Потерпевший в уголовном судопроизводстве: компенсация причиненного ущерба О. С. Морозова



Скачать 45.66 Kb.
Дата22.03.2019
Размер45.66 Kb.
ТипЗакон

Потерпевший в уголовном судопроизводстве:

компенсация причиненного ущерба

О. С. Морозова – старший преподаватель

кафедры уголовного процесса и криминалистики Омской юридической академии

Обеспечение прав и законных интересов потерпевших занимает особое место в механизме реализации и защиты прав личности в уголовном судопроизводстве. Государственная защита жертв преступлений является одной из важнейших задач уголовного судопроизводства. Согласно ст. 52 Конституции Российской

132


Федерации права потерпевших охраняются законом, а государство обеспечивает потерпевшим доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба.

Актуальным остается вопрос о совершенствовании правового статуса потерпевшего, который достаточно часто выступает «заводилой» в уголовном процессе, его права и интересы порой определяют двигательную силу уголовного процесса. Уже поэтому в состязательном процессе потерпевший отнесен законодателем к участникам со стороны обвинения1.

Как представляется, при реализации правозащитной и правотворческой функций современной уголовно-процессуальной политики возникла коллизия между положением ст. 52 Конституции Российской Федерации и реальной возможностью государства компенсировать потерпевшему причиненный преступлением вред (при отсутствии в Уголовно-процессуальном кодексе Российской Федерации (далее – УПК РФ) закрепления положения публичности и неотвратимости ответственности; всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела; задачи раскрытия всех совершенных преступлений). В связи с этим декларированная п. 1 ч. 1 ст. 6 УПК РФ защита прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, опирающаяся на ст. 52 Конституции Российской Федерации, остается без реального механизма правового обеспечения.

Речь идет не только о нераскрытых преступлениях, когда ответчик не установлен. Даже в случае осуждения виновного лица возмещение вреда потерпевшему реально не обеспечивается. Эта задача традиционно воспринимается органами уголовного преследования и правосудия лишь факультативной. Преступление и без ее решения считается раскрытым. Серьезно осложнился гражданский иск в уголовном процессе как основное средство обеспечения (стимулирования) возмещения вреда. Правоприменитель видит в нем существенное препятствие и так основательно забюрократизированному движению по уголовному делу.

133

Нужно признать, что УПК РФ с учетом изменений и дополнений, внесенных в него Федеральным законом от 28 декабря 2014 г. № 432-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в целях совершенствования прав потерпевших в уголовном судопроизводстве»2, существенно усилил процессуальный статус потерпевшего. Вместе с тем очевидным остается тот факт, что на сегодняшний день далеко не весь комплекс международных стандартов в сфере обеспечения компенсационного уголовного правосудия в отношении жертв преступлений имплементирован в наше национальное уголовно-процессуальное законодательство.



Так, например, Декларацией основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотребления властью3 (далее – Декларация) провозглашено право потерпевшего на компенсацию со стороны как правонарушителя, так и государства. Согласно п. 5 Декларации в необходимых случаях следует создать и укрепить судебные и административные механизмы, с тем чтобы обеспечить жертвам возможность получать компенсацию с помощью официальных и неофициальных процедур, которые носили бы оперативный характер, являлись бы справедливыми, недорогостоящими и доступными; жертв, стремящихся получить компенсацию с помощью таких механизмов, следует информировать об их правах.

УПК РФ воспринял значительную часть положений, содержащихся в вышеупомянутом международно-правовом акте, относительно правового положения потерпевшего от преступления, что нашло свое закрепление как в ст. 42 УПК РФ, фиксирующей процессуальный статус потерпевшего, так и в других процессуальных нормах, регулирующих порядок уголовного судопроизводства. Вместе с тем целый ряд вышеназванных рекомендаций не воплощены в жизнь на уровне национального законодательства и правоприменительной практики до настоящего времени. Так, на-

134

пример, в российском уголовном процессе не работают положения о необходимости компенсации потерпевшим вреда, причиненного преступлением, со стороны государства. Федеральным бюджетом финансирование подобной деятельности не предусматривается.



Необходимо отметить, что 1 января 2017 г. в Республике Казахстан вступил в силу Закон «О Фонде компенсации вреда потерпевшим»4. Цель нововведения состоит в регулировании общественных отношений, возникающих в области компенсации вреда потерпевшим от уголовных правонарушений, и установлении правовых, социальных и организационных основ по ее выплате. Данный закон обеспечивает потерпевшему доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба в случаях и порядке, установленных законом, а также регламентирует механизм выплат и источники пополнения фонда.

Как известно, с подобным предложением еще в 2012 г. выступил и Следственный комитет Российской Федерации, предложив проект федерального закона «О потерпевших от преступлений». В частности, в пояснительной записке отмечается: «В целях обеспечения государственной поддержки потерпевших от преступлений, а также их близких настоящий Федеральный закон определяет принципы защиты и восстановления нарушенных прав, свобод и законных интересов потерпевших от преступлений, а также основы государственной политики в области их правовой, социальной защиты и порядок производства государством компенсационных выплат указанным лицам»5.



Очевиден акцент на обеспечение прав и интересов лиц, пострадавших от преступлений. Вместе с тем остаются вопросы, связанные с реальной возможностью государства экономически решать данные вопросы. Компаративный анализ свидетельствует о том, что даже достаточно «обеспеченные» государства не могут эффективно решать задачу компенсации вреда, причиненного преступлением.

1 Деришев Ю. В., Морозова О. С. Очерк концепции оптимизации субъектного состава уголовного досудебного производства // Юридическая наука и правоохранительная практика. 2018. № 1 (43). С. 82–87.

2 Собр. законодательства Рос. Федерации. 2013. № 52, ч. I, ст. 6997.

3 Декларация основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотребления властью : принята Генер. Ассамблеей ООН 29 нояб. 1985 г. // Междунар. акты о правах человека : сб. документов / сост.: В. А. Карташкин, Е. А. Лукашева. М. : Норма ; ИНФРА-М, 1998.

4 URL: https://tengrinews.kz/zakon/pravitelstvo_respubliki_kazahstan_premer_ ministr_rk/sotsialnoe_obespechenie /id-P1600000267/

5 URL: https://rg.ru/2012/02/24/poterpevshie-site-dok.html ; Деришев Ю. В., Морозова О. С. Очерк концепции оптимизации субъектного состава уголовного досудебного производства // Юридическая наука и правоохранительная практика. 2018. № 1 (43). С. 82–87.


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница