Природа власти (Фрагмент cd-диска «Охота на власть»1)



Скачать 318.52 Kb.
страница1/12
Дата14.05.2018
Размер318.52 Kb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12




Попов С.

| Кентавр № 37 (декабрь 2005)


Природа власти

(Фрагмент CD-диска «Охота на власть»1)

ВВЕДЕНИЕ

Сначала [1] необходимо определить, с какой точки зрения мы смотрим на власть. Выбранная точка отсчета откроет те или иные перспективы в понимании власти.

Рассмотрим три главные линии исследования или описания власти, и по отношению к ним выстроим свой подход. Первая из них – метафизика власти.

Когда говорится о метафизике власти, за наблюдаемыми нами проявлениями власти выделяется некоторая всеобщая система сущностей или единая сущность, которая стоит за властью. Таким подходом пользовалась немецкая классическая философия, которая относит власть к одному из проявлений некоторой всеобщей сущности. У Гегеля в таком качестве выступает Дух, у Иммануила Канта – всеобщий разум. В конце концов эти линии выводят нас к идее Бога как к предельной инстанции, которая задает все формы человеческой жизни и ее понимания.

Здесь мы не будем использовать метафизические подходы к власти. Есть несколько оснований, по которым метафизика власти проигрывает другим линиям исследования. Метафизическая линия власти сразу дает один ответ, который явно следует из самого устройства метафизического метода, что власть – от Бога. Тем самым такой ответ закрывает нам возможности взаимодействия с властью, попыток ее из­менения, исследования и понимания ее механизмов. Тому, кто пойдет по метафизической линии, предлагается стать пассивным созерцателем власти, который может лишь познавать ее.

Но мы строим свою работу на других основаниях. Искомая конструкция власти должна приводить к тому, чтобы человек имел возможность осваивать сущности, с которыми он сталкивается, в данном случае – осваивать власть (в какой-то степени), делать механизмы власти средством повышения собственной мощности настолько, насколько это будет возможно. Для этого нам понадобится такая линия исследования, которая позволит дать ответ о том, как власть появляется, как развивается и претерпевает разного рода трансформации, чтобы человек мог осмысленно пытаться участвовать в механизмах власти и с ними взаимодействовать. Одна из наших задач – в том, чтобы показать, как появляется такого рода мышление.

В литературе существует много попыток описания власти в рамках другой распространенной линии. Назовем ее «власть как феномен» (явление). В этой линии проявления власти, которые можно эмпирически наблюдать и описывать, объясняются наличием у власти собственной сущности. Эта сущность не обязательно будет единственно возможной. В науке мы можем привести массу примеров, когда по отношению к различным проявлениям власти строятся различные гипотезы о ее сущности. К примеру, в социологии были построены гипотезы власти как социального явления, как особого рода социальных отношений, как одного из элементов общества и пр. Так, распространенная формула власти, данная немецким классиком социологии М.Вебером, связывает власть с особым типом социальных отношений, характеризующихся возможностью одного диктовать свою волю другому. Тогда, наблюдая ситуацию, когда воля одного навязывается другому вопреки его желанию и он вынужден ей подчиниться, мы относим ее к сущности власти и говорим, что между ними установился определенный тип социальных отношений, а именно – властные отношения.

Другого рода примеры линии «феномен власти» можно привести из области психологии. Есть многочисленные попытки связывать проявления власти с психическими конструкциями, типа комплексов лич­ности или определенным устройством бессознательного, как у З.Фрейда. Линия «феномен власти» приводит к следующему результату: мы можем каждый раз строить разные гипотезы относительно сущности власти и таким образом объяснять наблюдаемые про­явления власти.

Здесь такого рода феноменологическая и позитивистская линия также не может быть использована. Причина в том, что мы не сможем с ее помощью осваивать или трансформировать системы власти, поскольку каждый раз окажемся в ситуации, когда перед нами будут разного рода частности (психологические, социологические, политологические и другого рода конструкции). Они, несомненно, позволяют нам иметь множество разных гипотез о власти, строить разные теории по этому поводу, но, не раскрывая нам механизмов появления, развития, изменений власти, не дадут возможность осмысленно с властью взаимодействовать.

Третья линия, пожалуй, распространена еще больше первых двух. Это линия обывательских, наивных представлений и стереотипов о власти. В сознании многих людей власть связана со следующими образами: президент, Кремль, Государственная Дума, разного рода правительственные учреждения и ведомства – вплоть до инспектора ГАИ на дороге. С властью ассоциируются выборы, тема коррупции, влияния и прочее. В любом случае такая наивно реалистическая линия подменяет объяснение механизмов власть совокупностью предметов, образов. В рамках такой линии мы не сможем взаимодействовать с властью, поскольку будем иметь дело не с властью, а с ее представителями или теми, кто распространяет или представляет разного рода стереотипы о власти. К примеру, о власти говорят журналисты, депутаты государственные деятели, милиционеры, солдаты и прочие. И люди далее уже не различают, где проявления власти, а где ее сущность. Тем самым эта линия не позволяет нам хоть сколько-нибудь серьезно попытаться исследовать власть и понять ее механизмы.

Поскольку ни одну из описанных выше точек зрений на власть мы не можем взять за основу, мы должны найти собственный подход к ней. Он должен одновременно учитывать естественный ход разворачивания власти, то есть отвечать на вопрос, что есть власть сама по себе и какова ее конструкция, и позволять при этом строить активное участие человека в ней – и ее последующее освоение. При этом вряд ли мы сможем полностью не обращать внимания на естественную составляющую власти, которая диктует свои ограничения на наши действия. Пока человек не обладает настолько большой мощностью, чтобы мы могли к власти относиться сугубо инженерно, то есть каждый раз мочь делать такую власть, которая нужна в данный момент. Ряд исторических примеров демонстрирует, что власть в человеческих сообществах восстанавливается вне зависимости от конкретных желаний людей.

Поэтому подход к понятию власти с точки зрения понимания ее природы, механизмов появления и разворачивания власти, а также разрушения власти, на наш взгляд, задает некоторую перспективу, причем существенно бóльшую, чем три вышеупомянутых линии. Исследование природы власти позволит выделить границу того, какие структуры власти мы можем менять, а какие – нет. Мы сможем отмечать уровень наших возможностей, пытаться его повышать, а на протяжении истории отмечать сдвижку в этих возможностях.










Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница