Предмет истории социология как особой гуманитарной дисциплины составляет процесс развития социологического знания, который может рассматриваться двояко: в его широком или узком смысле


НИКОЛАЙ КОНСТАНТИНОВИЧ МИХАЙЛОВСКИЙ(1842—1904)



страница16/21
Дата07.01.2018
Размер1.08 Mb.
ТипЛитература
1   ...   13   14   15   16   17   18   19   20   21

НИКОЛАЙ КОНСТАНТИНОВИЧ МИХАЙЛОВСКИЙ(1842—1904)

Выдающийся ученый-социолог, общественный дея­тель, идеолог народнического движения, популярный писатель и публицист, один из основателей субъективного метода, Михай­ловский оставил свой след в истории науки как глубокий и раз­носторонний исследователь фундаментальных проблем социоло­гического знания.. Популярности Михайловского в российском обществе во многом способствовала его деятельность публици­ста, сотрудничество в крупных журналах. Он редактировал «Отечественные записки», в которых опубликовал многие свои работы по социологии, начиная с программной статьи «Что та­кое прогресс?», редактировал журнал «Русское богатство», из­вестный орган либерального народничества, сотрудничал в «Се­верном вестнике».

Место Михайловского в истории общественной мысли, поли­тической и культурной жизни России наиболее точно определил его главный идейный противник — В. И. Ленин, по словам ко­торого это был один из «лучших представителей и выразителей взглядов русской буржуазной демократии в последней трети прошлого века» [333]. Лидер целого поколения народников, он по праву считался одним из столпов критической мысли 70-х годов, посвятившим всю свою жизнь утверждению веры в ин­теллигенцию, в необходимость укрепления русских националь­ных традиций, в особый исторический путь своей страны. На раннем этапе был связан с революционным народническим под­польем. Впоследствии перешел к умеренным политическим взглядам.

Современники отмечали исключительное благородство соци­ологии Михайловского, ориентированной на интересы развития личности и целиком посвященной исследованию живых лично­стей, остававшихся незамеченными при использовании сравни­тельно-исторического подхода. Высоко оценивалась новизна ме­тода, разработке которого он уделял много внимания.

Свое жизненное кредо Михайловский сформулировал следу­ющим образом: «Безбоязненно смотреть в глаза действитель­ности и ее отражению — Правде-Истине, правде объективной, и в то же время охранять Правду-Справедливость, правду субъ­ективную — такова задача всей моей жизни» [92, 1, 164]. За­дачу социологии Михайловский видел в исследовании личности во всех ее проявлениях: биологических, психологических, соци­альных — и на этом основании — установлении факторов, сло­во всех ее проявлениях: биологических, психологических, соци­ального идеала. Все это он обозначил термином «борьба за ин­дивидуальность». Благодаря глубокой и всесторонней разработ­ке темы личности Михайловский пришел к психологическому обоснованию социологии, в котором ему по праву принадлежит ведущее место в мировой науке.

Творчество Михайловского было хорошо известно в России, но оставалось закрытым для западной науки. Да и в самой России больше были известны другие стороны его деятельности, что было отмечено, в частности, Кареевым, который с сожалени­ем писал: сделано было Михайловским для социологии немало, что было поздно признано ученым миром [54, 140—141].

На формирование взглядов Михайловского оказали влияние демократические идеи русских мыслителей — революционных демократов 60-х годов. В начале своего пути он проявлял со­чувствие к идеям Маркса, пропагандировал их, считал себя от­части учеником этого европейского ученого. Однако, завершив полемику с правым народническим течением и перейдя на пози­ции либерального народничества, отверг марксистскую трактов­ку общества. Он разделял идею социализма, но вкладывал в нее особый смысл: социализм есть «торжество личного начала при посредстве начала общественного» [93, 4, 701]. Идеал социального устройства для него — община, на основе которой с помощью достижений научной и технической мысли в России должен быть построен социализм. Из основателей позитивизма Михайловскому был особенно близок Спенсер с его концепцией личности и учением об эволюции. Идеи Спенсера оказали за­метное влияние на разработку Михайловским психологических основ социологии.

Для историка социологии представляют интерес тс стороны его теории, в которых отразились социальные характеристики эпохи, известной своими усиленными поисками того типа соци­ального строя, который отвечал бы чаяниям русского человека. В этом отношении глубокий смысл имели его представления об истине, выраженные в понятиях Правды-Истины и Правды- Справедливости. С торжеством этих двух составляющих едино­го целого он связывал будущее общество свободного труда. Свободный труд и свободная личность — главные пункты на­роднической программы — были определяющими социального прогресса, а реализация их была делом образованного мень­шинства — выдающихся личностей. Правда-Истина, как ее по­нимали Михайловский и Лавров, — это знание, достигаемое с помощью беспристрастного объективного изучения событий. Правда-Справедливость — другой вид знания, зависящий от нравственных установок социолога по отношению к изучаемым явлениям. Таким образом, в теориях этих социологов получил развитие оценочный момент как обязательный в структуре со­циального познания.

Михайловского и Лаврова как основоположников субъектив­ного направления в социологии объединяли общие принципи­альные установки, которыми определялось все содержание их научного творчества: понимание задач социологии, ее метода, отношение к научному и культурному наследию прошлого, ори­ентация на всестороннее изучение личности и использование для этого данных разных наук. С Лавровым Михайловского сближало отношение к нравственному идеалу и идее его свободного выбора, использованной для обоснования возможности измене­ния общественного развития в направлении, определяемом це­лями передовой интеллигенции. При всем этом работы каждого представителя этого направления существенно различаются теми особыми акцентами, которые вносятся в рассмотрение этой об­щей проблематики, а также постановкой и оригинальной разра­боткой конкретных тем. Михайловский больше других сделал в области психологического обоснования социологии, критики дарвинизма, со всей убедительностью доказав, что понятие социального идеала не может рассматриваться в контексте ес­тественного отбора и приспособительного поведения, что здесь требуется иной подход, учитывающий действие исторических за­конов. У каждого представителя субъективной школы были свой аспект рассмотрения исторического процесса и свои осо­бенные черты во взгляде на личность.

Проблема социального идеала была самым тесным образом связана с пониманием метода социологии всеми представителя­ми субъективной школы. Михайловский больше других зани­мался его обоснованием. Он разграничивал методы науки в со­ответствии со сферами их применения: объективный — исполь­зуемый при изучении природных процессов и явлений, и субъ­ективный, с помощью которого изучается общество.

Обосновывая необходимость применения субъективного ме­тода путем логического противопоставления его методу объек­тивному, Михайловский и другие теоретики субъективной шко­лы делали существенную оговорку: противопоставление носит условный характер, поскольку субъективный метод не исключает требования опираться на данные объективного знания. Субъек­тивный метод в теории Михайловского связывают с понятием субъективизма, как более широким по объему. Е. Е. Колосов разъясняет в связи с этим, что субъективизм предполагает изу­чение «чужих мыслей в форме собственных» [69, 280]. «Но с другой стороны оценка действительности с точки зрения своих собственных, личных, субъективных идеалов есть тоже субъекти­визм, и от этого субъективизма ведет свое начало право нрав­ственного суда над действительностью» [69, 292]. Михайловский не отрицал, что в общественном развитии действуют свои за­коны, но в то же время считал недопустимым для человека под­чиняться им, проявляя тем самым неуверенность в своих силах. Личность должна свободно выбирать идеал и в соответствии с ним вмешиваться в естественный ход вещей, направлять движе­ние в желаемом направлении и таким образом обеспечивать социальный прогресс. Именно в этом смысле личность является носителем социального прогресса.

Начало систематического исследования личности в русской социологии некоторые рассматривают как реакцию на духов­ную атмосферу, установившуюся в обществе с 60-х годов под воздействием писаревщины и нигилизма. К. Д. Кавелин назвал это время нравственно-растленной эпохой по той причине, что прежние акценты в изучении человека стали перемещаться с индивидуальности на общественность. Крайности увлечения тео­рией Дарвина имели то негативное следствие, что началось ос­кудение философской мысли. Естественной реакцией на все эти явления стало усиление интереса к проблеме взаимоотношения личности и людских масс и ее связи с теорией прогресса. Д. И. Писарев и его последователи понимали социальный процесс как убывание удельного веса личностного начала и нарастание зна­чимости масс. Михайловский же, напротив, пытался утвердить торжество личности и вывести тем самым общественную мысль из трудностей, вставших на ее пути.

В центре социологии Михайловского находится критерий блага реальной личности. Он развивал свою теорию личности через критику органической теории общества и социал-дарви­низма. Обратившись к скрупулезному и точному анализу прин­ципов географической и биологической школ в позитивистской социологии, он показал их односторонность. Человечество, ут­верждал он, намного сложнее, чем это вытекало из органицист-ских и социал-дарвинистских представлений. Кареев отмечал, что Михайловский в серии статей 90-х годов дал блистательные образцы критики спенсеровского органицизма, в том числе кни­ги Дюркгейма «О разделении общественного труда», сочинения Кидда «Социальная эволюция», теории экономического матери­ализма. Основой его критических оценок было понимание че­ловеческой индивидуальности как фактора психологического, уважение к личности как принципу этики. Человек не является простой клеточкой общественного организма; он и не простой продукт среды, некая величина, которой можно пренебречь [54]. В теории личности Михайловского герой — главная историчес­кая фигура, он увлекает своим примером толпу, помогая ей преодолеть физическую и духовную скудость жизни, на которую человеческая масса обрекается в современном мире.

Все научное творчество Михайловского пронизано глубоким интересом к теме взаимоотношения личности и общества, которая была конкретизирована в аспекте взаимоотношений героев и толпы (чему посвящено специальное исследование ученого) [90]. Эта .направленность мысли целиком определялась событиями в России того времени, когда шло быстрое развитие массовых процессов, вызывавших горячие споры в среде русской интеллигенции. Изучение механизмов массовых движений, их влияния на поведение индивидов, причин появления личностей» лидеров представлялось социологу задачей большой практической значимости. Его работа «Борьба за индивидуальность» посвя­щена подробному анализу становления личности в истории об­щества с использованием большого количества исторических, антропологических, этнографических и социально-психологических материалов.

Михайловский своими исследованиями в этой облает много опередил западную науку, где первый крупный труд о массовых явлениях в обществе, принесший славу ее автору, по­явился лишь через восемь лет после книги Михайловского «Ге­рои и толпа» [171].

Говоря об этом прекрасном трактате Михайловского, остав­шемся, к сожалению, не законченным, Кареев отмечал: некото­рые считают, что русский социолог заимствовал свои идеи у Тарда. Однако хронологическая справка не подтверждает этого предположения: «Герои и толпа» датированы 1882 г., книга Тарда «Теория подражания» вышла в свет в 1890 г. Более то­го, со временем стало известно, что Михайловский, ознакомив­шись с книгой Тарда, отметил то, чего недостает французскому социологу. Однако Тарду стало известно об этой работе Михай­ловского и об обращении его к теме подражания задолго до его (Тарда) исследования, лишь после смерти Михайловского (о чем сообщает в одной из своих работ Ковалевский) [54].

Для толпы как особого социального образования, считал Михайловский, характерно особое поведение составляющих ее индивидов. Специфика, отличающая толпу, заключается в том, что индивидуальные свойства человека в ней как бы приглуша­ются, отступают на задний план, «стираются», а на переднем плане оказываются объединяющие всех людей качества — сход­ные способы реагирования на воздействие внешних событий. Это делает такое собрание людей податливым по отношению к влияниям извне. Будучи скреплена единым эмоционально-психи­ческим настроем, толпа легко увлекаема отдельными индивида­ми, пожелавшими вести ее за собой. В теории Михайловского толпе противостоит «герой» — инициативная фигура, увлекаю­щая и провоцирующая большое число людей на любые жела­тельные для него поступки — хорошие или дурные. Такой спо­соб воздействия на толпу Михайловский квалифицирует как массовый гипноз, а состояние толпы — как психоз. Психологическую основу этих явлений он видит в процессе подражания. Множество приводимых в книге Михайловского примеров из истории человечества иллюстрируют его суждения о механизме подражания, устойчивое действие которого и способность вызы­вать «нравственные эпидемии» он обнаруживает в разных типах обществ на протяжении веков. Подвергая анализу эти явления, Михайловский пользуется понятиями психической заразы, социального гипнотизма.

Можно ли изменить положение и добиться того, чтобы инди­виды в массе своей не подвергались подавлению со стороны от­дельных личностей? Михайловский видит выход из этого поло­жения один: изменить сам тип развития общества, повернув его с пути «органического» развития, и таким образом создать условия для развития самосознания личности.

Тесно связанная с темой личности и социального прогресса проблема разделения труда также постоянно занимала Михай­ловского. Он обратился к ее изучению задолго до появления из­вестного труда Дюркгейма. Взгляды Дюркгейма он подверг кри­тике за их абстрактный характер, за невнимание к дифферен­циации труда на физиологические его виды и общественные, к влиянию последних на личность. Исследование именно этих сто­рон труда Михайловский считал чрезвычайно важным для пре­дотвращения тех последствий разделения труда, которые ведут к деградации личности. Анти индивидуалистическим теориям об­щества он противопоставил концепцию, в центре которой — многосторонняя личность. На этой мировоззренческой основе сложилась его формула прогресса: постепенное приближение к целостности неделимых, к возможно более полному и всесторон­нему разделению труда между органами и возможно меньшему разделению труда между людьми. В его теории понятия эволюции и прогресса четко разграничены, так же как и понятия борьбы за индивидуальность и борьбы за существование. С по­следней он связывал процесс приспособления индивида к среде любой ценой, даже регресса. В борьбе за индивидуальность он видел стремление каждого индивида к цельности (единству) со всеми условиями среды (но путем не приспособления к среде, а приспособления среды). Статья Михайловского «Что такое про­гресс?», появившаяся в конце 60-х годов, была воспринята в об­ществе как программная, как своего рода «символ веры» народ­нического движения. «Можно сказать, без всякого преувеличе­ния, — писал один из исследователей его творчества, — что статья о прогрессе была настоящим манифестом социально-ре­волюционного народничества 1870-х годов, во многих отношени­ях не устаревшим до сих пор» [69, 265].

Народническая идеология в пору расцвета либерализма име­ла огромное влияние на общественное сознание. В это время позиции Михайловского и его единомышленников были, каза­лось бы, незыблемы. Но постепенно, по мере роста революци­онных настроений нарастало противостояние идеологий, обнару­живалось несоответствие народнических идеалов наметившимся новым тенденциям исторического развития общества, зрело ра­зочарование в них среди широких слоев населения. Представи­тели нового поколения народников в поисках теоретических ос­нов своей общественной деятельности пытаются уже в начале XX в. придать соответствующее духу времени звучание старым положениям. Идеологи партии эсеров прибегают даже к подме­не терминов, заменяя слово «народ» сочетанием «рабочий класс» и искажая тем самым самую суть народнической идеи. Вспыхнувшая с новой силой идейная борьба вновь выдвинула в центр полемики крупную фигуру Михайловского. Его теорети­ческое наследие становится предметом острых дискуссий, тео­рия прогресса, концепция «борьбы за индивидуальность», «героя и толпы» подвергаются политически пристрастной переоценке, получают искаженное и неправомерно преувеличенное значение. И все это делается с одной целью — подвести теоретический фундамент под новые течения народнического толка. Поздние последователи Михайловского (В. М. Чернов и др.) дают рас­ширительное толкование субъективного метода, а идеалы Правды-Истины и Правды-Справедливости выдают за одно из от­крытий, которое вывело якобы русскую социологию на передо­вые рубежи мировой научной мысли [1]. Всем этим наносился ущерб оригинальному учению, выполнившему свою историчес­кую миссию, имевшему бесспорные заслуги в разработке ряда фундаментальных социологических проблем. Так подчинение науки политическим целям незаслуженно дискредитирует серь­езные теории, негативно сказывается на развитии общественных наук, затрудняя объективную оценку их подлинных заслуг.

Главный и непримиримый идейный противник Михайловского Ленин считал великой исторической заслугой Михайловского его «искреннюю и талантливую борьбу с крепостничеством» за освобождение России, его глубокое сочувствие крестьянам и ува­жительное отношение к «подполью» разночинцев и демократов, более того — помощь им. Но этими признаниями достоинств Михайловского не снималась непримиримость идейных разно­гласий. С точки зрения марксистской теории «формула прогрес­са» и теория «борьбы за индивидуальность» — всего лишь «со­циалистическая фраза» [78, 24, 334336].

Михайловскому и его единомышленникам пришлось вынести многолетнюю жестокую борьбу со своими оппонентами. И даже те, кто не сомневался в благородстве целей идеологов народни­чества, были беспощадны в своей оценке бесперспективности их поисков. Бердяев, считавший Михайловского самым талантли­вым сторонником субъективного метода, был не удовлетворен отсутствием в его трудах сколько-нибудь строгого определения этого метода и анализа субъективного и объективного. Это по­служило основанием признать всю теорию Михайловского край­не наивной, а субъективный метод — плодом гносеологической путаницы и грубого смещения логического и психологического [6, 15].

О содержании марксистской критики народничества, в ко­торой значительное место было отведено идеям и личности Ми­хайловского, уже говорилось в разделе, посвященном субъек­тивной школе. Следует к этому добавить, что и Плеханов, и Ле­нин, главные оппоненты этого направления, признавая влия­тельность народнического движения, не дали всесторонней оцен­ки теоретической деятельности его идеологов. В концепции ге­роев и толпы Михайловского Ленин усмотрел лишь средство теоретического обоснования тактики мелкобуржуазных рево­люционеров, тогда как содержание и значение этой теории не­сравненно шире, и ее анализ мог бы способствовать уяснению важнейших общечеловеческих моментов в развитии общества.

Представляют интерес высказанные Биллингтоном сообра­жения о двойственном характере влияния Михайловского на ис­торическое развитие России. С одной стороны, его прямое воз­действие испытывали на себе новые движения демократического толка, расцветшие в стране в период между 1905 и 1917 гг. С другой, очевидно его влияние (хотя и косвенное) на силы противоположные, которые Биллингтон характеризует как марксистских экстремистов, пришедших к власти в стране в ноябре 1917 г. [156, 185].

Влияние Михайловского испытали на себе «легальные марк­систы» — Струве, Филиппов, Кускова — и такие ученые, как Бердяев, симпатизировавший марксизму на раннем этапе сво­его творчества. Среди членов партии кадетов, победившей и господствовавшей в I Думе в мае 1906 г. и остававшейся влия­тельной силой вплоть до октября 1917 г., было много тех, кого связывали с Михайловским дружеские отношения (Петрункевич, Чупров, Милюков). Программа этой партии несет на себе влияние идей Михайловского. Появление партии эсеров, совпавшее с работой II Думы (1907), усилило авторитет Михайловского; влияние его идей шло через его поклонников и последователей, среди которых были люди, связанные с ним идейно с 80-х годов. Биллингтон обратил внимание на такой любопытный факт, что даже Ленин в начале своей карьеры дополнял свой марксистский словарь традиционной терминологией народников. Обращение к теме личности Биллингтон считает главным вкладом Михайловского в науку. Он был первым социалистом России и одним из первых социологов Европы, кто обратился к созданию теории личности. Подобно тому как для Гегеля осно­ву его учения составляли превращения мирового духа, а для Маркса — классовая борьба, для Михайловского в центре его социологической работы стояла универсальная борьба за чело­веческую личность. Это заданное трудами Михайловского на­правление оказало большое влияние на развитие русской социо­логии в период между 1905 и 1917 гг.

При всей разноречивости оценок, которые получила субъек­тивная школа в истории социологии, уже сам факт обращения к теории личности во всем многообразии аспектов нельзя не признать как большую ее заслугу. Конкретная разработка этой проблематики в трудах Михайловского обогатила отечествен­ную и мировую науку новыми цепными открытиями в познании социальных законов, обогатила ее понятийный аппарат, расши­рила исследовательское поле уже самой постановкой таких вопросов, к которым еще предстояло обратиться социологам сле­дующих поколений: функционирование социальных групп в об­ществе, отношение личности и окружающей среды, сознательное и бессознательное в поведении людей и др. Вот почему богатое научное наследие Михайловского ждет сегодня своих исследова­телей.




Каталог: FILES
FILES -> Истоки и причины отклоняющегося поведения
FILES -> №1. Введение в клиническую психологию
FILES -> Общая характеристика исследования
FILES -> Клиническая психология
FILES -> Валявский Андрей Как понять ребенка
FILES -> К вопросу о формировании специальных компетенций руководителей общеобразовательных учреждений в целях создания внутришкольных межэтнических коммуникаций
FILES -> Русские глазами французов и французы глазами русских. Стереотипы восприятия


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   13   14   15   16   17   18   19   20   21


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница