Постпозитивизм в международных отношениях



Скачать 425.92 Kb.
страница2/5
Дата12.02.2018
Размер425.92 Kb.
1   2   3   4   5
Грамши добавил ещё один очень важный момент – понятие социального фактора или гражданского общества, которое, не будучи напрямую ни политическим, ни экономическим, тем не менее, играет подчас ключевую роль. Это Грамши назвал учением о гегемонии. То есть, что существует в культуре, в образовании, в науке, в том, что сегодня мы называем дискурсом – в речах о разных процессах в обществе, в международной политике в частности, существует то, что не сводится ни к политическому заказу, ни напрямую проистекает из экономического соотношения надстройки и базиса. То есть, не соответствует ни классическому марксизму, который предопределяет всё только влиянием материального производственного фактора на ситуацию, ни соответствует марксизму-ленинизму, в частности, ленинизму конкретно, который говорит ещё о значении политического фактора.
Грамши выделяет третий фактор, который, с его точки зрения, является в определённых обстоятельствах доминирующим. Это социальный фактор или гражданское общество - он называет это. То есть, есть класс интеллектуалов в обществе, - говорит Грамши, которые не являются ни партийными – не служат государству, не служат политическим институтам, и не являются буржуазией в полном смысле слова, то есть они не обладают экономической монополией на средства производства. Этот интеллектуальный слой, согласно Грамши, который не является политическим, и не является экономически буржуазией, потому что буржуазия по Марксу означает отношение к классу, который обладает собственностью на средства производства. Вот этот интеллектуальный фактор, свободный и от политики и от экономики в определённых обстоятельствах играет ключевую роль и в политике, и в экономике, считает Грамши.
- "С кем вы, господа, мастера культуры? С кем вы, интеллектуалы?"

И вот дальше Грамши начинает разбирать: как вот это интеллектуальное сообщество обслуживает те или иные классовые интересы, напрямую от них не завися. То есть, например, транслируя общебуржуазный дискурс, не будучи ни владельцами средств производства, и не будучи политически ангажированными. И, тем не менее, по ряду причин (которые Грамши разбирает), те или иные интеллектуалы начинают обсуживать власть, например, буржуазные отношения и транслировать то, что Грамши называет гегемонией. Гегемония – это не прямая власть, это отличие. Власть – это политическая власть, или экономическая доминация. Власть – политическое понятие, она определяется так: у этой партии есть власть, у этой нет, этот президент, а этот дворник. Это измеряется строгими политологическими законами.


Понятие экономической состоятельности или экономической доминации тоже имеет чёткие критерии: вот этот человек богатый, а этот бедный. Поэтому у одного возможности экономические такие, у другого такие. Одни владелец предприятия, а другой – служащий или нанятый рабочий или гастарбайтер. Соответственно и власть, которая подтверждает напрямую политическое господство, и экономическая составляющая, которая позволяет говорить об экономической доминации, не объясняет феномена гегемонии.
Гегемония – это третье явление. Это не экономика и не политика. Это гражданское общество, в рамках которого циркулирует дискурс. То есть, кто заставляет интеллектуалов буржуазного общества быть буржуазными? Вот это Грамши разбирает. И дальше он говорит, что на самом деле, как ни странно, - никто. И в принципе, при желании, если буржуазные интеллектуалы буржуазного общества изменят своё отношение к дискурсу, они могут стать революционной силой в обществе. То есть, в обычном состоянии в буржуазном обществе люди культуры, науки, искусства, аналитики транслируют гегемонический дискурс. То есть, тот же дискурс, который лежит в экономике в доминации богатых над бедными, а в политике – в доминации политического представительства буржуазии над пролетариатом. На самом деле эта власть экономически предопределена, и с этим Грамши согласен с Марксом. Она политически выражена в политических институтах буржуазного общества, в партиях буржуазных, и с этим Грамши согласен с Лениным в той же мере.
Но он говорит, что есть ещё одна линия, ещё одна зона транслирования вот этого властного дискурса, которая не связана ни с политикой, ни с экономикой. Это называется гегемония по Грамши. То есть,


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница