Прагматика традиции, или Актуальное прошлое для российских университетов1



страница1/11
Дата14.05.2018
Размер0.56 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11

Вишленкова Е.А., Дмитриев А.Н.

Прагматика традиции, или
Актуальное прошлое для российских университетов
1


Университетская традиция в России, к которой так часто апеллируют исследователи и публицисты, обычно представляется как непроблематичная, устойчивая во времени характеристика развития отечественной высшей школы, как прошлое, организованное для службы настоящему. Авторы одного из первых в России исследований об историческом времени, И.М. Савельева и А.В. Полетаев справедливо считают, что «при таком “затмении” чувства времени возникает скорее эмоциональная связь с прошлым, чем критический взгляд на него»2.

Как правило, в обыденной речи традиция представляется аллегорически – как вневременной свод неявных правил и заповедей, лишь подтверждающийся теми или иными конкретными примерами и всем обретенным опытом. В отличие от прочих высказывающихся на эту тему людей, профессионал создает «большую» историю (конкретного своего или российского в целом) университета и экстрагирует из нее традицию посредством процедуры типологизации источниковых данных. При этом он должен веровать в наличие «объективных» признаков и характерных черт изучаемого прошлого. Для гомогенизации временного потока в таких случаях используется прием масштабирования, когда в качестве мерила для всего объекта исследования используется один из его элементов, например, число учащихся в университетах, присуждение ученых степеней, факультетская структура или постоянно пополняющийся список «славных имен».

После выхода коллективной монографии под редакцией Эрика Хобсбаума и Теренса Рейнджера3, общим местом в социо-гуманитарных дисциплинах стала максима, согласно которой в социальной жизни традиции изобретаются, а смысл ей придают мемуаристы и историки. Именно воспоминание организует время в непрерывную последовательность. Сама по себе линейная хронология – это абстракция, которая редко соответствует ощущению времени современниками. В историческом нарративе она располагает историческое знание в логике «до» и «после» и дает простор повествованию.

Эти положения, изложенные в трудах современных философов и социологов, а также антропологов, занимавшихся исследованием социального или исторического времени4, проблематизировали создание большого исторического нарратива для гетерогенных образований, к каковым мы относим университеты. Они же легли в основу предлагаемой нами деконструкции концепта «университетская традиция». Провести ее нас побудили несколько обстоятельств: периодически обостряющиеся споры о правопреемственности современного вуза от исторического предшественника; историографические противоречия в хронологии истории локальных университетов и истории «российского университета» и прагматика (то есть использование) концепта «университетская традиция» в политике (в публичной истории, в политике образования, в конкурентной борьбе на рынке образовательных услуг).

Мы в России – свидетели повсеместно вспыхивающих дискуссий о правопреемственности современных университетов от их исторических предшественников (Харьковского университета от Харьковского коллегиума, Санкт-Петербургского университета от академического университета 1725 года, Воронежского университета от эвакуированного Дерптского университета и т. д.) С одной стороны, в основе этих споров лежит убеждение в исторической универсальности понятия «университет», каковым оно ни в одной стране не было. С другой стороны, такая борьба опирается на априорное признание непрерывности университетской истории.

Между тем, в историографии наличествуют различающиеся версии континуитета прошлого российских университетов. Исследования по истории конкретных высших школ порождают у читателей представление о сосуществовании в России автохтонных учебных локусов с собственной логикой развития, переломами и основаниями для преемственности. Видимо, местные архивы не позволяют историкам представить жизнь разных университетов как параллельные прямые линии. В юбилейных версиях такого прошлого жизнь фрагментируется на несовпадающие по длительности и свойствам блоки, персонализированные именами «своих» администраторов (попечителей или ректоров), либо означенные политическими катаклизмами (ревизиями, студенческими беспорядками, войнами, региональными событиями). Сборка большого периода как целостности в локальных историях возможна лишь через использование вневременных категорий «университетские черты» и «университетская культура»5.

При изучении публикаций, посвященных правительственной политике и системе университетского образования, пред взором читателя предстают единое пространство страны или региона (созданное стирающими локальные различия понятиями «университетская идея»6, «университетская система»7 или «университетские модели»8) и общая история, разделенная университетскими уставами и политическими событиями на этапы однонаправленного развития.

Утверждение такой упорядоченной континуальности дается исследователям российской университетской истории ценой умолчания о свидетельствах современников об «индивидуальных» цезурах (например, ревизии и обновлении Казанского университета 1819–1825 годов, кадровой реформе в Московском университете 1835–1837 годов, послереволюционной ликвидации университетской автономии, политических репрессиях 1930–1940-х годов).

Тиражируемое в разных по жанру текстах утверждение заведомо гомогенной, равной себе во времени и пространстве университетской традиции, как нам представляется, искажает историческое сознание читателей: оно камуфлирует интересы создателей исторических нарративов, исключает возможность признания «множественности» университетского прошлого и делает Россию зоной «особого пути» с «особой университетской традицией».


Каталог: data -> 2013
2013 -> Федеральное государственное автономное образовательное
2013 -> Источники в социологии
2013 -> Концепция устойчивого развития признана мировым сообществом в качестве центральной стратегии развития человечества, которая направлена на преодоление глобального экологического кризиса
2013 -> Политические ориентации современной российской молодежи
2013 -> 5 Алёшин А. И. Несколько тезисов к теме конференции 7
2013 -> Исследование особенностей жизнедеятельности семей в современной России
2013 -> Владимир карлович кантор
2013 -> Факт и образ: жанровая специфика мультимедийных и телевизионных проектов на темы истории


Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница