План – проспект диссертации


Д) Социальное бытие, как пространство между



страница7/12
Дата30.01.2018
Размер0.5 Mb.
ТипАвтореферат диссертации
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12
Д) Социальное бытие, как пространство между, центрируется проблемой идентичности, где «место идентичности – у самых корней ситуации человека, среди первичных реальностей и изначальных вопросов». Идентичность конституирует, как минимум, три порядка реальности: соматический (организм стремится сохранить свою цельность в постоянном взаимодействии с внешним миром), психологический (сознание как интеграция внешнего и внутреннего опыта), социальный (фактура и характер связей).33 Идентификация конституирует модус социальности – паттерн антропологической позиции и стратегии человеческого бытия (преображения и пребытия). Сегодня широко распространены предметная, ведущая к овещнению/объективации, и статусно – ролевая идентификации. Однако синергийная онтология полагает за человеком энергийную идентификацию. Вещные и статусные идентичности привязывают к себе, задавая одномерную антропологическую реальность, существенно сужая и извращая бытийственный горизонт человека. Складывающаяся парадигма энергийной идентификации обращает внимание на Внеположный Исток божественной энергии. В христианском учении о человеке нет отвращения к наличной природе человека (как в гностицизме), но есть призыв к «превосхождению естества»: «нужно не просто раскрыть человеческую природу, но пойти дальше – не согласившись с ней, трансформировать ее. И добиться этого лишь своими, естественными средствами человек не может; тут требуется другой источник энергии»34. Главное на этом пути - увидеть традицию, не свернуть в паттерны безумия или виртуального недовоплощения.

Дискурс синергийной антропологии способствует «раскрытию» энергийного концепта общества, его конкретно-исторической конфигурации в единстве интенций, замыслов и воплощений. Социум оказывается телосом вне телеономии, что позволяет мыслить его как социем / сингулярность, сущность которой не дана заранее, а всегда устанавливается «каждый раз».

Вторая глава диссертационного исследования «Динамика бытия общества и личности: от преобразования к пребытию» посвящена выявлению контуров и моментов, наиболее полно воплощающих динамику становления человеческого рода как одной из сил сущего.

В § 1 второй главы «Превращенная форма» как предмет интерпретации» рассматривается комплекс вопросов, связанных с решением проблемы предмета интерпретации. Способность выявить подобный предмет, на наш взгляд, дает реальную возможность объединить многообразие философских подходов в стройную концепцию интерпретации, раскрывающую ее место и роль в бытии человеческого рода. Таким всеобщим предметом интерпретации, по нашему убеждению, являются «превращенные формы» (капитал, текст, произведение, символ, знак коммуникации). Понятие «превращенная//превратная форма» (verwandelte Form) была введена в философский оборот Г.Гегелем, но широкое социально-философское звучание получило у К. Маркса, который пытался с помощью этого термина рассмотреть ряд моментов, характерных для общественного бытия, в первую очередь, отчуждения и овещнения. В советской философии проблема отчужденных результатов многообразной деятельности от процесса самой деятельности активно обсуждалась Э.В. Ильенковым, А.А. Зиновьевым, М.К. Мамардашвили, Г.С. Батищевым, В.С. Библером. В настоящее время данная проблема разрабатывается В.С. Барулиным, В.Е. Кемеровым, С.К. Шайхитдиновой, В.А. Кутыревым, В.Н. Гасилиным, В.А. Коневым.

«Превращенная форма» – есть продукт превращения внутренних отношений сложной системы, происходящих на определенном ее уровне и скрывающих их фактический характер и прямую взаимосвязь косвенными выражениями (формами). В открытии и исследовании «превращенных форм» и состоит отличие неклассической рациональности. Классическая схема деятельности, имеющая два элемента «субъект – объект», дополняется третьим, а именно - процессом, распадающимся на серию эмпирических шагов и усилий по конструированию и усвоению метафизики. В новой рациональности ХХ в. есть не только объективная и субъективная реальность, но и континуум «бытие – сознание»35, образующий систему, «живое целое», определяющее горизонт возможностей человека в определенной ситуации, в точке со – бытия.

Анализ превращенных форм как предмета интерпретации показал, что они выступают как «пропуск» в систему «живой» деятельности, где предметы и способы действия с ними, интенции человека образуют единый «универсум со – бытия», пространство социальной реальности, где знаки превращаются в предметы, а предметы превращаются в знаки. Задача интерпретации в социальных отношениях одна – «это процесс построения схемы, позволяющей увидеть и воссоздать за определенным текстом (в тексте) интересующую интерпретатора реальность. В.М. Розин выделяет внутри интерпретации онтологические и направляющие схемы, где первые – «это своеобразный конфигуратор, связывающий разные предметные области в новую область знаний, это средство, позволяющее транслировать, модифицируя, знания из одной области в другую».36 Единство схем и форм деятельности образуют семиотическую социальную реальность как универсум, где действия по освоению мира и налаживание социальной структуры протекают одновременно и обуславливают друг друга. Подводя итоги экскурсу о превращенных формах как возможном предмете интерпретации можно утверждать, что основная интенция интерпретации не только в получении знания, но и в стремлении воссоздать ситуации социального бытия, войти в их структуру, пребывать в них, изменяя и развивая их.



Во § 2 второй главы «От преобразования к преображению» определяются исходные интенции, задающие бытие человеческого рода в сущем. Итак, «превращенные формы» - производные деятельностного бытия человеческого рода, поэтому раскрытие специфики их конституирования напрямую связано с исследованием многообразных процессов, аспектов и граней деятельностного освоения сущего человеческим родом. Аподиктически мы определяем деятельность как основной атрибут бытия человеческого рода, где выделяются две стороны, образующие синергию социального бытия. С одной стороны, это уровень спонтанных волеявлений, а с другой – структурных образований, институциализирующих возникшую спонтанность. Переход с одного уровня на другой, их взаимодополнение образуют содержание процесса освоения человеческим родом как мира, так и самого себя. Именно деятельностно человек «пробуждает» природу целой серией превращений, усложняющих и расширяющих сущее. Первичное превращение – это трансформация жизненного порыва в предметные формы труда и общения. В классической философии эта метаморфоза рассматривается как опредмечивание. Вторичное превращение – это линия распредмечивания, создающая сферу символического бытия, требующего отдельных усилий по своему пониманию. Можно сказать, что в деятельности формируется герменевтический круг, где один оборот «опредмечивания – распредмечивания» производит другой, который, повторяя в целом линии прежнего, вместе с тем не тождественен ему, образуя относительно самостоятельное, замкнутое на себя целое. Линия развития при этом становится похожей на маятниковое движение: от практического освоения к практически-духовному, и далее, к духовно-теоретическому и наоборот. Таким образом, в контексте деятельности оформляется человеческая субъективность. Место и роль интерпретации в описываемых процессах является очень важной. В рамках деятельности интерпретационные практики создаются как «помочи», подкрепляющие расширение возможностей человека, осваивающего природу и себя. Смысл деятельности устанавливается вместе с деятельностью, это обширная область коммуникационных отношений, позволяющих закрепить интерсубъективное и интерактивное бытие хозяйствования. Учитывая вышесказанное, от смысла деятельности отказаться нельзя, он объективен в рамках воспроизводства социального бытия. Но созданный спонтанно смысл кристаллизуется в превращенной форме и его необходимо всегда распаковывать, что и происходит в рамках духовно-практического освоения мира.

Каждое понимание разрешается поступком, событием, где происходит свершение, воплощение смысла, который можно постичь и продолжить только на волне усилия. Подобная ситуация может быть обозначена как верность самому себе или тем постулатам, образующимся при вскрытии смысла социальных структур (проблема выбора). Из верности куется стиль жизни. Верность требует воли к смыслу: не по букве, а по содержанию. В частности, для христиан таким событием стало рождение и бытие Иисуса Христа, своей жизнью и смертью преобразившего (спасшего) мир. Понимание этого события дано в Евангелиях и строится самим путем бытия Церкви. Другой вопрос, что не каждый верующий осознает, как «мы богаты не только временным, но вечным, не понимает, что мы укоренены там, где нет смерти, нет поражения, нет тьмы, нет разлуки, нет разлада» 37. Линия восхождения к смыслу, верность и внимание к смыслу события пребытия Иисуса Христа спасает от участнения, делает жизнь целостной.

В рамках светского сознания в бытии различных форм культуры (наука, искусство, философия) выделяется целая серия событий, конституирующих и институализирующих их. Каждое из них личностно. В частности, рождение философии есть событие, и оно личностно воплощено фигурами Гераклита, Парменида, Сократа, Платона, Аристотеля и т.д. Рождение науки также предстает как метафизическое действо появления личностей, готовых ради идеи науки взойти на костер, как Д. Бруно, пренебречь карьерой и жизненными удовольствиями. Воплощение всегда личностно, смысл именно во плоть вносится. В. Свешников отмечает, что сам смысл слова «воплощение» подсказывает, что речь идет о «врастании в жизнь» некоей целевой установки. Цель, по мере движения к ней, как бы «прорастает» внутри человека в объективную действительность, «захватывая» все большие пространства жизни, но самое главное - «выстроить жизнь так, чтобы она стала бытием, а не бытом, чтобы не быт со всеми его попечениями определял качество жизни, чтобы бытийными основаниями хотелось жить».38

Таким образом, преобразование имеет дело с представленными в сущем природными силами, выступающими материей всего, из чего добывают пищу, строят убежища, защищаются от холода. Орудия труда, появляющиеся при этом, больше воспринимались как органопроекция, естественное продолжение руки (шире – тела). Образ предмета также вполне земной - это объект, доведенный до удобства освоения. Преображение же, наоборот, имеет дело с трансцендентным. И если преобразование, в сущности, спонтанно и замыкается на удовлетворении потребностей, то в рамках открытия экзистенции, подобное закругление стало выглядеть неоправданно ущербным, а сам образ преобразования предстал как нечто недостойное человеческой жизни, как служение желудку, полу и т.д. Человек почувствовал и осознал свое промежуточное положение. Парадокс: человек, укоренившись в рамках преобразования как биологический вид, стремится покинуть обустроенный мирок ради иной реальности. Преображение как движение к трансцендентному (к смыслу) направлено одновременно как на природу, так и на свою субъектность. Открытие сферы трансцендентального для человеческого рода (человека) обернулось условно тремя модусами: НЕБЫТИЯ – БЫТИЯ – ПРЕБЫТИЯ.

- НЕБЫТИЕ - это сущее как таковое, до преобразования, не выходящее за границы природного;

- БЫТИЕ – это форма существования сущего, где человеческий род уже обосновался, но в котором нет места экзистенции;

- ПРЕБЫТИЕ – сфера должного, где нет места небытию, этой «смертной жизни», где бытие преображается.

Выделение модусов небытия, бытия, пребытия выстраивает иерархию, дающую основание для характеристики интерпретации как пути восхождения к смыслу сущего, всегда связанному с восприятием человеком своего места и роли в мире.

В § 3 второй главы «Претворение / воплощение как проблема и задача бытия человеческого рода» анализируется значение интерпретационных практик в контексте реализации, понятых в рамках преображения идей.


Каталог: uni -> sank
sank -> Лингвистический поворот и его роль в трансформации европейского самосознания ХХ века
sank -> Новые религиозные движения в трансформирующемся российском обществе: социальные процессы интеграции и изоляции
sank -> Актуальность темы
sank -> Бедность и богатство в современном российском обществе: изменения в социальной структуре и их репрезентация в сми
sank -> Средства массовой информации как фактор формирования политического сознания в регионе
sank -> Институты семьи и образования в процессе воспроизводства неравных стратегий профессионального самоопределения молодёжи монопромышленного города
sank -> Трансформация отношений духовно-творческой элиты и общества в условиях современных модернизационных процессов
sank -> Формирование системы правового регулирования брачно-семейных отношений в дагестане в XIX веке
sank -> Трансформации типологической и жанровой систем в современной журналистике
sank -> Проза л. Петрушевской как система дискурсов


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница