План – проспект диссертации


Степень разработанности проблемы



страница3/12
Дата30.01.2018
Размер0.5 Mb.
ТипАвтореферат диссертации
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12
Степень разработанности проблемы. Выявление и изучение сущности, структуры, форм и типов, возможностей интерпретации - один из самых разрабатываемых вопросов в истории философии со времен античности, где герменевтика рассматривалась как теория и практика, дающая человеку понимание явлений природы и общества. Представители различных философских школ, течений и направлений и сегодня пытаются выявить сущность и значение, границы и функциональные возможности интерпретации в различных аспектах: 1) как процесс мышления;3 2) как метод научного познания;4 3) как универсальный способ познания мира;5 4) как экзистенциальный модус присутствия человека в бытии;6 5) как метод конструирования социальной реальности.7

В целом, позитивно оценивая большой историко-философский и теоретико-методологический «задел» по заявленной теме исследования, необходимо отдавать отчет в наличии множества проблемных полей и лакун в понимании феномена интерпретации. Поэтому необходимо не только фиксировать многообразие подходов, оценивающих место и роль интерпретации в различных областях социальной реальности, но и выявлять условия, конституирующие ситуацию восприятия интерпретации как проблемы.

Наиболее общим моментом, задающим контуры мышления целой эпохи, являются, безусловно, типы рациональности, а средним звеном, определяющим специфику восприятия любого феномена, выступают теоретико-методологические подходы. Кроме больших парадигмальных уровней, необходимо также иметь в виду авторские концепции создателей крупнейших философских систем, чьи взгляды невозможно редуцировать до одного метода или идеи. В истории философии В.С. Библер выделяет три понимания разума, три типа постижения человеком феномена понимания (сознания).8 Исторически первичен «разум эйдетический» (античность). Далее «рождаются» - «разум причащающийся» (средние века) и «разум познающий» (Новое время). Каждый из «разумов» создал свое отношение к процессам понимания и интерпретации. К примеру, для античного разума понять нечто означало включить его в космос, превратить в эстетически значимое бытие, а для средневекового ума понять предмет означало указать на его причастность к всеобщему творцу (Богу), «причастить их сверхсущему». В рамках становления новоевропейского разума логика понимания заменяется пафосом познания. Исходя из интенций каждого исторически сложившегося разума, складывалась вполне определенная практика достижения понимания. Так, в античности – это герменевтика, в средневековье – экзегетика, в новое время – логика интерпретации уступает место логике объяснения. Таким образом, на основе характеристики исторических форм рациональности следует выделить три сложившихся подступа к интерпретации – эстетический, экстатический и теоретический. Развитие указанных способов разумения к нач. ХIХ в. сложилось в два подхода: гносеологический и онтологический. Коренное отличие между ними состоит в понимании интерпретации (шире - сознания). Складывание гносеологической традиции тесно связано с творчеством Аристотеля («Об истолковании»), схоластов, всей линии новоевропейской рациональности (Ф. Бэкон, Р. Декарт, Т. Гоббс, Б. Спиноза, Д. Локк, Д. Юм, И. Кант, Г. Гегель), и далее, в XIX – XX вв. позитивистов (О. Конт, Г. Спенсер, Дж. Милль), неопозитивистов (М. Шлик, Ф. Франк, А. Уайтхед), постпозитивистов (К. Поппер, И. Лакатос, П. Фейерабенд, Ст. Тулмин, Х. Ленк). Логико-методологическую позицию в отношении интерпретации занимает сегодня аналитическая философия (Л. Витгенштейн, О. Куайн, Дж. Остин, Р. Рорти, Д. Даммит, Д. Дэвидсон). В целом, для всех представителей гносеологического подхода интерпретация - это процесс обнаружения смысла и значения, процесс отражения и репрезентации в сознании субъекта определенных связей и отношений природной и социальной действительности.

В онтологическом подходе интерпретация рассматривается как форма присутствия человека / человеческого рода в бытии, раскрывающая себя в экзистенции. Онтологическое звучание процесс интерпретации имеет у Ав. Августина, И. Златоуста, Гр. Паламы, Н. Кузанского, Б. Паскаля, В.С. Соловьева, М. Хайдеггера, А.Ф. Лосева, С.Л. Франка, В. Лосского, П. Рикера, Э. Левинаса, В.В. Бибихина, А.В. Ахутина, С.С. Хоружего.

Далее, реконструируя историко-философский контекст изучения интерпретации, важно учитывать, какое место и роль ей отводится в марксизме, философии жизни, феноменологии, герменевтике, психоанализе, позитивизме, экзистенциализме, аналитической философии, структурализме/ постструктурализме. Знание о способе введения темы является указанием на ракурс и пределы понимания интерпретации в границах этого дискурса. Темы жизни (А. Шопенгауэр, Ф. Ницше, В. Дильтей А. Бергсон, Г. Зиммель), языка (В. Гумбольдт, М.Хайдеггер, Л. Витгенштейн, О. Розеншток - Хюсси), труда (К. Маркс, С.Н. Булгаков), веры (С. Кьеркегор, А. С. Хомяков, В.С. Соловьев, П.А. Флоренский) принципиально немыслимые для картезианской традиции доминируют в современной философии.

Водоразделом между классической и неклассической философией является труд «Феноменология духа» Г.Ф. В. Гегеля, где он соединил идею новоевропейского трансцендентального субъекта с субъектом истории. Вся философия отныне превращается в философию духа (права, истории, культуры, сознания, труда). Пытаясь выявить истоки наук о духе, М. Хайдеггер писал, что период с «1780-1840 гг. – это эпоха, высвободившая творческие силы, Кант, Гердер, Гумбольдт, Гегель ввели в область человеческого сознания историю. Историческое знание становится принципом совокупного созерцания всего человеческого».9

Интерпретация и понимание, как предмет достойный исследования в рамках философии, «вышли» на первый план в конце ХIХ в. в связи с обсуждением проблематики, поднятой В. Дильтеем о специфике гуманитарного и социального познания. Феномен понимания и метод интерпретации, в отличие от метода объяснения, стал для В. Дильтея и представителей Баденской школы неокантианства главным моментом доказательства специфики наук об обществе и человеке. Однако, в дальнейшем, на первый план вышла проблема интерпретации, а не понимания. На наш взгляд, подобное «выдвижение» интерпретации / интерпретационной деятельности связано с тем, что для социально-гуманитарного познания стало сверхактуальным изучение «механизма» функционирования социальных институтов, динамики процессов коммуникации, трансляции социокультурного опыта. Немецкие социологи Т. Лукман и П. Бергер предложили рассматривать интерпретацию как основной процесс социальной коммуникации. Их идея получила развитие в социальной теории Э. Гидденса, П. Бурдье, П. Рикера, Н. Лумана. На большое значение интерпретационных процессов и практик в рамках научного сообщества указывают Ю. Хабермас, Х. Ленк, П. Фейерабенд. Постмодернистская социальная мысль обращается к исследованию интерпретации в связи с анализом современного общества, институализации новых социальных форм и практик, их идентификации и самоидентификации. М. Фуко в своей «Герменевтике субъекта» предложил рассматривать интерпретацию как «практику себя», как возможный способ конституирования личности10.

Проведенный выше краткий анализ исторически сложившихся в философии типов рациональности позволяет сделать вывод о том, что наряду с весьма значительными достижениями в проблеме понимания феномена интерпретации сохраняется и немало спорных и нерешенных вопросов. К примеру, четко не обозначена роль интерпретации на различных уровнях научного познания в его естественнонаучном и социально-гуманитарном вариантах, не вскрыто многообразие факторов, влияющих на процесс интерпретирования. Но, самое главное, отсутствует собственно социально-философский подход к феномену интерпретации. При всей значимости онтологических моделей в них онтическое доминирует над социальным, что приводит к формированию различных редукционистских моделей понимания бытия и исключает возможность постичь место и роль в нем человеческого рода, способного не только приспосабливаться к миру, но и деятельностно преобразовывать его. По нашему убеждению, онтология должна начинаться с анализа структур, сфер и полей социального бытия, вобравшего в себя в трансформированном виде все иные, не антропосоциоморфные формы бытия. Иными словами, не философия природы способна пролить свет на проблемы социальной философии, а, наоборот, все проблемы натурфилософского плана есть часть социально-философской рефлексии. Непонимание этого положения ведет или к натурализму (биологизм, географизм, психологизм), или к мистицизму и прочим девиациям в понимании феномена бытия. Узость гносеологического взгляда на интерпретацию связана с тем, что в базовых категориях сознания, мышления, трансцендентального субъекта, языка и т.д. «выветривается» личность как творец. Однако ценность интерпретации в создании поля дискурса, где может произойти самоопределение человека, сформироваться стиль и ритм его мироотношения и деятельности. Интерпретация всегда позиция личности, социально-экзистенциальный модус ее присутствия. Исходя из вышеизложенного, необходимость в теоретической разработке проблемы интерпретации в социально-философском ключе представляется очевидной и своевременной.

Учитывая актуальность и степень разработанности темы исследования, укажем, что основная проблема исследования заключается в отсутствии целостного понимания феномена интерпретации и в наличии «лоскутного» представления об интерпретационной деятельности, в противоречии между восприятием процесса интерпретации в сугубо гносеолого-когнитивном контексте либо в рамках экзистенциально-онтологического подхода. Вместе с тем, антиномизм в восприятии интерпретации способен преодолеть социально-философский подход, сущность которого состоит в разработке концепции интерпретации как формы личностного творения бытия в контексте становления человеческого рода. Таким образом, основная идея, инспирирующая логику диссертационной работы, состоит в том, что интерпретация есть процесс одновременного установления и развертывания смысла в сознании личности, а также в интерактивном и интерсубъективном бытии человеческого рода.

Таким образом, объектом исследования выступает интерпретация как социальный феномен, а предметом изучения является процесс разворачивания интерпретативной деятельности в бытии личности в частности, и в бытии человеческого рода в целом.




Каталог: uni -> sank
sank -> Лингвистический поворот и его роль в трансформации европейского самосознания ХХ века
sank -> Новые религиозные движения в трансформирующемся российском обществе: социальные процессы интеграции и изоляции
sank -> Актуальность темы
sank -> Бедность и богатство в современном российском обществе: изменения в социальной структуре и их репрезентация в сми
sank -> Средства массовой информации как фактор формирования политического сознания в регионе
sank -> Институты семьи и образования в процессе воспроизводства неравных стратегий профессионального самоопределения молодёжи монопромышленного города
sank -> Трансформация отношений духовно-творческой элиты и общества в условиях современных модернизационных процессов
sank -> Формирование системы правового регулирования брачно-семейных отношений в дагестане в XIX веке
sank -> Трансформации типологической и жанровой систем в современной журналистике
sank -> Проза л. Петрушевской как система дискурсов


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница