Проблема идеального в философии Гегеля



Скачать 203.59 Kb.
страница1/4
Дата06.05.2018
Размер203.59 Kb.
  1   2   3   4

Асп. В.Г. Залещук

Пермский государственный

университет
Проблема идеального в философии Гегеля

Тенденция Канта оторвать сознание от реальности была доведена до предела в философии субъективного идеализма И.Г.Фихте. Фихте подхватил идею Канта об активности сознания. Из «Я» выводится вся реальность, «Я» творит из себя «не-Я», таким образом, объективный мир является продуктом деятельности индивидуального «Я». Согласно Фихте, деятельности субъекта ничто не предшествует. С философии Шеллинга начинается возврат к объективному идеализму. Тот факт, что внешне совокупность культуры человечества выглядит независимой от материальной деятельности человека, послужил почвой, на которой выросли классические системы объективного идеализма. В философии Шеллинга в основе мира лежит объективное разумное начало. Это начало абсолютно, так как оно является носителем тождества реального и идеального, тождества мышления и бытия. Вершиной объективного идеализма является система Гегеля. Отношение к гегелевской философии неоднозначно. Неклассические направления западной философской мысли либо совсем игнорируют философию Гегеля, либо относятся к ней критически. Например, Б.Рассел считает, что «почти все учение Гегеля ложно» (1). Неопозитивисты К.Поппер, Г.Рейхенбах, прагматист С.Хук и др. также критически оценивают философию Гегеля. Прямо противоположное отношение к Гегелю в философии марксизма. Классики марксизма, учитывая достижения современного им естествознания и используя исторический опыт общественного развития, творчески переработали его философию, очистив от идеалистической шелухи, взяли рациональное зерно его диалектики.

Философия Гегеля заслуживает, на наш взгляд, пристального внимания. Во-первых, он сам определял философию как эпоху, схваченную в мысли. В его философии выражены тенденции того времени. Во-вторых, Гегель стремился сделать философию научной. Для этого, по его мнению, философия должна быть доказательной и способной схватить бесконечность. Философия, в отличие от конкретных наук, которые имеют дело с конкретными фактами, оперирует категориями. В них фиксируется глубинная сущность предметов и явлений. Философия оказывается единственной наукой, которая постигает сущности. С точки зрения Гегеля, научным может быть только учение о чистой мысли, т.е. логика. Доказательством у него служит система категорий, которая развернется в последующем. В-третьих, философская система Гегеля до сих пор остается по-своему самой развернутой категориальной системой.

Для анализа проблемы идеального в философии Гегеля можно выделить три уровня. На первом, самом общем уровне необходимо выяснить, что Гегель понимает под саморазвивающейся логической идеей, лежащей в основе всей его грандиозной системы, каковы ее характеристики. Второй уровень должен содержать анализ собственно категории идеального: какой смысл Гегель вкладывает в понятие идеального, на каком уровне его системы оно появляется, как наращивается богатство содержания этого понятия на последующих ступенях системы. Третий уровень – анализ гегелевского понимания человека и человеческого сознания.

Философия Гегеля – это философия развития абсолютной логической идеи. Понятие «абсолютной идеи» является исходным для всей его философской системы. В этом понятии Гегель стремится охватить весь универсум, весь многообразный мир, как материальный, так и духовный. Абсолютная идея – это прежде всего разумное, мыслящее начало. «Мир есть разум, разум есть душа мира, есть имманентная сущность, его подлиннейшая внутренняя природа, его всеобщее» (2). Идея есть идеальная субстанция мира и первооснова всех вещей. «Мысль, – пишет Гегель, – поскольку мысль, есть также и вещь сама по себе, или содержит вещь самое по себе, поскольку вещь есть также и чистая мысль» (3). Идея, таким образом, присутствует в каждой вещи. Гегель часто ссылается на Платона, видя в нем своего предшественника. У Платона идея имеет признак всеобщности и является сущностью чувственной материальной вещи. В Анаксагоре Гегель справедливо видит основателя того воззрения, что сущностью мира является мысль, нус. Абсолютная идея есть мышление, а мышление, как подметил еще Декарт, существует лишь тогда, когда оно функционирует. Отсюда и активный, деятельный характер абсолютной идеи. «Мышление как деятельность есть, следовательно, деятельное всеобщее – деятельность производящая именно себя, как деяние, то, что произведено, есть всеобщее» (4). Деятельность абсолютной идеи заключается в развитии. Развитие, по Гегелю, – это процесс саморазвития идеи, мысли из самой себя. Это развитие абсолютной идеи направлено на достижение истины. Смысл абсолютной логической идеи, мировой мысли в движении к истине, которая достигается в понятии. Абсолютный разум охватывает все богатство действительности, и вся действительность есть его реализация. В своем поступательном развитии идея порождает из себя все многообразие. В связи с этим Гегель пишет, что абсолютная идея есть «не только как субстанция, но в такой же мере как субъект» (5). Субъектом диалектического процесса у Гегеля является абсолютная идея, «поэтому процесс диалектического движения, имеющий такого носителя, мог быть лишь процессом самопознания, оторванного от материального, практического действия» (6).

Объективность абсолютной идеи состоит в том, что она как субстанция ни от чего не зависит, является причиной самой себя. Под субъективностью Гегель понимает высшую активность этой абсолютной идеи. Таким образом, субъективность здесь у Гегеля выступает как момент абсолютной объективности. У предшественника Гегеля Фихте индивидуальное «Я» творит из себя «не-Я». У самого Гегеля надындивидуальное, сверхчеловеческое разумное начало творит из себя весь мир.

К. Маркс в работе «Святое семейство» точно выделил и оценил особенности структуры философии Гегеля в плане ее связи с непосредственными предшественниками Гегеля: «В системе Гегеля существуют три элемента: спинозовская субстанция, фихтевское самосознание и гегелевское необходимо-противоречивое единство обоих элементов – абсолютный дух. Первый элемент есть метафизически переряженная природа в ее оторванности от человека, второй – метафизически переряженный дух в его оторванности от природы, третий – метафизически переряженное единство обоих факторов, действительный человек и действительный человеческий род» (7).

В итоге у Гегеля сущностью мира выступает мысль. Гегель по сути дела постулирует первичность идеального, полагая абсолютную идею первоосновой всего существующего. Соотношение идеальной субстанции и чувственной реальности в философии Гегеля выступает фактически как отношение между сущностью и явлением. Сущность должна являться. Во всех своих работах Гегель последовательно проводит идею производности материального от идеального.

Гегель не представил никаких доказательств о духовной, идеальной сущности мира. «Сведение мира к мысли, а мысли – к логике вводится Гегелем без каких-либо доказательств» (8). Маркс отметил эту особенность гегелевской философии и показал коренное отличие своего метода от метода Гегеля: «Для Гегеля процесс мышления, который он превращает даже под именем идеи в самостоятельный субъект, есть демиург действительного, которое составляет лишь его внешнее проявление. У меня же, наоборот, идеальное есть не что иное, как материальное, пересаженное в человеческую голову и преобразованное в ней» (9). С оценкой Маркса соглашаются и отечественные исследователи: в конечном итоге абсолютная идея Гегеля «есть ничто иное, как гипертрофированная мысль человека, отчужденная от него, от его реального бытия и возведенная в ранг нового божества, которому нужно поклоняться. Все его попытки доказать приоритет духовного, идеального начала и на его основе разработать строгую монистическую концепцию оказались тщетными» (10). Гегелевская система – это, прежде всего, система категорий по степени разработанности которой до сих пор нет равных. Гегель последовательно выводит одну категорию из другой, однако часто испытывает значительные затруднения. Он не может логически обосновать цепь категорий в основном тексте, поэтому вынужден ввести дополнительную цепь категорий, которые помещены в «примечаниях» и «прибавлениях», причем их объем значительно больше основного текста. В них он вынужден пользоваться категориями, которые в основном тексте будут введены гораздо позже. С каждой новой вводимой категорией ко всем предыдущим добавляется новое содержание, которое раньше содержалось в них, с его позиции, в скрытом виде. Таким образом, на каждой ступени развития идея все больше познает себя и становится все более определенной.

Ошибка Гегеля состояла в том, что движение мысли от абстрактного к конкретному он принял за реальный путь рождения и развития предметов реальной действительности. Категории представляют собой лишь мысленное отражение реальных вещей. Гегель же придает категориям онтологический статус, он считает их реальностью, по сравнению с которой чувственный материальный мир вещей есть нечто призрачное и жалкое. Это свойство гегелевских категорий очень точно подметил Энгельс: «Категории выступают у него как что-то предшествующее, а диалектика реального мира – как их простой отблеск. В действительности наоборот: диалектика головы – только отражение форм движения реального мира, как природы, так и истории» (11). Еще раньше коренной порок гегелевской философии Маркс раскрывает в параграфе «Тайна спекулятивной конструкции»: «Спекулятивное мышление, сделавшее из различных действительных плодов один «плод» абстракции – «плод вообще», вынуждено попытаться тем или иным образом вернуться от «плода», от субстанции, к действительным разнообразным, плодам. Но насколько легко из действительных плодов создать абстрактное представление «плод», настолько же трудно из абстрактного представления «плод» создать действительные плоды. И всякий раз, когда спекулятивный философ заявляет о существовании тех или иных предметов, он совершает акт творения. Он совершил чудо: из недействительной рассудочной сущности «плод вообще» он произвел действительные предметы природы, то есть он из своего собственного абстрактного рассудка создал эти плоды. На спекулятивном языке операция эта обозначается словами: понимать субстанцию как субъект, как внутренний процесс, как абсолютную личность. Такой, способ понимания составляет существенную особенность гегелевского метода» (12). По сути дела Маркс вскрыл основной «секрет» философии Гегеля. Гегель искусственно пытается вывести действительное многообразие из всеобщего, т.е. получить конкретные вещи из абстрактных понятий. Принцип идеалистически понятого тождества мышления и бытия является исходной предпосылкой всех искусственных конструкций Гегеля.

Необходимо отметить еще один недостаток философии Гегеля. Гегелевская система содержит в себе противоречие между революционным диалектическим методом и консервативной системой, которая в конечном итоге оказывается замкнутой, т.е. метафизической. Выдвигая критерием научности философии ее способность схватить бесконечность, Гегель не смог построить такой системы. В системе Гегеля конечно число основных ступеней развития идеи. На ступени абсолютного духа идея приходит к осознанию самой себя, описав круг, она вернулась к себе, развитие закончилось. Познавая себя, идея проходит три ступени. На ступени логики идея находится в себе и для себя, ступень природы – это инобытие идеи, ступень духа – идея, возвратившаяся к себе из своего инобытия. Последняя ступень абсолютного духа – философия. Абсолютная идея познает себя в философской системе Гегеля. Это молчаливое указание на то, что собственная гегелевская философия является вершиной развития философии вообще. В гегелевской системе абсолютная идея познала абсолютную истину. Это положение противоречит диалектическому методу, который отрицает все абсолютное, догматическое.

Анализ собственно категории идеального мы будем осуществлять в основном по тексту «Энциклопедии философских наук», чтобы последовательно проследить, как категория идеального по ходу развития идеи наполняется новым содержанием. Попутно необходимо заметить, что у Аристотеля и у Канта, обсуждавших проблему категорий, категории идеального как таковой нет. Логика в системе Гегеля, как известно, занимает центральное место. Логика – учение о развитии «чистой мысли». Философия природы и философия духа выступают у Гегеля как прикладная логика. В логике исследуются чистые сущности, чистые мысли, освобожденные от всякой чувственной конкретности, от всякой связи с предметным миром. Гегель выделяет три ступени диалектического развития мысли: определение (рассудочная ступень) – противополагание (отрицатель­но-разумная ступень) – соединение (положительно-разумная ступень).

Идеальность Гегель связывает прежде всего с понятием «снятие». Эти категории (снятое и идеальное) часто употребляются им через запятую, как синонимы. В «Большой логике» Гегель поясняет, как он понимает снятость: «Снятое и в то же время и сохраненное, которое лишь потеряло свою непосредственность, но от этого не уничтожено. Снятое – идеальное (ideelle) (курсив мой. – В.З. (13). Снятость – первая характеристика природы идеального, которую мы найдем у Гегеля. Его трактовка идеального как снятого, как связи была воспринята отечественными исследователями – Э.В.Ильенковым и А.И. Лисиным. Понятие снятия играет важную роль во всей философии Гегеля. Каждая последующая ступень системы содержит в себе предыдущую в снятом виде, каждая новая ступень – истина предыдущей. С помощью категорий снятия и идеальности Гегель пытается решить проблему бесконечности.

Понимание бесконечного как отрицания всякого конечного Гегель счел недостаточным и назвал такую бесконечность дурной. Истинную бесконечность Гегель определяет как отрицание всего конечного, но одновременно и включение всего конечного, «конечное снимается в бесконечном» (14). По сути дела Гегель определил способ существования конечного в бесконечном: «в бесконечном конечное существует в снятом виде, то есть идеально» (15). Истина конечного состоит в том, что в бесконечном оно существует идеально. Саму идеальность Гегель называет качеством бесконечности. «В отношении реальности и идеальности противоположность между конечным и бесконечным понимается так, что конечное считается реальным, а бесконечное идеальным» (16). Бесконечным Гегель считает прежде всего мышление в себе. Чистое мышление в своей сущности не имеет предела. Бесконечность – вторая характеристика природы идеального в гегелевской философии.

Давая наиболее полное определение идеального в учении о бытии, в разделе о качестве, для-себя-бытии, Гегель поясняет свое понимание соотношения идеального и реального. Наличное бытие, согласно Гегелю, обладает реальностью. Оно снимается в для-себя-бытии. «Мы вообще должны понимать для-себя-бытие как идеальность в противоположность наличному бытию, которое мы обозначили выше как реальность. Реальность и идеальность обычно рассматриваются как определения, противостоящие друг другу… Но идеальность не есть нечто, имеющееся вне и наряду с реальностью, а понятие идеальности состоит в том, что она есть истина реальности, то есть что реальность, положенная как то, что она есть в себе, сама оказывается идеальностью» (17).

В учении о бытии способ развития понятия – переход из одного в другое. В учении о сущности категория идеального приобретает дополнительное содержание. Здесь появляется категория рефлексии. В сущности все относительно, все находится в отношении рефлексии. Гегель определяет рефлексию как существование в другом, видимость в другом, удвоенное существование. В качестве образа рефлексии Гегель приводит свет, который отражается в зеркале. Положительное отражено, рефлектировано в отрицательном, ибо определенным способом содержит в себе отрицательное. Истина заключатся в том, что бытие содержит в себе, предполагает небытие, и наоборот. Рефлексия означает противоречие во всем. Переход противоположностей друг в друга, взаимная рефлексия как внутреннее противоречие является у Гегеля источником движения и развития. Гегель обнаружил, что мысль противоречива. Мы не можем мыслить положительное, не мысля при этом отрицательное. Существование в другом, мышление противоречиями – новая форма мысли, открытая Гегелем. На уровне сущности понятие идеального более содержательно, чем в учении о бытии, благодаря понятию рефлексии. Рефлексия, согласно Гегелю, может быть двух видов: рефлексия-в-самое-себя и рефлексия-в-другое.

На уровне сущности он определяет категории материи и формы. Материя – абстрактная или неопределенная рефлексия-в-другое, то, чья самость вне ее самой, внеположена, т.е. материя не имеет своей сущности в себе. Определенность материи придает форма. «Сама материя есть абстракция, которая как таковая не может быть воспринята нами. Можно поэтому сказать, что не существует вообще материи, ибо она существует как нечто определенное, конкретное» (18). В своей трактовке материи и формы Гегель в целом не выходит за пределы традиции, ведущей свое начало от Платона и Аристотеля. Вещь распадается на материю и форму, которая играет ведущую роль. «Мы нигде не встречаем существование бесформенной материи. Форма не привходит в материю извне, а как тотальность носит принцип материи в самой себе» (19). Очевидно, что Гегель в своей системе везде предпочитает форму содержанию. Здесь он в очень сжатом виде представил свою философскую позицию.

На уровне понятия развитие – это уже не переход из одного в другое, не рефлексия, а развертывание того, что уже содержалось «в себе», т.е. в снятом виде, идеально. Раскрывшееся понятие есть идея. Идея присутствует везде: и в сознании, и в каждой вещи. Ступени бытия, сущности, понятия «суть моменты идеи» (20), поэтому идею можно определить как субъект-объект, как единство реальности и идеальности, конечного и бесконечного, души и тела. Говоря о единстве, Гегель имеет в виду их диалектическое единство (21).

Природа – следующая ступень развития абсолютной логической идеи. Природа – это инобытие идеи. Идея свободно отпускает от себя свою некоторую часть в качестве природы. Важно отметить, что происхождение природы из идеи, материального из идеального выводится Гегелем искусственно, без доказательств. Природа не развивается во времени, она лишь распространяет в пространстве свое разнообразие. Материальная природа статична, «принцип развития, стало быть, распространяется Гегелем лишь на духовные явления» (22), активной может быть только мысль. В философии природы Гегель добавляет новый содержательный момент к трактовке идеального. На уровне сущности свет использовался в качестве примера рефлексии, существования в другом. На ступени природы свет и звук служат выражением ее идеальной основы, идеи в ее инобытии. Свет – это идеальность, которая проявляется только в реакции на другое, это идеальность в себе. Однако это особая идеальность. «Свет, – пишет Гегель, – физическая идеальность в противоположность реальности тяжелой материи» (23). Тяжесть, согласно Гегелю, является сущностью материи, она «составляет ее субстанциальное свойство» (24).

В своих представлениях о материи Гегель остается в рамках метафизической традиции, отождествляющей материю с массой и веществом. Свет же является абсолютно легким, т.е. не имеющим массы, он не осязаем. Именно поэтому свет и звук у Гегеля есть идеальное. «Звук – это жалоба идеального, находящегося во власти другого» (25), материального. Говоря о свете и звуке как идеальном, Гегель фактически имеет в виду их невещественность, бестелесность. Этот признак идеального был выделен еще в античности. Однако остается непонятным, почему Гегель называет свет физической идеальностью. Можно только предположить, что он понимает, что свет – это все-таки физическое явление, но, скорее всего, имеется в виду, что идеальное – это свойство природы как инобытия идеи.

Подобные трактовки идеального появились в последнее время в отечественной литературе. Ряд авторов придерживаются мнения, что всеобщее, фундаментальное свойство материи – идеальность. В другом варианте эта идея имеет выражение, что все уровни материи обладают свойством сознания (26). В противоположность этой точке зрения существует представление о материальности сознания. В разных формах некоторые исследователи придерживаются убеждения, что сознание – это физическая реальность (27).

Но вернемся к Гегелю. По его мнению, идеальность способна переходить в реальность и наоборот. Он приводит пример, как это случается в механических явлениях: в рычаге расстояние может заменить массу и наоборот. Очевидно, что расстояние Гегель считает идеальным в силу его бестелесности, невещественности. Однако, почему идеальное способно переходить в материальное, а материальное в идеальное, ему не удается объяснить: «Переход от идеальности к реальности, от абстракции к конкретному наличному бытию, непостижим для рассудка» (28).

Философия духа – заключительная часть гегелевской системы. В философии духа дано учение о человеческом сознании, о различных видах деятельности человека. Дух – это идея, вернувшаяся к себе. На ступени духа идеальное выступает как его главная характеристика. «Отличительной определенностью понятия духа следует указать на его идеальность, то есть снятия инобытия идеи, возвращения и возвращенность ее к себе из своего снятия» (29). Идеальность духа означает, что он противоположен материальному миру, возвращается к себе из своего инобытия. Происхождение духа из природы не надо понимать буквально, что идеальное у Гегеля возникает из материального. Дух приходит из природы потому, что сама природа приходит из духа – таков парадокс гегелевского идеализма. Дух, хотя он и происходит из природы, вместе с тем первоначален по отношению к природе, а также и к телесности самого человека, «природа полагается духом, а дух есть абсолютно первое. Дух не голый результат природы, но поистине свой собственный результат» (30). Дух никогда не возникал, но только познавал себя, сам порождал себя. Эта идея сильно напоминает идею бога как «неподвижного перводвигателя» в философии Платона и Аристотеля.

Философию духа Гегель делит на три части: субъективный дух, объективный дух, абсолютный дух. Субъективный дух в свою очередь тоже делится на три части: антропологию, феноменологию, психологию. Предметом антропологии служит душа, которая не есть результат материального, наоборот, телесное – результат духовного начала. В соотношении души и тела Гегель верен своим исходным идеалистическим принципам. Завершающий член триады природной души – ощущение. Трактовка Гегелем ощущения представляет для нас особый интерес. Гегель определяет ощущение как «форму смутной деятельности духа в его бессознательной и чуждой рассудка индивидуальности» (31). Ощущение он связывает с единичным, случайным, субъективным. Субъективность ощущений следует понимать как то, что человек полагает нечто в своей природной, непосредственной, единичной субъективности. Здесь может возникнуть вопрос, кем является Гегель в своей трактовке ощущения: сенсуалистом или рационалистом. «Все содержится в ощущении, и, если угодно все выступающее в сознании духа и в разуме имеет место в ощущении свой источник и свое первоначало» (32). Эта цитата может навести на мысль, что Гегель – сенсуалист, так как придерживается убеждения, что в разуме нет ничего такого, чего раньше не было бы в ощущении. Однако не стоит забывать, что ощущения у Гегеля выступают как ступени и формы саморазвивающегося мышления, а не его основой. В этом же ключе Гегель критикует Кондильяка, который, по словам Гегеля, считая ощущения основой, тем самым уничтожает цель развития духа. Таким образом, «Гегель обосновывает рационализм» (33). Гегель в принципе соглашается с основным тезисом сенсуализма, однако всячески подчеркивает, что субстанциальной основой познания служит не ощущение, а мышление, что ощущение есть всего лишь первоначальная, примитивная форма мышления. Напомним, что понимание субъекта познания у Гегеля абстрактно. Индивид осуществляет познавательную деятельность лишь по видимости. На самом деле его познание есть процесс самопознания абсолютной идеи. Реальный субъект растворяется в (идеалистически понятом) объекте.

Следующий этап развития субъективного духа – феноменология. Феноменология Гегеля имеет, разумеется, иной смысл, чем та феноменология, которую позже разработает Гуссерль. Гегель понимал феноменологию как историю отдельных и последовательных этапов освобождения мышления от всевозможных притязаний чувственности. Гуссерль говорит о феноменах как интенциональных объектах сознания, тогда как Гегель ведет речь о формообразованиях самого сознания, т.е. феноменах духа. Раздел феноменологии духа в «Философии духа» представляет собой краткое переложение большого отдельного труда Гегеля «Феноменологии духа», вышедшего в 1807 г., намного раньше, чем «Энциклопедия философских наук» (1817). Маркс назвал феноменологию духа «истоком и тайной гегелевской философии». Феноменология дает анализ самой сущности сознания как явления духа. Впервые определение сознания Гегель дает в своей работе «Философская пропедевтика»: «Субъект мыслящий более определенно есть дух. Дух проявляет себя, существенно соотносясь с каким-либо существующим предметом, в этом смысле он есть сознание. Учение о сознании есть, поэтому феноменология духа» (34). В сознании мы имеем лишь явление духа, дух как сознание есть только явление духа. Сознание лишь ступень развития духа, самосознающей реальности. Сознание в философии субъективного духа – опосредующее звено между душой (антропологией) и духом (психологией). Сознание рассматривается Гегелем лишь как момент, а не как вершина мирового развития. Чувственные и материальные основы сознания человека остаются вне поля зрения Гегеля. Гегель не ставит проблемы сознания и мозга. На ступени психологии дух рассматривается в полном отрыве от материального. Таким образом, материально-физическая основа психики Гегелем полностью игнорируется.

В сознании Я противопоставляет себя внешним предметам, тем самым утверждая свою идеальную природу. Гегель выделяет три ступени сознания. Чувственное сознание – это непосредственное сознание. Предмет определен здесь как сущий, как нечто, как единичное. Это простая непосредственная достоверность. Если сущность вещей становится предметом сознания, то это уже воспринимающее сознание. Единичные вещи становятся в отношении к всеобщему. Восприятие постигает связь вещей. В рассудочном же сознании предмет низводится или возвышается до явления некоторого для себя сущего внутреннего. Таким образом, появляется самосознание. Выражение самосознания Я=Я. «Я знаю о предмете, что он мой (он – мое представление), поэтому в знании о нем я имею знание о себе... Я все познаю как принадлежащее мне, как «я», что каждый объект я постигаю как звено в системе того, что есть я сам, – коротко говоря, что в одном и том же сознании я имею и «Я», и мир» (35). У Гегеля Я и мир находятся в сознании, мир можно познать, так как он есть проявление самого духа. Здесь мы снова встречаем формулу гегелевского идеализма – тождества мышления и бытия. У Канта мир находится за пределами сознания, но его невозможно познать, так как наше сознание не способно проникать в сущность вещи, вещь закрыта для нас. Гегель резко критикует кантовский агностицизм. С его точки зрения, «разговоры о пределах разума еще более нелепы, чем разговоры о деревянном железе» (36).




Каталог: psu -> files -> 1641
1641 -> Эволюция понятия «жизнь»
files -> Региональная идентичность в современной России: типологический анализ
1641 -> Восхождение ноосферы как искусственной жизни в настоящее время довольно расхожим становится понятие «ноосфера»
1641 -> Проблема идеального в философии И. Канта
1641 -> Д физ мат н., проф. В. Ф. Панов Пермский государственный
1641 -> Задачи современной философии: перед угрозой клерикализма и воинствующего технократизма
1641 -> Была ли «линии платона» ведущей в истории культуры? или: несостоятельность идеализма
1641 -> Теория исторического процесса К. Маркса и концепция постиндустриального общества
1641 -> К истории смысложизненной проблемы
1641 -> Современные социально-философские тенденции в понимании субъекта


Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница