Понять природу человека



страница40/40
Дата12.02.2018
Размер2.86 Mb.
1   ...   32   33   34   35   36   37   38   39   40
ОБЪЕДИНЯЮЩИЕ ЧУВСТВА

Радость

Радость — это чувство, которое с наибольшей эффективностью стирает расстояния между людьми. Радость не допускает изоляции. Поиск человека, с которым хочется поделиться своей радостью, объятия и тому подобное доказывают: внешние признаки счастья появляются у людей, желающих быть рядом или наслаждаться чем-то вместе. Радость соединяет людей, поскольку это движение к единству, протянутая рука, переданное тепло.

Следует признаться, мы опять имеем дело с людьми, которые пытаются преодолеть чувство неудовлетворенности или одиночества с тем, чтобы добиться некоего превосходства или, как это часто бывает, продвинуться по направлению от чего-то меньшего, нежели счастье, к чему-то большему, нежели счастье. Фактически радость — это, вероятно, лучшее средство преодолеть трудности. Смех, с его освобождающей энергией, с его способностью к раскрепощению, идет рука об руку с радостью и является, если можно так выразиться, краеугольным камнем этого чувства. Он выходит за пределы одной личности и привлекает симпатию других.

Однако смехом и счастьем можно злоупотреблять в личных целях. Так, пациент, который боялся показать обуревающее его чувство собственного бессилия и незначительности, стал выказывать признаки радости, услышав сообщение о сильном землетрясении. Будучи печален, он чувствовал себя бессильным; поэтому он отринул печаль и начал стараться испытывать противоположное чувство — радость. Еще одним примером злоупотребления счастьем является Schadenfreude — радость, проявляемая при виде боли или несчастья, которые испытывают другие. Радость, которая возникает не в надлежащее время и не в надлежащем месте, которая отрицает социальное чувство и уничтожает его, является разъединяющим чувством, орудием агрессии.



Сострадание

Сострадание — это самое чистое выражение социального чувства. Всякий раз, когда мы обнаруживаем у человеческого существа сострадание, мы можем в принципе быть уверены, что это зрелая личность, обладающая социальным сознанием, поскольку сострадание может быть хорошим мерилом способности человека отождествлять себя с другими.

Вероятно, общеизвестные злоупотребления этим чувством более распространены, чем само оно в чистом виде. Те, кто злоупотребляет им, играют роль чрезвычайно преисполненных гражданских чувств и преувеличенно благожелательных людей. Так, например, есть люди, которые толпятся вокруг места аварии, чтобы попасть в газеты и получить известность, не делая при этом ничего, чтобы помочь пострадавшим. Другие как будто получают удовольствие, повсюду разыскивая и выслеживая людей, которых постигло несчастье. Профессиональных жалельщиков и раздавателей милостыни почти невозможно убедить оставить свою деятельность: на страданиях жертв несчастья или бедности, которым они якобы помогают, они создают чувство собственного превосходства. Как сказал такой мудрый судия человеческой природы, как Ларошфуко, «мы всегда можем найти некоторое удовлетворение в несчастьях наших друзей».

Нельзя считать удачной попытку объяснить этим явлением то наслаждение, которое мы получаем, когда смотрим в театре трагедии. Это объяснялось тем, что зритель чувствует свое превосходство над персонажами на сцене. Однако для большинства людей это не так; причиной нашего интереса к трагедиям в основном является желание познать себя и получить полезные наставления. Мы не забываем, что это всего лишь спектакль, и используем извлеченный из него опыт как дополнительный импульс к решению наших жизненных проблем.



Смирение

Смирение — чувство одновременно и объединяющее, и разъединяющее. Это чувство также является частью наших взаимоотношений с окружающим миром, и посему его не следует отделять от нашей психики. Человеческое общество не могло бы существовать без некоторого смирения и скромности, позволяющих нам осознать необходимость сотрудничества между людьми.

Смирение выходит на сцену в тех случаях, когда кажется, что ценность личных качеств данного индивидуума может быть поставлена под вопрос, или когда появляется возможность потери самооценки. Это чувство сильно передается телу, в результате чего происходит расширение периферических капилляров. Гиперемия кожных капилляров, или покраснение, наблюдается обычно на лице, однако есть люди, которые краснеют всем телом.

Смирение может также стать поводом к уходу от действительности. Оно может превратиться в жест самоизоляции, сопряженной с легкой депрессией, что равносильно готовности бежать от угрожающей ситуации. Опущенные глазки и скромный вид являются приготовлениями к бегству, что показывает: смирение, подобно другим чувствам, при злоупотреблении им может разъединять людей.

Некоторые так легко смущаются, что эта разъединяющая черта портит все их взаимоотношения с другими людьми. Ее назначение — быть средством самоизоляции — становится очевидным, когда она настолько преувеличена.

15 ОБЩИЕ ЗАМЕЧАНИЯ ПО ВОСПИТАНИЮ И ОБУЧЕНИЮ ДЕТЕЙ

В заключение позвольте мне добавить несколько замечаний по теме, которой в наших предыдущих размышлениях мы уже касались. Это вопрос о влиянии обучения дома, в школе и в жизни в целом на развитие психики.

Нет сомнения, что воспитание детей в семье в его нынешнем виде дает обильную почву для развития стремления к власти и тщеславия. Каждый может привести подтверждающий это пример из собственного опыта. Безусловно, семья — это институт, обладающий огромными достоинствами, и трудно представить себе институт, лучше приспособленный для ухода за детьми, чем семейная среда, где они, собственно, и воспитываются. Семья — это институт, оптимальный для сохранения рода человеческого, особенно в том, что касается ухода во время болезни. Если бы родители к тому же были хорошими педагогами, достаточно проницательными и способными распознать дефекты развития своих детей в самом зародыше, и кроме того — если бы они были способны правильно исправлять эти дефекты и направлять развитие своих детей, мы бы с радостью констатировали, что представить себе институт, лучше служащий для воспитания приспособленных к жизни в обществе людей, невозможно.

Однако, к сожалению, родители, как правило, не бывают ни хорошими психологами, ни хорошими педагогами. В настоящий момент, как нам кажется, в деле воспитания детей господствует патологический семейный эгоизм разной степени выраженности. Этот эгоизм требует, чтобы своих детей особо холили и считали необычайно ценными, даже за счет других детей. Таким образом, подобное домашнее воспитание совершает грубейшую из возможных психологических ошибок, внушая детям ложную идею, что они якобы должны превосходить всех остальных людей.

Предпосылкой возникновения этого явления служит типичное распределение социальных ролей в семье, основой которого является руководящая роль и превосходство отца. Этот отцовский авторитаризм имеет очень мало общего с чувством человеческой всеобщности и взаимозависимости людей в обществе. С самого начала жизни испытав на себе отцовскую власть, индивидуум сворачивает на путь открытого или тайного сопротивления социальному чувству. Открытые попытки бунта редки. Самая большая опасность авторитарного воспитания состоит в том, что оно дает ребенку идеал власти и демонстрирует ему преимущества, связанные с обладанием властью. С возрастом у ребенка вырабатывается страстное желание доминировать над другими, и он становится тщеславным и властолюбивым. Теперь каждый ребенок старается быть первым, каждый ребенок желает, чтобы его уважали, и рано или поздно он начинает требовать для себя тех же знаков повиновения и подчинения, какие на его глазах оказывались индивидууму, который из всех ему известных располагает наибольшей властью. Неизбежным результатом его ложных ожиданий оказывается агрессивное отношение к своим родителям и остальному миру.

Ребенку, находящемуся под влиянием преобладающих формирующих факторов своего дома, практически невозможно упустить из виду такую цель, как превосходство над другими. Мы наблюдаем это как у маленьких детей, которым нравится играть в «больших», так и впоследствии у индивидуумов, которым мысли или бессознательные воспоминания о детстве ясно указывают, что они должны вести себя в мире так, будто это их семья. В случае неудачи они пытаются удалиться от мира, который им опротивел.

Нельзя отрицать, что семья также хорошо приспособлена для воспитания у детей социального чувства. Однако если мы вспомним, какое сильное влияние оказывает на них стремление к власти, а также очевидное присутствие в доме авторитарного лидера, мы поймем, что в этой обстановке социальное чувство может развиться лишь до определенной степени. Первые стремления ребенка к любви и нежности связаны с его взаимоотношениями с матерью. Вероятно, это наиболее важный опыт в жизни ребенка, поскольку, общаясь с матерью, он обнаруживает, что существует еще один абсолютно надежный человек. Он узнает о различии между «я» и «ты». Ницше однажды сказал, что «каждый создает образ своей любимой, основываясь на взаимоотношениях со своей матерью». Иоганн Генрих Песталоцци, швейцарский педагог-реформатор, также показал, что мать — это идеал, который определяет будущее взаимоотношений ребенка с окружающим миром. И действительно, общение с матерью определяет всю последующую деятельность ребенка.

Следовательно, функция матери состоит в том, чтобы развить у ребенка социальное чувство. Эксцентричные личности, которые встречаются среди детей, возникают на основе общения с матерями, и направление их развития указывает на характер отношений между матерью и ребенком. Всякий раз, когда отношения между матерью и ребенком неудовлетворительны, мы, как правило, обнаруживаем у детей те или иные социальные дефекты. Наиболее распространены два вида ошибок.

В первом случае мать не выполняет надлежащим образом свою материнскую роль, а ее ребенку не удается сформировать у себя какого-либо социального чувства. Этот дефект очень значителен и влечет за собой много неприятных последствий. Ребенок вырастает иностранцем в незнакомой стране. Если мы хотим помочь такому ребенку, то нам не остается ничего, кроме как сыграть ту роль, которую должна была сыграть его мать и которая по какой-то причине выпала из его развития. Это единственный способ, если можно так выразиться, сделать из него подобное нам человеческое существо.

Вторая ошибка, вероятно, более распространена. Мать действительно является матерью; однако она играет свою роль настолько преувеличенно и эмфатически, что ребенок не способен развить в себе какого-либо социального чувства, не относящегося к его матери. Эта мать позволяет любви, развившейся у ребенка, быть обращенной только на нее. Можно сказать, что такого ребенка интересует лишь его мать, а остальной мир для него не существует. Не стоит и говорить, что у этого ребенка отсутствует основа для социального развития.

Кроме взаимоотношений с матерью, есть и много других факторов, играющих важную роль в процессе взросления. Счастливое раннее детство помогает ребенку обрести свое место в мире. Если мы вспомним, против каких трудностей приходится бороться большинству детей и сколь немногим из них удается в первые годы жизни примириться с окружающим миром или найти себе приятное место для жизни, нам станет ясно, какое огромное значение имеют первые впечатления ребенка. Это вехи, указывающие, каким путем он пойдет в мир. Теперь давайте вспомним, что немало людей появляются на свет болезненными детьми и испытывают здесь только боль и страдания. Давайте также вспомним, что детство большинства детей вовсе не рассчитано на то, чтобы сделать их счастливыми. Теперь нам легко понять, почему так мало детей вырастает с хорошим отношением к жизни и обществу и почему так мало мотивируется в жизни подлинным социальным чувством.

Вдобавок мы должны принять во внимание чрезвычайную важность влияния ошибок, совершаемых в ходе воспитания. Строгое, авторитарное воспитание вполне способно погасить имеющуюся у ребенка естественную радость жизни, точно так же как воспитание, которое убирает с пути ребенка всяческие препятствия и окружает его тепличной атмосферой, так его «акклиматизирует» к жизни, что, став взрослым, он окажется неспособным существовать в условиях более суровых, чем тропический климат его семьи.

Поэтому мы видим, что в нашем обществе и цивилизации воспитание в семье меньше всего приспособлено к воспитанию проникнутых общественными интересами «граждан мира», которых мы могли бы пожелать. При таком воспитании чересчур велика вероятность появления у ребенка неоправданных амбиций и желания самовозвеличиться.

Какое учреждение способно устранить ошибки, совершенные на раннем этапе развития ребенка, и помочь ему более удачно адаптироваться к миру? Ответ один — школа. Однако при ближайшем рассмотрении оказывается, что школа в ее нынешнем виде также приспособлена к решению этой задачи не лучшим образом. Едва ли и сегодня найдется хоть один учитель, могущий заявить, что он всегда способен распознать трудности в эмоциональном развитии ребенка и исправить их при существующих в современной школе условиях. Учитель совершенно не подготовлен к такой задаче. Его дело — пройти с учениками определенную программу, не осмеливаясь всерьез задуматься о тех человеческих жизнях, с которыми он имеет дело. Тот факт, что в классе всегда слишком много детей, также препятствует ему надлежащим образом выполнить свою задачу.

Есть ли еще какой-нибудь институт, способный исправить дефекты семейного воспитания? Некоторые могут предположить, что таким институтом является сама жизнь. Однако и возможности жизни не беспредельны. Жизнь не может фундаментальным образом изменить человека, хотя внешне иногда кажется, будто так и произошло, — ей не позволят этого человеческое тщеславие и честолюбие. Сколько бы ошибок ни совершил индивидуум, он либо будет винить в них все остальное человечество, либо полагать, что он уже ничего не может сделать. Мы очень редко видим людей, которые, встретив на пути препятствие или повернув не в ту сторону, остановились поразмыслить, в чем они были не правы. Этот факт иллюстрирует данный нами в предыдущей главе анализ неправильного использования жизненного опыта.

Сама по себе жизнь не в силах что-либо кардинально изменить. С психологической точки зрения это понятно, поскольку жизнь имеет дело с готовой продукцией человечества — человеческими существами, которые уже обладают своей сформировавшейся точкой зрения и стремятся к власти над другими. Скорее наоборот, жизнь — наихудший из возможных учителей. У нее нет рассудка, она ни о чем нас не предостерегает, она нас не учит; она просто отвергает нас и позволяет нам погибнуть.

Нам остается сделать только один вывод: единственным институтом, с помощью которого можно надеяться что-то изменить, является школа. Мы могли бы сделать наши школы способными выполнить эту функцию, если бы они правильно использовались. До самого последнего времени любой человек, получивший контроль над школой, всегда использовал ее для воплощения своих тщеславных и честолюбивых замыслов. Сегодня мы слышим требования восстановить в школах старый режим. Однако удавалось ли при старом режиме добиться каких-либо хороших результатов? Как может оказаться полезным авторитарный подход, всегда считавшийся вредным? Почему авторитаризм в школе должен принести добрые плоды, когда мы видим, что авторитаризм в семье, где теоретически ситуация более благоприятна, приводит только к одному: бунту против него?

Любой авторитет, который не признан спонтанно, а должен навязываться нам силой, является фальшивкой; истинное уважение и дисциплина исходят изнутри. Слишком многие дети приходят в школу с чувством, что их учитель — не более чем государственный служащий. Невозможно навязать такому ребенку строгий режим без плачевных последствий для его психического развития.

Даже если учитель знает свои обязанности, с неопровержимой логикой вытекающие из самой жизни, мы не можем заставить ребенка принять эту логику. Единственная возможность двигаться вперед заключена в том, чтобы избегать, насколько это возможно, всякой конфронтации и видеть в ребенке не объект обучения, а субъект; видеть в нем зрелую личность, равную учителю. Тогда ребенку будет труднее счесть, будто на него оказывают давление или его игнорируют, а посему он обязан вступить со своими учителями в битву не на жизнь, а на смерть. Именно из этой агрессивной установки с неизбежностью развиваются ложные амбиции, столь характерные для наших мышления, поступков и склада характера. Авторитет не должен зависеть от силы — он должен всецело основываться на социальном чувстве.

Школа — это учреждение, через которое в ходе своего психологического развития проходит каждый ребенок. Поэтому оно должно отвечать требованиям здорового психологического роста. Только та школа, которая гармонирует с психологическими потребностями своих учеников, может быть названа действительно хорошей школой, и только такую школу можно будет считать дающей образование для общественной жизни.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В этой книге мы пытались показать, что психика не определяется наследственностью. Ее развитие целиком и полностью обусловлено социальными факторами. С одной стороны, требования организма должны быть удовлетворены, с другой — должны быть выполнены требования человеческого общества. Именно в таком контексте развивается психика, и в этих условиях она растет.

Исследовав это развитие далее, мы проанализировали способности и возможности восприятия, памяти, чувства и мысли. Наконец, мы рассмотрели черты характера и эмоции. Мы показали, что между всеми этими явлениями существует неразрывная связь; что, с одной стороны, они подчинены правилам коллективной жизни, а с другой стороны — находятся под влиянием стремления индивидуума к власти над другими и к самоутверждению. Эти две силы вырабатывают психику индивидуума, и картина их взаимодействия в каждом конкретном случае специфична, индивидуальна и уникальна. Мы показали, что цель самоутверждения, видоизмененная социальным чувством (в зависимости от степени его развития), формирует специфические черты характера. Подобные черты ни в коей мере нельзя считать наследственными: они развиваются таким образом, чтобы уложиться в картину психологического развития личности и повести кратчайшим путем к цели, которая всегда, хотя и с разной степенью осознанности, существует у каждого.

Ряд этих черт характера и чувств, являющихся важными для понимания человека индикаторами, мы рассмотрели в подробностях, в то время как описание других было опущено. Мы показали, что честолюбие и тщеславие в той или иной степени присущи любому человеческому существу в зависимости от его индивидуального метода борьбы за власть над другими. В том, как они выражаются, мы можем ясно различить борьбу индивидуума за самоутверждение и наблюдать, как она ведется в конкретном случае. Мы также показали, как преувеличенные амбиции и тщеславие мешают упорядоченному развитию личности: рост социального чувства либо заторможен, либо невозможен вообще. Из-за раздражающего действия этих двух черт не только замедляется эволюция социального чувства, но властолюбивый индивидуум идет навстречу собственной гибели.

Этот закон психологического развития представляется нам непреложным. Он является важнейшим ориентиром для любого человеческого существа, которое желает определять свою судьбу сознательно и открыто, а не отдавать себя на растерзание темным и таинственным психологическим силам. Наше исследование принимает форму экспериментов в области науки о природе человека, науки, которую невозможно изучать или развивать по-другому. Как нам представляется, понимание природы человека необходимо любому, и изучение этой науки — самая важная область деятельности человеческого ума.

СЛОВАРЬ ВАЖНЕЙШИХ ТЕРМИНОВ

ДРУГОЙ ПОЛ — термин Адлера, заменяющий «противоположный пол»; это указывает, что мужское и женское начало не противоположны, а дополняют друг друга.

ЖИЗНЕННЫЕ ЗАДАЧИ — три широких сферы человеческой деятельности, в которых необходимо действовать каждому индивидууму: задача найти общественно полезную профессию или занятие; выстроить плодотворные взаимоотношения с другими людьми и сыграть свою роль в любви, браке и семейной жизни.

ИЗБАЛОВАННОСТЬ — чрезмерная снисходительность или чрезмерное покровительство ребенку, тормозящие развитие у него самостоятельности, мужества, ответственности и способности сотрудничать с другими.

КОМПЛЕКС НЕПОЛНОЦЕННОСТИ - чувство собственной неполноценности, которое вызывает стресс, психологические обходные маневры и компенсаторный импульс, направленный к обретению иллюзорного чувства собственного превосходства.

МУЖСКОЙ ПРОТЕСТ — реакция любого пола на бытующие в нашем обществе предрассудки относительно мужественности и женственности. Поведение мужчины может представлять собой протест против требований, налагаемых на него мифом о превосходстве мужчин; поведение женщины может быть протестом против пренебрежительного отношения к женственности и ограничений, налагаемых на женщин.

НЕПРАВИЛЬНОЕ ПОВЕДЕНИЕ — попытка косвенно компенсировать чувство собственной неадекватности или ненадежности своего положения, основанная на ошибочной «собственной логике».

ОРГАНИЧЕСКАЯ НЕПОЛНОЦЕННОСТЬ - физический дефект или слабость, зачастую обусловливающая компенсаторное поведение.

ПСИХИКА — разум, включающий в себя как сознание, так и бессознательное личности, направляющий ее развитие, придающий значение воспринимаемому и ощущаемому и вырабатывающий потребности и цели.

ПСИХОЛОГИЯ ЛИЧНОСТИ — изучение индивидуума как неделимого целого, как единой и направленной к определенной цели личности, которая в нормальном, здоровом состоянии является полноценным членом общества и участником межчеловеческих взаимоотношений.

СОЦИАЛЬНОЕ ЧУВСТВО (или социальный интерес) — коллективный дух, чувство общечеловеческого братства и самоотождествления со всем человечеством, которое формирует позитивные социальные взаимоотношения. Согласно Адлеру, эти взаимоотношения могут быть конструктивными и здоровыми только тогда, когда они включают в себя равенство, взаимодействие и дух сотрудничества. Социальное чувство начинается со способности отождествлять себя с себе подобным и ведет к стремлению построить идеальное общество, основанное на сотрудничестве и равенстве личностей. Это понятие является ключевым в адлеровской концепции индивидуума как социального существа.

СТИЛЬ ЖИЗНИ — ключевое понятие психологии личности: комплекс личной философии данного индивидуума, характерных для него верований и взглядов на жизнь, являющийся стержнем его личности. Стиль жизни представляет собой творческую реакцию самого индивидуума на опыт первых лет жизни, который, в свою очередь, влияет на всю картину его восприятия себя и мира, а следовательно — на его эмоции, мотивы и действия.

ИЗБРАННАЯ БИБЛИОГРАФИЯ

Studie uber Minderwertigkeit von Organen. Berlin, Vienna: Urban & Schwarzenberg, 1907.

Zwei Traume einer Prostituierten II Z. Sexualwissensch. Bd. 1. S. 103—106. 1908.

Erklarung II Zentbl. Psychoanal. Bd. 1. S. 433. 1911.

Uber den nervosen Charakter. Grundzuge einer vergleichenden Individual-Psychologic und Psychotherapie. Wiesbaden: Bergmann, 1912.

Individualpsychologische Behandlung der Neurosen II Jahreskurse fur artzliche Fortbildung/Hrsg. D. Sarason. Munich: Lehmann. S. 150 — 140. 1913.

Heilen und Bilden: artzlisch-padagogische Arbeiten des Vereins fur Individualpsychologie. Munich: Reinchardt, 1914/Hrsg. A. Adler und C. Furtmuller. (2-е дополненное изд. — 1922).

Статьи Адлера в этом сборнике:

Die Theorie der Organminderwertigkeit und ihre Bedeutung flir Philosophic und Psychologie.

Der Aggressionstrieb im Leben und in der Neurose.

Das Zartlichkeitbedurfnis des Kindes.

Uber neurotische Disposition; zugleich ein Beitrag zur Atiologie und zur Frage der Neurosenwahl.

Der psychische Hermaphroditismus im Leben und in der Neurose.

Trotz und Gehorsam.

Die Rolle der Sexualitat in der Neurose.

«Verdrangung» und «mannlicher Protest».



Zur Erziehung der Eltern. Der nervose Charakter. Organdialekt.

Bolschewismus und Seelenkunde // Int. Rundschau (Zurich). № 4. S. 597—600. 1918.

Die andere Seite. Eine Massenpsychologische Studie iiber die Schuld des Volkes. Vienna: Leopold Heidrich GmbH.

Fortschritte der Individualpsychologie // Int. Z. Indiv. Psychol. Bd. 2. № 1. S. 1—7. № 3. S. 10—12. 1923.

Die Tragfahigkeit der menschlichen Seele // Int. Z. Indiv. Psychol. Bd. 2. №2.8.42. 1923.

Psychische Kausalitat // Int. Z. Indiv. Psychol. Bd. 2. № 6. S. 38. 1923.

Praxis und Theorie der Individualpsychologie. Vortrage zur Ein-fuhrung in die Psychotherapie fur Arzte, Psychologen und Lehrer. Munich: Bergmann, 1924.

Salvaging mankind by psychology // Int. Z. Indiv. Psychol. Bd. 3. S. 332—335. 1924—1925.

Individualpsychologie // Einfiihrung in die neuere Psychologie / Hrsg. E. Saupe. Osterwieck-Harz: A. W. Zickfeldt. S. 399—407.1926.

Menshenkenntnis. Leipzig: Hirzel, 1927 ( 5-е изд.—Zurich: Rascher, 1947).

The Practice and Theory of Individual Psychology. New Jork: Harkourt, Brace & Co, 1927.

Zusammenhange zwischen Neurose und Witz // bit. Z. Indiv. Psychol. Bd. 5. S. 94—96. 1927.

Individualpsychologie und Wissenshaft // Int. Z. Indiv. Psychol. Bd. 5. S. 401—409. 1927.

Kurze Bemerkungen iiber Vernunft, Intelligenz und Schwachsinn // Int. Z. Indiv. Psychol. Bd. 6. S. 267—272.1928.

Individualpsychologie in die Schule. Vorlesungen fur Lehrer und Erzieher. Leipzig: Hirzel, 1929.

Problem of Neurosis: a Book of Case-Histories. London: Kegan Paul, Trench, Truebner & Co, 1929.

The Science or Living. New Jork: Greenberg, Publisher Inc. 1929.

Individualpsychologie in der Neurosenlehre // Int. Z. Indiv. Psychol. Bd. 7. S. 81—88. 1929.

Obertreibung der eigenen Wichtigkeit // Int. Z. Indiv. Psychol. Bd. 7. S. 245—252. 1929.

Education of Children. New Jork: Greenberg, Publisher Inc. 1930.

Pattern of Life. New Jork: Rinehart & Co, Inc. 1930.

Das Problem der Homosexualitdt: erotishes Trainung und erotischer Ruckzug. Leipzig: Hirzel, 1930.

Die Technik der Individualpsychologie. 77. 2. Die Seele der schwererziehbaren Schulkinder. Munich: Bergmann, 1930.

Nochmals—Die Einheit der Neurosen II Int. Z. Indiv. Psychol. Bd. 8. S.201—216. 1930.

What Life Should Mean to You. Boston: Little, Brown & Co. 1931.

Zwangsneurose II Int. Z. Indiv. Psychol. Bd. 9. S. 1—16. 1931.

Trick und Neurose II Int. Z. Indiv. Psychol. Bd. 9. S. 417—423. 1931.

Rauschgift II Int. Z. Indiv. Psychol. Bd. 10. S. 1—19. 1932.

Personlichkeit ah geschlossene Eincheit // Int. Z. Indiv. Psychol. Bd. 10. S. 81—89. 1932.

Der Aufbau der Neurose // Int. Z. Indiv. Psychol. Bd. 10. S. 321— 328. 1932.

Der Sinn des Lebens. Vienna, Leipzig: Rolf Passer, 1933,

Religion and Individualpsychologie // Ernst Jahn, Alfred Adler. Religion und Individualpsychologie; eine prinzipielle Auseinandersetzetzung iiber Menschenfuhrung. Vienna, Leipzig: Rolf Passer-1933.

Vor- und Nachteile des Minderwertigkeitsgeftthls II Pad. Warte. Bd. 40. S. 15—19. 1933.

Zur Massenpsychologie II Int. Z. Indiv. Psychol. Bd. 12, S. 133— 141. 1934.

Der Komplexzwang als Teil der Personlichkeit und der neurose // Int. Z. Indiv. Psychol. Bd. 13. S. 1—6. 1935.

On the interpretation of dreams II Int. J. Indiv. Psychol. V. 2- S. 3— 16. 1936.

Die Symptomwahl des Kindes II Int. Z. Indiv. Psychol. Pd. 14. S. 65—80. 1936.

Neurotisches Weltbild // Int.Z. Indiv. Psychol. Bd. 14. S. 129—137. 1936.

Psychiatric aspects regarding individual and social disorganization Amer. J. Sociol. V. 42. P. 773—780. 1937.

Selbstmord // Int. Z. Indiv. Psychol. Bd. 15. S. 49—52. 1937.

Social Interest: a Challenge to Mankind.London: Faber & Faber, Ltd. 1938.

Sleeplesness // Indiv. Psychol. Bull. V. 3. P. 60—64. 1944.

The individual Psychology of Alfred Adler. A systematic presentation in selection from his writing I Ed. and annot. by Heinz L. Ansbacher Rowena R. Ansbacher. New Jork: Basic Books, 1956.

Практика и теория индивидуальной психологии. М.: фонд "За экономическую грамотность», 1995. («Библиотека современной психологии»).

Наука жить. Киев, 1997.
Адлер Альфред

Понять природу человека / Пер. Е. А. Цыпина — СПБ.: «Академический проект», 1997 — 256 с.

ISBN 5-7331-0107-5

Книга знакомит читателя с основами психологии личности А. Адлера. По словам самого автора «цель книги — показать, как неверно выбранная линия поведения одного человека вносит дисгармонию в нашу общественную жизнь, научить людей распознавать и признавать свои ошибки и, наконец, показать, как гармонично адаптироваться к социальной среде». В основе подхода Адлера — убеждение в том, что человек способен на свободный выбор и реально отвечает за свои поступки — а, стало быть, в состоянии изменить свое поведение. Книга дает представление о практической системе понимания человеческой природы, которая легла в основу многочисленных направлений современной психотерапии.


Адлер Альфред

Понять природу человека

Редактор М.В.Козикова

Художник Ю.С.Александров

Художественный редактор В.Г.Бахтин

Технический редактор А.Ю.Шмарцев

Корректор О.И.Абрамович

ЛР № 062679 от 02.06.93.

Гуманитарное агентство «Академический проект». 199034, Санкт-Петербург, наб. Макарова, 4.

Подписано в печать 15.09.97.

Формат 84х 108 '/32 Печать высокая.

Тираж 5000 экз. Заказ № 856.

Отпечатано с диапозитивов в ГПП «Печатный Двор»



Государственного комитета РФ по печати. 197110, Санкт-Петербург, Чкаловский пр., 15.
Каталог: ld
ld -> Общая характеристика исследования
ld -> Петинова М. А. П 29 Философия техники
ld -> Лингвистический поворот и его роль в трансформации европейского самосознания ХХ века
ld -> Образование в человеческом измерении
ld -> Социокультурные традиции в контексте становления и развития самосознания этноса
ld -> Физкультура и спорт issn 2071-8950 Физкультура
ld -> Культурная социализация молодежи в условиях транзитивного общества
ld -> Великую землю


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   32   33   34   35   36   37   38   39   40


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница