собственности, как составная часть развития правосознания.

В третьем параграфе второй главы «Частная собственность с точки зрения единства морали и права» анализируется проблема собственности с точки зрения единства морали и права, показывается, что частная собственность подлежит рассмотрению не только с точки зрения абстрактного права, но и этики, сама оказывается важным фактором в развитии правосознания, связанным с ответственностью и свободой.

С точки зрения единства морали и права анализируется концепция И.А. Ильина, согласно которой собственность связана со свободой, ибо гражданин становится хозяином самому себе, делу рук своих. Свобода, которую обеспечивает правовое государство, дает человеку возможность полноправно владеть, пользоваться и распоряжаться собственностью. Значение собственности для процесса развития правосознания раскрывается на основе концепции И.А. Ильина, в которой собственность есть не просто «право», а «нравственно обязывающее право», выделено сплетение нравственных и правовых аспектов в этом вопросе, показано значение частной собственности для свободы личности. Отрицание собственности означает отрицание личного духа и подрыв общества, государства, хозяйственной жизни своей страны. Собственность означает власть: непосредственно — над вещами, но опосредствованно — и над людьми. И к этой власти необходимо готовить с помощью воспитания. Собственность означает свободу, и к ней тоже необходимо приучать, чтобы употреблять во благо.

На основе анализа учения Гегеля, в котором как непосредственные проявления нравственности рассматриваются семья, гражданское общество и государство, и концепции И.А. Ильина, констатируется вклад И.А. Ильина в этику, философию права, показывается, что он существенно развил гегелевское учение о нравственности, осмысливая государство, общество, семью, а также собственность (проявление абстрактного права) с учетом фактора правосознания. Такой подход позволяет рассматривать государство, общество, семью и собственность через призму единства морали и права.

В главе III «О сопротивлении злу в правовом государстве» рассматривается проблема сопротивления злу силой через призму единства морали и права. Анализ учения о сопротивлении злу силой позволяет выявить, как непротивленчество приводит к правовому нигилизму, отрицанию права, правосознания, государства и всех его институтов; при этом тотальное морализаторство обезоруживает перед лицом зла, способствует его победе, а в конечном итоге и дискредитации нравственных устоев. Показывается, что И.А. Ильин разработал концепцию, позволяющую бороться со злом, соблюдая единство морали и права.

В первом параграфе третьей главы «Проблема сопротивления злу через призму единства морали и права» разработанная И.А. Ильиным концепция сопротивления злу силой рассматривается как соответствующая принципу единства морали и права. Применение силы обосновывается как необходимое условие для защиты права. Критика морализаторства аргументируется с позиции единства морали и права. В то же время анализируются положительные стороны учения Л.Н. Толстого, созвучные концепции И.А. Ильина, подчеркивается необходимость борьбы со злом внутри человека.

Анализу подвергаются связь правовой и государственной жизни, а также фактор применения силы для защиты права. Право охраняется государством, подлинную силу правовые установления приобретают тогда, когда добровольно и осознанно исполняются гражданами. В то же время обществу еще далеко до поголовной сознательности и высокой нравственности граждан. Но это не означает, что государство должно идти по тоталитарному пути, уничтожая свободу. Если пренебрегать опытом человечества, выстрадавшим идею правового государства, то можно прийти к правовому нигилизму. Попытка отказаться от всякого применения силы, в том числе силы закона, приводит к отрицанию идеи государства вообще. Однако именно в правовом государстве взяты под защиту права и свободы человека. Такое государство с максимальной эффективностью защищает добро и не дает распространяться злу.

Действенность системы права и в демократичном, правовом государстве основана на пресечении действий, представляющих опасность для граж­дан, общества и государства. Если считать насилием любое использование принуждения в отношении к людям, то можно прийти к анархическому отрицанию институтов власти и правовому нигилизму. В здоровом правосознании сливаются воедино уважение к государству и ориентация на нравственные ценности и принципы, на которых зиждется духовная жизнь общества.

Критика морализаторского подхода как ведущего к эгоцентризму и субъективизму, приводится в работе И.А. Ильина «О сопротивлении злу силой». Одна из форм искажения морали — сведение ее к сентиментальности и наслаждениям; моральный гедонист отворачивается от зла, занимается спасением собственной души. В результате мора­лист отрицает саму идею права и государства, от него ускользает необходи­мость правосознания, ибо он поверхностно видит здесь насилие. По мнению «непротивленца», государство от­вечает злом на попытки насилия, исхо­дящие от преступников. Сентиментальный моралист не понимает необходимости права, его морализаторство ведет к нравственному и правовому нигилизму.

И.А. Ильин солидарен с Л.Н. Толстым в том, что главная борь­ба со злом должна осуществляться внутри самого человека, он констатирует, что зло есть противодуховная вражда, слепая сила ненависти. Зло есть душевная склонность человека, присущая каждому индивидууму тяга к разнузданию зверя. Поскольку по природе своей зло есть душевная склонность, главной ареной борьбы с ним является внутренний душевно-духовный мир человека. Когда Л.Н. Толстой и его единомышленники призывают к внутреннему преодолению зла, указывают на неправильность сведения борьбы со злом к внешнему принуждению, то они следуют христианской традиции; и в этом И.А. Ильин находит положительные стороны.

Во втором параграфе третьей главы «Решение проблемы сопротивления злу в концепции И.А. Ильина» рассматривается проблема дефиниций «насилие» и «заставление». С точки зрения единства морали и права позитивное решение И.А. Ильиным проблемы преодоления морального зла основано на принципиальном различии между насилием и принуждением, грехом и неправедностью.

Методологическим подспорьем второго параграфа послужила мысль Е.В. Демидовой о том, что не всякое применение силы представляет собой насилие. Нельзя всякое «заставление» называть «насилием», потому что уже в самом этом слове заключается отрицательная оценка. И.А. Ильин ассоциирует насилие с понятием зла. Насилие означает узурпацию свободной воли, а свободная воля есть нравственно разумное в человеке. Насилие не может быть интегрировано в пространство разума и морали. Идея И.А. Ильина заключалась в том, что термином «насилие» следует обозначать только предосудительное, необоснованное заставление, исходящее из злой души, направляющее на зло. Случаи непредосудительного заставления обозначаются терминами «понуждение», «пресечение».

Опираясь на гипотезу, что физическое понуждение человека человеком не является само по себе злом, ибо зло не сводится ни к причинению физических страданий, ни к воздействию на дух человека через посредство его тела, можно сделать вывод, что внешнее физическое воздействие еще не есть зло, так как ничто внешнее само по себе не может быть ни добром, ни злом: оно может быть только проявлением внутреннего добра или зла. Человек приносит в мир добро и зло, решая, какую позицию занять в процессе взаимодействия людей между собой. Для насильника жертва является средством. Но индивидуум, понуждающий от лица духа, не делает понуждаемого средством, жертвою произвола, не отвергает его автономной духовности, а полагает конец ненависти.

Позитивное решение проблемы преодоления морального зла у И.А. Ильина основано на принципиальном различии между насилием и принуждением. И.А. Ильин называл «насилием» заставление, исходящее из злой ду­ши, направленное на зло. Заставление же, исходящее из доб­рой воли, стремящееся к добру, – ненасильственно. Применение силы не возводится в ранг добродетели, но рассматривается как допустимое при определенных обстоятельствах. Бороться со злом надо любовью, то есть ненасильственными средствами, религиозным и нравственным самосовершенствованием, духовным воспитанием, которому И.А. Ильин уделял особое внимание. Но если ненасильственные методы исчерпаны, то применение силы становится не только правомерным, но и обязательным.

Сопротивление злу силою оправдано, когда речь идет о защите добра, а в основе борьбы лежит любовь. Именно в следовании христианским идеалам и общечеловеческим идеям гуманизма И.А. Ильин видел решение проблемы противостояния злу силою.

В третьем параграфе третьей главы «Актуальность идей И.А. Ильина» рассматривается место и роль учения И.А. Ильина о сопротивлении злу силой в истории философской мысли, а также дискуссия вокруг этой концепции через призму единства морали и права.

Концепция сопротивления злу силою стала предметом дискуссии, в которой принимали участие философы и литераторы русской эмиграции, а также иерархи Русской Православной Зарубежной Церкви. Взгляды И.А. Ильина разделяли С.И. Варшавский, В.Х. Даватц, А.В. Карташев, Э.К. Кейхель, Н.О. Лосский, Н.В. Макеев, А.Д. Билимович, П.М. Пильский, Н.П. Полторацкий, Р.Н. Редлих, П.Б. Струве, а также писатели И.А. Бунин, И.С. Шмелев и представители Церкви архиепископ Анастасий Иерусалимский, митрополит Антоний (Храповицкий).

Противники И.А. Ильина (Ю.И. Айхенвальд, Н.А. Бердяев, Н.П. Вакар, З.Н. Гиппиус, М. Горький, И.П. Демидов, Л.М. Добронравов, В.В. Зеньковский, М.Е. Кольцов, Е.Д. Кускова, Д.С. Пасманик, Ф.А. Степун, В.М. Чернов) принадлежали к трем лагерям: большевистскому, республиканско-демократическому и религиозно-философскому. Если оппонентов из большевистского лагеря И.А. Ильин проигнорировал, то представителей двух других лагерей упрекнул в том, что они приписывают ему то, чего он никогда не утверждал: оправдание насилия. Именно различение силы и насилия является стержневым в учении И.А. Ильина и принципиально важным с точки зрения единства морали и права.

Проблема борьбы добра и зла вечна в истории человечества, она не может иметь однозначного, неизменного решения. На рубеже XX–XXI веков эта проблема вызвала особый интерес в связи с тем, что опасность терроризма стала приобретать все более угрожающие черты, воплощая в себе зло. Печальный опыт человечества учит, что остановить агрессию может только сила. Практика тоталитарных режимов показала, что отсутствие сопротивления укрепляло уверенность палачей в своей безнаказанности, дальнейшую эскалацию зла. Поэтому есть основания рассматривать возможность применения силы с целью пресечения насилия.

Встает вопрос, следует ли такие действия считать злом. Можно сделать вывод, что это будет поступком, преграждающим путь злу, не уничтожением духовного начала в человеке, но укреплением духовного начала в самом себе и в душах других людей, более слабых. В этом заключается общий смысл сопротивления злу силою.

При этом цель не может оправдать средств, применение силы не должно стать самоцелью. Если терроризм есть одно из проявлений зла в современном мире, то для защиты добра приоритетом должна быть ценность жизни людей, которых необходимо спасти.

На основе изучения биографии И.А. Ильина делается вывод, что концепция волевого, деятельного добра, сопротивляющегося злу, для И.А. Ильина являлась не отвлеченной теорией, а практическим руководством к действию. Нравственные и правовые установки И.А. Ильина привели его к конфликту с тоталитарными режимами: коммунистическим в России и национал-социалистическим в Германии.

Начало XXI века вновь ставит человечество перед вечными проблемами добра и зла, правомерности применения силы против насилия. Именно единство морали и права должно помочь сопротивлению злу, руководствуясь здоровым правосознанием. В поисках ответов на эти вечные вопросы можно обратиться к духовному наследию выдающихся мыслителей, в том числе и отечественных, достойным представителем которых был И.А. Ильин.

В заключении диссертационного исследования приведены итоги и суммированы теоретические положения, изложенные по ходу исследования.




Каталог: uplfile -> aspir -> autoreferat
autoreferat -> Учреждение российской академии наук
autoreferat -> Проблема страдания в философии н. А. Бердяева
autoreferat -> Сравнительный анализ роли сми в политическом процессе россии и США
autoreferat -> Работа выполнена в Государственном университете гуманитарных наук
autoreferat -> Концепция науки как символического описания в философии п. А. Флоренского
autoreferat -> Проблема сущего и бытия в философии владимира соловьева и в российском соловьевоведении
autoreferat -> Эволюция политико-философского учения б. Н. Чичерина
autoreferat -> Философия джорджа сантаяны
autoreferat -> Работа выполнена в секторе философии российской истории Института философии Российской академии наук
autoreferat -> Целью данной диссертационной работы является попытка рассмотрения феноменологии и диалектики как методов философского мышления на основе обращения к творчеству видных отечественных философов М


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница