Позитивизм и неопозитивизм в Российской социологии



Скачать 136.32 Kb.
Дата05.06.2018
Размер136.32 Kb.
ТипРеферат


ИРКУТСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ
СИБИРСКО-АМЕРИКАНСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ МЕНЕДЖМЕНТА

РЕФЕРАТ



тема: Позитивизм и неопозитивизм в Российской социологии

Выполнила: Ксения Калинина

2 курс

Проверила: Шиверских М.Р.


Иркутск

2000

План


  1. Зарождение русской научной социологии.

  2. Влияние работ западных мыслителей на формирование российской социологии.

  3. Распространение позитивистского направления.

  4. Последователи позитивизма.

  5. Период антипозитивизма

  6. Возвращение к Канту – неокантианство.

  7. Направление неопозитивизма.

  8. Представители неопозитивизма в России.

Зарождение и развитие русской научной социологии было обусловлено многочисленными причинами и факторами. К середине XIX века, когда русская социология, исходя из сложившегося мнения, начала своё формирование, западная социологическая мысль уже нашла своё воплощение в трудах О. Конта, Сен-Симона, Г. Спенсера и других обществоведов того времени. Возникновение социологии в России было вызвано процессами, происходившими, прежде всего в экономической сфере и потребовавшими знания об обществе как целостной взаимосвязанной системе. Особенность России второй половины XIX в. заключалась в том, что эти процессы сталкивались в ней с болезненной ломкой крепостнического уклада, архаическими традициями и как следствие – усложнённой социальной структурой общества. Вызванная социально-исторической реальностью интеллектуальная потребность в ориентации на научно-рационалистическое объяснение социальных процессов в их связи с общественным целым, предрасположенность к точному, практичному пониманию жизни, какой она представляется строгому наблюдателю, привели к тому, что социология в России возникла именно в традиции позитивизма. Многие русские социологи – позитивисты получили весьма широкую мировую известность и признание (М.М. Ковалевский, Н.И. Кареев, П.А. Сорокин).

Предыстория русской социологии связана с деятельностью радикальных публицистов, группировавшихся вокруг журнала «Русское слово». В журнале впервые появились статьи, знакомившие русского читателя с позитивизмом Огюста Конта. Радикальная философская мысль шестидесятников имела предшественников в восемнадцатом веке, находившихся под влиянием социальной философии Монтескьё. Интересен социальный контекст воззрений И.В. Киреевского и А.С. Хомякова, послуживший прообразом развившихся позже социальных наук.

Широкий интерес к социальной проблематике стал характерен для русского образованного общества в связи с реформами Александра II. Неслучайно в этот период происходит знакомство русской интеллигенции с творчеством западных мыслителей, в чьих трудах были заложены основы социологической науки. В России повсеместно распространялись идеи О. Конта о необходимости создания социологии как "естественной науки о человечестве", которая могла бы способствовать рациональной организации общества.

На первом этапе своего становления, хронологические рамки которого могут быть определены 60 – 80-ми годами XIX в., социология в России развивалась в рамках позитивистического направления.

Прежде всего, называя позитивизм господствовавшим направлением русской мысли в период 60-70 гг., нужно сделать следующую оговорку. Направление это слагается из самых разнообразных элементов: в нем перемешаны идеи позитивизма, эмпиризма крайнего, эмпиризма умеренного, реализма, утилитаризма различных оттенков, материализма. Если амальгаму из этих направлений можно назвать позитивизмом, то только в том смысле, что все они сходятся в отрицательном отношении к метафизики.

То есть позитивизм разделился на два основных направления: классический позитивизм, как философская система Конта и позитивизм, как антиметафизическое направление.

Позитивизм, сделавший громадные завоевания на западе, благодаря историческим условиям, при которых возник, не остался без последователей и в России. Ни одно направление не было так популярно и долговечно в России, как позитивизм. Впрочем, нет ничего удивительного, что аргументы Конта против метафизики, нанесшие ей, по мнению многих западноевропейских мыслителей, смертельный удар, казались неотразимо убедительными для русского общества. Если западная Европа забыла своё блестящее прошлое из-за этих аргументов, то русские и подавно могли игнорировать чужое прошлое, а со своим и считаться не стоило: это были или слабые отражения западноевропейской философской мысли или самобытные произведения вроде философии попа Сильвестра или переделки с византийских и болгарских источников. Притом позитивизм, как уверяли его последователи, выступил со знаменем служения человечеству в его самых настоятельных нуждах, самых живых интересах; он обещал построить человеческое счастье на прочном фундаменте, какой представляла его наука – социология.

Одним из самых ярких представителей классического позитивизма являлся М.М. Ковалевский. Его работы оказали большое влияние на современников. Ведущую роль в своей социологической теории М.М. Ковалевский отводит учению о социальном прогрессе, сущность которого он видел в развитии солидарности между социальными группами, классами, народом. Одной из основных задач социологии М.М. Ковалевский считал выявление сущности солидарности, описание и объяснение многообразных ее форм. В своих многочисленных работах М. М. Ковалевский активно использовал и развивал сравнительно-исторический метод, с помощью которого стремился выявить обычное и особенное в социальных явлениях, осуществить познание разных исторических ступеней развития одного и того же явления. М. М. Ковалевский верил, что с помощью сравнительно-исторического метода через длительное изучение фактов и явлений общественной эволюции можно выявить общую форму поступательного движения общественной жизни.

В России наиболее выдающимся представителем позитивистского психологического направления являлся Н.К. Михайловский, автор "субъективного метода" в социологии. Стройная система его взглядов в цельное мировоззрение способствовали тому, что в конце 70-х годов он занял одно из первых мест в русской общественной мысли.

Н.К. Михайловский считал, что нельзя относится к обществу как агрегату физических тел и явлений. Социолог в отличие от естествоиспытателя, биолога не может строить свою науку, науку об обществе, беспристрастно, так как объектом этой науки является чувствующий человек, реальная личность, поэтому социолог – "наблюдатель" не может не ставить себя "в положение наблюдаемого". Михайловский был ярким индивидуалистом. Для него критерии блага реальной личности стал тем краеугольным камнем, на котором он возводил всю свою систему социологических воззрений. Личность, утверждал учёный, весома только в общественной среде, личность и общество дополняют друг друга. Всякое подавление личности наносит вред обществу, а подавление общественного – вред личности. Сама личность – это человек, пытающийся синтезировать личную пользу с общественной.

Михайловский отрицал право "высшей гармонии" за обществом – организмом, если из человека делают лишь средство для процветания этого организма. Развитие по органическому пути с его разделением труда превращает реальную личность в "палец от ноги". Для Михайловского "желательно", чтобы общество пошло по пути прогрессивного развития, развития "надорганического", где широта и целостность личности обеспечиваются не разделением труда, а "кооперацией простого сотрудничества".

В социологии, считал Михайловский, надо пользоваться не только объективным, но и субъективным методом исследования, категориями нравственности и справедливого. В реальном мире необходимо действовать в соответствии с целями и "общим идеалом", а не переносить механически на человеческое общество причинность, проявляющуюся в природе. Только определив цель, можно определить пути практической деятельности, пренебрежения к целям и идеалам неизбежно ведёт к ультраиндивидуализму, к взгляду на жизнь как на процесс, где каждый заботиться только о себе, ведёт себя так, как ему заблагорассудится, не интересуясь общественными делами, не стремясь к социальному идеалу, а следовательно и к собственному совершенству и к совершенству общества в целом. Объективизм есть позиция чистого разума, субъективизм – нравственный суд свободной воли, и здесь одно не отрицает, а лишь дополняет другое. В свою формулу прогресса Михайловский включает субъективно-этический момент, считая справедливым и разумным только то, что приближает личность к её всестороннему развитию и целостности.

Из рассуждений Н.К. Михайловского следует, что «…высший контроль в области социологического исследования должен принадлежать субъективному методу», а объективный метод должен быть удалён на второе место. Этот принцип повлёк за собой серьёзную научную полемику в социологических кругах. Таким образом, основной причиной происходящих общественных явлений Михайловский видит не в объективных причинах, а в субъективных желаниях индивида, являющихся критериями полезности, приятности и желательности. В свою очередь, категория должного, действительно, по мнению многих исследователей (Южаков С.Н. и другие), характеризующая общественные цели, уходит на второй план. Из присутствия в анализируемых социологом явлениях элемента для исследователя желательного или нежелательного, приятного или неприятного, полезного и вредного, Михайловский Н.К. приходит к выводу о необходимости оценки исследуемых явлений, как принадлежащих к той или иной из этих категорий. В соответствии с позицией автора, из этого следует, что нравственно, желательно, приятно, обязательно может быть то, что неистинно, ложно и, наоборот, что истина может быть нежелательна и безнравственна.

В своей социальной статике Михайловский придаёт большое значение эмоциям. Они лежат в основе общественного порядка, на них основываются стойкие убеждения и состояния, в которые повергают людей обстоятельства их жизни. Кроме того, социолог полагает разум в качестве психического фактора прогресса.

В своей социальной динамике учёный отводит существенную роль умственным способностям в прогрессивном развитии человечества. Так, например, он объясняет дальнейшее развитие языка сменой эмоциональных факторов интеллектуальными, благодаря чему, язык становится средством сообщения не столько чувствований, сколько мыслей.

Михайловский попытался обосновать тезис о необходимости изучения психики отдельной личности, как основе социальной психологии и возводимой на ней социологии. В основу познания общества, должно быть положено изучение природы человека, главным образом - духовной стороны человеческой личности, то есть, попросту говоря индивидуальной психологии. Позиция Михайловского сводит к следующей схеме: индивидуальная психология - коллективная психология - общество. В каждом человеке, необходимо выделить то, что дал ему вызвавший его к жизни биологический процесс, ряды его предков с отцовской и материнской стороны, наследственность, в которую входит и атавизм. С этой стороны, продолжает социолог, личность, конечно, не является продуктом общественной среды. Однако, от наследственных качеств, нужно отличать то, что личность получает от окружающего его общества. Только в этой части элементов духовной культуры она может считаться продуктом общества, другая же часть остается независимой и в свою очередь оказывает влияние на то, что и как воспринимается личностью из окружающей среды.

Таким образом, в психической жизни человека Михайловский видит два плана: индивидуальный и социальный, зависящий от тех или иных общественных условий. "Различия между личностью и обществом говорит социолог, - не качественное, а количественное: здесь одна единица, там таких единиц множества". Вывод, к которому приходит ученый следующий: "из личностей составляется общество, а не из общества выходят личности, как стали думать в последнее время".

В 90-е годы XIX в. в результате кризиса механического естествознания усиливается антипозитивистское течение, выступавшее против естественнонаучных методов изучения общества, эволюционизма и сближения социологии с естествознанием. Положение О. Конта о том, что социология должна стать "социальной физикой", в среде русских учёных вызывает не удовлетворение, а прогнозы позитивистской социологической мысли о создании рационально организованного общества кажутся всё более иллюзорными. По мнению антипозитивистов, нельзя рассматривать общественную жизнь как механически закономерный, естественнонаучный процесс, а необходимо изучать механизм действия, мотивы поведения индивидов, социальных групп, общественных институтов, подходя к индивиду как к субъекту, обладающему личностной анатомией.

Интерес к Гегелю, Шеллингу, Фихте, Канту выдвигает на первый план духовно-ценностную проблематику. В этот период, отмечал П.Б. Струве, происходит как бы "отставка разуму". Доминирующим для многих исследователей становится лозунг "назад к Канту".


Русское неокантианство было также представлено именами А.С. Лаппо-Данилевского, Б.А. Кистяковского, В.М. Хвостова, Л.И. Петражицкого, П.И. Новгородцева и другими.

Одно из направлений неокантианства в российской социологии было представлено "легальным марксизмом". Среди теоретиков этого направления важное место занимал Пётр Бернгардович Струве (1870-1944). Именно он первым преодолел господствующий материализм… и позитивизм, первый ознакомил русскую публику с немецким неокантианским критицизмом и идеализмом… П.Б. Струве считал, что цель развития – всесторонне развитая личность, а общественная организация – средство достижения этой цели, если "современное культурное человечество" хочет идти путём прогресса. Единственно возможной формой общественного прогресса, по мнению Струве, является путь реформ.

Работы П.Б. Струве "Метафизика и социология", "Социальная и экономическая история России с древнейших времён до нашего, в связи с развитием русской культуры и ростом российской государственности" определяют социологию как систему "свободного взаимодействия между единичными конкретными существами, носителями спонтанной активности".

В целом неокантианство, безусловно, расширило круг проблем, охватываемых социологией, и фактическую базу для её выводов и обобщений. Идея соответствия реальностей внешнего мира логическим построениям позитивизма объявлялась не состоятельной. Прежде чем строить науку об обществе, считали представители антипозитивизма, необходимо уяснить его духовный и этический основания, которые предопределяет специфику социального мира, то есть ценности человеческой жизни, "высшие продукты человеческого духа". По всем этим проблемам русское неокантианство находилось в резкой конфронтации не только с позитивизмом, но и марксизмом.

Начало XX в. связано в российской социологии с утверждением неопозитивизма. Отказ от абсолютизации позитивистского эволюционизма и неокантианской нормативно-ценностной интерпретации социальной картины мира нацеливало социологию этого периода на исследование социального поведения. Объектом внимания становятся социальные группы, отношения между ними, проблемы стратификации. Представители этого направления считали, что социальный мир, его законы, нормы культуры находятся в общем ряду "законов Вселенной" и проявляют себя в совокупности взаимоотношений, связи, поведения. В этих связях, поведении материальное и духовное сливаются в единое целое, и они социальны по своей природе. Устойчивые формы взаимодействия, общение, поведение формируют социальную структуру общества.

Неопозитивизм ориентируются на функционализм, на выделение в системе общественных отношений исследуемых отношений объектов и изучение взаимосвязей между ними. Он рассматривает социальные процессы, механизм действия общественных явлений (процесс их изменения, воспроизводство, самоподержания или разрушения).

Социальное поведение, взаимодействие, сотрудничество общества направлены на приспособление, достижения стабильности, что соответствует и законам, действующим в сфере природы, хотя социальные явления и закономерности общественного развития обладают спецификой. Задача социологии – определить, в каком соотношении друг с другом находятся социальные явления и дают ли они необходимое равновесие обществу; Социология должна стать объективной, "чистой" наукой эмпирического характера, реализовать идеал "описательной науки".

Российская социология, хотя и прошла те же этапы развития, что и социологи на Западе, не ориентировалась исключительно на формализованные модели, эмпирические исследования и количественные методы изучения социальных явлений. В концепциях отечественных социологов всегда присутствовали оценочные суждения, знания о ценностях, духовно-нравственные ориентации. Это касается и российского позитивизма, и неокантианства, и неопозитивизма. Поэтому "чистого" позитивизма в западном варианте в России не было. Этико-нравственная, духовная направленность стала традицией российской социологической мысли.

В отличие от Запада социология в России долгое время не имела своих собственных учреждений, лабораторий, учебных курсов, изданий, журналов. Она испытывала враждебность как со стороны самодержавно-государственного аппарата, так и со стороны учёных – историков, философов, юристов. И несмотря на это в России постоянно росло число публикаций по социологии, появлялось всё больше переводов, обобщений, комментариев работ западных социологов. После Февральской революции в России вводятся учёные степени по социологии, в университетах создаются кафедры, секции, ассоциации, появляются учебники.

Становление социологической мысли в России сопровождалось резкой конфронтацией немарксистской и марксистской социологии. Она шла не только по теоретическим и идейным, но и по политическим вопросам, тем более что большинство русских социологов активно занимались политической деятельностью или были с ней связанны. Конфронтация немарксистской и марксисткой социологии – это, конечно, предмет социального исследования, требующий нового осмысления. Что же касается российской социологии, представленной названными направлениями, то начавшийся после Октябрьской революции процесс жесткой идеологизации всей системы образования и университетской среды практически прервал развитие немарксистской социологии.

Наиболее яркие представители неопозитивизма это П.А.Сорокин и Н.И.Кареев.

Питирим Александрович Сорокин (1889-1968), один из виднейших представителей неопозитивизма, оказал большое влияние на развитие всей социологии XX в. По его собственному признанию, в России он стал исследовать сущность такого явления, как социальные условия. В основном труде – двухтомной "Системе социологии" он формулирует теоретические основы своей системы – теории "социальной стратификации" и "социальной мобильности" (им же эти термины были введены в научный оборот).

Основой социологического анализа Сорокин считал социальное поведение, социальное взаимодействие. Взаимодействие индивидов он определяет в качестве родовой модели и социальной группы, и общества в целом. Сами социальные группы делятся им на неорганизованные и организованные. Особое его внимание сосредоточено на анализе иерархической структуры организованной социальной группы. Внутри групп существуют страты (слои), выделяемые по экономическому, политическому и профессиональному признакам. Стратификация существует и в недемократическом обществе, и в обществе с "процветающей демократией". В любой неорганизованной группе можно менять формы стратификации – смягчать или ужесточать её, но нельзя её "отменить", уничтожить.

Наряду со стратификации П.А. Сорокин признаёт наличие в обществе и социальной мобильности. Она может быть двух типов – горизонтальной и вертикальной. Социальная мобильность означает переход из одной социальной позиции в другую, своеобразный "лифт" для перемещения как внутри социальной группы, так и между ними.


Николай Иванович Кареев (1850-1931) – один из наиболее крупных русских учёных конца XIX в. – начала ХХ в. Историк, философ, социолог, педагог и общественный деятель. Уникальна и сома личность Н.И. Кареева: он родился ещё при крепостном праве, пережит трёх царей и одного "вождя", видел войны и революции и умер, прочитав статью Сталина "Головокружение от успехов".

"Сочинение г-на Кареева превосходно…" – отозвался о нём Карл Маркс в одном из своих писем. Этот отзыв долгое время служил Карееву своего рода талисманом, защищающим его от "нападений" советской власти. Лишь в самом конце жизни ему устроили "разнос" и стали как будто бы уже добираться, но он – в ожидании "нового нападения" – 18 февраля 1931 года скончался.



Библиография трудов Н.И. Кареева впечатляет, но ещё больше впечатляет его архив, часть которого храниться в Отделе рукописей Российской государственной библиотеке. Архив содержит материалы весьма обширной переписке учёного, рукописи его книг и статей и, что особенно важно, рукописи и машинописи уже готовых сочинений, так и не вышедших в свет при его жизни.

Список использованной литературы.


  1. Бочкарёва В.Н. Становление социологии в России, основные направления её развития. //Социально политический журнал, 1993 г., № 1-2.

  2. Кареев Н.И. Основы русской социологии. //Социс, 1995 г., № 8.

  3. Шамшурин В.Н. История русской социологии и интеллектуальная история. //Социс, 1995 г., № 3.

  4. Ядов В.А. Настоящее и будущее теоретической социологии в России. //Социс, 1995 г., № 11.




Каталог: distance -> SHIVERSK -> sociolog -> referat
referat -> Тема: социология дюркгейма
referat -> Биография и проблематика конфликта в социологии М. Вебера
referat -> Институциальная социология- направление в современной социологии, изучающее устойчивые формы организации и регулирования общественной жизни
referat -> Теория социального обмена
referat -> Структурный функционализм в социологии
referat -> Герберт Спенсер
referat -> В истории российской науки есть имена, интерес к которым не угаснет никогда и на каждом последующем этапе осуществляется новое прочтение и познание значимости их деяний, идей, трудов
referat -> Реферат по теме: «Социальные предпосылки и теоретические источники возникновения социологической мысли в России. Особенности развития русской социологии. Две мировоззренческие ориентации Западническая и Славянофильская
referat -> Социология конфликта
referat -> Социология огюста конта


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница