Проблема истины в эпистемологии и философии науки



Скачать 142.86 Kb.
страница1/2
Дата21.01.2018
Размер142.86 Kb.
  1   2


Проблема истины в эпистемологии и философии науки

Развитие философии и методологии науки показало неод­нозначность оценок категории «истина», поставило вопрос ее не­обходимости для анализа процессов научного познания. Истина — одна из главных категорий теории познания и эпистемологии, ме­няющая свои определения в разных контекстах. Происходящая се­годня переоценка ряда фундаментальных понятий, прежде всего таких, как отражение, субъект, практика (как критерий истины), позволяет по-новому проблематизировать категорию истины, вырваться из пут традиционной гносеологической концепции, не­сущей на себе явные следы созерцательного материализма.



Основные концепции истины в эпистемологии

Как несомненные завоевания философской мысли должны быть оценены главные способы проблематизации истины: теория корреспонденции, или соответствия знания реальности; теория когеренции, или связности, согласования элементов знания, ис­тинность на основе системности знания, его единства; прагмати­ческая теория истины, строящаяся на признании методологиче­ски-инструментального и этического значения этой категории. Эти концепции должны рассматриваться во взаимодействии, по­скольку они носят взаимодополнительный характер, по сути, не от­рицая друг друга, а выражая различные аспекты истинного знания.

Каждая из них достойна конструктивной критики, что не предполагает игнорирования позитивных результатов этих тео­рий. Очевидно, что знание может быть соотнесено с реаль­ностью, должно коррелировать с другим знанием, поскольку оно системно и взаимосвязано, а в системе высказываний могут быть соотнесены предложения объектного и метаязыка (по А. Тарскому). Прагматический подход, в свою очередь, если его не упро­щать и не вульгаризировать, фиксирует социальную значимость, признание обществом, коммуникативность истины. Соответ­ственно, каждый из подходов предлагает свои критерии истин­ности, которые при всей их неравноценности должны, по-ви­димому, рассматриваться в единстве и взаимодействии, т. е. в сочетании эмпирических, предметно-практических и внеэмпирических (логических, методологических, социокультурных и др.) критериев.

Современное понимание истины предполагает диалог различ­ных философских концепций и синтез наиболее плодотворных идей в контексте современных представлений науки и культуры.

Классическое понятие истины сформулировал Аристотель: считая истинность не свойством вещей, а свойством представле­ний и суждений, он определяет ее как соответствие мнений, утвер­ждений с действительностью. В истории философии это положе­ние признавалось всеми материалистами, а наиболее развитым учением, принимающим аристотелевские идеи как исходные, яв­ляется марксистская, диалектико-материалистическая концепция истины, созданная на основе понимания познания как отражения. Основные ее идеи состоят в следующем. Истина понимается здесь как знание, соответствующее действительности, причем характер и степень этого соответствия изменяются в определенных преде­лах, уточняются в связи с прогрессом науки и практики. Призна­ние объективности истины — одно из принципиальных положе­ний материалистической теории познания. Оно означает призна­ние в развивающемся знании такого содержания, которое, будучи верным отражением объективной действительности в сознании субъекта, от самого субъекта не зависит, не зависит ни от человека, ни от человечества.

Однако соответствие знания действительности не устанавлива­ется сразу, одномоментно, оно есть процесс, который можно опи­сать с помощью диалектических понятий относительной и абсо­лютной истины. Они отражают разные степени — полную и непол­ную — соответствия знаний действительности. Относительность истины — это неполнота, незавершенность человеческого знания, его неточный, лишь приблизительно верный, исторически ограни­ченный характер. При всей незавершенности и относительности это истинное знание отличается и от лжи, как преднамеренного принятия неправильных представлений за истину, и от заблуждения — непреднамеренного принятия ошибочных представлений за истинные. Абсолютность истины понимается как исчерпывающее, полное, предельно точное знание, совпадающее с объектом во всем его объеме. Абсолютная истина, по выражению Ф. Энгельса, складывается из суммы относительных; в целом объективная исти­на в реальном процессе познания существует как абсолютно-отно­сительное знание о действительности. Важнейшим методологи­ческим принципом этого учения является также положение о том, что абстрактной истины нет, истина всегда конкретна. Этот прин­цип требует полноты анализа, учета существенных связей и отно­шений объекта с окружающим миром, включение его в историче­ские рамки и социально-культурную практику.

Открытием в марксистской концепции истины стало обосно­вание практики как главного, определяющего критерия истины. Именно практика, обладающая такими чертами, как материаль­ность (предметность), объективность, социально-историческая обусловленность, позволяет проверить идеальные знания и пред­ставления, воплотив их в материальную деятельность и объекты, подчиняющиеся объективным законам природы и общества. От­носительность такого критерия истины проявляется в том, что практика ограничена уровнем развития производственно-техни­ческих и экспериментальных средств и не всегда возможным за­вершением процесса проверки. Это означает, что как критерий ис­тины материальная практика должна рассматриваться в процессе движения и развития.

Марксистская концепция истины требует сегодня конструк­тивного переосмысления, поскольку, основываясь на идеалах и нормах классической науки XIX века, она во многом не соответ­ствует современным научным представлениям. Прежде всего стало очевидным, что практика в ее материально-предметной форме не является универсальным критерием истины, поскольку в такой сфере, как логико-математическое знание, а также в различных об­ластях гуманитарного знания, где объектом исследования являют­ся тексты, применяются другие способы оценки — логические, се­миотические, семантические, системные или культурно-истори­ческие. Выяснилось также, что положение «абсолютная истина есть сумма относительных истин» ошибочно, поскольку наука не развивается просто путем накопления, суммирования истинных знаний. Наряду с накоплением идет непрерывный процесс пере­оценки, переосмысления этих знаний, особенно с появлением принципиально новых концепций и открытий, как это было, например, после создания А. Эйнштейном теории относительности или в результате разработки концепций квантовой механики.

Невозможно также принять традиционное понимание объек­тивности истины как воспроизведения объекта таким, каким он су­ществует сам по себе, вне и независимо от человека и его сознания. Условием объективности истины в этой концепции является ис­ключение субъекта, его деятельности из результатов познания, что не соответствует реальному познавательному процессу. Познава­тельный процесс, не сводимый к отражательным процедурам по­лучения чувственного образа как «слепка» вещи, предстает сегодня в системе интерпретирующей деятельности субъекта, опосредо­ванной различными по природе — знаковыми и предметными — репрезентациями, конвенциями, интерпретациями, содержащими не только объективно сущностные, но и релятивные моменты со­циального и культурно-исторического опыта. Все это говорит о ве­дущей роли субъектного, деятельностного начала в познании, но одновременно ставит вопрос о природе истины, не сводящейся к совпадению образа и объекта. Если объект в познании предстает не как образ-«слепок», но как объект-гипотеза или даже объект-кон­цепция, то иначе видится и сущность истины, являющейся харак­теристикой не только знания об объекте, но и в значительной мере знания о субъекте.

Традиционная концепция истины, основанная на аристотелев­ском представлении о том, что истина есть соответствие знаний действительности, отрицает возможность сопоставления вещи со знанием — представлением, понятием, что должно с необходи­мостью входить в целостное понимание истины.

Соответствие предмета знанию о нем имеет различные смыс­лы. Для Платона это совпадение вещи с предшествующей идеей; в христианско-теологической интерпретации оно предстает как соответствие сотворенных вещей заранее мыслимой божествен­ной идее; в кантовской философии оно существует как трансцен­дентальная идея: «предметы считаются с нашим познанием»; на­конец, в гегелевской философии эта мысль обретает новую грань: истина рассматривается как «согласие предмета с самим собой, т. е. со своим понятием». Материалистическая интерпретация по­ложения «истина есть соответствие предмета своему понятию» обычно содержит указание на необходимость «возвышения» практики до теории, действительных отношений и предметов до идеального бытия их сущности — понятия, в котором эта сущ­ность выражена в завершенном, полном виде.


Каталог: binary
binary -> Счастье как социокультурный феномен (социологический анализ)
binary -> Особенности репрезентации культурной идентичности в интернете
binary -> Стратегии личностной идентификации в сетевом пространстве компьютерной симуляции: культурологический аспект
binary -> Жизненное самоопределение молодежи в современном российском обществе
binary -> Формирование образа семьи в средствах массовой информации россии
binary -> Религиозно-философская и психоаналитическая интерпретации проблемы пола: В. В. Розанов и з. Фрейд
binary -> Программа по социологии «Социология семьи, детства и гендерных отношений»
binary -> Мурадян Овик Хачикович
binary -> Программа курса пояснительная записка курс «Социальная психология личности»
binary -> Презентация тела в советской фотографии «оттепели»


Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница