Проблема целостности в материально-техническом развитии



Скачать 231.28 Kb.
Дата04.06.2018
Размер231.28 Kb.

Горюнов В.П.

д.филос.н., профессор Санкт-Петербургского политехнического университета


ПРОБЛЕМА ЦЕЛОСТНОСТИ В МАТЕРИАЛЬНО-ТЕХНИЧЕСКОМ РАЗВИТИИ
Системность малого масштаба обычно очевидна и не требует особых решений, ср. метафорическое отрицание пятого колеса в телеге. Целостность больших систем не просчитывается столь наглядно, поскольку нет однозначно определенной зависимости между их элементами – например, суммарной протяженностью дорог, качеством их покрытия, количеством автомобилей и общим числом бензозаправочных станций. Есть только варианты, конкурсность которых имеет в своей основе, прежде всего, социальное содержание и обусловлена социальной дифференциацией общества. Иначе говоря, хотя социально-экономическая целостность изначально задается технологической, тем не менее, решающими критериями остаются экономические и социальные показатели, например, объем затраченных ресурсов и общественная значимость, степень относительности которой определяется глубиной социальной дифференциации.

Конечно, технологическая сопряженность элементов отдельного процесса более поверхностна и легче выразима, тогда как во всем производстве она опосредствуется множеством факторов, включая человеческий. Так, сопряженность производственных мощностей по технологическим переделам (например, мощностей по добыче железной руды, ее перевозке, обогащению, хранению, выплавке металла, его обработке и т. д.) зависит не только от качественно-количественной определенности оборудования, но и от организации труда, наличия кадров, уровня их профессиональной подготовки и социально-экономических условий жизнедеятельности.

Системная целостность присуща не только функционированию техники, но и ее историческому развитию, которое в субстратном плане как бы повторяет эволюцию живой материи, осуществляющуюся в виде непрерывной смены поколений живых систем, непосредственно связанных друг с другом. В общеисторическом процессе субстратно непрерывного движения техники осуществляется переход от использования одних форм движущейся материи к другим.

При дифференциации системной и комплексной форм технической целостности предполагается разделение двух видов закономерностей технического прогресса, которые взаимодействуют, переплетаются друг с другом в процессе становления и эволюционирования технических средств. Вместе с тем в своем единстве


они достаточно четко субординированы – системность техники означает целостность ее предметного бытия и образует средство технического прогресса; комплексность техники означает целостность ее социального функционирования и составляет цель технического прогресса.

При таком рассмотрении системная и комплексная формы технической целостности являются противоположностями: первая выражает внутреннюю, субстратную целостность техники, обусловленную всеобщими закономерностями системного строения природы; вторая составляет функциональную целостность техники, определяемую закономерностями целостного бытия человека. Следовательно, техника может быть разложена на ее системные и комплексные элементарные составляющие, которые объектно не всегда совпадают. Соответственно системная и комплексная формы технической целостности имеют разные закономерности, но неразрывно связаны друг с другом и взаимоопределяются в границах единства природного и социального.

Закономерности комплексной целостности техники обусловлены движением общественных потребностей и выражают процесс ее функционального развития. Например, эволюция комплексной целостности средств фотографии, звукозаписи, радиовещания, телевидения и кино по существу одинакова, потому что состоит в расширении сферы воздействия на чувства человека (от неподвижного изображения к движущемуся, от черно-белого к цветному, от монозвучания к стереозвучанию, от плоского изображения к объемному и т. д.), хотя эволюция системности у каждого из этих средств своя собственная и во многом специфическая.

Таким образом, целостность техники развивается как бы в двух измерениях, будучи по-разному детерминированной природными и социальными закономерностями взаимосвязи и взаимообусловленности явлений. Материально-технический комплекс стремится к полному завершению, к такому состоянию, когда он оказался бы способным удовлетворять всю конкретно-историческую совокупность потребностей, связанных с применением материально-технических средств. Однако, создавая комплекс технических средств, человек постоянно сталкивается с инерцией и внутренней системной целостности, сопротивлением их собственного предметного бытия.

Комплексная целостность техники не укладывается в рамки ее системности и вступает в противоречие с ней. Это противоречие выступает в качестве движущей силы материально-технического развития. В принципе вся совокупность материально-технических средств и конкретно-историческая природная среда представляют собой единое целое, функционирующее и развивающееся в силу постоянно разрешающегося и вновь возникающего противоречия между системной и комплексной формами материально-технической целостности, когда техника в соответствии с направлением функционального развития должна преодолеть природные связи, вырваться из пут естественно обусловленной системности, которая, в свою очередь, стремится к своему полному завершению, к состоянию устойчивого равновесия входящих в нее элементов, сопротивляется комплексности, постоянно навязывающей новые функции и «возмущающей» устойчивость системы техники, а через нее и устойчивость системы природы.

С точки зрения современного научного знания принцип материально-технической целостности ясен и прост: весь предметный мир человеческого бытия представляет собой единую систему, которая, следовательно, может быть рассчитана по любому из ее элементов, взятому в качестве базового, исходного. Например, для того чтобы прокормить человечество, необходимо получить определенное количество хлеба; в свою очередь, для его производства надо обработать соответствующие земельные площади, для чего необходимо иметь некую совокупность орудий и машин, к ним горючее и так далее по всей цепочке до ее относительного замыкания на человеке в качестве потребителя в начальном звене и как производителя в конечном. Конкретный подсчет выглядит следующим образом. Для обеспечения людей всеми видами продуктов питания по рациональной норме необходимо получать урожай зерновых 1 т на человека. При средней урожайности 15 центнеров (российские показатели) с 1 гектара могут кормиться один–два человека. Соответственно, чтобы обеспечить едой все человечество, необходимо ежегодно засевать (без учета потерь) более 4 миллиардов гектаров, что почти в два раза больше суммарной площади бывшего СССР, или одной шестой земной суши. Далее можно высчитать, сколько и какой техники, топлива, различных удобрений и т. д. надо для поддержания такой урожайности. Затем выполняется расчет производства самой техники и топлива, а потом... в общем, всей цепи не охватить.

Тем не менее, хотя принцип целостности в материально-техническом развитии на первый взгляд кажется очевидным, ее адекватной модели не существует – ни натуральной физической, ни условной стоимостной, ни математической. По методам расчета целостности материальная производственная практика, по сути, не идет дальше функциональной схемы стихийно регулируемой сбалансированности производства и потребления. И никто не может гарантировать, что реальная материально-техническая целостность сбалансирована так же как живой организм, что, например, суммарное количество работников, рассчитанное по всем элементам материально-технической системы, необходимой для создания достаточного потребительского комплекса, не превзойдет население Земли.

Конечно, трудности построения такой модели связаны, прежде всего, с необходимостью обработки невообразимо огромных массивов информации, которая к тому же постоянно меняется, так как система чрезвычайно динамична. Однако главным препятствием здесь является не сложность системного расчета как такового, а определенная направленность системы – ее функциональная и структурная заданность, поскольку любая система, как совокупность взаимосвязанных элементов, никогда не достигает состояния абсолютной замкнутости самой на себя, когда любой из элементов мог бы служить исходной точкой отсчета, подобно замкнутой кривой, не имеющей начала как такового. Система характеризуется неоднопорядковостью начальных, промежуточных и конечных элементов. Она, независимо от степени сложности, при всех ее структурных сплетениях и пересечениях всегда представляет собой незамкнутую, с многочисленными ответвлениями цепь. В ней всегда наблюдается дефицит показателей какого-либо из элементов, поэтому развитие системы есть постоянная пульсация, движение волн указанного дефицита от одного элемента к другому с периодическим возвратом после прохождения по всем направлениям взаимосвязи и взаимозависимости.

Технический комплекс стремится к полному завершению, к такому состоянию, когда он оказался бы способным удовлетворять всю конкретно-историческую совокупность потребностей, связанных с применением техники. Последняя обладает относительно самостоятельным направлением функционального развития, в соответствии с которым она должна преодолеть природные связи, вырваться из пут естественно обусловленной системности. В свою очередь, системность техники тоже стремится к полному завершению, состоянию устойчивого равновесия своих элементов, противодействующему появлению новых социальных функций техники, становлению ее комплексной целостности.

Внедрение нового элемента в систему техники требует ее определенной перестройки, пропорциональной объему связей этого элемента. Так, одно дело изменить состав горючего для автомобилей, но совсем другое – перевести их на электротягу. Во втором случае даже при наличии удовлетворяющей всем требованиям электродвигательной установки такая замена оказалась бы неосуществимой без радикальной перестройки всей экономики. Консервативность системной целостности в определенной степени увековечивает стандарты и возводит некоторые показатели техники чуть ли не в ранг постоянных величин природы (исторически сложившаяся ширина железнодорожной колеи, калибры оружия и многие другие типоразмеры).

Каждая отрасль техники опирается на всю ее систему и не может в своем развитии «выскочить» из пропорций системной целостности. Например, проектная скорость движения конвейера ВА3а обеспечила выпуск одного автомобиля каждые 22 секунды. Эта скорость была определена темпом развития всей системы техники и поэтому не могла быть увеличена хотя бы на 1 секунду без какой-либо недоделки автомобиля. То есть в системности одного изделия воплощается материально-техническая целостность всей экономики, «скоростью» совокупного движения которой и задается скорость движения конкретного сборочного конвейера. Но всю экономику не переключить на другую скорость простым нажатием кнопки.

В то же время характер соотнесенности отдельных отраслей техники с общим уровнем ее развития не одинаков для разных отраслей. Некоторые из них отражают состояние всей системы техники за счет того, что фокусируют в себе ее достижения и демонстрируют, так сказать, предел возможностей (космическая техника). Другие отрасли характеризуют систему техники, будучи ее становым хребтом. Сюда относятся отрасли машиностроения, химической и нефтехимической промышленности, электроэнергетика.

Инерция целостности, как фактор развития, не поддается однозначной оценке. Обеспечивая устойчивость предмета, она может играть роль источника его развития, но одновременно служит тормозящим фактором. Системная целостность техники, базирующаяся на материально-предметной сопряженности ее отдельных элементов, в определенной степени консервативна, она чутко реагирует на малейшие изменения элементов и структуры и сопротивляется этому. Так, по мере расширения и усложнения материально-технической сферы некоторые показатели все больше закрепляются и стремятся к фундаментальности постоянных величин природы (например, калибры оружия или исторически сложившаяся ширина железнодорожной колеи в разных странах, унифицировать которую пока что оказывается практически невозможно, и при пересечении границы до сих пор приходится менять колесные тележки вагонов; в связи с этим железнодорожникам бывших союзных республик, граничащих с дальним зарубежьем, еще предстоит принять нелегкое технико-экономическое, обремененное политикой решение о ширине своей национальной колеи). Количество подобных показателей увеличивается нарастающими темпами, а их влияние на всю систему техники становится глубже и разветвленнее. Тем не менее, системная целостность техники, никогда не достигая своей завершенности, постоянно требует включения новых элементов и перестройки структуры. Отсюда следует, что роль материально-предметной сопряженности в техническом прогрессе неоднозначна и противоречива. Изменение отдельных элементов тормозится инерцией сложившейся структуры всей системы техники, что замедляет темпы ее развития. Даже при удачной разработке автомобильной электродвигательной установки, отвечающей всем требованиям современных транспортных средств (по скорости, мощности, запасу хода и т. д.), она не сможет быть внедрена за то время и с теми усилиями, которые необходимы для налаживания производства нового изделия, потому что «ударная волна» от структурного сдвига в одной отрасли так или иначе потрясет всю экономику.

С точки зрения системности очень показательна драматическая ситуация в энергетике. С полным основанием надеясь на обуздание термоядерной энергии, нельзя забывать, что создание собственно установки по ее выработке лишь приблизит нас к решению энергетической проблемы в ее определенном конкретно-историческом виде, но само по себе еще не решит именно в силу вышеуказанных обстоятельств. И вообще от освоения термоядерной энергии следует ожидать не столько появления «второго дыхания» у современной технологии, сколько нового технического переворота. В противном случае сосуд с энергией увеличится, но горлышко останется прежним.

Субстратная непрерывность, преемственность развития техники, обусловленная влиянием ее системной целостности, объективизирует технический прогресс и не позволяет обществу миновать тот или иной технологический способ производства. Отдельные открытия, сколь бы ни были они значительны сами по себе, не способны революционизировать технику, если они не вплетаются в общую ткань ее системной целостности. История техники знает немало случаев, когда научные открытия и технические изобретения не могли быть использованы на практике именно из-за отсутствия необходимой базы, а не потому, что их не поняли современники, т. е. не только по причине социального консерватизма. Да и сами открытия и изобретения становятся все более соразмерными с уже существующей системой техники. Конкретно-историческая экспериментальная и производственная база не выпускает их за пределы объективной перспективы, «экстраполируемой» системной целостностью уже существующей техники. Процесс научных исследований и конструкторских разработок стал крупным потребителем наиболее прогрессивных и дорогостоящих средств, а соответственно, деятельность ученого-одиночки – практически невозможной. Таким образом, чем масштабнее и разветвленнее система техники, тем труднее отдельным открытиям и изобретениям форсировать ее развитие. Но, чем более радикальным будет изменение какого-либо отдельного элемента, тем глубже и шире станут изменения во всей системе, а в конечном счете и эффективнее, потому что отпадет необходимость воспроизводить многие элементы, функции которых ограничивались поддержанием целостности эволюционирующей в границах одного и того же качества системы, т. е. происходит освобождение от накопившегося балласта, шлаков целостности.

Материально-техническое развитие характеризуется определенной временнóй координатой – интервалом опережения всей системы техники в отдельных открытиях и изобретениях как глубиной моделирования ее будущих состояний. Задача научно-технической политики в первую очередь в том и состоит, чтобы обеспечить соответствующие прорывы, определить приоритеты материально-технического развития. Отсутствие научных и технических заделов на перспективу необходимо приводит к застою.

Опережение в материально-техническом развитии включает в себя и специальные прогнозные исследования, позволяющие рассчитывать развитие целостности. За их основу принята ее экстраполяция с учетом возможных вариантов качественных изменений. Образцы будущей техники должны не только существовать на бумаге, но и реально функционировать в системе техники. Только тогда можно определить их качество и степень необходимых изменений в системе. Это одна из ступеней опережения. Самые дальние, конечно, могут быть заданы только функционально и фигурируют лишь в виде некоторых идей, вытекающих из тенденций реального технического прогресса.

Каждый этап научно-технического прогресса имеет определенный максимально возможный уровень опережения этого этапа, отраженный в открытиях, изобретениях и внедрениях. Открытия обусловлены всем мировым научно-техническим потенциалом, и поэтому ученые нередко могут существенно опережать научно-технический прогресс в своей стране. Изобретения в большей степени ориентированы на национальный научно-технический потенциал. Наконец, внедрение представляет собой процесс вписывания новой техники и технологии в существующую целостность и способно опережать материально-техническое развитие именно настолько, насколько материально-техническая система уже подготовлена для перехода на следующую ступень своего развития. Таким образом, в нормально развивающейся системе каждое новое изделие должно быть изобретено и внедрено в свой срок. В той мере, в какой перерывы постепенности, а иначе говоря – технические революции, в тех или иных областях придают всей системе техники резкое ускорение, в такой же мере отставание даже в отдельных областях материально-технического развития отбрасывает ее назад на больший срок, чем данное конкретное отставание. В материально-техническом развитии прослеживается связь между глубиной опережения головными элементами материально-технической системы и дальностью отрыва лидеров от основной массы стран по техническим показателям развития цивилизации. Чем более отдаленное техническое будущее стыкуется с современными контурами материально-технического развития, тем больше этот отрыв и тем меньше остается надежд у аутсайдеров когда-либо его ликвидировать.



  1. Исходя из современной продолжительности циклов обновления материально-технических средств, можно достаточно определенно описать технику на десятилетия вперед и проверить не столь давние прогнозы футурологов, поскольку она уже сейчас воплощена не только в чертежах и опытных образцах, но и в действующих средствах современной материально-технической системы. Соответственно рассчитывают насколько увеличится разрыв по тем направлениям материально-технического развития, по которым Россия оказалась ниже мирового уровня.

Если Россия сейчас опоздает с образцами техники будущего, то с его приходом отстанет еще больше. И наоборот, если Россия сумеет осуществить прорыв в приоритетных областях, то по материально-техническому развитию выйдет на самые передовые рубежи. Повторение разработанных конструкций и технологий, тем более тиражирование или просто покупка готовых изделий, нередко экономически оправдываемые в масштабе отдельных производств или отраслей, принципиально не позволяют преодолеть определенный интервал научно-технической отсталости. Выход на передовые рубежи научно-технического прогресса выражается в занятии господствующих позиций в материально-технической целостности, в способности определять ее ключевые элементы, а значит, в возможности оказывать решающее влияние на формирование всей материально-технической целостности. Здесь жизненно важно не ошибиться в выборе приоритетов и вообще в выработке стратегической концепции научно-технического прогресса.

В отдельном механизме подбор узлов и деталей подчинен его выходным параметрам, которые задают определенный уровень качества этих узлов и деталей. Снижение уровня данного качества приводит к уменьшению функциональных возможностей всего механизма, при завышении качества увеличивается его цена, но функциональные возможности остаются неизменными. Элементы более широких систем имеют и более широкую функциональную ориентацию, а следовательно, и бóльшую самостоятельность в своем развитии. Кроме того, вместе с увеличением масштабов систем возрастает и степень общности их показателей, сплавляясь в одну предельно общую функцию. Соответственно фактор целостности усиливает свое воздействие прямо пропорционально росту масштабов материально-технического развития.

Показатели технического развития, определяемые целостностью всей материально-технической сферы, не обязательно совпадают с возможными показателями отдельных технических средств, рассматриваемых вне общей материально-технической целостности. При этом неравномерность распределения качества в материально-технической системе определенным образом нивелирует показатели отдельно взятых систем, подгоняя их друг к другу, подобно сочлененным деталям и узлам некоего механизма. Иначе говоря, материально-техническая система характеризуется некоторой степенью функциональной сбалансированности, базирующейся на технологической сопряженности ее элементов, самый слабый из которых, образно говоря, является зачетным, определяющим фактический уровень всей системы, выражает ее общие показатели.

Исходя из наличия множества ступеней системности материально-технического развития, нетрудно понять, что его действительный уровень может далеко отстоять от планируемого расчетного, причем только в сторону понижения, поскольку в системности нет ни закона наибольшего, ни закона среднего, а есть только закон наименьшего. Таким образом, одно из важных направлений организации материально-технической целостности составляет ее оптимизация. В настоящее время это жизненно необходимо, так как масштабы и качественное многообразие современного производства намного превзошли меру непосредственной данности, очевидности самой целостности, поддающейся расчету на основе практического опыта и интуиции. Действительно, каковы пределы единичных мощностей в энергетике с точки зрения экономики, экологии, геополитики? Сосредоточивать усилия на поиске новых способов транспорта энергии на дальние расстояния от атомных станций, а в дальнейшем от термоядерных гигантов или искать новые способы местного энергообеспечения в нетрадиционной энергетике? Лучше ли было строить один большой порт вместо нескольких маленьких для расширения «окна в Европу» в районе Санкт-Петербурга после распада Союза? Эти и многие другие проблемы альтернативны сугубо относительно, в границах определенного конкретно-исторического периода. Чем шире рамки такого периода, тем в большей мере могут меняться местами положительность и отрицательность последствий материально-технической деятельности.

На определенном уровне целостность становится неуправляемой, что выражается, в частности, в растущем несоответствии увеличивающихся производственных вложений и уменьшающихся конечных результатов. К подобному экономическому парадоксу приводит стихия целостности, по крайней мере, в абстрактной модели. Вместе с тем в настоящее время появились технические средства, позволяющие рассчитать оптимальные состояния материально-технической целостности и обеспечить ресурсосберегающее производство, в осуществлении которого собственно экономия возможна только на первом этапе – в период упорядочения целостности, а в более широком смысле речь идет об общем повышении коэффициента полезного действия в материально-техническом развитии.

Однако материально-техническое, физическое и моральное развитие не состоит из абсолютных скачков от старых систем к новым. Как и всякое развитие, оно заключает в себе единство устойчивости и изменчивости в соотношении, определяемом конкретно-историческими обстоятельствами. Противоречие между материально-техническим функционированием и развитием находит свое разрешение в процессе материально-технической реконструкции, сочетающее в себе внедрение новых элементов в систему материально-технических средств «на ходу», т. е. при продолжении и нарастании скорости ее функционирования. В экономической сфере это называется единством экстенсивного и интенсивного развития производства. Характер их соединения обусловлен социальными основаниями хозяйственного механизма. То, что в России перешли к новым экономическим отношениям, означает следующее: реконструкция материально-технической системы регулируется новыми методами на основе этих новых отношений. Но задача самой реконструкции остается на повестке дня, и откладывание решения приводит лишь к ее усложнению, как отсрочка платежа к нарастанию процентов, а запущенная болезнь – к хроническому состоянию.

Разумеется, законы материально-технической целостности не одинаково проявляются в системах разных масштабов. Но если по отношению к отдельному механизму приемлемо хотя бы абстрактное допущение одновременности физического и морального износа, то модель развития всей системы техники в виде такой пульсации уничтожения и возникновения просто не имеет смысла. Материально-техническое развитие всегда включает в себя процесс реконструкции с определенным соотношением степеней эволюционности и революционности. В отличие от отдельного механизма материально-техническую систему невозможно остановить и поставить на капитальный ремонт, она непрерывно реконструируется.

Таким образом, материально-техническая система всегда имеет слабые элементы, требующие совершенствования или замены; ее полное обновление представляет собой некий цикл, реальный, но не поддающийся однозначной хронометрии, потому что циклы физического и морального обновления не совпадают. Эти циклы можно обозначить как обновление функционирования, с одной стороны, и обновление развития – с другой. В идеале они совпадают, т. е. обновление функционирования подчинено обновлению развития, есть просто форма его овеществления, поскольку элементы системы заменяются не дубликатами в качестве запчастей (новые элементы функционирования), а усовершенствованными изделиями (новые элементы развития). При этом физический и моральный износ по своему жизненному циклу должны совпадать.

Внедрение в систему новых элементов функционирования не нарушает ее структуры, и при наличии необходимой степени субстратной совместимости внедряемого элемента с другими элементами системы она продолжает существовать. Для одних систем эта степень совместимости может быть больше, для других меньше. Организмы требуют очень высокой степени совместимости, чем, собственно, и определяются главные трудности трансплантации живых органов и протезирования. Технические системы не живые, но принцип здесь действует тот же: либо «грубый» элемент губит «нежную» систему, либо «грубая» система губит «нежный» элемент. Оба варианта технической несовместимости отражены во множестве реальных жизненных сюжетов на общую тему – безоглядный импорт новейшей техники и технологии без учета фактора технической целостности. Таким образом, качество продукта измеряется степенью его вписываемости в целостность процесса, в котором он функционирует. В производстве это, например, вписываемость поставляемых смежниками-изготовителями комплектующих в конечное изделие, в быту – вписываемость в потребительский комплекс.

Внедрение в материально-техническую систему новых элементов развития, как было указано ранее, связано с общим изменением системы, определенной перестройкой ее структуры и остальных элементов. Здесь тоже существует мера соответствия, при несоблюдении которой новый элемент отторгается системой, подобно тому как отторгается организмом какое-нибудь лишнее образование в нем.

Материально-техническая система задается ее функциями. В частности, элементы и структура производственной системы соответствуют элементам и структуре производимых систем. Ясно, что изготовление чайников на крупном машиностроительном предприятии потребует частичной загрузки собственно производящих мощностей и совсем мало коснется исследовательской и расчетно-конструкторской базы производства, даже если снабдить чайник каким-нибудь электронным устройством для получения художественного свиста. И наоборот, наладить изготовление сложных технических устройств на предприятиях с преобладанием технологии на основе ручного труда просто невозможно. Следовательно, функциональное переориентирование материально-технической системы, и в частности перепрофилирование производства, также имеет свою меру – в одном случае оно ограничено материально-технической системностью, в другом – экономической целесообразностью.

Данная проблема в ходе реформ превратилась из сугубо теоретической в сугубо практическую в связи с конверсией, когда образно-художественный лозунг перековки мечей на орала реализуется чуть ли не буквально. Конверсия в современном понимании – это уже не просто обратная перестройка народного хозяйства после окончания войны, а его своеобразная демобилизация, возврат на мирные рельсы. Конверсия – процесс органичного срастания военной и мирной ветвей материально-технического развития на единой базе научно-технического прогресса.

Причина опережающих темпов военно-технического развития имеет объективный характер – они обусловлены конкуренцией, состязанием государств за место в мировом сообществе; здесь в наибольшей степени проявляется роль социальной дифференциации в качестве движущей силы материально-технического развития. Военное производство определило общую направленность современного научно-технического прогресса, а военная техника играет роль головных образцов всей техники. Мы не беремся дать категорический ответ на вопрос о соотношении общего и военного материально-технического развития, каковы были бы темпы общего без военного, – это тема самостоятельного исследования. Для нас в данном случае важен сам факт асимметричности во взаимосвязи военных и мирных отраслей, когда в одну сторону преимущественно двигаются материальные ресурсы, а в другую – новые научно-технические идеи и технологии. Обратный поток от военно-технической сферы продиктован не идеями гуманизма или пацифизма – в нем заинтересован военно-промышленный комплекс в целях укрепления своей собственной материальной базы. Весь вопрос заключается в том, каково действительное содержание и значение этой обратной связи, не говоря уже о степени взаимовыгодности вышеуказанного встречного движения.

Вообще примечателен сам факт того, что Россия оказалась перед болезненной проблемой конверсии в мирное время. Здесь главное не сокращение военного производства как таковое, а специфика российского военно-промышленного комплекса. Гонка вооружений, как тень сопровождавшая социализм на всем протяжении его существования, была непосильной ношей для экономики, особенно если необходимо было добиться соответствия общего уровня материально-технического развития страны и технического уровня военной техники. «Оборонка» не вписывалась в общую материально-техническую систему в качестве ее элемента, как не вписывается, скажем, эксплуатация современных компьютеров в систему обслуживания старого телеателье. Поэтому для обеспечения производства новейших вооружений пришлось создать параллельную народнохозяйственную структуру, военное производство в чистом виде на базе автономно функционирующей и развивающейся материально-технической системы с собственной инфраструктурой. Ее связь с народным хозяйством, по сути, была односторонней, и трудно сказать, что при чем существовало фактически – то ли военно-промышленный комплекс при народном хозяйстве, то ли народное хозяйство при военно-промышленном комплексе, разрастание которого, подобно раковой опухоли в организме, все больше разрушало системную целостность техники.

Вопрос о конверсии решен самой жизнью: больше нет единых вооруженных сил мировой системы социализма, нет единой оборонной промышленности, а самое главное – нет всеобщего противостояния двух мировых систем, диктовавшего постоянную готовность к ведению собственными силами глобальной войны на уничтожение. Но он не решен с точки зрения путей реализации, поскольку понятие конверсии не наполнено конкретным технико-экономическим содержанием, конверсия не просчитана на определение места военного производства в едином народнохозяйственном комплексе. Прекращение финансирования оборонных предприятий – это не конверсия, а просто свертывание производства, разоружение; и переход к изготовлению первоклассных видеомагнитофонов и электронных кухонь ничего не меняет. Чтобы принять решение о выпуске какого-нибудь дефицитного бытового прибора на высокотехнологичном оборонном предприятии, особых интеллектуальных усилий не требуется. Но, кроме ограбления самих себя, если по крупному счету, это ни к чему не приведет. Это не означает, что конверсию можно повернуть таким образом, чтобы продолжить расширенный выпуск оружия на продажу. В принципе такой сценарий мало будет отличаться от сценария с продажей природных ресурсов в главной роли, хотя, разумеется, роль оружейного придатка в мире более престижна, нежели придатка сырьевого.

Вероятно, единого детального сценария конверсии объективно не может быть. Но может и должен быть выдержан единый принцип, который предполагает ликвидацию надстроечного паразитирующего характера «оборонки», и такое включение в общую материально-техническую системность, когда ее функционирование в новом качестве будет осуществляться на той же высоте технологии и даже с большей динамикой роста за счет большего разнообразия продукции, когда мирные и военные товары будут выпускаться на одном уровне при максимально высоких требованиях.

Однако оцененная с позиций целостности действительная ситуация с конверсией сейчас такова, что речь надо вести скорее не об органичном включении оборонной промышленности в общую материально-техническую систему, а наоборот, о приведении всей системы в соответствие с оборонным производством. Сказать, что конверсия находится в начальной стадии, значит ничего не сказать, точнее - в начальной стадии находится разговор о конверсии. Ибо есть еще один фактор, о котором не упоминают: разработка новой военной доктрины, коренная военная реформа неумолимо ставят вопрос о качественном переоснащении армии. Таким образом, наряду с конверсией перед оборонной промышленностью встанет задача переключения на новые виды вооружений. Получается своеобразный гибрид конверсии с реконструкцией.

В зависимости от соотношения комплексной и системной форм технической целостности по их удельному весу тот или иной этап развития техники имеет разные возможности планирования и прогнозирования технического прогресса. Системная целостность техники преимущественно ориентирует ее эволюционное развитие и дает больший простор планам и прогнозам в этой области, а комплексная предполагает качественные, революционные изменения в технике, поскольку связана с возникновением новых потребностей, а значит, в данном отношении более ограничена. При этом, конечно, надо учитывать, что объективная противоречивость технического прогресса делает достаточно условной такую связь комплексной и системной целостности техники с революционными и эволюционными стадиями ее развития, первичными и вторичными потребностями.

Противоречивость соотношения комплексной и системной форм целостности современной техники усиливается. Системность техники перешагнула национальные границы, вышла за пределы отдельных стран. Глобализация состоит в интернационализации единой системы техники в единстве с ее транснациональной монополизацией. Окончательным результатом такого расширения системности техники неизбежно является усиление межобщностных противоречий и экономическая неравноправность, отводящая ряду стран роль вспомогательных элементов в общем процессе материально-технического развития.

Недостаточное использование комплексного подхода приводит к различным формам распыления материально-технических ресурсов (дублирование производства, встречные перевозки и пр.), торможению многоступенчатого процесса разработки и внедрения новой техники и технологии, а также к снижению эффективности ее использования, ослаблению стыковых участков материально-технического развития (автотранспорт и дорожное строительство) вплоть до неравнопрочности отдельных узлов и деталей, изготавливаемых на предприятиях разных ведомств, и к многим другим проявлениям рассогласования комплексной и системной форм технической целостности.



Преобразование и использование в технике предметов и процессов природы, в конечном счете, есть преобразование и использование форм их системной целостности. В свою очередь, социальность функционирования технических средств выражается в их комплексности. Соответственно единство этих форм технической целостности в наибольшей степени обнаруживает единство природного и социального в технике.


Каталог: wp-content -> uploads -> 2015
2015 -> Социальная философия
2015 -> Курсовая работа на тему: Наши эмоции друзья или враги? Их роль в конфликтоной ситуации
2015 -> Медиалогия как интегрированная наука информационной эпохи и ее роль в модернизации России Ключевые слова
2015 -> -
2015 -> Вопросы для подготовки к вступительному экзамену в аспирантуру по «Философии»
2015 -> Никколо Макиавелли
2015 -> Астрономия и современная картина мира
2015 -> Методы социологического исследования


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница