Предмет и основные проблемы философии науки. Теоретичность и рациональность как характеристики научного знания. Сциентизм и антисциентизм, экстернализм и интернализм в анализе науки и ее места в культуре



страница1/23
Дата12.05.2018
Размер1.52 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   23




  1. Предмет и основные проблемы философии науки. Теоретичность и рациональность как характеристики научного знания. Сциентизм и антисциентизм, экстернализм и интернализм в анализе науки и ее места в культуре.

В современных развитых государствах знание и образование как способ получения знаний (и умения использовать их в своей деятельности) рассматриваются в качестве особой, привилегированной гарантии жизненного успеха. Притом имеют в виду обычно научное знание, научное образование. Родители мечтают, чтобы их дети непременно окончили вуз. Объективно за этими мечтами и сопровождающими их усилиями дать детям образование стоит реальный факт: образованные люди, специалисты составляют решающий ресурс современного высокотехнологического общества, а обеспечиваемый ими уровень научного развития, научных технологий оказывается гарантией позиции, занимаемой страной, государством в мировой «табели о рангах». Наряду с апологетикой науки, перспектив дальнейшего научно-технического развития существует и серьезная критика основанной на научных достижениях техногенной цивилизации, ее будущего. Обычно соответствующие позиции, аргументы аналитиков относят к сциентизму и антисциентизму, которые рисуют различные, иногда противоположные сценарии уже ближайшего будущего. Таким образом, наука и ее роль в современном мире – это фундаментальная проблема нашего мировоззрения, ценность в ряду иных культурных ценностей, фактор формирования будущего облика цивилизации. Это специфическое отношение человека к миру, которое всегда являлось и является частью предмета философии.

Поэтому наука, научное знание, научная деятельность стали в ХХ в объектом глубокого и всестороннего философского изучения. Точкой отсчета может при этом быть как внутринаучная рефлексия, самоосмысление собственных средств и методов, языка науки, так и анализ извне, рефлексия над наукой с учетом целей, мотивов, ценностей, как они понимаются субъектами научного творчества, культурных оснований, условий, границ науки и ее методов, соотношения научных и вненаучных знаний и ряд других. В первом случае говорят об интернализме в анализе науки, во втором – об экстернализме. При этом и в том, и в другом случае обнаруживается необходимость выхода за пределы самой науки в область философии.

С точки зрения экстерналистов современная наука предстает, например, как оформившийся в ХХ веке социальный институт. Если до XVII в занятия наукой были делом одиночек, чудаков, которых часто рассматривали в одном ряду с мистиками и чернокнижниками, а то и сжигали на кострах инквизиции, то после этого и вплоть до начала ХХ в европейская наука выделяется в особый вид деятельности, все более очевидным образом приносящий пользу наступившему этапу капиталистического промышленного развития. Важными выводами экстернализма стали выводы о кризисе «большой науки», кризисных сторонах современного научно-технического развития. Сложившиеся в ХХ в институты науки прошли стадии возникновения и зрелости, максимальной эффективности и нуждаются в трансформации. В мире начала XXI в. идет реформа в подготовке научных кадров, в построении новых структур научной деятельности. Этот процесс корректно рассматривать не как закат науки, а как поиск ее нового, постиндустриального облика, соответствующего обществу ближайшего будущего.

Границы между экстерналистским и интерналистским подходами достаточно условны, а их проведение имеет скорее историческое значение.



Наука есть прежде всего знание, определенный вид знания. Чем научное знание отличается от других, вненаучных видов? Знание становится научным, когда оно особенным образом получено, обосновано с помощью специфических средств эксперимента и логики, системно упорядочено в форму научной теории. Иначе говоря, научное знание прежде всего теоретично. Предметы теоретического знания имеют сверхчувственный, умопостигаемый характер. Для философии науки важно это понимание науки как систематизированного мышления о сверхчувственном. Образно мы можем, конечно, представить атом или молекулу, электромагнитную волну или даже Галактику. Но это образы, рождающиеся из теории, а не из непосредственного восприятия.

Кроме того, в любой научной дисциплине знание рационально. Рациональность как категория теоретического мышления означает в буквальном смысле разумность, от лат. ratio – разум. Это мировоззренческая установка любого мыслящего человека, включая представителя науки, состоящая в убеждении, что окружающий нас мир организован, устроен по определенной логике и изменяется по определенным законам. С другой стороны, знание можно определить как бытие в форме мысли. Поэтому рациональность знания об этом мире предполагает возможность обоснования знания: любые научные суждения, прежде чем быть включенными в теорию, должны быть обоснованы, доказаны, что становится возможным благодаря предположению о рациональном устройстве самого мира, явленного человеку в его знаниях.

Теоретичность и рациональность являются исключительными характеристиками только для науки и для философии. Религиозное знание, например, может в каких-то частях быть представлено как теоретическое (в теологических обоснованиях религий), но в своих основаниях оно исключает рациональность: догматы веры, символы, таинства не подлежат обоснованию с помощью доводов разума, они безосновны, должны приниматься верующим на веру, исключая сомнения мятущегося разума.

Науку, таким образом, можем определить как деятельность по получению нового знания. Это теперь для нас основное рабочее определение науки, к характеристикам которой относятся знание, деятельность, коммуникация, институциональная организация.

С учетом вышеизложенного мы уже можем выявить проблемы науки, которые внутри самой науки разрешены быть не могут. Очевидной проблемой является проблема соответствия знаний тому, о чем эти знания, или проблема обоснования истинности. Классическая научная рациональность предполагает, что научное знание выражает объективное, т.е. не зависящее от мнений и состояний исследователя положение дел в исследуемой реальности, и этим гарантируется его, знания, истинность. Остается только обосновать эту истинность опытным или логическим путем. Однако, если теоретическое знание является сверхчувственным, умопостигаемым, т.е. постигается умом, то на каком основании мы можем говорить о его объективности и истинности

Вторая крупная философская проблема – это проблема необходимости и общности утверждений науки. Научно-теоретическое знание свои истины воплощает в формулировках законов природы или социальных законов. А что есть научный закон? Это некоторое утверждение, фиксирующее отношение между наблюдаемыми фактами и претендующее на необходимость и общность. Например, отношение между заряженными частицами, или телами, обладающими свойством массы, или же соотношение объема, температуры и давления в газах. Научное знание становится достоверным, превращается из гипотезы в теорию, когда сформулированы входящие в ядро теории необходимые и общие законы. Но откуда мы черпаем это убеждение в необходимом и общем характере действия законов науки?

Две рассмотренные проблемы подводят нас к еще одной, третьей, которая философом XVIII в Иммануилом Кантом была сформулирована как проблема условий возможности научного знания. Знания мы выражаем с помощью понятий, включая понятия предельной общности, которые называют категориями. В естественных науках категориальный статус, как считают многие ученые, имеют понятия вещества, энергии, информации, ибо объемлют собой всю объективную реальность, которую может вообразить исследователь. Но откуда, как, каким образом возникает в нас, людях подобная категориальная сеть предельных понятий? Мы ведь действительно черпаем в категориях уверенность для научных выводов. Скажем, когда считаем, что все происходящее имеет свою причину.

Еще одна проблема философии науки – проблема демаркации. Действительно, почему в соотношении научных и вненаучных знаний мы склонны отдавать предпочтения науке? Значительная часть людей придерживается не научной, а религиозной картины мира. Многие подвержены влиянию мистики, мифов, идеологий, рассматривая соответствующие картины мира в качестве истинных.



Философия науки исследует технологии деятельности по получению (производству) новых знаний в различных культурно-исторических условиях, включая исследование условий и оснований возможности строгого научного знания, его сферы и границ, его целей, мотивов и ценностных характеристик.

Такое понимание предмета сочетает интернализм и экстернализм, относится к новейшей, современной философии науки. Исторически в процессе социокультурного развития научной деятельности можно выделить ряд этапов становления предмета. Первый, относящийся к зарождению науки и самого теоретического мышления, относится к периоду античности: здесь средоточием научных знаний рассматривается философия, ее предмет фактически неотделим от предмета философии науки. Вопрос о выделении естественных наук из общего массива философских знаний впервые ясно прозвучал только у Аристотеля. Второй этап – Средние века. С начала новой эры и вплоть до XV в. наука в Европе наряду с философией и теоретическими познаниями вообще рассматривалась как обоснование божественных истин, как «служанка теологии». Затем наступил третий этап, этап прометеевского мышления, господства научной рациональности, которая понималась как высший тип рационального отношения к миру; философия была призвана выражать эту высшую ступень научного познания, быть, по известному выражению Г. Гегеля, «наукой наук». В начале ХХ века позитивизмом, как уже было отмечено, была предпринята попытка ухода от философии в «чисто» интерналистское самообоснование науки. Этот этап вошел в историю с лозунгом «наука сама себе философия». В 60-е гг. ХХ в ситуация резко изменилась, предпочтение в философии науки стали отдавать экстернализму, возникли постпозитивистские трактовки соотношения философии и науки, в которых, при всем различии философов науки во взглядах, значение философии в анализе научного и научно-технического развития резко возросло, а предмет философии науки стали понимать в близком к данному мною определению смысле. Наука в таком понимании – одна из форм познания мира человеком среди многих, но – форма, в условиях цивилизационного развития начала XXI в. приоритетная.



  1. Проблемы философии и методологии науки в позитивизме и неопозитивизме. Дискуссии относительно роли опыта и статуса логико-математического знания.

Позитивизмом в философии принято называть этап, охватывающий временной интервал со второй половины XIX и почти до середины XX вв. Позитивизм впервые заявил о себе как о философии науки. Основные идеи позитивизма могут быть выражены в трех программных установках. Это, во-первых, вера в научную рациональность и в неограниченные возможности роста науки, во-вторых, утверждение науки в качестве приоритетного способа объяснения бытия, возможно, единственно приемлемого и допустимого, а естественнонаучных методов исследования, соответственно – как единственно допустимых способов получения научного знания, в-третьих, убеждение в том, что единственным надежным источником научного знания и критерием его истинности следует считать опыт (т.н. принцип верификации). В позднем позитивизме – включая логическую обработку опыта, в том числе посредством совершенствования языка науки; отсюда еще одно название этого направления в ХХ в. – логический эмпиризм. Соответственно этим установкам, прогресс понимается позитивистами как продукт человеческой изобретательности, достигающей в научно-технической деятельности своего совершенства. Социально-гуманитарное знание следует строить по образцу естественнонаучного. Наука олицетворяет единственное позитивное знание (отсюда исходное название направления). Философии предстоит превратиться в эпистемологию и методологию науки. Все, что не вписывается в эту схему, ненаучно и знанием в подлинном смысле не является.

Первый этап позитивизма как философии науки связывают с расцветом индустриального развития и вызванным этим расцветом подъемом человеческого разума в XIX в, и с именами прежде всего Огюста Конта (1798-1857), Джона Стюарта Милля (1806-1873), Герберта Спенсера (1820-1903)

В начальной стадии позитивизм утверждает следующие основополагающие идеи относительно науки:

- научными можно считать только положения, верифицируемые посредством опыта;

- опытом следует считать только то, что может непосредственно наблюдаться;

- следует отбросить представление о сущностях, причинах и т.п., считая научными только те утверждения, которые сводимы к опыту. Неверифицируемые предложения, несводимые к опыту вещи, свойства или отношения следует выбросить из науки как метафизический балласт. В то же время развита роль опыта, гипотезы, предложены ориентиры на классификацию наук по предмету исследования и на четкую демаркацию научного и ненаучного знания.

Гносеологической основой позитивизма является сенсуализм, эмпиризм. Традиция эмпиризма идет от Ф. Бэкона и в значительной степени разрабатывалась англоязычными авторами. Ее смысл – в отказе от метафизического обоснования научных знаний и опоре на опытные данные. В центре внимания позитивизма находятся опыт, логика науки и средства, методы получения новых знаний. Исследования, принадлежащие к этому направлению, затрагивают весьма широкий круг вопросов: строение научных теорий; типологию научных знаний; виды и строение эмпирического знания; соотношение теоретического и эмпирического уровней; проблему проверки и подтверждения научных гипотез, факта как основания научного знания; структуры научного объяснения, предвидения, идеализации, моделирования, формализации и математизации. В прояснении этих вопросов вклад позитивистов очень значителен, даже в тех случаях, когда в целом результат получился отрицательный.

Промежуточный этап развития позитивистских взглядов на науку, имевших хождение в самом конце XIX и в начале XX вв. (эмпириокритицизм, эмпириомонизм, махизм и некоторые другие) оставил в науке незначительный след.

«Второй позитивизм» сложился в начале ХХ в как неопозитивизм. Основные установки – те же. Неопозитивисты перенесли акцент на анализ языка науки, почему этот этап называют также логическим или лингвистическим позитивизмом. К этому направлению относят Отто Нейрата, ганса Рейхенбаха, Рудольфа Карнапа и ряд других. Наиболее заметная фигура этого периода – Людвиг Витгенштейн. Он мечтал построить создать теоретические описания, однозначно соответствующие фактам, и однозначно и убедительно обосновать эти факты. В результате то, что не сводится к атомарным предложениям как описаниям, следовало относить к псевдовысказываниям, а соответствующие высказывания считать научно-бессмысленными.

Выделим некоторые слабые стороны позитивизма.

1) Принцип установления соответствия знаний реальности, или научной истинности положений теории – принцип верификации. Дает только вероятное, но не достоверное знание. Обладает всеми слабостями индуктивного метода. Но в результате принцип теряет строгость – верифицировать можно в принципе все, что угодно.

2) Понимание научного наблюдения, опыта и факта. Если все знания должно выводить из опыта, то что есть опыт? Чувственные данные? Но они субъективны. Кроме того, факты науки всегда теоретически нагружены. Непосредственные чувственные наблюдения, которые позитивисты кладут в основу экспериментального метода, неизбежно субъективны и предстают для исследователя в посттеоретическом виде, как интерпретированные. Сколько вы ни глядите в телескоп, вы не увидите в космосе «черной дыры», если вы ее там не ищете, то есть не предполагаете ее существования теоретически.

3) интерпретация соотношения эмпирического базиса и теоретических положений (изо-, гомо- и полиморфизм).

4) Разделение знаний на научные и ненаучные (дать схему, принятую в позитивизме, с коррекцией логических позитивистов). В итоге получалось, что математика и логика – не науки; пришлось логическим позитивистам разрабатывать специальную методику установления логической истинности, наряду с фактической, что выглядит весьма натянуто и противоречит принципу «логического эмпиризма», тем же фактам.

Таким образом, позитивистам не удалось достаточно убедительно ответить ни на один из вопросов, сформулированных в первой лекции в качестве основополагающих проблем философии науки относительно природы, во-1), истины и соответствия, во-2), общего и необходимого знания, выраженного в законах науки, в-3), самих условий возможности научного знания (эти возможности предельно сужаются).


  1. Постпозитивизм и его особенности. Фаллибилизм К. Поппера, его концепции роста науки и мира научных знаний как «третьего мира».


Каталог: olderfiles
olderfiles -> С. Н. Булгаков героизм и подвижничество
olderfiles -> Книга 1 введение цель учебного издания по курсу «Методология диссертационного исследования»
olderfiles -> Социально психологическая и медицинская реабилитация граждан пожилого возраста и инвалидов, обслуживаемых в отделениях му центр социального обслуживания граждан пожилого возраста и инвалидов №1 г
olderfiles -> Сущность социализма
olderfiles -> Рассуждение о метафизике
olderfiles -> 1. Философия техники как область философского знания. Предмет философии техники
olderfiles -> Актуальные проблемы профессионализации социальной работы


Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   23


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница