План семинарского занятия №2



страница4/31
Дата11.03.2018
Размер2.14 Mb.
ТипМетодическое пособие
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   31


Тема семинара



Кол-во

часов


Аудиторных

Для самостоятельного изучения

1. Статус и предназначение философии в жизни общества. Философия, мировоззрение, культура

2




2. Сравнительный анализ философии Древней Индии, Древнего Китая и Древней Греции

1




3. Философия европейского Средневековья и судьбы человеческих цивилизаций

1




4. Философия Возрождения. Логико-методологические проблемы новоевропейской науки и философии

1




5. Основные направления классической и неклассической западноевропейской философии

1




6. Философское осмысление проблемы бытия

2




7. Философия глобального эволюционизма. Диалектика и синергетика

2




8. Проблема человека в философии и науке. Гуманистическое измерение науки. Сознание как предмет философского осмысления




4

9. Общество как объект философского осмысления и научного познания. Общество как система




4

10. Основные проблемы социальной динамики. Общество как синергийно развивающаяся система




4

11. Философия культуры. Проблемы духовности в современном обществе




4

12. Наука как важнейшая форма познания в современном мире. Наука в ее историческом развитии. Философия науки

4




13. Наука как познавательная деятельность. Методология науки




6

14. Наука как социальный институт. Социальные ценности и нормы научного этоса




6

15. Философия естествознания и техники




12

16. Философия и наука на рубеже ХХ–ХХI веков. Проблема устойчивого развития в условиях глобализации



6



14

46

ИТОГО

60
Для магистрантов заочного отделения

IV. Планы семинарских занятий по курсу «Философия и методология науки»




Семинарское занятие №1


Статус и предназначение философии в жизни общества.

Философия, мировоззрение, культура
Ключевые слова (знать определение этих терминов): философия, мировоззрение, культура, метафизика, онтология, гносеология, аксиология, социальное действие, мифология, религия, культура, самосознание, идеология.
Вопросы

  1. Предмет и общественное предназначение философии. Проблема начала философии.

  2. Философия и мировоззрение. Исторические типы мировоззрения.

  3. Структура философского знания и функции философии.

  4. Философия и наука в системе культуры. Мировоззренческие универсалии культуры и философские категории.

  5. Философия и национальное самосознание.


Рефераты

  1. Образ философской мысли и духовная культура человека.

  2. Философия и наука: исторические формы взаимосвязи.

  3. Философия и идеология.


Литература

Электронный учебно-методический комплекс по дисциплине «Философия» (Модуль I) / под ред. зав. каф. Г. И. Малыхиной [Электронный ресурс]. –Минск, 2010. – Режим доступа : http://abitur.bsuir.by/online/showpage.jsp?PageID=84013&resID=116608&lang.

Берков, В. Ф. Философия и методология науки / В. Ф. Берков. – Минск, 2004. Голубинцев, В. О. Философия для технических вузов / В. О. Голубинцев, А. А. Данцев, В. С. Любченко. – Ростов н/Д., 2003.

Гуревич, И. С. Основы философии / И. С. Гуревич. – М., 2005.

Идеология и мировоззренческая культура личности: пособие для студ., магистрантов и аспирантов БГУИР / Г. И. Малыхина [и др.] ; под ред. Г. И. Малыхиной. – Минск, 2007.

Кармин, А. С. Философия: учеб. для студ. и аспирантов вузов / А. С. Кармин, Г. Г. Бернацкий. – 2-е изд. – СПб., 2006.

Кохановский, В. П. Основы философии науки: учеб. пособие для аспирантов / В. П. Кохановский, Т. П. Матяш, Т. В. Фатхи. – Ростов н/Д., 2004.

Лебедев, С. А. Философия науки / С. А. Лебедев. – М., 2006.

Лебедев, С. А. Метафилософия / С. А. Лебедев, В. В. Ильин // Философские науки. – 2006. – №1–3.

Лукашевич, В. К. Философия и методология науки / В. К. Лукашевич. – Минск, 2006.

Майхрович, А. С. Идеология: сущность, назначение, возможности / А. С. Майхрович. – 2-е изд. – Минск, 2003.

Никифоров, А. Л. Философия в системе высшего образования / А. Л. Никифоров // Вопросы философии. – 2007. – №6.

Разумов, В. И. Категориальный аппарат философии в русле информационного подхода / В. И. Разумов, В. П. Сизиков // Философские науки. – 2006. – №12.

Степин, В. С. Философия науки. Общие проблемы / В. С. Степин. – М., 2006.

Тойшева, Г. Ю. Развитие креативности при изучении гуманитарных дисциплин в технических вузах / Г. Ю. Тойшева // Социально-гуманитарные знания. – 2006. – №6.

Философия: учеб. для студентов вузов / под общ. ред. Ю. А. Харина. – Минск, 2006.

Философский словарь студента / под общ. ред. В. Ф. Беркова, Ю. А. Харина. – Минск, 2003.

Фролов, И. Т. Введение в философию: учеб. для вузов. В 2 ч. / И. Т. Фролов. – М., 1989.

Чуешов, В. И. Введение в современную философию / В. И. Чуешов. – Минск, 1997.
Произведите текстовый анализ следующих фрагментов
Радуйтесь, дочери Зевса, даруйте прелестную песню!

Славьте священное племя богов, существующих вечно, –

Тех, кто на свет родился от Земли и от звездного Неба,

Тех, кто от сумрачной Ночи, и тех, кого Море вскормило.

Все расскажите, – как боги, как наша земля зародилась,

Как беспредельное море явилося шумное, реки,

Звезды, несущие свет, и широкое небо над нами;

Кто из бессмертных подателей благ от чего зародился,

Как поделили богатства и почести между собою,

Как овладели впервые обильноложбинным Олимпом.

С самого это начала вы все расскажите мне, Музы,

И сообщите при этом, что прежде всего зародилось.

Прежде всего во Вселенной Хаос зародился, а следом

Широкогрудая Гея, всеобщий приют безопасный,

Сумрачный Тартар, в земных залегающий недрах глубоких,

И, между вечными всеми богами прекраснейший, – Эрос.

Сладкоистомный – у всех он богов и людей земнородных

Душу в груди покоряет и всех рассужденья лишает.

Черная Ночь и угрюмый Эреб родились из Хаоса.

Ночь же Эфир родила и сияющий День, или Гемеру:

Их зачала она в чреве, с Эребом в любви сочетавшись.

Гея же прежде всего родила себе равное ширью

Звездное Небо, Урана, чтоб точно покрыл ее всюду

И чтобы прочным жилищем служил для богов всеблаженных…



Гесиод «О происхождении богов»
Философия существует в человечестве более двух с половиной тысячелетий7. Спрашивается: что сделала она для человечества за это долгое время? … какие блага ему дает, от каких зол его избавляет?

Чтобы не разрешать этого вопроса наобум, обратимся к истории, потому что если философия вообще способна приносить живые плоды, то она, кончено, должна уже принести такие плоды в столь долгое время своего существования.

Начинаю с Востока и именно с Индии не потому только, что в Индии мы имеем наиболее типичную и определенную форму восточной культуры, но главное потому, что изо всех народов Востока только индусы обладают вполне самостоятельной и последовательной философией.

В Индии первоначально, более чем в какой-либо другой стране Востока, человеческая личность была поглощена внешней средою; это была по преимуществу страна всякого рабства, неравенства и внешнего обособления.

И вот в этой-то стране рабства и разделения несколько уединенных мыслителей провозглашают новое, неслыханное слово: все есть одно; все особенности и разделения суть только видоизменения одной всеобщей сущности, во всяком существе должно видеть своего брата, себя самого.

Все есть одно – это было первое слово философии, и этим словом впервые возвещались человечеству его свобода и братское единение. Этим словом в корне подрывалось рабство религиозное и общественное, разрушалось всякое неравенство и обособление…

Итак, что же делала философия? Она освобождала человеческую личность от внешнего насилия и давала ей внутреннее содержание. Она низвергала всех ложных чужих богов и развивала в человеке внутреннюю форму для откровений истинного Божества.

И если теперь мы спросим: на чем основывается эта освободительная деятельность философии, то мы найдем ее основание в том существеннейшем и коренном свойстве человеческой души, в силу которого она не останавливается ни в каких границах, не мирится ни с каким извне данным определением, ни с каким внешним ей содержанием, так что все блага и блаженства на земле и на небе не имеют для нее никакой цены, если они не ею самой добыты, не составляют ее собственного внутреннего достояния.

Эта двойственная сила и этот двойной процесс, разрушительный и творческий, составляя сущность философии, вместе с тем составляет и собственную сущность самого человека, того, чем определяется его достоинство и преимущество перед остальною природой, так что на вопрос: что делает философия? – мы имеем право ответить: она делает человека вполне человеком…

Так вот, если кто из вас захочет посвятить себя философии, пусть он служит ей смело и с достоинством, не пугаясь ни туманов метафизики, ни даже бездны мистицизма; пусть он не стыдится своего свободного служения и не умаляет его, пусть он знает, что, занимаясь философией, он занимается делом хорошим, делом великим и для всего мира полезным.



Соловьев В. С. «Исторические дела философии»
…Следует рассмотреть, каковы те причины и начала, наука о которых есть мудрость. Если рассмотреть те мнения, какие мы имеем о мудром, то, быть может, достигнем здесь больше ясности. Во-первых, мы предполагаем, что мудрый, насколько это возможно, знает все, хотя он и не имеет знания о каждом предмете в отдельности. Во-вторых, мы считаем мудрым того, кто способен познать трудное и нелегко постижимое для человека (ведь воспринимание чувствами свойственно всем, а потому это легко и ничего мудрого в этом нет). В-третьих, мы считаем, что более мудр во всякой науке тот, кто более точен и более способен научить выявлению причин, и, [в-четвертых], что из наук в большей мере мудрость та, которая желательна ради нее самой и для познания, нежели та, которая желательная ради извлекаемой из нее пользы, а [в-пятых], та, которая главенствует, – в большей мере, чем вспомогательная, ибо мудрому надлежит не получать наставления, а наставлять, и не он должен повиноваться другому, а ему – тот, кто менее мудр.

Вот каковы мнения и вот сколько мы их имеем о мудрости и мудрых. Из указанного здесь знание обо всем необходимо имеет тот, кто в наибольшей мере обладает знанием общего, ибо в некотором смысле он знает все подпадающее под общее. Но, пожалуй, труднее всего для человека познать именно это, наиболее общее, ибо оно дальше всего от чувственных восприятий. А наиболее строги те науки, которые больше всего занимаются первыми началами: ведь те, которые исходят из меньшего числа [предпосылок], более строги, нежели те, которые приобретаются на основе прибавления (например, арифметика более строга, чем геометрия). Но и научить более способна та наука, которая исследует причины, ибо научают те, кто указывает причины для каждой вещи.

А наиболее достойны познания первоначала и причины, ибо через них и на их основе познается все остальное, а не они через то, что им подчинено.

Итак, из всего сказанного следует, что имя [мудрости] необходимо отнести к одной и той же науке: это должна быть наука, исследующая первые начала и причины: ведь и благо, и «то, ради чего» есть один из видов причин. А что это не искусство творения, объяснили уже первые философы. Ибо и теперь и прежде удивление побуждает людей философствовать, причем вначале они удивлялись тому, что непосредственно вызывало недоумение, а затем, мало-помалу продвигаясь таким образом далее, они задавались вопросом о более значительном, например о смене положения Луны, Солнца и звезд, а также о происхождении Вселенной. Но недоумевающий и удивляющийся считает себя незнающим (поэтому и тот, кто любит мифы, есть в некотором смысле философ, ибо миф создается на основе удивительного). Если, таким образом, начали философствовать, чтобы избавиться от незнания, то, очевидно, к знанию стали стремиться ради понимания, а не ради какой-нибудь пользы. Сам ход вещей подтверждает это; а именно: когда оказалось в наличии почти все необходимое, равно как и то, что облегчает жизнь и доставляет удовольствие, тогда стали искать такого рода разумение. Ясно поэтому, что мы не ищем его ни для какой другой надобности. И так же как свободным называем того человека, который живет ради самого себя, а не для другого, точно так же и эта наука единственно свободная, ибо она одна существует ради самой себя.



Аристотель «Метафизика»
Пусты слова того философа, которыми не врачуется никакое страдание человека. Как от медицины нет никакой пользы, если она не изгоняет болезней из тела, так и от философии, если она не изгоняет болезни души.

Пусть никто в молодости не откладывает занятия философией, а в старости не устает заниматься философией: ведь никто не бывает ни недозрелым, ни перезрелым для здоровья души. Кто говорит, что еще не наступило или прошло время для занятия философией, тот похож на того, кто говорит, что для счастья или еще нет, или уже нет времени. Поэтому и юноше, и старцу следует заниматься философией: первому – для того, чтобы, старея, быть молоду благами вследствие благодарного воспоминания о прошедшем, а второму – для того чтобы быть одновременно и молодым, и старым вследствие отсутствия страха перед будущим.



Эпикур «Из письма к Менекею»
Философию можно предварительно определить вообще как мыслящее рассмотрение предметов. Но если верно – а это, конечно, верно, – что человек отличается от животного мышлением, то все человеческое таково только потому, что оно произведено мышлением. Так как, однако, философия составляет своеобразный способ мышления, такой способ мышления, благодаря которому оно становится познанием, и познанием посредством понятий, то философское мышление также отличается и от такого мышления, которое деятельно во всем человеческом и сообщает всему человеческому его человечность, хотя оно и тождественно с ним, так как в себе существует только одно мышление. Это различие связано с тем, что содержание человеческого сознания, имеющее своим основанием мышление, выступает сначала не в форме мысли, а в форме чувства, созерцания, представления – в формах, которые должно отличать от мышления как формы.

Постичь то, что есть, – вот в чем задача философии, ибо то, что есть, – есть разум. Что же касается отдельных людей, то, уж конечно, каждый и без того сын своего времени; таким образом, и философия есть точно так же современная ей эпоха, постигнутая в мышлении. Столь же глупо думать, что какая-либо философия может выйти за пределы современного ей мира, сколь глупо думать, что отдельный индивидуум может перепрыгнуть через свою эпоху, перепрыгнуть через Родос.



Гегель Г. В. Ф. «Энциклопедия философских наук»
Философия не есть наука, не есть даже наука о сущностях, а есть творческое осознание духом смысла человеческого существования.

Философия всегда стремилась быть освобождением человеческого духа от рабства у необходимости. Стихия философии – свобода, а не необходимость… Философия свободна от того, каким дан нам мир, ибо ищет она истину мира и смысл мира, а не данность мира…



Бердяев Н. А. «Философия свободного духа»
Философы лишь различным образом объясняли мир, но дело заключается в том, чтобы изменить его.

Маркс К. «Тезисы о Фейербахе»
Определений философии много. Есть определение Энгельса, которое многие заучивали в вузах, что философия – это наука о наиболее общих законах природы, общества и мышления. Определение сциентистское, хотя какие-то элементы и моменты философского познания схватывает, но в целом ограниченное, потому что есть такие области философствования, которые трудно интерпретировать как варианты научного знания. Например, философия Достоевского, Толстого, Сартра, Розанова, богословские учения и т.д. В то же время в философии есть пласты знания и способы размышления, или, как модно ныне говорить, виды дискурса, которые вполне укладываются в определения науки.

Известны характеристики философии, восходящие к Гегелю, которые можно встретить с небольшими модификациями у К. Маркса: философия – живая душа культуры, квинтэссенция культуры, эпоха, высказанная в мысли. В этом подходе философия соотносится с культурой и ставится вопрос о функциях философии в культуре.

В свое время М. К. Мамардашвили охарактеризовал философию как рефлексию над предельными основаниями культуры. Но развернутого определения оснований культуры он не давал, а пояснял эту мысль, скорее, в контексте своих историко-философских рассуждений. Поэтому нужны были новые шаги, связанные с анализом оснований культуры.

Я рассматриваю основания культуры как систему мировоззренческих универсалий или категорий культуры. Это те жизненные смыслы, которые заключены в понимании человека, его деятельности, природы, пространства и времени, причинности, справедливости, свободы, истины, добра и зла и т.д. Они выступают своеобразным системообразующим фактором культуры.

Система универсалий культуры представляет собой своего рода предельно обобщенную программу социальной жизни. На ее основе возникает и с нею согласуется огромный массив конкретных программ человеческой жизнедеятельности, составляющих «тело» культуры – знаний, предписаний, образцов деятельности, поведения и общения, верований, ценностных ориентаций и т.п. Через посредство этих конкретных программ, которые закрепляются и транслируются в культуре в виде разнообразных семиотических систем, универсалии определяют тот или иной тип социальных связей, образ жизни, типы личности, отношение человека к природе, особенности человеческих коммуникаций.

Универсалии культуры обеспечивают воспроизводство того или иного типа общества и предстают как его культурно-генетический код. Они функционируют как своеобразные гены социальных организмов.

С этих позиций можно уточнить и конкретизировать определение философии как рефлексии над основаниями культуры. Она выступает рефлексией над мировоззренческими универсалиями, базисными ценностями культуры. То, что здравому смыслу эпохи представляется само собой разумеющимся, философия проблематизирует. Она выявляет универсалии культуры, выясняет их смыслы, выносит их на суд разума, критически анализирует и порождает их новые смыслы.

И такой анализ необходим не для того, чтобы сохранить прежние основания социальной жизни, а для того, чтобы способствовать социальным переменам… Категории философии и универсалии культуры не тождественны, хотя часто обозначаются одними и теми же терминами. Во-первых, философское познание упрощает и схематизирует универсалии культуры, и многие аспекты жизненных смыслов, особенно те, которые связаны с эмоциональным переживанием мира, выпадают из философского анализа и отходят на задний план. Во-вторых, не все признаки, зафиксированные в определениях философских категорий, изоморфны признакам универсалий той культуры, в которой философия разрабатывала свои идеи. Философское познание способно генерировать новые мировоззренческие смыслы и тем самым вносить мутации в культуру, подготавливая кардинальные изменения социальной жизни. Причем философия осуществляет эту работу не только в эпохи социальных кризисов, а систематически, заготавливая заранее идеи, которые могут понадобиться в будущем… Эти идеи включаются в поток культурной трансляции как своего рода дрейфую­щие гены. Занимаясь профессиональной работой, философ, сознает он это или нет, часто адресует открытые им новые категориальные смыслы будущему. Какому будущему – он заранее не знает. Но когда возникают переломные эпохи, эти идеи могут обрести практическую актуальность. Тогда они становятся своеобразным генератором и катализатором соответствующей публицистики, художественной критики, литературных произведений, новых религиозно-нравственных, политических и правовых идей, внедряемых в социальную практику. Так с высот философской абстракции новые категориальные смыслы погружаются в основания культуры. Они обрастают эмоциональным содержанием и переплавляются в новые смыслы мировоззренческих универсалий… В движении между двумя взаимодействующими полюсами внутреннего теоретического исследования и постоянной экспликации реальных смыслов оснований культуры реализуется основное предназначение философии: понять не только каков наличный человеческий мир, но и каким он может стать в процессе вероятных будущих перемен.

Философское познание выступает особым самосознанием культуры, которое активно воздействует на ее развитие. Генерируя теоретическое ядро нового мировоззрения, философия тем самым вводит новые представления о желательном образе жизни, который предлагает человечеству. Обосновывая эти представления в качестве ценностей, она функционирует как идеология. Но вместе с тем ее установка на выработку новых категориальных смыслов, выдвижение и разработка проблем, многие из которых на данном этапе социального развития оправданы преимущественно внутренним теоретическим развитием философии, сближает ее со способом научного мышления.

В свое время Г. Лейбниц писал о математике как науке о возможных мирах. Ана­логично в определенном аспекте можно сказать о философии, что она есть наука о возможных мирах человеческой жизнедеятельности.



Степин В. С.Философия в современной культуре: новые перспективы.
Материалы «круглого стола» («Вопросы философии». –2004. – №3.)




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   31


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница