Постмодернистские теории: достижения и сомнения


Постмодернистское мышление и подходы



Скачать 226.5 Kb.
страница3/7
Дата30.01.2018
Размер226.5 Kb.
ТипСтатья
1   2   3   4   5   6   7

Постмодернистское мышление и подходы


В рамках постмодернистских теорий наблюдаются различные подходы и направления исследований. В то же время их отличает и некоторая схожесть ряда принципов и методов исследования современности. В целом можно говорить о сложившейся постмодернистской методологии и соответствующих концепциях.

В постмодернизме широко используются идеи и терминологический аппарат структурализма и особенно постструктурализма (труды Л. Альтюссера, Р. Барта, Ж. Дерриды, М. Фуко и др.), которые как бы взаимообусловливают друг друга.



Постструктурализм – широко распространенное с 1960-х гг. интеллектуальное движение во Франции, происходящее от структурализма (Соссюр Ф. Де, К. Леви-Стросс), но пересмотревшее его основные постулаты о языке и обществе как знаковых системах. Постструтуралисты настаивают на деконструкции прежней лингвистической теории по таким направлениям как структурность, знаковость, коммуникативность и целостность субъекта. Вместо централизованной или определенной структуры ими предлагается “ризома” (отсутствие центра); “текст” противопоставляется речи и диктует свои правила; самопознание субъекта представляется возможным лишь через “текст” (“смерть субъекта”); они заявляют о принципиальной невозможности объективной интерпретации текста и существовании его бесчисленных интерпретаций (“смысловая неразрешимость”); указывают на господство любых ментальных структур, могущих выступать в качестве самостоятельной силы, манипулирующей сознанием людей 10. В трудах Л. Альтюссера (1918-1990 гг.) индивиды рассматриваются в качестве носителей или агентов структур социальных отношений, а идеология - как реальное социальное отношение (практики). Э. Гидденс показывает, что структуры являются как результатом, так и средством социального действия (“двойная структурация, двойственность структуры”); критично относится к “отстраненности” ряда постмодернистов от предшествущей эпохи, классических социологических школ.

Взгляды постмодернистов различаются в зависимости от их позиций, имеет значение и специфика дисциплины (дискурса): культурологии, искусствоведения, теории познания, социальной теории, политологи, мировой политики и др. В целом в постмодернизме выделяют три направления (позиции).

Согласно первому (радикальному) акцент делается на происшедшей замене современного общества постсовременным и изучении его культуры вне связи с историей, разрыве с прошлым (Ж. Бодрийяр, Ж. Делез, Ф. Гваттари) 11.

Согласно второму, хотя такое изменение и имело место, постмодернизм вырастает из модернизма (модерна) и неразрывен с ним (Фр. Джеймсон, Э. Лаклуа, Ш. Муффе, а также представительницы постмодернистского феминизма Н. Фрезер и Л. Николсон). Ряд авторов, в рамках этой позиции, рассматривают постмодернизм как продолжение предыдущих подходов – анамнесис (пересмотр), “редактируемый” модерн (А.Б. Зелигмен, А. Гидденс, Ж.-Ф. Лиотар) 12.

Согласно третьей, - модернизм и постмодернизм можно рассматривать не как отдельные эпохи, а как участников длительных и непрерывных отношений, причем постмодернизм постоянно указывает на ограниченность модернизма (Б. Смарт). В рамках постмодерна существует его критика (Ж. Липовецки), выделяется также “социология постмодерна” или постсовременности (З. Бауман) 13. Постмодернизм как отдельное направление исследуется в теории мировой политики, глобалистике и т.д.

В парадигмальной эволюции постмодернизма могут быть выделены два этапа. К первому - относят постмодернистскую классику деконструктивизма, характеризующуюся крайним радикализмом дистанцирования от презумпций как классической, так и от неклассической философии. Ко второму – after-postmodernism – оформляющуюся ныне парадигмальную модификацию постмодернизма, представляющую некий поворот к пересмотру исходных презумпций, связанный во-многом с социально-коммуникационным поворотом в развитии обществоведения. В этом случае постмодернизм уделяет больше внимания коммуникативной реальности, ее аксиологии и т.д (Дж. Уард, М. Готдинер и др.).

Специфика распространенного “классического” постмодернистского дискурса состоит в том, что он разрывает с классической философией и теорией познания, вводит новые способы и правила интеллектуальной деятельности. Этот дискурс включает в себя рефлексию о новой исторической эпохе, новых произведениях культуры и новый тип теоретизирования о социальном мире. Как течение мысли постмодернизм характеризуется, прежде всего, тем, что он противопоставляет себя той интеллектуальной традиции, которую принято называть Просвещением. Если Просвещение всегда видело свою задачу в том, чтобы найти рациональные основы социальных процессов и поведения отдельного человека, то постмодернизм с большим подозрением относится к любым попыткам классического научного объяснения изменений в обществе и деятельности людей.

Ш. Бодлер по сути сформулировал стратегию культуры постмодерна, порывающей с прошлым, сомневающейся в настоящем и ориентирующейся на “инаковость”. За новизной гнался, например, и авангард. Но он признавал ценностную иерархию, хотя и в извращенной форме: новое всегда лучше, выше старого, т.е. новое как бы сравнивало себя со старым. Постмодернизм отказался от иерархии, от оценок и сравнения c прошлым.

Постмодернисты не приемлют того, что они называют тотальными объяснениями (“великими повествованиями” или “метанарративами” - Ж.-Ф. Лиотар). По его словам ведущие классические теории, главные идеи человечества: идея прогресса, эмансипации личности, увеличение свободы и ответственности, развитие разума… (метанарративы) утратили свою легитимирующую силу. Выбор самих категорий, в которых осуществляется описание, утверждают постмодернисты, искажен предвзятым отношением наблюдателя, происходит субъективное или заданное “конструирование” знания. Выводы и рекомендации из них неявно должны придать ходу событий определенное направление.

“Ничего не гарантировано” - главный пафос сознания постмодерна, практикующего интерпретативный разум. “Бог умер”, разуму законодательному отказано в доверии, все “священное” и “высокое” воспринимается как самообман людей, иерархия “тело-душа-дух” разрушена, человек больше ни во что не верит… Постмодернисты следуют линии на отказ от таких понятий, как “исток”, “причина”. Взамен вводится термин “след”, как то единственное, что нам остается вместо прежней претензии знать точную причину. Постмодернисты полагают, - писал М. Фуко, - что “в каждом обществе есть свое представление об истине, свойственная ему “общая политика” правды, т.е. в обществе существуют типы дискурса, которые приемлемы для него и выполняют функцию правды” 14.

По мнению постмодернистов лишь микронарративы (повествования, рассказы посредством которых вымысел живет в культуре) продолжают плести ткань повседневной жизни. Ими переоценивается роль описательного плана, значения самой полемики, связанной с переосмыслением ценностей. Карта предшествует территории, телевизор и Интернет формируют общество.

Ж.-Ф. Лиотар выдвинул положение о “постмодернистском состоянии”, для которого характерны открытость, отсутствие жестких иерархий, асимметричных оппозиционных пар (высокое - низкое, реальное - воображаемое, субъект - объект, поверхность - глубина, внутреннее - внешнее). Постмодернизм сторонится “тотализующих моделей”, место субъекта занимают разнообразные безличные структуры, будь то потоки желания или интенсивности (Ж. Делез, Ф. Гваттари), соблазн в его гиперреальном измерении (“реклама – это спектакль, и он возбуждает” - Ж. Бодрийар), пульсации, связанные с либидо (Ж. Лакан) и т.п. Особое внимание уделяется игре, оригинальности поступка, жеста и др.

Характерна “деконструктивная критика” Ж. Деррида существующих реалий, “метафизики присутствия”. Отличие деконструкции от многообразных вариантов критики классической философии в том, что она представляет собой художественную транскрипцию философии на основе данных эстетики, искусства, гуманитарных наук. Разрушая привычные ожидания, изменяя статус традиционных ценностей, деконструкция выявляет понятия и артефакты, уже существующие скрытом виде. Она ориентирует не столько на новизну, связанную с амнезией, сколько на инакость, опирающуюся на память. Основные объекты деконструкции – знак, письмо, речь, текст, контекст, чтение, метафора, видеоролик, бессознательное, виртуальные структуры: гипертексты и др. В результате событие перестает соотноситься с универсальной истиной бытия. В постмодерне происходит также деконструкция классических идеологий, трансформация их на прикладные разноцветные идеологические потребительские коктейли: соединение консервативного курса с левой политической риторикой.

Неприятие постмодернистами категории “сущность”, ориентирующей исследователя на поиск глубин, корней явлений приводит к появлению понятия “поверхность” (резома), В такой ситуации остаются невостребованными термины “цель”, “замысел”: предпочтительными становятся “игра”, “случай”. В принципе постмодернизм нацелен не на созидание, синтез, творчество, а на “деконструкцию” и “деструкцию”, т.е. перестройку и расшатывание прежней структуры интеллектуальной практики и культуры вообще. Хотя в целом постмодернизм не отрицает значения малых культур, национальных традиций и т.п.

Если модернизм стремился к “определенности”, то постмодернизм тяготеет к “неопределенности”, делая это понятие одним из центральных в своей интеллектуальной практике. На смену терминам “жанр”, “граница” текста приходят “текст” или “интертекст”, что дает мыслителю свободу творить, пренебрегая требованиями традиции.

С точки зрения постструктуралистов и ряда постмодернистов представления "говорящего субъекта" о независимости и автономности своего сознания и самоценности своего "я" не более как иллюзия. Используя эту иллюзию как право управления текстом, навязывания тексту смыслов или формы, субъект предполагает, что сам он свободен, не подчиняется никаким законам. Но поскольку “ничего не существует вне текста” (Деррида), то и субъект с необходимостью находится “внутри текста”, в рамках господствующих норм, в границах определенного исторического сознания. Самосознание субъекта есть лишь совокупность различных текстов, воспроизводящих мир культуры. Индивид становится “фрагментированным” – стирается граница реального и символического, увеличивается фиктивная, фабрикуемая деятельность; он существует в мире фантазмов и становится легко манипулируемым.

Идея о “смерти автора” получила второе рождение в связи с развитием Интернета. Постмодернисты делают акцент на исторической исчерпанности феномена авторства и традиции герменевтического (“смыслового”) толкования текстов, основанного на нем. Разнообразие знаков потрясает человека, он чувствует себя сбитым толку и более ни в чем не уверенным. Возникают условия “изменчивости, дезориентации и игры” (Дж. Ваттимо).

На этапе электронного обмена сообщениями, знаки в значительной степени симулируют, подделывают действительность и теряют свой репрезентирующий характер. Многообразие знаков парадоксальным образом подрывает их способность что-либо значить, и люди расходятся после спектакля, не разобравшись в его смысле, но и свободные, по логике постмодернистов, от необходимости искать истину. Личность в таком обществе децентрализована, вовлечена в процессы одновременного становления многих идентичностей. Она теряет связь межу знаком и стоящей за ним вещью, событием. Постмодернисты полагают, что мы переходим от общества, где господствовал способ производства, к обществу, контролируемому кодом производства. Цель сдвинулась от эксплуатации и получения прибыли к достижению господства с помощью знаков и производящих их систем (Ж. Бодрийяр). Благодаря экспансии СМИ доступ к ним получили разные регионы и различные группы, что ведет к известной дифференциации взглядов и потов информации, но не отменяет засилья англо-саксонской культуры в мировом информационном обмене.

Ж.-Ф. Лиотар полагал, что знание и информация претерпели глубокие взаимосвязанные изменения в двух направлениях. Так, их производство все чаще ограничивается ситуациями, когда известно, что востребованы определенными структурами и эффективны (перформативны) для них. Кроме того, информация становится товаром. Это, с одной стороны, приводит к снижению уровня (востребованности) неактуальных видов знания (например, философия не отвечает критерию перформативности, в отличие от менеджмента. С другой – “добыча нового знания” перемещается в специальные центры с узко-корпоративными целями. В период постсовременности умение работать с терминалом, иметь навыки поиска информации приходят на смену традиционным знаниям. Поэтому студентов все чаще обучают именно “навыкам”, работе в команде 15.

Характерной чертой постмодернистов является их оппозиционность ко всему, от чего исходит власть в обществе: бюрократии, политикам, организациям, жестко заданному планированию и проектированию, стереотипам мышления и мыслительных форм. Так, например, М. Фуко описал “микрофизику власти” с “бесчисленными точками конфронтации” и сопротивления. Он выделял три инструмента дисциплинарной власти. Первый – иерархическое наблюдение, или способность чиновников наблюдать все, что ими контролируется, одним пристальным взглядом. Второй инструмент- способность выносить нормализующие приговоры и наказывать тех, кто нарушает нормы. Так, человека могут негативно оценить и наказать в категориях времени (за опоздание), деятельности (невнимание) и поведения (за невежливость). Третий инструмент – использование исследования для наблюдения за людьми и вынесения относительно их нормализующих приговоров. Этот инструмент дисциплинарной власти включает в себя два остальных 16.

В своей генеалогии власти М. Фуко обсуждал, как люди управляют собой и другими посредством знаний. Среди прочего, он анализировал, как знание порождает власть, определяя людей в качестве объектов влияния и затем управляя этими объектами с помощью знания. Он полагал, что история колеблется от одной системы господства (основанной на знании) к другой. Кроме того, М. Фуко показал взаимосвязь между знанием и властью в гуманитарных науках и их практики, касающиеся руководства людьми. Фуко интересовали условия, которые в конкретный момент времени отвечали за “выражение истины” в гуманитарных науках. В самых общих чертах управление для Фуко связано с руководством поведением.

Дискурс и дискурс-формирование (discourse and discourse formation) – “научный” язык, терминология специалистов, а также выражаемые идеи и социальные результаты, которые, согласно Фуко, должны считаться главным явлением социальной власти, а не просто способом описания мира. В соответствии с фукоистской диспозицией возможность индивидуализации политики в постиндустриальном обществе, установления доверительных двухсторонних отношений по линии “государство-индивид” блокируется предопределенностью выбора, навязываемого обществу властными структурами и дискурсами. Так, опросы общественного мнения определяют политику, тесты – стиль рекламы, анкетирование – выбор музыки для радио, результаты пробных просмотров – развязку фильма, режиссируемые кастинги – выбор “звезд” и вкусов, телеметрия – содержание программ телевидения и т.д. “Свободный выбор” в обществе потребления во многом предопределен” 17. В соответствии с идеями известного французского психоаналитика Ж. Лакана (1901-1981 гг.), сознательный субъект – это семиотический продукт, вовлеченный в дискурсы, которыми он не управляет, и которые не могут с легкостью проникать в сознание. “Хвост (дискурсный) руководит собакой”.

Соответственно, постмодернизм тяготеет к дискурс-анализу, нацеленного на раскрытие структуры дискурса и дискурс-формирования; определение роли читателя или зрителя в чтении и анализе значения “текста”, а не просто в “поглощении” текстов, как смыслов.

Радикальный постмодернистский интеллектуальный настрой на отказ от истины, от сущности, от признания закономерности исторического процесса и т.д. породил скептическое отношение к возможности теоретического обоснования путей развития общества, составления всякого рода долгосрочных прогнозов, проектов быстрого изменения общества. Понятно, что культура постмодерна не дает санкций на революционное или качественное переустройство общества: она ориентирована на поверхностные, “косметические” общественные изменения.

Культура постмодерна противоречива. С одной стороны, она сформировала установку на неприятие резких социальных изменений, но, с другой стороны, находясь в пространстве и времени “цивилизации молодых”, она жаждет ускорения, изменения жизни, ее темпов. Тяга к быстрому и резкому изменению жизненных событий и процессов нашла выход в тех сферах бытия, которые не имеют прямого отношения к социальному устройству. Это, например, индустрия моды, спорта, музыки, технологии “body building”: культуристика, пластическая, хирургия, с помощью которой изменяют фигуру, цвет глаз, кожу и даже пол.

Можно выделить некоторые черты и особенности постмодернизма как интеллектуального направления и социального явления. Среди них: неприятие образа мыслей, свойственному Новому времени, его ценностей и обычаев; отказ от любых претензий на установление истины, так как существуют только ее версии; стремления к аутентичности, поскольку все неаутентично; уход от стремления к уточнению смысла, поскольку смыслов бесконечное множество, и это делает безнадежным сам поиск смысла. Отмечаются: удовлетворение от самой констатации различий между субъектами: в интерпретациях, ценностях и стилях; особое внимание к получению удовольствия, неотрефлексированного жизненного опыта; удовольствие от поверхностного, видимости, разнообразия, изменений, пародий и стилизаций; признание существования творческого начала и игры воображения у обычного человека и основанное на этом пренебрежение детерминистскими теориями человеческого поведения 18.

Д. Харви справедливо отмечал, что по мере развития общества “на смену относительно устойчивой эстетике фордистского модернизма приходят нестабильность, брожение, мимолетность эстетики постмодернизма, которая высоко ценит оттенки, эфемерность, броскость, моду и товарность всех форм культуры” 19.

Постмодернизм остро критикуется за свои слабые места рядом известных философов и социологов. Ю. Хабермас обращает внимание на то, что постмодернисты обычно отказываются использовать институционально учрежденную лексику и прибегают к своей - часто малодоказательной, носящей скорее литературно-описательный, чем научный характер. Далее, справедливо критикуя многие недостатки современного общества, они умалчивают о своих нормативных установках и рецептах его оптимизации 20.

Постмодернизм, критически относясь к либеральной (западной) демократии, не только не выдвигает альтернативный “проект будущего”, но в целом, несмотря на поиски “Другого”, полагает дальнейшее развитие в ее пределах неизбежным. Выдвигаются идеи о совершенствовании (реализации незавершенного) в либеральной демократии, снятия конфликтов в ее рамках, преимуществ развитых стран на фоне “третьего мира”, признания резко отличных от Запада вариантов развития – общей антинормой.

Критика постмодернизма содержится и в трудах ряда российских исследователей. По их мнению, главная иллюзия постмодернистов заключается в вере в то, что “отказ от универсальных критериев, которые скрепляют любой значимый диалог культур, способен обеспечить мирное сосуществование систем ценностей. При этом постмодернизм не дает практического решения поставляемых им же самим дилемм и парадоксов, не порождает нового политического субъекта. Отсутствие политической нормы приводит в реальной политике только к борьбе различий, к войне всех против всех, партикуляризму” 21. При таком подходе мультикультурализм, как ценность и постмодерна, легко перерождается в свою противоположность – этнонационализм, сепаратизм, культурную замкнутость; толерантность рано или поздно “взрывается” от накапливаемой энергии обостряющихся конфликтных ситуаций, что и показали, например, культурно-этнические конфликты во Франции в 2005 г..

В то же время было бы несправедливо не замечать вклад постмодернистов в анализ ряда важных аспектов информационного общества и его культуры, роли знания и коммуникационно-информационных систем, поведенческих аспектов, возрождения в их среде внимания к либерализму и гуманизму, обогащение ими понятийно-категориального аппарата культурологии и социальной теории, использование их идей в виде лозунгов различными неформальными социальными движениями и др. Фактически постмодернистская теория стала торжеством различных теоретических подходов. Ж.-Ф. Лиотар замечал: “Постмодернистское знание не является просто орудием авторитетов; оно совершенствует нашу восприимчивость к различиям и усиливает нашу способность допускать несоразмерное” 22.

Постмодернизм вырабатывает собственную модель видения реальности, исходя из допущения ее хаотичности, семиотической артикулированности. Он формирует специфические способы и нормы описания мира, рефлексивно осмысленные в своеобразном калейдоскопичном восприятии, в программном плюрализме, в повороте к стратегии mutuality (взаимности, ее поиску).

Со времен Ф. Де Соссюра и Р. Барта в постмодерне ведущее место занимает семиотика, применяемая ко всем сферам социальной жизни. Не только язык, но также социальное поведение, телевизионные шоу и мода, с точки зрения постмодернистов, представляют собой репрезентации, или знаки, являются означающими практиками. Соответствующий анализ имеет позитивное значение. Внимание, которое уделяют модернисты знакам и значению, симуляции и неаутентичности, влиянию критериев перформативности, если они применяются к распространению информации, - представляют интерес для изучения явления информационной революции.

Постмодернистские теории раскрывают связь между современной эстетизацией общества и характером производства. Эстетическое производство становится частью товарного - которое требует все больше эстетических новшеств и экспериментов. В силу этого они выполняют все более значимую структурную функцию и занимают важное положение в обществе и власти.

В рамках умеренной постмодернистской теории некоторые исследователи (Дж. Джеймсон, Э. Мандел) осуществляют критический анализ американской массовой культуры. Она выступает, по их мнению, фактором господства по отношению к другим культурам, проявлением новой волны американского военного и экономического господства во всем мире.

Идеология постмодернизма, отражая сущность социально-культурных тупиков, в которых оказалось общество на этапе перехода в постиндустриальную стадию развития, во многих случаях указывает и на опасности, которые ждут человечество на этом пути. Так, в ней достаточно точно определяются основные источники постмодернистских настроений скепсиса и нигилизма - потребительство и формирование им “выбрасывающего общества”, когда вещи покупаются и затем выбрасываются с тем, чтобы вместе с приобретением новых менять привычки, поведение, стиль жизни, отношения в обществе и так со все учащающейся периодичностью.

В постмодернизме справедливо указываются и парадоксы работы с компьютером: ими невозможно пользоваться без особых программ, отчего обращаться с "компьютерной реальностью" как с реальной действительностью означало бы впадать во власть иллюзий. Идеологи постмодернизма констатировали опасность возникновения в новом обществе феномена "компьютерного отчуждения" людей, разъединения столь естественных и необходимых человеку социальных уз, ослабления солидаристских отношений. Средства электронной информации создают тот мир "виртуальной реальности" - имиджей, подобий, симулякров, - который зачастую вытесняет из сознания людей саму действительность, превращая человека в объект и продукт манипулирования.



Концепции постмодернизма достаточно адекватно описывают современное состояние общества, передают распространённое умонастроение не только интеллигенции, но и части массы населения. Наша реальность и жизненный мир стали “постмодерными”. В этом смысле под постмодернизмом следует понимать специфическое мировоззрение, получившее распространение в конце ХХ века, отличительной чертой которого является плюрализм, недоверие к существующим институтам власти и экспертным оценкам, выработка новых методов познания реальности. В целом, постмодернистские концепции важны не только сами по себе, - писал известный аналитик и историк социологии Дж. Ритцер, - но и постольку, поскольку они стимулируют реакцию против себя же 23.


Каталог: data -> 200810
data -> [Оставьте этот титульный лист для дисциплины, закрепленной за одной кафедрой]
data -> Примерная тематика рефератов для сдачи кандидатского экзамена по философии гуманитарные специальности, 2003-2004 уч
data -> Программа дисциплины для направления 040201. 65 «Социология» подготовки бакалавра
data -> Программа дисциплины «Э. Дюркгейм вчера и сегодня
data -> Методика исследования журналистики
data -> Источники в социологии
200810 -> Политические идеи Востока: от мифа к науке политического управления
200810 -> Законы должны искоренять пороки и насаждать добродетели (Цицерон). Особенности полисных отношений и их влияние на общество


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница