Почему я против смертной казни



Скачать 65.87 Kb.
Дата25.05.2018
Размер65.87 Kb.

Почему я против смертной казни


Самый, пожалуй, распространенный довод, приводимый в оправдание смертной казни — утверждение о ее сдерживающем (устрашающем) воздействии на потенциальных преступников. Он основан на представлении о «рациональном» преступнике, взвешивающем свои действия и их последствия. Однако этот довод не подтверждается ни статистическими исследованиями, ни многолетними криминологическими наблюдениями, согласно которым лица, совершающие тяжкие преступления, либо вообще не задумываются о последствиях, либо рассчитывают на то, что они не будут задержаны и осуждены. Лишь 5-10 % убийств являются заранее обдуманными. Но даже те, кто их совершает, рассчитывают прежде всего на безнаказанность. Если и существуют люди, которых угроза смертной казни может остановить, то — в силу общей статистики — по суммарному эффекту — эта категория «компенсируется» ожесточающим эффектом, который оказывает наличие смертной казни на общество в целом.

"Смертная казнь не оказывает большего сдерживающего воздействия, чем пожизненное заключение... Хотя представители полиции и правоохранительных органов являются самыми большими сторонниками смертной казни, факты убедительно доказывают, что там, где смертная казнь сохраняется, полицейские не находятся в большей безопасности, чем там, где она отменена".

(Т. Маршалл, член Верховного суда США).

"Влияние смертной казни на общество скорее отрицательное, развращающее. В то время, когда во Франции наиболее деятельно работала гильотина, этот инструмент в виде игрушки был в каждом семействе; дети для забавы гильотинировали птиц, собак, кошек и т. п. Все это показывает, что смертная казнь производит действие, противоположное тому, которого от нее ожидают".

(И. Я. Фойницкий, профессор права).

Контрпродуктивность смертной казни не ограничивается ее дегуманизирующим воздействием на общество. Она также отвлекает внимание должностных лиц (да и граждан тоже) от тех мер, которые необходимы для достижения реальных результатов борьбы с преступностью.

Уместно рассмотреть и довод сторонников смертной казни о необходимости лишить преступника возможности повторно совершить тяжкое преступление. Такой довод мог бы серьезно рассматриваться в древности, когда ни практики, ни правовых основ длительной изоляции преступников не существовало. Современный мир, располагающий средствами длительной (вплоть до пожизненной) изоляции преступников, на этот довод ссылаться не

может. В особых случаях, очевидно, необходимы одиночные камеры. Если же государственная система не в состоянии изолировать опасного преступника надежно — дает ему возможности для побега, подкупа своих служащих и т. п. — то тем более оно не имеет права лишать человека жизни по своему усмотрению. Иначе это было бы насмешкой и издевательством над справедливостью на глазах у всех.

Кроме того, длительное нахождение в той или иной тюрьме человека, совершившего тяжкое преступление, по существу, потерявшего все человеческое, будет постоянно побуждать местные власти к устранению условий, сделавших возможным такое падение. Если же такой человек будет казнен, то это породит иллюзию того, что общество «очистилось» и что жизнь его членов стала более безопасной, в то время как борьба с социальными причинами тягчайших преступлений еще и не началась.

Особый предмет для беспокойства сегодня — политическое насилие, терроризм и межнациональные конфликты, преступления на их почве. Здесь наблюдается прямое отрицательное воздействие смертной казни. Как отмечал А. Д. Сахаров, в подобных случаях «смертная казнь является только катализатором более массового психоза, беззакония, мести и жестокости».

Еще один вывод, приводимый в оправдание смертной казни — принцип необходимого справедливого возмездия. Опыт всех стран показывает, однако, что попытки реализовать этот принцип с помощью смертной казни приводят к произволу и несправедливости на практике. Далеко не всякий преступник, совершивший убийство, приговаривается к смертной казни (во всех странах это признается в качестве нормальной ситуации). Но тогда в действие вступают совершенно посторонние для самого преступления факторы. Среди осужденных есть те, кого защищали менее квалифицированные адвокаты, судили более строгие судьи и т. п.

Решение вопроса о помиловании вообще может зависеть от настроения того или иного чиновника в данный момент, от политического курса или популярности правительства и т. п. Нельзя не учитывать также и того, что главными факторами, провоцирующими преступность, являются бедность, невежество, неравенство. Общество, мирящееся с такими пороками или медлящее с их преодолением, несет немалую долю ответственности за преступления, совершаемые его членами.

Интересно, что именно попытки реализовать принцип справедливого возмездия при назначении смертной казни и выявление бесплодности этих попыток на практике послужили толчком к отмене смертной казни в Великобритании. Конечно, они не были единственной причиной отмены смертной казни, но характерен сам факт прихода к этому решению с совершенно неожиданной стороны.

Правоохранительная система больна теми же пороками, что и все общество. Поэтому смертная казнь в ее руках не только не служит справедливому возмездию, но может полностью дискредитировать и сам принцип общественной справедливости.

Принцип возмездия перечеркивается также и тем, что никогда и никому еще не удавалось создать юстицию, работающую без ошибок. А это, при наличии смертной казни, означает, что неизбежно казнят невиновных. Сколько жертв на самом деле на совести нашей юстиции статистика умалчивает.

В качестве аргумента против отмены смертной казни или за ее восстановление часто приводится общественное мнение. Все, однако, согласны с тем, что такие вопросы, как нравственные или научные, не могут решаться на референдумах. Вопрос о смертной казни — слишком сложный и острый, чтобы он мог решаться без серьезной фактической базы. В то же время даже законодатели нередко поддаются соблазну опираться на чисто эмоциональные представления о ее эффективности.

Мнение парламентариев в большой степени подвержено эмоциям и необъективному подходу. Нужно отметить, что при опросах общественного мнения по поводу смертной казни вопросы часто формулируются некорректно, либо дается односторонняя интерпретация ответов. Так, при одном из опросов, проведенных правительством Японии, 71% опрошенных высказались за сохранение смертной казни. Однако 61% исходили из предположения, что смертная казнь сдерживает преступность, которое не подтверждается. 74% ошибочно полагали, что число тяжких преступлений в Японии растет. 49% согласились с тем, что исполнение казней следует отложить до решения в будущем вопроса об отмене или сохранении смертной казни. Лишь 26% были против отмены смертной казни даже в порядке эксперимента.

Часто можно встретить сетования на то, что «за всю историю страны» такой преступности не было. Это утверждение сомнительно в формальном отношении. Но, кроме того, опасность быть похищенным, ограбленным и убитым сегодня нельзя даже сравнивать с такой опасностью, скажем, в 30-е годы. То, что бандиты приходили домой в форме НКВД и с гербовыми документами, существа дела не меняет.

Нередко можно слышать также аргумент, что отмена смертной казни — удел лишь благополучных стран. Динамика отмены смертной казни показывает, однако, что она часто отменялась в странах, которые только что освободились от диктаторских режимов, но задолго до достижения стабильности в стране: Португалия (1976), Никарагуа, Перу (1979), Кипр, Сальвадор (1983), Аргентина (1985), Филиппины (1987), Румыния (1989), Чехословакия (1990), Испания (1978).

На протяжении своей истории Россия многократно пыталась войти в европейскую цивилизацию, присоединиться к народам, облик которых формировался под воздействием христианства и античной культуры. Но слишком часто это были неуклюжие попытки прямой трансплантации иностранного опыта в российскую реальность. Когда при этом игнорировался склад славянского характера и другие уникальные особенности (присущие каждому народу), то результаты были поверхностными, недолговечными и даже трагическими. Сегодня мы снова предпринимаем попытку – уже не выйти, а вернуться на путь мировой цивилизации. И снова перенос иностранного опыта становится общим веянием. Но не пора ли нам прислушаться при этом к внутреннему голосу России, понять наши внутренние мотивы — тем более, что подчас они ведут к тем же положительным результатам, что достигнуты в Европе?

Чтобы прийти к отказу от смертной казни европейской цивилизации потребовалось две тысячи лет. Европа прошла через массовые казни, жесточайшие и изощренные пытки, костры, мучительные сомнения и схоластику, прежде чем стала сначала ограничивать применение смертной казни, а затем и вовсе отказалась от узаконенного убийства. России же оно было чуждо всегда. Введенное и закрепленное византийским влиянием, оно даже при самодержавии неоднократно отменялось — пусть порой формально и лицемерно. Но, во всяком случае, если исключить напоминающую массовый психоз вакханалию в XX веке, смертная казнь применялась в России в гораздо меньших масштабах, чем в «просвещенной Европе». В XIX веке был даже момент, когда по всей России не могли найти ни одного палача (об этом с гордостью рассказывал Вл. Соловьев).

Первый российский парламент, первое после свержения царизма правительство — они были против смертной казни. Наши великие предки и современники, которых Россия дала миру как бы в противовес, в оправдание от стихий мрака, жестокости, невежества и беззаконий, разбушевавшихся в ней самой — от Достоевского и Радищева до академиков Сахарова и Лихачева — против смертной казни.

Так не пора ли нам (кроме принятия прагматических доводов, которых вполне достаточно уже для отмены смертной казни) прислушаться еще к внутреннему голосу России, к ее воплощенной совести и интуиции, всмотреться в ее судьбу? Тем более, что этот путь – предначертанный России прямой путь — ведет к тому же результату, что и путь мучительного прихода к практической целесообразности, который прошла Европа.
Виктор Буробин, адвокат,

кандидат юридических наук








Каталог:


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница