Политическая преступность : понятие, сущность, виды, причины, личность политического преступника, меры противодействия



страница11/35
Дата09.03.2018
Размер0.73 Mb.
ТипАвтореферат
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   35
Третья глава «Криминальное политическое мошенничество как форма проявления политической преступности: понятие, сущность, виды» состоит из трех параграфов, раскрывающих сущность криминального политического мошенничества и его разновидностей.

В первом параграфе «Криминальное политическое мошенничество как вид политической преступности: понятие и сущность» рассматриваются различные подходы к определению термина «криминальное политическое мошенничество» и содержанию этой криминологической категории. По мнению диссертанта, криминальное политическое мошенничествоэто совокупность преступлений, совершенных в сфере политики на определенной территории за конкретный период времени для достижения политических целей или обеспечения политической деятельности, с использованием обмана и/или злоупотребления доверием. При этом автор отмечает, что эти преступления наиболее часто проявляются в форме злоупотребления властью для достижения политических целей и в форме политической коррупции.

Во втором параграфе «Злоупотребление властью как разновидность криминального политического мошенничества: понятие, сущность, формы проявления» рассматриваются различные аспекты злоупотребления властью для достижения политических целей, и автор выделяет следующие наиболее распространенные формы его проявления:

- прослушивание телефонных переговоров у политических противников с использованием служебного положения с целью их последующей дискредитации;

- финансовые злоупотребления при финансировании избирательных кампаний или партийных мероприятий, сопряженных с противоправным получением денежных средств;

- воспрепятствование осуществлению избирательных прав граждан либо работе избирательных комиссий должностными лицами органов государственной власти и управления с использованием своего служебного положения;

- фальсификация избирательных документов, документов референдума или неправильный подсчёт голосов членами избирательных комиссий;

- противоправное запрещение легальных форм политического протеста (пикетов, голодовок, забастовок и т.д.);

- противоправное закрытие оппозиционных средств массовой коммуникации.

По мнению диссертанта, под злоупотреблением властью для достижения политических целей следует понимать совокупность уголовно-наказуемых деяний, совершенных должностными лицами органов государственной власти и управления с использованием служебных или должностных полномочий, либо авторитета власти, направленных в отношении политических конкурентов (противников) на прекращение или изменение их политической деятельности либо на сохранение за собой или группой своих единомышленников занимаемых государственных должностей, а равно оказание финансовой, материальной или иной помощи или поддержки политическим общественным организациям с использованием своего должностного или служебного положения вопреки интересам общества.

В процессе исследования злоупотребления властью диссертант обратил внимание на другое криминологическое явление – политическую информационную преступность (массово-коммуникативную политическую преступность), сущность которой проявляется в клеветнических измышлениях должностных лиц органов государственной власти в отношении политических оппонентов с использованием средств массовой коммуникации в целях сохранения за собой или группой своих единомышленников занимаемых государственных должностей. Статус «политической» данный вид преступности получил в связи с тем, что лица, «заказывающие» информационные материалы, преследуют чаще всего политические цели – изменение политической деятельности оппонентов. В результате совершения подобных деяний дискредитируется не только свобода демократических выборов, но и свобода слова, что препятствует построению правового государства и формированию гражданского общества.

В третьем параграфе «Политическая коррупция как форма проявления криминального политического мошенничества: понятие, сущность, виды, социальные последствия» рассматриваются основные формы проявления политической коррупции в современном обществе. С учётом многообразия форм проявления коррупции в политической сфере жизнедеятельности диссертант предлагает следующее определение: политическая коррупция – это социально-правовое и политико-криминологическое явление, проявляющееся в совокупности преступлений, совершенных должностными лицами органов государственной власти и местного самоуправления или претендентами на эти должности, либо по их поручению другими лицам, с использованием своего служебного, имущественного или иного положения вопреки интересам других лиц и общества в целях занятия, сохранения, распределения или утраты соответствующей государственной должности в определенном государстве (или регионе) за определенный период времени.

Анализируя содержание политической коррупции, диссертант выделяет её основные виды: электоральную и партийную. По мнению автора, электоральная коррупция представляет собой особую разновидность политической коррупции, которая проявляется и выражается как в массовом подкупе избирателей, так и подкупе избираемых лиц на выборные государственные или муниципальные должности либо иных участников избирательных процессов во время проведения избирательных кампаний различного уровня. Партийная коррупция напрямую связана с электоральной коррупцией, поскольку связана, как правило, с приобретением места в партийном списке по выборам в законодательные органы различного уровня.

Наиболее распространенными формами политической коррупции, по мнению диссертанта, являются:


  • покупка государственных должностей;

  • покупка голосов избирателей

  • подкуп кандидата на избираемую должность со стороны политических противников;

  • подкуп членов избирательных комиссий;

  • подкуп доверенных лиц кандидатов на избираемую должность;

  • подкуп общественных наблюдателей за процедурой выборов;

  • покупка поведения политиков в обмен на отказ от своих политических убеждений;

  • покупка мест в партийных списках по выборам в законодательные органы власти.

Четвертая глава «Причинный комплекс политической преступности в современном обществе» состоит из двух параграфов, в которых рассматривается криминологическое описание и объяснение причин политической преступности.

Первый параграф «Криминологическое объяснение политической преступности в современном обществе» посвящен анализу подходов, сложившихся в отечественной криминологической литературе, к причинному объяснению противоправного политического поведения в обществе.

На основе анализа специальной литературы диссертант пришел к выводу о том, что к основным детерминантам политической преступности относятся: 1) правовые; 2) организационно-управлен­ческие; 3) воспитательные; 4) идеологические; 5) социально-экономические; 6) нравственно-психологические; 7) социально-политические и другие причины и условия. При этом диссертантом отмечено, что каждый отдельный детерминант непосредственно не воспроизводит противоправное поведение в политической сфере жизни общества, а лишь их различное сочетание порождает и питает политическую преступность.



Во втором параграфе «Система детерминации политической преступности в современном обществе» автор на основе литературных источников и эмпирических данных рассматривает причины политической преступности в российском обществе. Как показало исследование, основными причинами политической преступности являются социально-экономические детерминанты. Здесь, в первую очередь, отмечаются социально-экономические кризисы, влекущие за собой снижение уровня жизни населения государства. Проведенный диссертантом опрос населения и специалистов показал, что этот фактор является одним из основных. По мнению населения, социально-экономические кризисы и их негативные последствия в 63,7% влияют на решимость отдельных социальных групп совершать политические преступления, в первую очередь вооруженные мятежи и террористические акты. По мнению сотрудников правоохранительных органов, этот фактор также имеет существенное значение. На него указали 60,5% респондентов этой категории.

Не менее значимой социально-экономической причиной политической преступности выступает экономическое неравенство в доходах. По данным социологического опроса, проведенного диссертантом, на эту причину политической преступности указали 49,3% населения и 54,5% сотрудников правоохранительных органов. Указанные причины носят универсальный характер, они детерминируют не только политическую преступность, но и иные формы девиантного поведения в политической сфере жизни общества.

Анализируя политические причины политической преступности, диссертант отмечает, что способствует распространению исследуемого явления политическая нестабильность не только в рамках национального государства, но и в сопредельных с ним государствах, а также радикальное изменение условий жизни значительной части населения.

По мнению автора, питают политическую преступность в обществе следующие политические факторы: политические кризисы, радикальное изменение политической жизни значительной части населения, политическое неравенство различных социальных групп, ослабление деятельности органов государственной власти, политические репрессии со стороны правящей политической элиты в отношении оппозиционных партий и движений, навязывание правящей политической элитой нетрадиционных (или прямо чуждых) для данного общества социально-политических нововведений, столкновение интересов двух или более государств в одном регионе, ошибки в национальной политике, целенаправленное разжигание национальной или религиозной розни (вражды) отдельными людьми или группами, поощрение криминального политического насилия, в первую очередь тяжких и особо тяжких насильственных политических преступлений со стороны одного национального государства на территории других, недовольство (иногда и справедливое) отдельных лиц или общественных организаций деятельностью правительства иностранного государства или международного сообщества, идеологические расколы внутри крупных политических партий или общественных движений, внутрипартийные конфликты за единоличное лидерство внутри политических партий.

По мнению диссертанта, политическую преступность в значительной степени детерминируют правовые причины, к которым мы относим: несовершенство различных отраслей действующего российского законодательства (избирательного, уголовного, уголовно-процессуального, гражданского и гражданско-процессуального и др.), отсутствие комплексной правовой базы по предупреждению преступности, в том числе и политической, избыточное количество иммунитетов от уголовного преследования.

Рассматривая организационно-управленческие причины политической преступности, диссертант приходит к выводу о том, что способствуют её распространению такие явления, как: политический фаворитизм – выдвижение на руководящие государственные и общественные должности представителей однородной политической общественной организации или их поддержка высшими должностными лицами государства; неэффективность финансового контроля за деятельностью политических общественных объединений в условиях избирательного процесса; неэффективность деятельности правоохранительных органов по предупреждению и пресечению политических преступлений.



К социально-психологическим причинам политической преступности диссертант относит: политический эгоизм отдельных политиков и политических движений как антипод общегосударственных интересов; столкновение мировоззренческой позиции индивида с политическим устройством или режимом правления в стране, недовольство отдельных граждан или социальных групп происходящими изменениями в обществе и государстве, нетерпимость партийных и государственных руководителей к инакомыслию.

Пятая глава «Криминологическое описание и объяснение личности политического преступника» состоит из четырёх параграфов, в которых анализируются характеристики политических преступников.

В первом параграфе «Личность политического преступника: понятие и соотношение со смежными категориями» рассмотрены общетеоретические вопросы и дано криминологическое определение личности политического преступника и соотношение его со смежными категориями. По мнению диссертанта, личность политического преступникаэто совокупность социально значимых свойств личности, образовавшихся в процессе её общественной либо политической деятельности и обуславливающих использование ею для достижения политических целей средств, порицаемых с позиции действующего национального и/или международного уголовного законодательства.

Во втором параграфе «Типология и классификация политических преступников как методы научного познания» диссертантом дана типология и классификация политических преступников. Автором предложена следующая типология политических преступников по степени общественной опасности:

Особо опасный тип политического преступника – это самые опасные политические преступники, для которых характерны внутренняя тяга к совершению повторных политических преступлений, активность к созданию собственными усилиями условий для совершения тяжких и особо тяжких политических преступлений. Для этих лиц совершение политических преступлений становится профессией. Как правило, такие лица занимают руководящие должности в террористических или экстремистских преступных организациях. Они отчетливо представляют негативные последствия своей противоправной деятельности и стремятся к достижению политических целей противоправными средствами. Ярким представителем особо опасного типа политического преступника на сегодняшний день является глава международной террористической организации «Аль Кайда» Усама Бенладен.

Опасный тип – это политические преступники, совершающие тяжкие политические преступления и являющиеся, как правило, активными участниками незаконных вооруженных формирований. В качестве самостоятельных преступлений они могут совершать индивидуальные политически мотивированные террористические акты или диверсии из мести органам государственной власти либо их представителям или за денежное вознаграждение по инициативе других лиц.

Случайный тип – это политические преступники, совершающие политические преступления под давлением жизненной ситуации. Они являются второстепенными участниками политической преступной деятельности, выполняя второстепенные, как правило, пособнические функции и не представляют большой общественной опасности.

По характеру направленности политической преступной деятельности, связанной со способами совершения политических преступлений, автором предложена следующая типология политических преступников: политические экстремисты и политические мошенники.

По мнению диссертанта, политическими экстремистами следует считать тех людей или социальные группы (субъектов политики), которые для достижения политических целей (личных или групповых) используют любые насильственные методы, запрещенные действующим российским и международным уголовным законодательством (захват заложников, похищение людей, пиратство, терроризм, вооруженный мятеж, насильственный захват или насильственное удержание власти, военная агрессия, геноцид и т.п.). Политическими мошенниками можно условно назвать всех тех лиц, которые совершают преступления для достижения своих (личных и/или групповых) политических целей, используя различные формы обмана (политическую коррупцию, фальсификацию официальных документов, обман избирателей и т.п.).

Используя криминологическую классификацию политических преступников, диссертант выделяет следующие их виды: международный политический преступник, политический террорист, мятежник, тоталитарный преступник, политический мошенник, политический коррупционер:

1. Международный политический преступник – лицо, совершившее международное политическое преступление либо способствовавшее его совершению.

2. Политический террорист – лицо, совершившее акт политического терроризма либо способствовавшее его совершению.

3. Мятежник (бунтарь или бунтовщик) – лицо, принимавшее активное участие в совершении захвата власти или вооруженного мятежа либо способствовавшее их совершению.

4. Тоталитарный преступник – лицо, принимавшее активное участие в осуществлении политических репрессий в отношении значительной части населения.

5. Политический коррупционер – лицо, использующее подкуп и иные коррупционные методы и средства для достижения политических целей.

6. Политический мошенник – лицо, использующее обман или злоупотребление доверием в качестве средства достижения политических целей.



В третьем параграфе «Политико-антропологическая характеристика личности политического преступника» рассмотрены проблемы политико-антропологической характеристики личности политического преступника в период с 1827 - 1911 гг.

Политико-антропологический анализ личности политических преступников свидетельствует о том, что на протяжении всего периода наиболее криминогенной являлась возрастная категория лиц от 20 до 30 лет. На их долю в разное время приходилось от 34 до 57% всех осужденных за совершенные политические преступления, а всего лицами из молодежной среды совершалось от 42,2 до 77,4% преступлений данной категории. Вслед за молодежной группой политических преступников следуют 30-40-, 40-50-, 50-60- летние и лица старше 60 лет. В результате чего автор делает предположение о том, что именно молодежная среда являлась питательной для политической преступности в Российской Империи в XIX в. и начале прошлого столетия.

Анализ статистических данных о сословиях политических преступников позволяет сделать вывод о том, что в первой половине ХIХ в. основную долю политических преступлений совершали лица дворянского сословия, тогда как криминальная активность других социальных групп в политической сфере жизнедеятельности была незначительной. Одновременно отчётливо просматривается тенденция, что со временем первенство здесь плавно переходит от слоев населения более обеспеченных материально к слоям менее обеспеченным – крестьянам и мещанам. Если в период с 1827 - 1840 гг. доля этих категорий населения в общей доле политических преступников составляла 23,9%, то в начале прошлого (ХХ) века их доля в общем количестве осужденных политических преступников уже стала составлять более 80%.

Согласно полученным статистическим данным по семейному положению политические преступники Российской Империи в период с 1827 - 1903 гг. в большинстве случаев были холостыми и незамужними (от 70,2% до 73,3%). Особое место в политико-антропологическом исследовании личности политического преступника занимает состав осужденных за политические преступления. В период с 1827 - 1840 гг. в России из 443 осужденных за совершенные политические преступления лишь четверо были женщинами, что составляло в общей доле осужденных 0,9%. Однако позже этот показатель политической преступности существенно увеличился: в период с 1884 - 1890 гг. мужчинами совершалось 84,1% политических преступлений, а в 15,9% случаев подобные преступления совершали женщины. В целом же во второй половине XIX в. в России доля женщин среди политических преступников составила 14,68%, тогда как в других государствах – от 2,7% до 7,93%. В период с 1901 - 1903 гг. криминальная активность женщин в политической сфере жизнедеятельности снижается до 12,5%, но, как прежде, остается достаточно высокой.



В четвертом параграфе «Образ политических преступников в российских средствах массовой информации: опыт контент-анализа журналистских публикаций» диссертантом на основе проведенного исследования 388 публикаций российских средств массовой коммуникации за период с 1995 - 2005 гг. в отношении 320 политических преступников дана их криминологическая характеристика. По данным автора, средний возраст политических преступников составил 35 лет. Однако при изучении уголовно-правового статуса политических преступников выяснилось, что средний возраст организаторов совершения политических преступлений составляет 37 лет, а средний возраст исполнителей и иных соучастников – 26 лет, т.е. исполнители на 11 лет моложе организаторов.

Из всех категорий политических преступников в большинстве случаев общероссийские средства массовой информации описывают деятельность террористов – 52,8% случаев; мятежников – 24,4%; тоталитарных преступников – 8,2%; международных преступников – 6,2%; политических мошенников – 8,4%, в том числе политических коррупционеров – 5,9%. Эти данные объясняются тем, что средства массовой информации чаще обращают внимание на случаи совершения актов политического терроризма, противоправного захвата власти (включая и неудавшиеся попытки), тогда как другие категории политических преступников описываются в случаях возникновения резонансных политических скандалов.

Рецидив преступлений среди политических преступников составляет 41,9%, а доля специального рецидива – 33,4%. Высокая доля специального рецидива, по мнению диссертанта, объясняется тем, что большинство политических преступников – это лица, избравшие политическую сферу деятельности своей профессией и совершающие эти преступления по убеждению.

Шестая глава «Предупредительное воздействие на причинный комплекс политической преступности в современном обществе» состоит из трех параграфов, раскрывающих содержание предупреждения политической преступности.

Первый параграф «Системный подход к моделированию предупреждения политической преступности» посвящен анализу системы предупредительного воздействия на политическую преступность на различных уровнях: международном (ООН, Совет Европы, СБСЕ, СНГ, ШОС и др.), национальном и региональном.

Автором дается характеристика субъектам предупредительного воздействия на политическую преступность, описываются их полномочия по противодействию преступному поведению в обществе, предлагаются некоторые меры по совершенствованию их деятельности.

На основе изложенного материала диссертант пришел к мнению о том, что в современном мире существует пока еще несовершенная и малоэффективная государственная и межгосударственная система предупреждения и пресечения политического преступного поведения, ее постоянное совершенствование является одним из приоритетных направлений развития современной мировой и отечественной криминологической науки и социальной практики противодействия политической преступности.

Во втором параграфе «Общесоциальные меры предупредительного воздействия на политическую преступность» диссертант рассматривает общесоциальные меры, направленные на совершенствование политической системы государства, подъем экономики и повышение жизненного уровня граждан, так как при несовершенной политической системе общества и низком уровне жизни большинства населения возможны наиболее вредоносные социальные конфликты и противоречия, влекущие за собой совершение тяжких и особо тяжких политических преступлений, таких как агрессивные войны, насильственные захваты или насильственное удержание власти, вооруженные мятежи, политические убийства и др. Однако такое совершенствование политической системы должно сочетаться с демократизацией общества, предоставлением всем слоям населения, политическим общественным организациям равных возможностей в политической жизни. Поскольку народ, которому не осталось выбора, обречен на насильственное противодействие органам государственной власти.

Диссертант считает полезным для современного российского государства, его органов и должностных лиц отказ от применения насилия для достижения политических целей, а также отказ в поддержке общественных объединений, правительств и высших должностных лиц зарубежных государств, использующих насилие в качестве эффективного средства решения как внутриполитических, так и внешнеполитических проблем.

К числу общесоциальных мер по предупреждению политической преступности диссертант относит проведение свободных и равных демократических выборов глав государств, депутатов законодательных и местных представительных органов, глав местных органов исполнительной власти, руководителей политических общественных организаций.

В число общесоциальных организационно-управленческих мер диссертант включает отмену или ограничение практики занятия государственных должностей «партийными назначенцами».

К правовым мерам общесоциального предупреждения политической преступности диссертант относит: совершенствование федерального и регионального избирательного законодательства; приведение в соответствии со здравым смыслом системы иммунитетов от уголовного преследования представителей органов государственной власти; отказ законодательных органов от проведения политических амнистий; разработка комплексного законодательства о предупреждении преступности, в том числе и политической преступности или её отдельных видов; разработка и принятие федерального законодательства о защите прав жертв политических преступлений и обеспечение его реализации; совершенствование действующего административного и уголовного законодательства.

Предлагая совершенствовать действующее российское уголовное законодательство, диссертант считает необходимым ввести такое наказание, как пожизненное лишение политических прав в отношении лиц, совершающих тяжкие и особо тяжкие политические преступления, не повлекшие наступление тяжких последствий, в качестве альтернативного лишению свободы. Данная мера наказания может оказаться эффективной при её назначении за насильственное удержание власти, приготовление к насильственному захвату власти, в результате совершения которых не наступили тяжкие социальные последствия, поскольку путем применения данного наказания можно достичь его целей, не лишая человека свободы. Предложенный вид наказания необходимо воспринимать как одну из эффективных мер специального предупреждения рецидива политических преступлений, а не как политическую необходимость или целесообразность. По мнению диссертанта, лишение политических прав должно сводиться к следующим ограничениям:



  • лишение осужденного права выдвигать свою кандидатуру для избрания в органы государственной власти и местного самоуправления, либо на иные избираемые государственные должности (лишение пассивного избирательного права);

  • лишение осужденного права принимать участие в конкурсах на замещение вакантных должностей в исполнительных органах государственной власти и местного самоуправления;

  • лишение осужденного права принимать участие в выборах представителей в законодательные (представительные) органы власти и местного самоуправления, избрании высших должностных лиц государства или его субъекта, в референдуме, т.е. лишение его активного избирательного права;

  • лишение осужденного права принимать участие в качестве доверенного лица кандидата на выборные государственные и муниципальные должности;

  • лишение осужденного права принимать участие в качестве общественного наблюдателя за избирательным процессом в органы законодательной (представительной власти), избранием высших должностных лиц государства либо региона или за проведением референдума как внутри государства, так и за рубежом;

  • лишение осужденного права занимать должности члена избирательной комиссии либо комиссии по проведению референдума.

Третий параграф «Специальные меры предупреждения политической преступности» посвящен криминологическому анализу специальных мер предупреждения политической преступности. По убеждению диссертанта, специальные меры предупреждения политической преступности связаны с эффективностью деятельности специальных субъектов – правоохранительных, контролирующих и судебных органов. Они должны включать в себя несколько этапов и направлений организационно-управленческого, материально-технического, правотворческого, идеологического, информационного и правоприменительного характера.

К организационно-управленческим мерам, по мнению диссертанта, следует отнести ориентацию научных и учебных образовательных учреждений на приоритетное исследование различных аспектов политической преступности, на основе которых будет возможна подготовка комплексных общегосударственных и региональных программ по предупреждению политической преступности или отдельных её видов. Такие региональные программы необходимы уже сейчас, например в Северо-Кавказском регионе Российской Федерации для обеспечения национальной и общественной безопасности.



К специальным мерам противодействия политической преступности диссертант относит: совершенствование деятельности судов и повышение эффективности деятельности правоохранительных органов по предупреждению, выявлению, пресечению, расследованию политических преступлений и справедливому наказанию виновных в их совершении; обеспечение взаимодействия между спецслужбами различных государств по предупреждению, выявлению, пресечению и расследованию политических преступлений, отказавшись от предоставления политического убежища политическим преступникам и обеспечивая их выдачу запрашиваемой стороне; формирование у населения общественного спокойствия, уверенности в своей безопасности, готовности к взаимопомощи и помощи правоохранительным органам; государственный и общественный контроль за средствами массовой информации, осуществляющими информационное сопровождение проведения специальных операций вооруженными силами или правоохранительными органами.

В заключении диссертации отражены основные выводы исследования и сформулированы предложения, рекомендации по совершенствованию правовых и иных мер воздействия на политическую преступность.



Каталог: common -> img -> uploaded -> files -> vak -> announcements -> yuridicheskie
yuridicheskie -> Легитимация институтов публичной власти в политико-правовом и социокультурном измерениях
yuridicheskie -> Региональная система организации институтов государственной власти в россии: политико-правовой анализ
yuridicheskie -> Женская насильственная преступность в современной россии: криминологические проблемы
yuridicheskie -> Местное самоуправление в россии: основы и пределы
yuridicheskie -> Антиэкстремистская деятельность органов государственной власти и местного самоуправления в институционально-правовом контексте
yuridicheskie -> Обычное право российских крестьян второй половины XIX −начала XX века: Историко-правовой аспект
yuridicheskie -> Трансформация массового правосознания в России в первой четверти XX в.: Историко-правовой аспект
yuridicheskie -> Политико-правовая институционализация местной власти в современной россии
yuridicheskie -> Правовая идеология русского консерватизма (II половина XIX начало XX веков) 12. 00. 01 теория и история права и государства; история учений о праве и государстве


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   35


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница